Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Плейлист Шона
От автора
Спин-офф
Глава 21
Я лежу поперек кровати. Мой взгляд устремлен прямо. Я смотрю в потолок. Мне плохо. Меня сильно тошнит. Кружится голова. Клонит в сон.
Я смутно помню вчерашний день и то, как добиралась домой. Помню, как выбегала из "Притона" и какие-то парни освистали меня, назвали девушкой легкого поведения (звучало это, конечно, несколько грубее). Помню, как водитель автобуса спросил, все ли у меня в порядке. Как шла от остановки до дома не помню. Что сказала родителям? Надо будет узнать. Помню, как в слезах звонила Скай, говорила ей, что очень люблю ее и скучаю по ней, что прошу простить мой эгоизм, что она действительно моя настоящая подруга. Это помню. И не слова о Шоне. Ни я не сказала, ни она.
Я приподнимаю руки - они тяжелые, будто не мои - и медленными плавными движениями потираю веки. В комнату входит мама. Хвала небесам, у нее в руке стакан воды. Я хочу узнать, что вчера наговорила им и уже готовлю пару-тройку вкрадчивых фраз, но мама опережает меня, спрашивая сама:
  - Как твоя голова сегодня?
Я запиваю таблетку водой. Оказывается, я вчера ушла к себе под предлогом головной боли. Как ни странно, таблетка дает эффект и мне действительно лучше. По крайней мере, хотя бы не так сильно тошнит.
  - Скажи честно, как ты себе чувствуешь? Что еще болит?- настойчиво спрашивает мама.
  Я успокаиваю ее, говорю, что мне уже лучше и что ближе к вечеру даже собираюсь выйти прогуляться. Еще несколько коротких вопросов, и мама оставляет меня.
Я допиваю воду и перекатываюсь на кровати. Снова смотрю в потолок. Мне душно. От мыслей кружится голова. Я испытываю жгучую боль, что-то сдавливает грудь. Глаза растерянно бегают, осматривая потолок, уделяя каждому его сантиметру по секундочке, и я не могу толком сосредоточиться. Просто закрываю глаза.
Теперь сильные воспоминания накрывают меня. Я вспоминаю.
Захожу в просторную комнату. Это дом Шона. А вот и он сам - лежит на диване, укутан во что-то смутно похожее на плед. Выглядит плохо. Помню, это когда Шон заболел, и я пришла проведать его.
Я подхожу к нему и глажу по голове, аккуратно перебирая пальцами волосы. Шон слабо улыбается, но глаза у него закрыты. А лоб действительно горячий.
  - Можно было не приходить.
  - Я бы не стала тебя слушать,- улыбаюсь я,- Тебе очень плохо?
Он смотрит на меня.
  - Как будто пережил апокалипсис.
  - Ну, доктор из меня никакой, так что...
  Я наклоняюсь и целую Шона. Вынуждена отпрянуть: сейчас его губы способны оставить ожог,- хотя они и в лучшие времена действуют на меня с эффектом: почти воспламеняют, как июльское солнце поджигает листья или солому.
  - У тебя сильный жар.
Шон издает смешок.
  - Хороший способ измерять температуру. Может, нужно еще раз померить, Док?
Я усмехаюсь.
  - Не обольщайся. Я делаю это, чтобы заразиться и пропустить скрипку завтра.
  - Мы оба знаем, что это не так.
Я смотрю на него и не могу сдержать улыбки.
  - Что ж, пойду, сделаю тебе чай.
  - Подожди,- Шон хватает мою руку,- Аманда...- он замолкает на секунду, настраивается, хмурится, пытаясь сосредоточиться,- я не часто говорю что-то хорошее, я никогда ничего тебе не дарил, даже какие-нибудь цветы, или еще что-то, что, наверное, ты ждала от меня, и сам я, *ругательство*, прости, не очень хороший парень, но ты просто знай, что я ценю тебя и я,- он делает паузу, смотрит куда-то в сторону, чуть левее меня,- я очень рад, что ты рядом.
Трясу головой. Возвращаюсь в реальность. Остановись. Снова вижу потолок.
Снова в своей комнате. Спокойно, Аманда.
Я тянусь за стаканом воды, но вспоминаю, что уже допила ее. Возвращаюсь в свое положение на кровати, и тут новое воспоминание предстает у меня перед глазами.
Снова дом Шона. Это был первый раз, когда я была у него. Матери Шона никогда не бывает дома, так что с ней я не пересекалась.  Мы в комнате Шона. Осматриваюсь, в углу замечаю ящик с дисками. Беру несколько коробочек в руки и удивляюсь. Здесь классика!
  - Ого...
  - Где-то деньги нашла?- я смотрю на Шона, но тот пожимает плечами, пошутил,- Что? Я бы удивился.
  Приподнимаю одну бровь.
  - Серьезно, что там у тебя?
  - Да ничего. Просто не думала, что Шон Видаль смотрит фильмы.
  - Мы ходили с тобой в кино,- напоминает Шон.
  - Да, но... это совсем другое.
Бью себя ладонью по лбу, чтобы вернуться в реальность. Это действует, только теперь голова снова болит. Я сажусь на кровати и закрываю руками глаза. Теперь вижу темноту, и ассоциативный ряд выстраивается мгновенно. Я вижу нас с Шоном в лаборантской. В той треклятой лаборантской, это в ней все началось! Вижу темноту.
Когда мы с Шоном впервые целовались и во всей школе отключили свет. Я еще тогда чуть о стену не ударилась, а Шон поймал меня. Все события той ночи вихрем проносятся в моей голове. Кажется, будто они сводят меня с ума.
Я решаю во что бы то ни стало отделаться от глупых мыслей и прийти в себя, поэтому встаю на ноги и начинаю ходить по комнате. И все бы хорошо, но я натыкаюсь на мою скрипку, и следующее воспоминание всплывает быстрее, чем я успеваю осознать, что мой план "прийти в себя" провалился.
Мы в музыкальном классе. Уроки уже закончились, и я готовлюсь к занятию по скрипке. Я играю тему нашей с Шоном любимой песни Нила Айланда. Шон сидит на подоконнике и смотрит на меня. У меня что-то не получалось, пальцы как будто путались и я распсиховалась. Шон подбежал ко мне (один из немногих случаев, когда он проявил заботу), нежно обнял за плечи и успокоил. А потом подал скрипку и помог расположить мою руку, разложив каждый пальчик. Кстати именно тогда мне показалось, что Шон все-таки разбирается в игре на струнных, что он говорил серьезно, на счет виолончели.
Я села за стол, подвигала мышкой, чтобы разблокировать компьютер и ужаснулась. С экрана на меня смотрели два счастливых человека - я и Шон. Эту фотку мы сделали на пляже, когда сбежали со школы. Я помню, как нам тогда было хорошо, как я убегала от Шона, бежала по берегу моря, а ветер играл с моими волосами. Как мы упали на песок. Как Шон смотрел на меня в тот день.
Я закусываю губу. В моих "страданиях" нет никакого смысла, ведь я все больше зарываюсь в воспоминания, отказываясь думать и принимать решение. Что произошло между нами? И что теперь с нами будет? Я должна уделить этому время и, проанализировав все, сделать выбор. И на этот раз слушать не только свое сердце. Я прислушаюсь к интуиции, к совести, к памяти и, конечно, к голосу разума. Я сделаю все, чтобы помочь нам. И начну прямо сейчас.
© Irabellle,
книга «Ненавидеть снова».
Комментарии