Тьма сгущается
Тьма сгущается

Рассказ был написан на сетевой конкурс и по содержанию напрямую связан с другими крупными произведениями моего средиземского цикла. В недавнем прошлом этот текст именовался "Террор", но я решила, что это название не слишком отражает его суть и не совсем подходит для фэнтезийного мира, по которому он был написан, поэтому решила его изменить. Осторожно, 18+, произведение содержит сцены насилия и жестокости.

***

Исилдур, старший из внуков Амандила, возвращался домой, засидевшись до полуночи в гостях у лучшего друга Валандура. Ходить в одиночку по улицам Роменны в такое время было крайне опасным занятием для любого Верного: не так давно их с Валандуром знакомая, совсем еще юная девушка по имени Анарвен, вечером вышла из дома – всего лишь к соседям хотела зайти, попросить что-то – и пропала без вести, не успев пройти и сотни шагов. Что с ней случилось? Нетрудно догадаться… убили ради развлечения, принесли в жертву Тьме, продали в рабство на материк… еще хорошо, если Анарвен оказалась где-нибудь в Хараде, говорят, харадцы не издеваются над рабами так, как морэдайн, а то придется несчастной Анарвен стать подневольной наложницей какого-нибудь знатного нуменорского изверга. Те же славятся своей тягой к разным изуверствам: окажется бедная Анарвен строптивой или неумелой – будет три дня умирать на тупом колу с занозами…

Еще совсем недавно им жилось хорошо, и все было в порядке… однако совсем неожиданно король Тар-Палантир умер, а его единственная дочь Мириэль ни с того ни с сего выбрала себе в мужья своего двоюродного брата Фаразона, который с детства ненавидел Верных лютейшей ненавистью. Мало того, новая королева сразу же после свадьбы передала скипетр супругу, фактически вручив ему судьбу государства и неограниченную власть над подданными. Притеснения Верных, прекратившиеся было при Тар-Палантире, возобновились и стали еще более жестокими. На днях Ангрим, который жил через два дома от Валандура, вышел утром за ворота и обнаружил под яблоневым деревом настолько страшную находку, что Исилдура до сих пор трясло при одной мысли об этом. Когда-то это было женщиной, причем, судя по всему, молодой и красивой, но труп был так чудовищно изувечен, что никто из жителей города не смог опознать жертву, хотя у многих до этого бесследно пропадали жены, сестры или дочери. Прежде чем убить, несчастную жестоко пытали – у мертвой были выколоты глаза, изрезано ножом или бритвой все лицо, отрублены кисти рук, сожжены – именно сожжены, а не отрезаны! – уши, содрана кожа со спины, а внутренности вытащены наружу через детородные органы. К счастью, сам Исилдур тела неизвестной женщины не видел – ее быстро похоронили, но даже у мужественного Ангрима, когда он рассказывал об увиденном, тряслись руки и стояли в глазах слезы. Было понятно, что это дело рук Людей Короля, которые пытаются таким образом запугать немногочисленных Верных, но им было даже некуда пожаловаться и сообщить о жуткой находке – с недавних пор король запретил своим противникам даже обращаться в суд и вообще за любой защитой к государственным властям.

Гоня от себя тревожные мысли, юноша свернул в переулок и услышал доносившиеся из полуразвалившегося сарайчика сдавленные хриплые стоны. Не раздумывая, Исилдур бросился туда и шагнул в темноту.

В дальнем углу тускло горел светильник, поставленный прямо на залитый кровью дощатый пол. Осторожно ступая и стараясь не споткнуться в полумраке, Исилдур подошел к лежавшему чуть поодаль в луже крови человеку. Бережно, стараясь не причинить дополнительной боли, он перевернул раненого на спину и с ужасом узнал Эктелиона – младшего брата недавно пропавшей без вести Анарвен. Судя по всему, неизвестные убийцы расправлялись с ним долго и жестоко: юношу не меньше десяти раз ударили кинжалом и переломали ему все кости, а потом, по всей видимости, решили посмотреть, сколько он после этого проживет…

- Эктелион, - позвал Исилдур умирающего, - Эктелион…

Несчастный приоткрыл глаза и посмотрел на него, но ответить ничего не смог: изуверам показалось мало нанесенных увечий, и они вырезали своей жертве язык. Эктелион снова слабо застонал, из уголков губ и многочисленных ран ручейками стекала кровь, и это медленно отнимало у несчастного жизнь…

Тут Исилдур услышал какое-то шевеление позади себя и повернулся к двери. Шагах в пятнадцати от него стояла компания юных арузани – трое парней и четыре девушки. Исилдур с ужасом осознал, что это и есть убийцы Эктелиона. И зачем он только сюда пришел…

- Ой, у нас гости! – радостно взвизгнула какая-то из девушек. – Смотрите, Верный! Наверное, приятель того, которого мы только что порезали!

- Да какой хорошенький! Слушай, Ургухор, это по твоей части, - вторая девушка слегка толкнула локтем стоящего рядом с ней высокого громилу с ярко-зелеными кошачьими глазами. – Посмотрим, что останется от его смазливого личика после твоего ножа.

Исилдур понял, что дело плохо. Эти люди его не пощадят. Нужно было любой ценой отбиваться, вырываться и бежать. Подняв с пола тяжелый бронзовый светильник, он запустил им в зеленоглазого морадана. Светильник угодил тому в лицо, и парень с полусдавленным криком свалился на окровавленный пол, схватившись за сломанную челюсть. Четверо его приятелей кинулись к товарищу, а Исилдур, воспользовавшись замешательством среди врагов, отшвырнул с дороги двух других, благо животный страх за свою жизнь придал ему сил, выбежал из сарая и со всех ног кинулся к дому Валандура – хвала Эру, не успел далеко отойти.

Исилдуру и тут повезло – родители Валандура уже давно спали, и он был избавлен от лишних вопросов. Попросив у друга чистую одежду, во избежание новых неприятностей Исилдур решил переночевать у него, упросив Валандура никому не рассказывать о ночном происшествии.


© Имие Ла,
книга «Тьма сгущается».
Комментарии