1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
6. Спецоперация

На землю опускались сумерки. Быстро темнело. Гонконгский ночной клуб с романтическим названием «Ирис» засверкал всеми огнями. Гости этого замечательного места – одного из самых злачных в городе – даже и не подозревали о том, какие важные события происходили в этот день прямо у них под носом в их любимом заведении.

Американская и гонконгская разведка решили провести в этом месте совместную масштабную спецоперацию по захвату крайне опасного преступника, объявленного в международный розыск. Бандит, известный под именем Кэно, был лидером знаменитой преступной группировки «Черный Дракон»; этого человека и его соратников разыскивали правоохранительные органы всех стран мира – дров Кэно наломал прилично. В его послужном списке были убийства, ограбления, торговля оружием и взрывчаткой, вымогательства, терроризм, захваты заложников, кражи секретных документов… этот перечень можно было бы продолжать бесконечно, потому что в мировых уголовных кодексах не существовало практически ни одной статьи, по которой Кэно и его сообщникам нельзя было бы предъявить обвинение. На «Черный Дракон» уже давно велась масштабная охота, но каждый раз все операции заканчивались провалом – бандиты и их главарь непостижимым образом ускользали от правосудия и обводили всех вокруг пальца. Кэно неоднократно пытались убить, но он наперекор всему и всем умудрялся остаться в живых и вновь принимался за старое. Наконец спецслужбам удалось засечь преступника в Гонконге, вычислить точное местонахождение Кэно и загнать его в угол, но поскольку «Черный Дракон» был на редкость могущественной организацией, силовики Гонконга решили, что в одиночку с бандитами вряд ли справятся, и позвали на помощь американских коллег, тем более что у тех были с Кэно свои счеты.

Лейтенант Соня Блейд из особой команды спецназа США так вообще считала этого преступника своим личным заклятым врагом: от рук Кэно и его сообщников погибли два напарника Сони и ее родной брат Дэниэл. Первый из напарников лейтенанта Блейд, Уильям Доббс, был убит при попытке спецназовцев проникнуть в подземные укрытия банды; выручая коллегу, майор Джексон Бриггз, более известный как Джакс, выбил Кэно левый глаз, но на помощь раненому главарю подоспел большой отряд его людей, и силовики вынуждены были спасаться бегством, так и не доведя расправу с преступниками до конца. Сама Соня была тяжело ранена осколком гранаты и провела несколько недель в больнице. Вскоре погиб и второй ее напарник – Райан Вэкслер. Они с Соней мирно пили кофе во время обеденного перерыва, и ничто не предвещало беды, но преступники подбросили в окно комнаты, где отдыхали полицейские, взрывное устройство. Соня каким-то чудом успела выпрыгнуть в окно, но несчастный Райан погиб на месте. После этого спецслужбы бросили все силы на поимку Кэно, но все их старания оказались тщетными, более того – Соню ждал новый страшный удар.

У нее был брат-близнец по имени Дэниэл; двойняшки с раннего детства были очень привязаны друг к другу – в школе они сидели за одной партой, в институт тоже поступили вместе и даже пошли работать в одно подразделение. Многие коллеги Сони и Дэниэла, которые не могли похвастаться столь хорошими отношениями с братьями и сестрами, завидовали двойняшкам белой завистью, но вскоре Дэниэла Блейда ждала страшная гибель. Отряд Сони отправился на очередную спецоперацию в логово «Черных Драконов», но все закончилось чудовищным провалом – силовики наткнулись на засаду и еле спаслись, а несчастного Дэниэла, которому за день до этого исполнилось всего лишь двадцать четыре года, сжег живьем из огнемета один из наиболее жутких подручных Кэно – отморозок по кличке Безликий. После смерти брата Соня несколько месяцев пребывала в тяжелейшей депрессии; хуже всего было то, что невеста Дэниэла, их соседка Сара, не смогла справиться с потрясением и покончила с собой, приняв огромную дозу снотворного. После этого Соня решила, что любой ценой доберется до Кэно и заставит его ответить за все.

Родители Сони тоже очень тяжело переживали смерть сына; они требовали от дочери оставить опасную работу и найти себе какое-нибудь более мирное занятие по душе, мотивируя это страхом за Соню, но она категорически отказалась. Тогда у них возникла новая идея-фикс: уж если их единственная дочь так уж не хочет распрощаться со своей рискованной деятельностью, ей стоит подумать о создании семьи. Естественно, здесь они рассчитывали на то, что вскоре после свадьбы у Сони могут родиться дети, и вследствие этого работу она по-любому бросит – какая уж тут охота на Кэно, если надо менять пеленки грудничкам!

Сами Сонины родители поженились почти сразу после окончания школы, но девушка, напротив, сильно отличалась не только от них, но и от большинства своих сверстников. Одноклассницы Сони уже в начальной школе заглядывались на ребят и писали им любовные записочки, а лет с тринадцати так вообще начали бегать на свидания, но Соню, казалось, парни не интересовали вообще: она предпочитала провести вечер скорее с учебниками, нежели с друзьями, а на все уговоры знакомых пойти на дискотеку или в клуб отвечала, что ей там скучно и что современную музыку она не любит. Одноклассники поначалу пытались дразнить Соню за равнодушие к молодежным увлечениям и мальчикам, но ее это, казалось, совершенно не волновало – изо всей школы она дружила только с Мэгги Блэк, девочкой на год моложе, с остальными же была вежлива, но холодна.

Мэгги была довольно странной: Эрика, мама Сони, думала, что школьница явно отстает в развитии. В четырнадцать лет лучшая подруга будущей лейтенанта Блейд все еще играла в куклы, смотрела детские передачи и прыгала через скакалочку с младшеклассницами, а на парней тоже не обращала никакого внимания. Миссис Блейд одно время даже пыталась запретить Соне общаться «с этой странной Мэгги», но ее дочь попросту проигнорировала все увещевания родителей, поскольку видела, что ее лучшая подруга, несмотря на все свои неординарные увлечения, не является ни слабоумной, ни наивной – напротив, она казалась Соне намного умнее и взрослее пустоголовых диско-девочек из ее класса: Мэгги отлично училась, много читала, прекрасно разбиралась в людях и умела логически мыслить. Время шло, Соня закончила школу, получила высшее образование, пошла работать, но к двадцати шести годам так и не обзавелась поклонниками, что не на шутку беспокоило ее родителей, которые считали семью главной ценностью в жизни и боялись, что их дочь в итоге может вообще остаться одна. Они постоянно говорили Соне о том, что ей нужно непременно выйти замуж, и желательно как можно быстрее. В итоге ей надоело слушать их нотации, и она согласилась встречаться со своим коллегой – лейтенантом Джулианом Джексоном, который давно был в нее влюблен. К сожалению, Джулиан нравился Соне только как друг; поскольку он испытывал к ней очень сильные чувства, то в тот момент, когда Соня вроде бы как ответила ему взаимностью, он был на седьмом небе от счастья, однако девушка по-прежнему воспринимала его исключительно как приятеля и коллегу, и все попытки лейтенанта Джексона зайти в отношениях чуть дальше прогулок под ручку натыкались на холодно-вежливую отстраненность Сони.

Несколько раз Джулиан пробовал пригласить свою девушку к себе домой с ночевкой, но получал культурный отказ. От своего двоюродного дяди, который в свое время работал на одной фабрике с бабушкой Сони, он узнал, что пожилая миссис Блейд всегда придерживалась крайне строгих взглядов на отношения полов и даже являлась членом какой-то пуританской общины; судя по всему, такие воззрения разделял и ее сын – отец Сони Герман Блейд. На основании этого Джулиан решил, что Соню, судя по всему, просто очень строго воспитали, и оставил свои попытки перейти к более близким отношениям, поскольку очень любил свою девушку и не хотел вызвать ее недовольство. К сожалению, ему не пришло в голову проанализировать ситуацию чуть глубже и понять, что Соня любит его только как друга, а как мужчина он ей совершенно безразличен. Собравшись с духом, весной он наконец сделал Соне предложение; она, не желая огорчать ни Джулиана, ни родителей, согласилась, но при этом постоянно думала о том, что не представляет себе жизни в браке с лейтенантом Джексоном. Конечно, он прекрасный человек, по всему видно, что он очень ее любит, но Соня оставалась к нему равнодушной; к тому же по характеру она была от природы довольно закрытым человеком. После смерти напарников и брата она стала еще более замкнутой и плохо себе представляла, как вообще сможет кому-то довериться. Родители Сони, которые наравне с бабушкой были приверженцами строгой морали и с осуждением относились к добрачным и внебрачным связям, полагали, что их дочь правильно себя ведет, не позволяя себе в отношениях с женихом никаких вольностей; в бытность ее школьницей они постоянно ругали современную распущенную молодежь и предрекали ее одноклассникам в будущем заболевание всеми известными науке венерическими болезнями, а религиозная бабушка Сони не уставала добавлять, что всем им уготовано тепленькое местечко в аду среди блудников и прелюбодеев. Сама же девушка, слушая родительские речи, постоянно думала о том, не является ли ее помолвка с Джулианом ошибкой… хотя все равно надо же когда-то замуж выходить, и отнюдь не все люди женятся по страстной любви, а лейтенант Джексон – отнюдь не самый худший вариант на роль будущего супруга.

Поразмыслив, она решила смириться с происходящим: пусть все будет так, как есть, уж как-нибудь все наладится и утрясется. Свадьбу назначили на двадцать первое августа, но в конце июля Соню и ее коллег отправили в Гонконг на проведение долгожданной операции по захвату Кэно и его сообщников. Девушка с нетерпением ждала этого дня, даже не думая о той опасности, с которой могла столкнуться по ходу дела. Незадолго до отбытия на задание лейтенант Блейд зашла поговорить к своей лучшей подруге. Пару лет назад с Мэгги случилось несчастье – она попала в серьезную аварию, получила травму позвоночника и с тех пор не могла ходить, но, как ни странно, Мэгги, казалось, совершенно не переживала из-за своего увечья и как будто его не замечала – ее характер и отношение к жизни абсолютно не изменились. От природы она была довольно прямолинейным человеком и не стеснялась высказывать свое недовольство поступками окружающих; точно так же она отнеслась и к Сониным планам мести.

- Знаешь, дорогая подруга, твои идеи отомстить этому одноглазому хмырю уже начинают превращаться в откровенную одержимость, - недоумевала Мэгги. – Я, конечно, все понимаю – терять друзей и родных для всех нормальных людей невыносимо больно, но все-таки… не постараться ли тебе относиться к этому Кэно просто как к объекту предполагаемого ареста, а не как к личности? Мне кажется, это уже начинает вредить твоей работе.

Соня начала возмущаться, но ее рациональная подруга снова попыталась опустить ее с небес на землю.

- Давай рассудим логически. Этот твой глава «Черного Дракона» - попросту обычный маргинал, каких в мире пруд пруди. Я не могу сказать, в силу чего он таким стал – может, происходил из семьи потомственных преступников, может, вынужден так жить из-за множества всяких там неблагоприятных обстоятельств – например, его мамаша с папашей были алкашами, посылали ребенка по карманам лазить, чтобы добыть себе денег на виски, тот в итоге втянулся, сколотил свою банду, и пошло-поехало. Может, ему вообще просто нравится так жить – есть такие люди, которые без экстрима не могут. Не мне о нем судить, потому что я его как человека, к счастью, знать не знаю. Одно могу тебе сказать точно: ты почему-то считаешь, что все те ужасные вещи, которые сделал этот тип, имеют какое-то непосредственное отношение лично к тебе.

- А то нет! – удивленно воскликнула Соня.

- Да начни ты наконец мыслить здраво! Вы – представители закона и охотитесь на Кэно и его банду. Этот преступник от вас защищается. Да он на вас как на людей плевать хотел, он в вас видит только досадную помеху своей бурной деятельности, а не кого-то конкретного. Ты почему-то думаешь, что Кэно убил двух твоих напарников, чтобы досадить тебе лично. Да будь на твоем месте я, наш сосед Генри или хоть сам президент нашей страны, Кэно с тем же успехом убил бы Райана и Уильяма, потому что они ему пакостить мешали, да и дело с концом! Ты же почему-то вбила себе в голову, что Кэно считает тебя – именно тебя! – своим заклятым врагом и что твои напарники и Дэниэл погибли от рук членов банды исключительно потому, что ее главарь хотел сделать нечто плохое непосредственно тебе. Ты в свою очередь тоже вообразила Кэно своим личным врагом, и пошло-поехало. Что в итоге? Банальная служебная необходимость арестовать опасного преступника превратилась для тебя в одержимость местью. Зачем все это? Я последний месяц от тебя только и слышу, что про Кэно. Мой тебе совет – не входи в пике, потому что из-за своих идей-фикс ты теряешь способность здраво мыслить! Относись к Кэно как к обычному преступнику, иначе у тебя все дело пойдет наперекосяк и ты в самый неподходящий момент наломаешь дров, потому что поддашься ненужным эмоциям.

Соне было обидно, что подруга не понимает ее чувств, и она принялась было объяснять, как много для нее значили брат и погибшие напарники, но Мэгги снова ее остановила.

- Соня, любой человек на твоем месте тоже бы сходил с ума от горя, но ты никак не можешь понять, в чем твоя главная ошибка. Допустим, ты сидишь дома и пишешь рапорт. В твою комнату налетели комары, они противно зудят, кусают тебя и мешают работать. Они это делают, потому что хотят лично тебе сделать плохо?

- Чушь, - хмыкнула Соня.

- Вот именно. Ты для них – просто еда, и такова их природа. Тут ты берешь тряпку и лупишь комаров. Ты это делаешь специально, чтобы другие комары страдали, оставшись без близких? Тоже чушь. Ты их лупишь, чтобы не мешали тебе работать и спать. Среди людей то же самое: есть всякие уроды типа Кэно, паразитирующие на обществе и живущие за счет других, а есть полиция, спецназ, ФБР и прочие силовые структуры, которые этих паразитов безуспешно пытаются искоренить. Таков закон жизни – в мире есть преступники и правоохранительные органы, так было, есть и будет всегда, и ничего личного тут нет и быть не может! Сама посуди: если вор решил украсть у прохожего часы, он разве думает в момент преступления, что для потерпевшего этот предмет – единственная память о покойной бабушке? Да ему плевать на это, для него обворованный человек – всего лишь источник пропитания. А если вор застрелил полицейского? Да ему опять же абсолютно все равно, что убитый был прекрасным человеком и что у него остались жена и пятеро детей – он всего лишь избавился от помехи, которая мешала ему добывать деньги для себя. И не смотри на меня так, ты же знаешь, что я не разделяю твоих наивных идей о возможности полного искоренения преступности во всем мире.

В тот вечер подруги едва не поругались, поскольку Мэгги призывала Соню смотреть на происходящее более хладнокровно и не давать воли лишним эмоциям, а та в свою очередь не могла их в себе задавить. Она и без того от природы была не слишком открытым человеком, но после тяжелого разговора с Мэгги еще больше укрепилась в мысли о том, что никому в этом мире нельзя полностью доверять. Она из лучших побуждений рассказала подруге про Кэно и свою ненависть к нему, а та ничего не поняла и не оценила ее горячего желания отплатить бандитам за смерть брата и друзей. Новый напарник Сони, майор Джексон Бриггз, вместе с которым она должна была работать во время операции по захвату Кэно, был недоволен закрытостью и недоверчивостью Сони, считая, что это сильно мешает делу, но все его попытки растопить лед ни к чему не привели – девушка только злилась и еще больше замыкалась в себе. В таком душевном состоянии она и отправилась на новое задание.

Вечером семнадцатого июля особая команда спецназа США прибыла в печально известный в Гонконге «Ирис» - местные жители, напуганные слухами о посещающей заведение публике, девяносто процентов которой явно находились не в ладах с законом, старались обходить злачное место стороной. В тот день в клубе была дискотека; вырубив на входе двух охранников – Соне показалось, что эти товарищи стояли там скорее для красоты, чем для фейс-контроля – спецназовцы вошли в заведение. Музыка гремела так, что у Сони и ее спутников заложило уши; группа захвата медленно продвигалась вперед, расталкивая танцующих.

- Пошли быстрее! – торопила своих коллег Соня. – Джакс, периметр оцеплен?

- Все в порядке! – уверенно ответил ее напарник.

- Лучше бы это было так! Нам нужен Кэно!

Джакс тяжело вздохнул – его тоже уже начала пугать одержимость девушки.

- Успокойся, доверься мне, Соня! – попытался разрядить обстановку майор.

- Я доверяю только одному человеку на этой планете, и ты говоришь с ним! – раздраженно бросила она.

***

Спецназовцы продолжали идти, но неожиданно в дверях, ведущих к лестнице, появился неприятного вида молодой человек азиатской наружности с мелкими, как у мультяшного грызуна, чертами лица, и собранными в хвост черными волосами. В руках у него был автомат, который он навел на Соню, но девушка опередила врага очередью из своего. Преступник ракетой отлетел прочь, выбив собой стекло в двери, и упал на лестничную площадку. Соня кинулась к своему врагу, который был еще в сознании. С огромным удивлением она увидела, что попала в него только один раз и что всаженная ему в грудь пуля светится в ране непонятным голубоватым светом. «Вроде бы у меня пули не светились», - подумала Соня, но особо долго удивляться этому не стала – ей было не до этого – и, вцепившись мужчине в воротник, резко приподняла его с пола.

- Где Кэно? Ты с ним заодно, я уверена!

- Да, я из «Черного Дракона»… Идите дальше по той улице… В конце фабрика… уже года два не работает… Кэно и трое его людей там… - прошептал бандит, после чего отключился. Соня обернулась и увидела сзади своих коллег.

- Отправляемся на фабрику! – решительно объявила она.

Все выразили готовность идти брать Кэно, но у Джакса такая идея вызвала бурю возмущения и ужаса.

- Постойте! Я понимаю, что Кэно надо арестовать, но при этом я абсолютно уверен, что этот человек, в которого только что стреляла Соня – просто подсадная утка! Он специально послан сюда Кэно или его сторонниками, именно поэтому он так быстро все и рассказал – и что он из их шайки, и где находится их главарь собственной персоной! Нас заманивают в ловушку! Да я готов чем угодно поклясться, что на этой фабрике засада, что «Чёрных Драконов» там не четверо, а четыреста и что они нас всех перебьют! Не торопитесь! Давайте все как следует обдумаем, вызовем подкрепление, позвоним начальству, все обсудим, отвезем этого типа в тюремную больницу, еще раз допросим и составим какой-нибудь другой план по захвату Кэно!

Джулиан Джексон и его напарник Дэниэл Тайрел заколебались.

- Может, Джакс отчасти прав…

Соня возмутилась:

- Вы мужчины или нет? Давайте раз и навсегда покончим с Кэно! Джулиан, если ты будешь так себя вести, я за тебя замуж не пойду! Ты вроде у курсантов боевые искусства преподаешь и учишь их быть храбрыми, а как до дела дошло…

Ее слова возымели действие. Все направились к выходу, только Джакс остался стоять рядом с полуживым преступником.

- Подождите! Ничто не говорит о том, что этот парень не надул нас! Кэно может быть сейчас вообще в тысяче миль отсюда! Не ходите туда! Можете считать меня трусом, но ты, Соня, поступаешь глупо и безответственно, ты ставишь под удар всю операцию и подвергаешь риску жизни других членов команды! Это противоречит уставу… Тебя же под трибунал отдадут, если что случится!

Никто не стал слушать майора. Соня обернулась и крикнула:

- Можешь оставаться здесь!

- Господи, какая дура! – выругался Джакс, глядя вслед удаляющимся товарищам.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
Комментарии