Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Плейлист Шона
От автора
Спин-офф
Глава 19
Я делаю шаги в сторону дома, Шон сначала не отпускает мою руку и она натягивается. Немного погодя, Шон решает не отпускать и меня, напротив, резко притягивает к себе. Он оставляет на моих губах короткий поцелуй и меня обдает жаром, но я все еще злюсь на него. И вот почему.
Шон забирал меня с занятия по скрипке. Сначала я увлеченно рассказывала ему, что у меня скоро зачет - что-то вроде экзамена - делилась впечатлениями, анализировала слова моей учительницы. Шон выглядел незаинтересованным и временами пялился в телефон. Я решила его подколоть и сказала, что ему все эти речи про музыкальное образование не интересны, мол, откуда ему знать, он же сам и не играл никогда. Хотела привлечь его внимание, но реакцию получила странную. Шон разозлился. Сказал, что он уже говорил мне о виолончели.
  - Боже, Шон, признайся хотя бы себе, что ты не играешь на...
Перебивает.
  - Это *ругательство* неправда!
  - Но даже у тебя дома... Я не видела виолончели.
  - Мы это уже обсуждали! Если ты не видела, это не значит, что...
  Перебиваю сама.
  - Да, я помню, ну и что?! Что за тайна с виолончелью? Что за бред? Ладно, кто-то еще о ней знает?
Шон делает вдох.
  - Мои друзья.
  - Ах, друзья. А почему ты, кстати, не знакомишь меня с друзьями?
  Разговор принял новый оборот. Теперь, почему-то Шон медлил отвечать.
  - А ты почему?- спросил он.
  - Ты знаком со Скай,- фыркнула я.
  - А ты знакома с Робби.
  - Но Робби же не посвящен в твою «тайну виолончели»,- сказала я, и, после небольшой паузы добавила с неким оттенком отчужденности и гордости,- У меня нет друзей.
Мы помолчали.
  - Не советую тебе знакомиться с моими друзьями,- сказал Шон хмуро,- Это не твои люди.
  - Плевать. Ты же не боишься показать им свою девушку?- я попыталась улыбнуться и заключила наши руки в замок.
Шон не выглядел уверенным и бесстрашным. Тогда я снова разозлилась. Я остановилась, и начала почти кричать. Тот факт, что Шон, возможно, стесняется меня, приводил меня в состояние крайнего раздражения. Если подумать, я отдала многое, чтобы быть с ним, и, если у нас все серьезно, то знакомство с друзьями должно казаться сущим пустяком.
Последнюю фразу я произнесла вслух. Шон согласился (что-то вроде "Хорошо. Хорошо. Я познакомлю вас. Довольна?"), и остаток пути до моего дома мы прошли молча, правда, держась за руки.
Теперь Шон все-таки отпускает меня, и я иду к дому, у самой двери оглядываюсь. В висках еще бьет тот короткий, но, как всегда, волшебный поцелуй, и я принимаю тот факт, что не могу злиться на Шона долго.
Однако. Дома меня ждет сюрприз.
Все ссоры, будь то ссоры с Шоном или с родителями, проходят. Но в тот день они не были проходящими.
Я еще думаю о том, что сказал Шон, что он имел ввиду, когда говорил "Не твои люди", открываю дверь, вхожу, скидываю кроссовки. Поднимаю голову и вижу родителей. Они стоят рядышком, папа сложил руки на груди, он смотрит строго, даже немного зло. Мама выглядит растерянно, будто она сильно переживает. Я понимаю, что дело плохо, но стараюсь удержать бодрость духа. Я улыбаюсь.
  - Кто это?- папа спрашивает слишком резко.
Я понимаю, что родители и сами знают кто "это", но не теряю надежды и шучу:
  - Мой учитель математики.
  На мгновение, всего на одно, папа меняется в лице - на секунду поверил что ли? - но практически сразу приобретает черты раздражения и гнева, так что я предпочитаю быстренько ответить:
  - Шон. Шон Видаль - мой парень.
  Мне почему-то хочется опустить глаза, но я нахожу это в высший степени глупым и устремляю взгляд на папу. Отец слегка приподнял подбородок и прищурился. Позже, я поняла, что не сразу заметила, что в этот момент мама вышла из прихожей.
  - Видаль? Это не тот придурок, который воровал в шестом классе? Не тот, кто сломал руку Робби? Не тот, из-за кого ты была отстранена недавно? Разве ты не говорила всегда, что Видаль...
  - Говорила,- перебиваю я,- Всегда говорила. Ясно?
  - А теперь ты с ним встречаешься?
  - Да,- я пожимаю плечами.
  Отец почти рвет на себе волосы.
  - Как ты так можешь? Зачем ты это делаешь? Что ты в нем нашла? Нет, это уму непостижимо! Кто знает, на что способен этот... этот...
Я закатываю глаза и выдыхаю. Аккуратно ставлю кроссовки под стенку и прохожу мимо папы.
  - Аманда! Я запрещаю тебе с ним встречаться!
Я резко оборачиваюсь и встречаюсь глазами с папой.
  - Нет, папа,- цежу сквозь зубы я,- Ты не будешь запрещать мне встречаться с кем-то. Ты будешь уважать мой выбор и поддерживать меня. Если ты действительно хочешь мне счастья.
Папа молчит, и я не сдаю позиции. Папа успокаивает дыхание и уже спокойнее говорит:
  - Хорошо. Тогда я хотел бы познакомиться с Шоном. Пригласи его на ужин.
Очень плохая идея. Очень.
  - Ну нет,- хмыкаю я,- Этого не будет.
  - Почему?
  - Шон не будет болтать о политике и старых фильмах, а я не хочу присутствовать на очередном скандале.
Папа поднимает брови. Я разворачиваюсь и иду на кухню, чтобы попить.
Здесь нахожу маму. Она отстраненно, как в нирване, смотрит вдаль и молчит.
Я достаю пакет. Наливаю себе сока.
  - Мам?
  - Я надеялась, что ты шутила,- медленно проговорила она.
  - Маам, только не ты,- хнычу я, ставлю пакет в холодильник.
  - И что ты думаешь дальше?- вдруг включается она,- Это у вас серьезно?
  - Мама...
  - И это твой выбор? Тебе же скоро поступать в колледж! А он куда будет поступать? Ты знаешь?
Нет.
  - Ты хоть что-то о нем знаешь? Может, он использует тебя? Ты проводишь время с ним. Сколько времени? Как он учится? У вас общие друзья?
Немного. Надеюсь, нет. Много. Средне. Нет.
  - И что потом? Что вы хотите делать дальше? Жить вместе? Ты хочешь с ним жить? Ты видишь его отцом своих детей?
  - Мам! Мы просто встречаемся!
  - Зачем встречаться просто так?- встревает папа,- Ты не отдаешь себе отчета в том, что...
  - Я люблю его!- выкрикиваю я.
Это звучит жутко по-детски. Будто я призналась плюшевому медведю. Но никакой паузы не последовало. Родители даже не обратили внимания на то, что я сказала. Они продолжали сыпать вопросами и осуждениями. Они не понимали и не хотели понять. Они не считали, что я правда могу любить. Что правда могу любить его.
Я не помню, что еще они говорили. Стоял жуткий гвалт, в котором я не узнала даже себя. Я поняла, что потеряла контроль над ситуацией и вопила, как маленькая истеричка, вопила, как никогда. Я пыталась защитить что-то, до конца не понимая, что именно. Мои губы и язык сами складывались так, чтобы я произнесла какую-то букву, а голос сам издавал нужные звуки. И так я несла какой-то бред, в который уже не верила сама. Просто так, перед глазами проносились все наши с Шоном моменты, а в голове завязывались мысли, которые теперь совсем меня не радовали. Которые мне навязали или просто подсказали.
Я выдохнула. Поблагодарила родителей за "душевный разговор" и ушла к себе.
© Irabellle,
книга «Ненавидеть снова».
Комментарии