1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
31. Страшная месть

Духом крепок был: стоять – так только прямо,

Боссом называть стали парня рано…


Наше дело «Лицо со шрамом»


Немного успокоив Мей, Кэно кинулся искать своих товарищей. Тарсониса он нашел в столовой: тот неподвижно сидел над чашкой с остывающим кофе и таращился в стену с донельзя несчастным видом.

- Эй, ты чего? – окликнул его бандит. – Что здесь произошло? Куда все подевались? Рутай и Эсмене словно сквозь землю провалились!

- У нас траур. Принц погиб в бою.

- Да знаю уж. Только слезами Горо не поможешь, - решил разрядить обстановку глава «Черного Дракона».

Эдениец медленно повернулся к нему и в первый момент изобразил на лице вымученную улыбку, но в следующую секунду снова стал мрачнее тучи и произнес все известные ему ругательства и проклятия.

- Э, извини, - несколько опешил Кэно, не ожидавший такого от всегда обходительного и вежливого Тарсониса, который, в отличие от самого бандита, никогда не матерился. – Я тебя обидел? В общем-то, я ляпнул глупость…

- Не в тебе дело, - покачал головой тот. – И даже не в принце. Горо всегда был нам добрым товарищем, и мне жаль, что он погиб, однако тут нечто иное. Шэнга сложившаяся ситуация загнала в тупик.

- Я уж понял, - ответил глава «Черного Дракона». – Знаю, что произошло и куда пошел хозяин. Кстати, где Рутай и Эсмене?

- Понятия не имею, - растерянно ответил Тарсонис.

- Я предлагаю их дождаться, - произнес Кэно, - не думаю, что в такой день они могли куда-то надолго смыться.

- Ну да, - вяло пробурчал его товарищ.

Он, однако, ошибался: Эсмене в день гибели принца Горо отправился на материк по делам «Черного Лотоса», а Рутай был во Внешнем Мире, и на Шимуру оба они вернулись лишь вечером – к счастью, не очень поздно.

Кэно прекрасно видел, что Тарсонис сильно переживает из-за Шэнга, но утешать и успокаивать людей он умел не слишком хорошо, поэтому решил немного отвлечь эденийца от грустных мыслей.

- У меня такое чувство, - начал бандит, - что у нашего дорогого друга Лю Канга, мечтающего отомстить хозяину за младшего братика, не возникало никаких мыслей о том, что родственничек его разлюбезный погиб не просто так – ведь за просто так в морду не дают и тем более не убивают. Вот интересно мне, а что именно Чен сказал моему господину? Мне вот после пусть пока что не слишком долгого, но тесного общения с хозяином кажется, что для того, чтобы вывести его из себя, надо сделать нечто совсем уж невероятное или очень сильно его оскорбить. Я вон дважды прокололся с Соней – один раз пытался ее клеить, потом проиграл ей бой, но мой господин мне вообще ничего не сделал, зарплаты не лишил, не ударил, так, в самом начале поругал немного. Вот как ты думаешь применительно к этому Чену: что все-таки послужило поводом для его драки с хозяином?

- Эх, - вздохнул Тарсонис, - я спрашивал об этом Шэнга, но он так и не захотел говорить со мной на эту тему, чего, в общем-то, и стоило ожидать – ему это просто неприятно. Я тебе другую интересную вещь расскажу. Ты ж вон с Эсмене-то вроде подружился? Так вот, однажды наш Великий Кунг Лао, выясняя отношения с моральным уродом Рейденом, пырнул этого ушлепка ножом, но то ли ножик был короткий, то ли у экс-чемпиона от злости руки тряслись, но Рейден быстро оклемался и до сих пор продолжает портить всем нервы.

- Эх, жалко как, что Эсмене этого типа не прикончил, - ответил Кэно. – Если бы этот свинячий выблядок Рейден закрыл глазки, нам всем стало бы намного легче жить.

- А я, честно говоря, вообще не верю, что Шэнг убил братца Лю, - поделился своими соображениями эдениец. – Что-то это в принципе на него сильно не похоже. Даже если бы тот его сильно разозлил, Шэнг мог бы на него накричать или как-то еще поставить на место, но уж не бить. И тем более я сомневаюсь, что он мог сознательно, будучи в здравом уме и трезвой памяти, забить до смерти несовершеннолетнего ребенка.

- Вполне возможно, что ты прав, - согласился с ним глава «Черного Дракона». – Вернее, даже очень возможно.

Через несколько часов на остров вернулся Рутай. Он прошел в столовую главного здания и увидел, что там сидят Тарсонис и Кэно.

- А где… - начал было племянник Шао Кана.

- Ты ищешь Шэнга? – печально спросил эдениец. – Он в Темной Империи.

- Что он там делает? – пожал плечами Рутай.

- Собирается устроить финальный бой.

- Он что – рехнулся? – возмутился юноша.

Тарсонис опустил голову.

- Я не знаю. Если он не победит – нам крышка. Император и с него, и с нас заодно голову снимет, а что до Рейдена, Тьена и Старших Богов…

- Я отправлюсь в Эдению, в Имперский Дворец, и узнаю, что там происходит – он же наверняка там, да? Дальнейшие действия будем предпринимать, смотря по обстановке, - перебил его Рутай.

- Иди, - Тарсонис попытался улыбнуться, но улыбка вышла кривой и жалкой.

- Э, подожди! – жестом остановил внешнемирца Кэно. – Я с тобой!

- Вы это куда? – в дверях внезапно показался Эсмене. – Извините, я задержался в Гонконге, у меня там были всякие дела…

Тарсонис вкратце описал ему ситуацию. Бывший чемпион в сердцах стукнул кулаком по дверному наличнику.

- Так, ребята, что делать будем? – глава «Черного Дракона» подумал, что медлить не стоит. – Тарсонис, я предлагаю тебе остаться на острове и следить за порядком, чтоб наши Избранные друзья в компании с этими говнорожими хуеплетами Рейденом и Веньяном авось опять чего не выкинули, благо ты тут всю местную кухню знаешь, а я в этом пока не ахти как разобрался.

- Согласен, - кивнул тот.

- Я отправлюсь в Темную Империю. Я уже сказал: пока я жив, никому и никак своего хозяина в обиду не дам.

Рутай что-то возмущенно забормотал про внешнемирские традиции и про то, что Кэно сошел с ума, не понимая, с кем связался, но глава «Черного Дракона» смерил его таким убийственным взглядом своего единственного глаза, что юноша осекся на полуслове.

- Слушай, - с нескрываемым ехидством произнес Кэно, - я прекрасно понимаю, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Однако Шэнг тебе не просто какой-то случайный знакомый со стороны, вас связывает давняя и крепкая дружба. Ты будешь стоять и смотреть, как твой дядюшка его убивает, и не скажешь ни слова, только потому, что у вас, видите ли, так принято? Так? Я не ошибся? А не кажется ли тебе, Рутай, что это как-то… и не по-дружески, и не по-человечески, и вообще несправедливо, невзирая на все ваши гребаные традиции и обычаи, хотя бы потому, что мой хозяин с точки зрения банального здравого смысла ни в чем не виноват!

- В нашей империи тебе понадобится проводник, - ответил племянник Шао Кана. – Ты не знаешь ни мест, ни дороги. Я все тебе покажу.

- Я с тобой, как и обещал раньше, - поддержал главу «Черного Дракона» Эсмене. – Только мне нужно отлучиться на пять минут по надобности. Сейчас я вернусь, и мы все дружно идем к порталу.

***

...и кружатся над моей бедой

вороны, вороны…


Фристайл «Больно мне, больно»


Экс-чемпион быстро сбегал в уборную; возвращаясь к своим соратникам, он проходил мимо кабинета Шэнга и заглянул туда. Там все выглядело так, словно владелец только что покинул его и через пять минут вернется – стул отодвинут, на столе лежит ручка со снятым колпачком, рядом на блюдечке – надкусанная палочка печенья в шоколадной глазури.

Эсмене повернулся и пошел прочь. Ему хотелось плакать. Он понял, что все кончено. Рейден лишил его семьи, детей, сестры, а теперь и лучшего друга. Бывший чемпион никогда не плакал, ему было стыдно плакать, но сейчас злые слезы сами катились из его узких черных глаз. Он не вытирал их – все равно никого рядом не было.

Была одна вещь, о которой он не сказал никому. Вчера вечером страшные видения, не мучившие его уже много лет, снова вернулись.

Он знал, что Шэнгу не выиграть этот бой… и что придворный маг Шао Кана не переживет наступающей ночи.

***

Жили у бабуси

Два веселых гуся,

Один серый, другой белый –

С ними я ебуся!


Народное творчество


Спровадив Избранных во Внешний Мир, Рейден с Веньяном пошли к Тьену на гору Ифукубе докладывать обстановку. Настроение у обоих было приподнятое: а как же иначе – Горо-то откинулся!

Тьен тоже пребывал в бодром расположении духа: не так давно прислужники притащили ему клетку, в которой крякали и гоготали два гуся и три утки. Выслушав младшего брата, он обрадовался еще сильнее.

- Дело почти в шляпе, - он мельком глянул на дырявый головной убор Рейдена.

- Может, давай их сожрем? – облизнулся младший сын Шиннока, тыча пальцем в клетку.

- Сначала я их огуляю. Ну а потом сожрем, - великодушно согласился Тьен. – Впрочем, нет. Иди-ка во Внешний Мир…

- Как во Внешний Мир? – Рейден ахнул, у него едва не подкосились ноги.

- Я что сказал? – Тьен завизжал так, что в окнах задрожали стекла. – Отправляйся вместе с Веньяном во Внешний Мир, проследи за тем, чтобы все прошло гладко, и не возвращайся без вестей о победе! А потом мы с тобой и отпразднуем – будет тебе жаркое из гусей и уток, - добавил он уже мягче.

Рейден с Веньяном поклонились и вышли за дверь.

- Слушай, я не хочу во Внешний Мир, - сказал бог грома, опасаясь огрести люлей от старшего брата и его подручных. – Что будем делать?

- Я тоже не хочу, - тяжко вздохнул Веньян.

Немного посовещавшись, они решили, что во Внешний Мир все-таки не пойдут, а вернутся на Шимуру и там постоят около портала и подождут, чем все кончится. Если исход Смертельной Битвы окажется в пользу Земли и страшная месть свершится, можно будет доложить обо всем Тьену и полакомиться свеженькой утятинкой, а вот если нет… спасайся кто может!

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
Комментарии