1. Дэгон
2. Приемный сын
3. Враг себе
4. Тьма забрала твою душу
5. Встреча с кошмаром
6. Хранительница Эанадала
7. Важная миссия
8. Наследники протектора
9. Сестра и брат
10. Святые узы брака
11. Диалог культур
7. Важная миссия

...сказал: «Прощай, папаня»,

Из дома убежал.

Народное творчество

Эррон родился в Уикете — маленьком городке, а в пору его детства всего лишь поселении на территории нынешнего Техаса. Семья у него была очень приличная, можно даже сказать — зажиточная, однако еще в ранние годы его манила жажда приключений и мечта посмотреть другие страны. Отец и мать Эррона относились к этому крайне отрицательно.

- Что это ты вбил себе в голову, - время от времени ворчал Блэк-старший. - Ты уясни себе одну вещь: где родился — там и пригодился. Тебе все это не нужно. Уж поверь моему жизненному опыту, поиски счастья на чужбине до добра не доведут.

- Отец дело говорит, - вторила мать. - Учись лучше вон ремеслу какому, от мечтаний твоих толку нету!

Сын, однако, не собирался слушать родителей — у юноши были свои планы на жизнь. Вместо того, чтобы и в самом деле по примеру родных выучиться полезному ремеслу, Эррон научился владеть разнообразным оружием, а также на редкость метко стрелять. Ему завидовали все окрестные парни и мужчины, впоследствии люди стали предлагать ему выгодную работу, но тяга к приключениям оказалась сильнее, и в один прекрасный день Эррон Блэк ушел из родного дома, не сказав никому ни слова. Отправившись куда глаза глядят, он в итоге сел на торговый корабль и высадился в порту Гонконга. Здесь он отчасти смог найти применение своим способностям — авантюрист и меткий стрелок был в этих краях желанным гостем, но его сердце все равно беспокоило желание чего-то иного, чем простое выполнение заказов местных гангстеров и участие во всяких рискованных делишках. Эррон мог погибнуть в любой момент, но судьба хранила своего любимца и в итоге преподнесла ему превосходный подарок в виде знакомства ни с кем иным, как с самим Шэнг Цунгом. Тот предложил умелому стрелку какое-то задание, которое тот, естественно, блестяще выполнил, однако черный маг сумел разглядеть в техасском авантюристе очень хороший потенциал и решил не упускать своего шанса. Недолго думая, он поговорил с Эрроном по душам и предложил ему постоянное место работы, а если их все взаимно устроит — то и вечную молодость в перспективе. Эррон Блэк немного подумал и решил, что ему такое предложение вполне нравится. Мечта посмотреть дальние страны сбылась, и вскоре Эррон перебрался во Внешний Мир. Это место его сильно впечатлило, и он решил, что теперь его дом здесь; его родная семья больше ничего не слышала о строптивом отпрыске, равно как и он о ней.

Тем временем у его нового руководства возникли разные неприятности, источником которых было вполне конкретное лицо, а именно протектор Земли Рейден, который весьма активно вербовал сторонников, мечтая напакостить собственному брату. Следует отдать Эррону должное — он был пусть и авантюристом, но тем не менее человеком порядочным и всегда держал данное слово; он был готов в случае необходимости помогать внешнемирцам всем, чем потребуется.

*

Рейден заставил своего дружка ползать на карачках перед Кроникой не просто так — конечно, ему нравилось унижать подручных и он прямо-таки наслаждался этим зрелищем, но дело было главным образом еще и в том, что хранительница Эанадала была матерью Шиннока и следовательно бабушкой протектора Земного Мира. Имя отца Сетрион и Шиннока оставалось тайной, покрытой мраком и сокрытой в глубине веков. В плане своего отношения к детям она недалеко ушла от протектора Эдении Аргуса и, подобно ему, натравливала собственных детей друг на друга, однако у нее все пошло не столь успешно. Ее дочь Сетрион была довольно-таки своенравной особой и в один прекрасный момент выдала матери, что никогда и ни под каким предлогом не пойдет против брата. Кроника пришла в ярость — все ее планы рассыпались, будто карточный домик.

- Ты вообще о чем? - возмутилась Сетрион. - Одно дело, был бы Киу мне чужой, но и чужих не стоит обижать без серьезной нужды, так ведь он брат мне!

- А я твоя мать! Ты обязана мне подчиняться!

Сетрион стояла на своем.

- Прости, я знаю, что как твоя дочь я обязана исполнять твою волю, но дети не обязаны почитать родителей, когда те требуют от них дурных дел или даже участия в преступлениях. Ты отлично знаешь, что поднимать руку на родного брата — именно преступление.

Разгневанная титанида ударила непокорную дочь по щеке, но это не возымело никакого действия — та упрямо стояла на своем. Именно поэтому сейчас Кронике так льстило то, что протектор Эдении ползает перед ней на карачках и целует землю.

- Простите меня, простите, только не убивайте меня, - причитал Аргус, уткнувшись лбом в землю. В итоге Кронике тоже надоело это зрелище.

- Ладно, прекрати. Вставай, прощаю.

Тот поднялся и отряхнулся. Кроника перевела свой взор на внука.

- Ну что, Нэннэт, - обратилась она к нему, - как поживает твой отец и мой сын, будь он неладен?

Рейден скроил недовольную гримасу.

- К сожалению, пребывает в добром здравии.

- Вот уж точно — к сожалению, - согласилась с ним бабка. - Если бы не он, нам жилось бы намного лучше. Я, впрочем, не теряю надежды все же вразумить свою Сетрион.

- Кстати, где она? - выпалил Рейден.

- А кто это тебя учил старших перебивать? Папашка твой? Худые деревья не дают доброго плода! Да я тебя сейчас...

Рейден, чувствуя себя глубоко уязвленным, бухнулся перед ней на колени в грязь и принялся бормотать извинения. Кроника, впрочем, была дамой великодушной — в отличие от него самого, который в свое время в наказание за поражение убил током наставника Храма Света и нескольких его учеников.

- Ну хватит, довольно.

- Ты меня прощаешь?

- Прощаю, - процедила сквозь зубы титанида, хотя больше всего на свете ей хотелось дать Рейдену увесистого пинка.

За ее спиной в этот момент нарисовался неизвестный амбал, одетый в белое с золотом. Рейден не замедлил поинтересоваться, кто это такой.

- А это Герас, мой телохранитель и верный слуга, - пояснила Кроника.

На самом деле Герас был одним из граждан нищей страны Эдении; в далеком прошлом он свел знакомство с бабушкой Рейдена и за долгие годы общения с ней тоже здорово сбрендил, например, стал высказывать идеи о том, что ежедневно умирает и воскресает, при этом становясь все сильнее. Другие граждане аграрного сателлита под властью кровавого монстра не отставали друг от друга в своем маразме — Таня, к примеру, для удовлетворения своих естественных плотских потребностей открыто сожительствовала с Рейном, но это не мешало ей время от времени преследовать Рейко, а другая верная приспешница королевы Синдел — Джейд — положила глаз на правителя Ош-Текк Коталь Кана. Как-то раз озабоченная эденийка, окончательно потеряв всякий стыд, без приглашения заявилась к нему на званый ужин и открыто ему выдала, что имеет в его отношении вполне конкретные намерения, после чего полезла к нему целоваться. Тому в итоге с большим трудом удалось оторвать от себя безумную фанатку Синдел, которая вцепилась в него крепче, чем боррелиозный клещ в гулящую кошку.

- Убери от меня свои грязные лапы, - рявкнул он на Джейд, борясь с желанием с размаху засветить ей в глаз. - Мы с тобой не встречаемся и встречаться не будем. Потрудись убраться вон.

Джейд вздохнула — ей не хотелось вот так вот легко смиряться с поражением на личном фронте. Она принялась на все лады расхваливать свои достоинства, хотя ей не помог даже лифчик пуш-ап на пять размеров больше — Коталь Кан не собирался поддаваться на ее манипуляции.

- Иди в пень. Объясни, какое именно из уже сказанных мной слов тебе непонятно?

- Если ты захочешь, я изменюсь… Я понимаю, да, что у меня очень маленькая грудь… но сейчас это можно исправить, у меня есть деньги на импланты…

- Если ты еще не поняла, ты мне не нужна ни в каком виде, ни с маленькой грудью, ни с огромной. Ты мне просто несимпатична как человек, и будь ты хоть суперкрасавицей, ты была бы последней женщиной во вселенной, которую я бы согласился взять в жены или стал бы с ней встречаться. Не нарывайся на неприятности, у меня нет никакого желания портить своим гостям праздник и тебя бить. Иди вон отсюда, пока я добрый.

Джейд, нецензурно ругаясь себе под нос, убралась несолоно хлебавши. Вся в слезах она прибежала к Синдел, постоянно вытирая салфеткой сопли и катящиеся из глаз слезы, и принялась жаловаться королеве Эдении на мерзкого Коталь Кана. Та сочувственно покачала головой.

- Нда… Я-то думала, что он мужчина, а он, оказывается, пень фригидный, - она, по всей видимости, считала, что в обязанности каждого мужчины входит непременное желание совокупляться со всеми лицами женского пола и даже с дыркой в заборе вне зависимости от их личностных качеств.

- Чем я ему нехороша? - горько рыдала ее прислужница.

- Да всем ты хороша, не бери в голову, он просто не мужчина, - поддержала ее Синдел. - Есть такие люди, которым просто ничего не нужно и не хочется. Никогда и ни с кем, будь он хоть каким красавчиком. Понимаешь?

- Да чем я виновата? - заливалась слезами Джейд. - Чем я ему плоха? Вы тоже думаете, что я некрасивая?

Синдел только презрительно фыркнула.

- Ничем, с тобой все отлично, ты вполне красивая девушка, просто он… - она долго подбирала подходящий эпитет, - бревно с сучком, а не мужчина.

Примерно через час вернулась Таня. Выслушав печальный рассказ Джейд, она, конечно же, встала на ее сторону.

- Королева совершенно права, - заключила эденийка, - Сдается мне, что он с таким подходом либо вообще по мальчикам, либо банально ни на что не способен.

Джейд была готова заплакать.

- Ты уверена? - ей, как и любому человеку, попавшему в неприятную ситуацию, хотелось утешения и поддержки, даже если эти слова не будут соответствовать действительности, а подруга вот так вот безжалостно разбила в прах ее последние надежды.

Таня заметила выражение ее лица, однако сочла, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь — к чему попусту обнадеживать людей?

- Джейд, ты прости, мне действительно очень жаль, - она села в кресло, - но этот твой Коталь действительно переплюнет своей страстностью разве что мороженую креветку. Любой молодой здоровый мужчина при виде симпатичной женщины действительно должен оценить ее по достоинству, а если он даже не попытался к тебе пристать — значит лишь то, что с ним однозначно что-то не так по мужской части. Так что не переживай и уж тем более не плачь. Этот тип недостоин твоего внимания, уж поверь. Есть такие, с которыми можно лечь спать в одну постель в чем мать родила, но они из своего надуманного благородства тебя даже кончиком пальца не коснутся. Выбери себе кого-нибудь погорячее, и проблем не будет. Ты бы, в самом деле, еще бы к ледышке подкатить умудрилась.

- Да уж, - согласилась с ней Синдел. - Сама подумай, вот добилась бы ты его любви, и что бы тогда произошло? Он бы обращал на тебя меньше внимания, чем на неодушевленный предмет? Я думаю, что это уж точно не дело.

Джейд всхлипнула и вытерла слезы салфеткой.

- Ну, может быть, вы и правы.

Синдел приняла горделивую позу.

- Что значит «может быть»? Мы просто правы, потому что это так и есть!

Таня принялась ей поддакивать.

*

Когда Тэйвен открыл глаза, то поначалу не сразу понял, где находится и что вообще происходит; ему потребовалось где-то около получаса, чтобы вспомнить, кто он такой и что у него есть родители, которые поручили ему и его брату Дэгону ответственную миссию. Он постарался оглядеться в полумраке: было похоже на то, что он находится в какой-то пещере или подземелье. Вокруг никого не было, и он попробовал окликнуть по имени сначала брата, потом позвал отца. Ответа, конечно же, не было.

Тэйвен сел на камни и попробовал немного помедитировать, как вдруг во мраке подземелья зажглись чьи-то огромные глаза. Он не испугался, потому что отлично знал, кто это — его дракон Орин.

- Здравствуй, Орин, - Тэйвен повернулся к нему и поклонился в знак уважения.

- И ты здравствуй, Тэйвен. Ну что, готов ли ты выполнить важную миссию по воле твоего отца?

- Разумеется, готов.

- Теперь слушай меня внимательно.

- Конечно, - Тэйвен сел на обломок камня. - Как мне найти моих отца и брата?

Орин немного помедлил, потом заговорил.

- Тебе нужно найти в этом подземелье тайное святилище.

- Как я его узнаю? Тут же можно заблудиться.

- Все очень просто. Эту комнату не спутать ни с чем, в ее центре находится алтарь. Положи на него руку, и тогда сможешь поговорить со своим отцом. Твоя миссия состоит в том, чтобы доказать, что именно ты достоин звания нового протектора Эдении. Однако будь осторожен…

- Что такое? - напрягся Тэйвен.

- Твой брат не так прост. Тебе не стоит доверять Дэгону, если ты с ним столкнешься. Сдается мне, что он втайне тебе завидует.

Тэйвен пожал плечами.

- Ну все верно, даже наш отец всегда говорил, что он не дотягивает…

- Но тем не менее не упустит своего шанса занять место протектора Эдении.

Тэйвен насупился.

- Какой из него протектор?! Да скорее из решета выйдет ведро, чем из моего брата…

- Я всего лишь прошу тебя быть осторожным, - перебил его Орин. - Ты не понял, что я имею в виду. Бывают плохие дырявые ведра. И бывают никуда не годные протекторы, которые, как ты сам говоришь, не дотягивают… Ты меня понял?

- Понял, понял, - покорно закивал сын Аргуса. И он, и его помощник, заочно ругая Дэгона и считая его негодным кандидатом на пост протектора Эдении, благополучно забыли о том, что из Аргуса протектор был так вообще никакой и все мысли у него были исключительно в области половых отношений.

- Ну ладно, спасибо, - Тэйвен встал с камня, потянулся и расправил плечи. - Теперь я с тобой прощаюсь, пойду искать тайное святилище, мне очень нужно поговорить с отцом.

- Удачи, - кивнул Орин.

*

Некоторое время Тэйвен бродил по запутанным коридорам, но потом все-таки нашел помещение с алтарем, о котором говорил ему Орин. Подойдя к алтарю, он положил на него руку, и тут перед ним появился ясный образ его отца Аргуса. Тэйвен преклонил колено.

- Здравствуй, отец.

- Здравствуй, сын мой. Встань.

Тэйвен поднялся в полный рост.

- В чем состоит моя миссия, отец?

Аргус тяжело вздохнул.

- Сынок, всему на свете приходит конец, вот и мои силы почти истощились. Грядет последняя битва за Эанадал, и в связи с этим Эдении нужен новый протектор. Молодой, сильный, как ты.

Тэйвен замялся.

- Отец, ты думаешь, я этого достоин?

- Время покажет, кто из вас достоин. Твоя мать предвидела это, поэтому много веков назад я создал Блейза. Это элементал огненной стихии, и убить его может один из моих сыновей. Иди же, убей элементала и опереди Дэгона. Тот из вас, кто выполнит эту миссию, станет новым протектором Эдении и будет оборонять ее от врагов.

Сын Аргуса низко поклонился своему папаше.

- Я понял, отец. Как там мама?

- С ней все отлично.

- А где мой брат?

- Я его сам пока не видел. Ладно, сын мой, не будем тратить время на болтовню. Ступай же скорее и выполни миссию, что я на тебя возложил.

- Хорошо, отец.

Попрощавшись со своим родителем, Тэйвен покинул зал и отправился назад к своему дракону; он думал, что Орин наверняка относительно в курсе происходящего и объяснит ему суть дела немного более толково.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы. Часть 7. Армагеддон».
8. Наследники протектора
Комментарии