1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
26. Выход найден

Вечером следующего дня Лю Канга навестили Рейден с Веньяном. Сначала они беседовали с молодым Избранным о том да о сем, но потом бог грома стал предлагать своему протеже после окончания турнира вернуться в Храм Света. Тот, однако, не воодушевился, а ужаснулся: в американской квартире у Лю хотя бы были горячая вода, отопление, канализация и электричество, и его никоим образом не прельщала перспектива умываться в грязной речке, которую монахи использовали также в качестве туалета, бриться без зеркала наощупь, справлять естественные надобности под ближайшим кустом и спать на голом полу, имея из постельных принадлежностей лишь полуистлевшую циновку да кишмя кишащий представителями местной фауны тюфяк. Была там и совсем уж неприятная история: когда Лю Кангу было лет семнадцать, одного из монахов ночью укусила за шею крыса. Естественно, никто и не подумал позвать врача или хотя бы купить антибиотики, и бедный брат Ян Ву в итоге скончался от инфекции.

Выпроводив Рейдена и его приятеля, Лю Канг плюнул и пошел медитировать на берег моря. Однако лучше ему не стало: в процессе в его мозгу постоянно всплывали жуткие подробности смерти Чена, увиденные им в свое время во сне, так что после этого он почувствовал себя совершенно разбитым и измученным, а ночью так и не сомкнул глаз.

Тем временем его друг Джонни Кейдж уединился в своей комнате, чтобы немного поразмыслить, и в голову ему пришла очень хорошая идея. Он был человеком сообразительным и довольно неглупым и прекрасно понимал, что одолеть Скорпиона ему помог чистый случай – актер заметно уступал ему в технике боя, сверхспособностями не обладал, и, если бы ниндзя-призрак не допустил роковую ошибку, решив быстро добить врага, однозначно распрощался бы с жизнью. Что же до принца Горо, то он, безусловно, могуч, и грубой силой его не побороть ни самому Джонни, ни даже Лю Кангу, не говоря уже о Соне. Здесь нужно проявить хитрость и находчивость, а для этого придется перехватить инициативу.

Ближе к концу дня актер решил рассказать приятельнице о своем намерении вызвать принца Горо на поединок.

- Горо никогда не побеждал никто из смертных, - холодно произнесла Соня, узнав о самоубийственном решении Джонни Кейджа и пытаясь скрыть страх. – Если ты выйдешь против него, он убьет тебя.

- А если я не выйду, он все равно прикончит нас одного за другим. Если я брошу ему вызов сейчас, то смогу остановить все это, - решительно ответил актер.

- Тебе кажется, что убить Горо очень просто, но ты глубоко ошибаешься! – горячо воскликнула Соня.

- Я не могу допустить, чтобы с тобой и Лю случилось то же, что и с Артом. Только не с вами! Вы мои лучшие друзья!

- Получается так, что ты вызываешь Горо на поединок только ради того, чтобы защитить нас. Не смей этого делать! Пусть все идет, как и шло!

- Доверься мне. У меня есть план, - приободрил ее актер.

- По-моему, ты занимаешься самообманом, - не поверила ему Соня. Ей было очень страшно, потому что до этого она своими глазами видела смерть других воинов Земли и сомневалась, что ее друг справится с четырехруким принцем.

- Ты ведь даже не знаешь, что именно я хочу сделать, - улыбнулся Джонни. – Вот завтра и увидишь. Тебе понравится.

Соня не ответила. Ей казалось, что надежды на победу уже нет, и жертва ее друга однозначно будет напрасной.

Двое Избранных стояли на пристани и смотрели на закат. Низкие облака и море окрасились в красноватый цвет, и ярко-алый диск заходящего солнца, медленно тонущий в морской воде, словно предвещал, что завтра прольется кровь.

***

Опадают листья с берез,

Кружатся охапкой у ног.

Ничего тебе, кроме слез,

В жизни принести я не смог.

Лучше уходи, уходи,

Позабудь все эти года,

Пусть косые смоют дожди

Память обо мне навсегда.


Народная песня


Пока Джонни обдумывал свой план и беседовал о нем с Соней, Шэнг тоже немного поразмыслил и решил поговорить с Тэрой. Две недели с тех пор, как они вместе… Иногда ему казалось, что это очень мало, а иногда – что бесконечно много, но они все же пролетели, и теперь ему придется задуматься и о куда более неприятных вещах. Сейчас изо всех Избранных в живых оставалось лишь трое – причем трое наиболее опасных. Лю Канг – очень умелый боец, Соня и Джонни мало чем ему уступают, да к тому же этот актер не так прост, как кажется, вон как он быстро сообразил, что делать в поединке со Скорпионом. Что, если они и в самом деле смогут победить Горо? Отчаяние иногда толкает людей на решительные поступки. В этом случае только сам Шэнг сможет хоть как-то спасти общее дело от провала, а если принять во внимание то, что Тьен страстно мечтает о его смерти… да и о смерти своего младшего брата Шао Кана…

- Тэра, я хочу, чтобы ты немедленно уехала с острова, - сказал он ей ночью на берегу моря. – Ты прекрасно знаешь о том, что Тьен мне угрожал. Я не хочу твоей смерти. Уходи.

Она пристально посмотрела на Шэнга и вымученно засмеялась, а потом медленно произнесла:

- Надо же, ты велел мне убираться вон – но я не из числа тех, кто всегда и во всем тебе подчинялся. Не жди этого от меня. И к тому же – чего это так сразу?

- Тэра, Рейден ненавидит тебя. Он убьет и тебя, и Эсмене, и всех тех, кто мне близок, при малейшей возможности – специально, чтобы морально сломать и меня, и Императора.

- Я все понимаю,- ее взгляд стал холодным и жестким. – Тьен больше не устраивает покушений на тебя и твоих людей, но он вряд ли откажется от намерения расправиться с тобой. На Шимуре может быть опасно. Ты прав: Рейден ненавидит нас обоих. Он действительно хочет убить и тебя, и меня, и твоих друзей и помощников, но я никуда отсюда не уйду. Я буду с тобой до самого конца, каким бы он ни был – хорошим или ужасным.

- Почему? Если ты где-то спрячешься на время, то потом…

Сумерки сгущались над островом, и на душе у Тэры было неспокойно.

- И что потом? Ты хоть соображаешь, что говоришь? Император дал мне приказ оставаться здесь в качестве наблюдателя. Ты хочешь, чтобы я нарушила его приказ. Ладно, допустим, я уйду. И что я буду делать? Жить, постоянно скрываясь и от врагов, и от своих? Ждать кары за неисполнение приказа или гибели от рук подручных Рейдена? По-твоему, это жизнь? По-моему, ты от любви ко мне окончательно потерял голову и утратил способность здраво мыслить, - поставила его на место женщина.

- Уходи и забудь обо мне!

Тэра снова хрипло рассмеялась.

- Я понимаю – ты боишься за меня. Не надо. Я пока что могу за себя постоять. Ты же, как всегда, делаешь вид, что не нуждаешься в помощи. Не пытайся заставить меня уйти и спрятаться. Я не уйду и приказ нарушать не стану. И прятаться от врагов я тоже не стану. С раннего детства меня учили встречаться с врагами лицом к лицу, а не бегать от них.

- Император всегда был у Рейдена и Тьена как кость в горле, - сказал Шэнг. – Он часто разрушал все их планы.

- Теперь они хотят отомстить или окончательно убрать досадную помеху с дороги. Они ничего не забыли. Я знаю. Но я не боюсь ни бога грома, ни его братца.

- Чего же ты все-таки боишься?

- Никого и ничего! Рейден думает, что он способен внушить нам страх? Этот позорный лизоблюд, который не имеет своего мнения и повторяет все, что скажет Тьен? Он бы хоть балахон себе новый купил, а то в этом он ходит уже двенадцатый год!

Шэнг Цунг невольно улыбнулся.

- И еще протектор Земли.

- Вот именно. Если я уйду, то он только уверится в том, что мы его боимся, - убедительно произнесла Тэра.

- Ты говоришь прямо как Император.

- Я всю жизнь провела у него на службе.

Порыв холодного ветра растрепал волосы женщины.

- Я могу многое простить, - ледяным тоном произнесла она, - но я ненавижу, когда мне пытаются диктовать. Только Император имеет право мне приказывать. Ты решил приказать мне убраться с острова. Не смей больше так делать. Если ты еще раз потребуешь от меня покинуть Шимуру в такое время – я за себя не отвечаю. Я никуда не уйду. Не стоит впредь говорить со мной на эту тему. Вопрос исчерпан.

В силу своего воспитания и характера Тэра не умела открыто выражать свои теплые чувства к кому-либо, но это вовсе не означало того, что она не испытывала их вовсе. Куэтанцы со стороны казались многим людьми достаточно замкнутыми и бесстрастными, не умеющими даже признаваться в любви, но таков был их национальный характер, пусть другие и считали это странным.

- Если внезапно окажется так, что все складывается не в нашу пользу, то что ты предложишь делать? – спросил Шэнг.

- Я не могу сказать тебе, чем все обернется для нас, поскольку не обладаю даром предвидения, - спокойно ответила Тэра, - но одно ясно: мы все сделаем для того, чтобы одержать победу вопреки козням врагов. Если вдруг у нас ничего не получится – по крайней мере, мы сможем умереть с честью и чувством исполненного долга. Что нам еще надо? Не паниковать и сохранять лицо.

- Ты права. Мы действительно не знаем, что будет завтра, но надо делать все от нас зависящее… - Шэнг не договорил, лицо его неожиданно приняло какое-то растерянное выражение. – Иди домой, ложись, час уже поздний.

- А ты?

- Не хочу пока. Мне нужно побыть одному и кое о чем подумать.

Ночью Шэнг не спал. Он сидел на берегу моря и слушал однообразный шум волн, глядя на черный занавес неба, усыпанный бриллиантами звезд. К себе он отправился лишь на рассвете, когда небо на востоке стало сереть и розоветь.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
Комментарии