1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
25. Четырехрукий убийца

В большой пиршественный зал, где проходил торжественный ужин в честь участников турнира, вошел Шэнг Цунг. Горо при его виде нерешительно поднялся с кресла.

- Настало время? – удивленно спросил он.

-Да. Мы уже достаточно позволили землянам побеждать, - ровным, почти лишенным эмоций голосом ответил черный маг.

- Наконец-то! – радостно заулыбался шоканский принц.

***

Вернувшись на остров после неприятного разговора с Императором, Шэнг дал боевое задание Горо, объявив, что завтра он будет сражаться с тайцем Пхакпхумом, и отправился искать Тэру. Она сидела на скамейке в саду, одетая в алое платье с золотыми блестками, и расслабленно смотрела куда-то вдаль.

Тэра была круглой сиротой. Своего отца она не помнила – он был офицером имперской армии и пал в бою, когда его дочери не исполнилось и двух лет. Братьев и сестер у Тэры не было, и они с матерью остались вдвоем; та тоже была из военных и погибла в сражении за Тарал-Рэанн при захвате Эдении. После этого Тэра оказалась в полном одиночестве – ведь мать после смерти отца так больше и не вышла замуж. Молодая женщина пошла по стопам родителей и решила тоже служить в армии; Шао Кан по достоинству оценил ее способности, и довольно быстро она стала одним из его генералов.

Солнце клонилось к закату, и верхушки деревьев отливали червонным золотом.

- Тэра, – нерешительно окликнул ее Шэнг Цунг.

Она обернулась.

- О, привет. Как дела?

- Сегодня снова был у Императора.

- И как?

- Не убил, так, поорал слегка, - отшутился Шэнг.

Женщина окинула своего собеседника долгим заинтересованным взглядом. Она находила черного мага очень красивым: гладкая кожа теплого медового оттенка, высокие изящно изогнутые брови, словно нарисованные кистью неведомого художника.

- Это хорошо, - улыбнулась она.

Шэнг хотел было рассказать ей о разговоре с Шао Каном и о Горо, но решил, что не будет – незачем лишний раз расстраивать себя и ее, тем более что сегодня у них есть настроение совсем для другого. Он заметил, что Тэра смотрит на него с состраданием и какой-то почти детской радостью. Она чувствовала, что этот вечер станет в ее жизни неповторимым, и полностью наслаждалась каждым мгновением – впервые и прошлое, и будущее перестали что-либо значить для нее.

- Слушай, не знаю, как начать, - произнес он, - но я давно заметил, что нравлюсь тебе. Если у тебя никого нет и нам никто не мешает, то мог бы предложить…

Тэра слегка смутилась.

- Я знаю, что ты умеешь читать в чужих душах, - ответила она. – Я давно в тебя влюбилась. Отчаянно, пылко и безрассудно, если только это не очень пафосно звучит.

- Тогда если у нас нет никаких препятствий для того, чтобы быть вместе, - продолжил Шэнг, - я еще раз хочу предложить…

- Не надо. Я все поняла. Я согласна, - в этот решающий момент она не думала и не вспоминала ни о ком и ни о чем, ни о турнире, ни о Шао Кане.

- Я раздал всем задания и приказы на завтрашний день, - пояснил Шэнг. – Может, пойдем теперь ко мне и выпьем чаю?

Тэра смотрела на императорского придворного мага, а он – на нее. Иного мира для них в это мгновение не существовало – ни деревьев, ни закатного неба, он словно исчез и растворился во времени и пространстве. Шэнг сжал руками плечи Тэры, а потом привлек ее к себе и долго, самозабвенно целовал ее лицо, глаза, губы, словно боясь оторваться. Та молчала, будто зная, что в ближайшие четверть часа не сможет вымолвить ни слова. Она так долго этого ждала, боясь раскрыться, держала в себе свои чувства, и наконец ее мечта сбылась – человек, который ей дорог, ответил ей взаимностью.

Надолго ли все это?

Тэра сама испугалась собственных мыслей, но ничего не сказала и не подала виду, будто ее что-то тревожит. Почувствовал ли это Шэнг? Он тоже молчал – но ей и не нужно было никаких слов, вообще ничего не было нужно, кроме него самого.

- Так мы все-таки пойдем ко мне? – черный маг наконец отстранился от нее. – Не будем же мы сидеть тут всю ночь! Уже почти стемнело!

Тэра счастливо рассмеялась. Она прекрасно поняла, что предложение выпить чаю – это намек, и решительность Шэнга ей понравилась.

Они вернулись в главное здание и вместе поужинали овощами и мясом с пряностями, а потом услышали за окном раскаты грома.

- Кажется, начинается гроза, - сказала Тэра. – Здесь часто такое бывает?

- Очень даже, - Шэнг протянул руку и коснулся ее лица. – Ты прекрасна!

- Спасибо, - слегка смутилась она.

- Я очень рад, что тебе… не безразличен, - черный маг привлек ее к себе и стал медленно расстегивать пуговицы на ее платье.

***

Наутро Избранные собрались вокруг той самой площадки неподалеку от входа во дворец, на которой в первый день после открытия турнира проходили поединки Лю и Альдо и Сони и Кэно. Пхакпхум, которому через несколько минут предстояло выйти на бой, был настроен весьма бодро и выглядел вполне уверенным в себе.

- Ох, соскучился я по своей семье, - сказал он, вспоминая оставшихся в Бангкоке родителей, жену и маленьких детей. – Я обещал Мин Че куклу с длинными волосами привезти, как буду домой возвращаться, куплю в Гонконге.

Пхакпхум часто рассказывал своим новым знакомым о своей семье; он был счастливо женат на красивой молодой женщине, работнице бангкокской текстильной фабрики, и у них были дочка Мин Че, которой в этом году исполнилось пять лет, и двое сыновей-близнецов, уже ходивших в школу. Сам тайский боец зарабатывал себе на жизнь тем, что учил молодежь кикбоксингу, а также, если подворачивалась такая возможность, снимался во второстепенных ролях боевиков – для таких фильмов часто требовалась более-менее обученная массовка.

- Мы с тобой в какой-то степени даже коллеги, - шутил Джонни Кейдж.

- Куда мне до тебя, ты звезда первой величины, а я – так, на подхвате, - улыбался доброжелательный таец, который быстро подружился с Избранными.

В скором времени возле площадки появились внешнемирские зрители; среди них были Шэнг Цунг и Тэра, которые выглядели прямо-таки сияющими. Лю Канг вздрогнул; ему почему-то показалось, что это все не к добру – наверняка враги затеяли что-то очень нехорошее и заранее радуются.

Хозяин турнира занял место в большом резном кресле черного дерева напротив мокрой после ночного дождя и аккуратно выровненной граблями арены. Когда он увидел, что все пришли, то встал и торжественно поднял правую руку вверх.

- Добрый день, уважаемые участники и гости Смертельной Битвы, - громко произнес он, - сегодня вы будете иметь удовольствие созерцать, как Пхакпхум, боец из Земного Мира, сразится с нашим прославленным чемпионом принцем Горо. Пусть поединок начнется, и пусть победит сильнейший!

Внешнемирцы оглушительно закричали и зааплодировали. Избранные недоуменно переглянулись. Лю еще больше убедился в том, что предчувствия наверняка в очередной раз его не обманывают.

Земля задрожала под чьими-то тяжелыми шагами, и на площадку из дверей здания вышло огромное существо ростом как минимум два с половиной метра – оно было похоже на обычного человека, если не считать четырех могучих рук, наверняка способных убить любого с одного удара, злобных красных глаз без зрачков и острых зубов в оскаленной пасти. Гигант был облачен в алую набедренную повязку с эмблемой турнира, посреди абсолютно гладкой головы красовалась длинная черная коса с вплетенной в нее багровой лентой.

Пхакпхум отважно шагнул навстречу грозному врагу. Находясь от него на почтительном расстоянии, он несколько раз взмахнул руками и ногами, словно нанося удары невидимому противнику, чтобы разогреться.

Горо громко зарычал. Внешнемирцы снова радостно завопили. Гигант аккуратно размял свои трехпалые кисти, а потом сделал большой шаг вперед, выпад – и одним могучим ударом сбил тайца с ног. Пхакпхум, однако, быстро вскочил, и тут его настиг второй страшный по силе удар – обоими нижними кулаками в грудь. Он снова рухнул на песок, но теперь уже не смог подняться: враг переломил ему грудину, и воин Земли где-то с минуту судорожно дергал руками и ногами, хватая ртом воздух и давясь собственной кровью, а потом резко вздрогнул, вытянулся и замер.

Избранные застыли в страхе. Джонни понял, что для его тайского приятеля все кончено, и подумал о незнакомых ему женщине и детях, которые в далеком Бангкоке будут ждать, но так и не дождутся своего мужа и отца.

- Лю, - обратился он к другу, - я ведь даже не спросил у Пхакпхума его адрес или телефон… Я мог бы потом сообщить его семье, что он погиб, а теперь они так и будут его ждать. Потом объявят пропавшим без вести, но так и не узнают правды…

***

Для воинов Земли следующие две недели превратились в сущий кошмар – они не успевали оплакивать и хоронить своих товарищей. Горо с легкостью победил всех, и вскоре в живых остались лишь Соня, Джонни, Лю и Арт Лин.

В одном из залов главного здания специально для поединков с принцем Горо был оборудован ринг. В день, на который назначили бой Арта с четырехруким монстром, вокруг ринга с раннего утра начали собираться внешнемирцы, ожидая появления шоканского принца и хозяина турнира. В первом ряду стоял Рейден и всех гипнотизировал, как удав.

Примерно в полдень к зрителям вышел Шэнг Цунг в своем любимом вышитом черном кожаном плаще, материалом для которого, как утверждал Рейден, послужила кожа зверски убитых монахов Храма Света. Бывший подручный божка Эсмене, однако, клевету на товарища по достоинству не оценил.

- Это единственное, на что годятся такие люди, - смеялся он, - они вряд ли пойдут даже на жаркое! Такая еда будет сильно попахивать спиртом, да и отравиться ею можно, потому что ты сам завтракаешь вином, обедаешь виски, а ужинаешь пятидесятипятиградусным прикамским бальзамом, который делают в России по древнему рецепту, настаивая на всех растениях средней полосы, от которых отказалась коза в огороде, твои же подручные тебе во всем подражают! Хотя и на это не годятся… кому нужна куртка со спиртовой пропиткой?

Через некоторое время на ринге появился Арт Лин.

Около десяти минут олимпиец разминался, а потом в боковом проходе показался принц Горо. Поклонники чемпиона и сам он оглушительно заорали, их вопли быстро переросли в яростный визг, от которого у Избранных закладывало уши. Стоявшие по углам зала музыканты начали исполнять какую-то неприятную однообразную мелодию, похожую на высокое жалобное попискивание.

Принц вышел к противнику.

- Вот такого… - произнес Арт и в ужасе осекся. Он видел поединки других землян с Горо, но до самого последнего момента как будто не хотел осознавать, что вскоре сам останется один на один с этим громадным чудовищем. Теперь жестокая реальность навалилась на него каменной глыбой.

Горо захохотал, разглядывая жалкого врага, который решил воспользоваться его бездействием и ударил принца кулаком в грудь. Четырехрукому этот удар показался еще менее ощутимым, чем укус комара, и он тут же ответил противнику так, что тот отлетел к канатам. Рейден, глядя на это, возмущенно взвыл чуть ли не в диапазоне ультразвука. В последнее время склочного божка раздражало все на свете, поскольку скоро ему предстояло идти к Тьену докладывать обстановку, и он представлял себе, как братец его отпинает при очередной встрече, узнав, что никто из землян не может одолеть принца Горо. Конечно, никакой вины Рейдена в том, что эти люди проиграли, не было – не он же, в конце концов, их всех боевым искусствам учил, но Тьену надо было на ком-то срывать зло, и чаще всего в роли груши выступал младший брат.

Арт Лин был неплохим бойцом, но силы были явно неравны, и от следующего удара он просто мешком рухнул на пол.

- Давай, Арт, у тебя получится! – закричал Джонни Кейдж, который еще надеялся на победу, но шоканский принц начал безостановочно дубасить Арта своими огромными кулаками. Внешнемирцы подняли такой оглушительный крик, что дрожали стены; рядом с Избранными два человека в черно-фиолетовых хламидах требовали от третьего подвинуться и не мешать им любоваться чудовищным зрелищем. Наконец Шэнг Цунг, которому, видимо, надоело происходящее – ведь шокан уже и так превратил своего противника в мешок с обломками костей, крикнул Горо:

- Заканчивай!

Принц поднял Арта с пола за воротник рубашки.

- Время умирать.

С этими словами он снова изо всей силы ударил побежденного врага кулаком. Оглушенный Арт почти без чувств упал на каменный пол, глядя стекленеющими глазами куда-то в пространство. Горо под оглушительные вопли сторонников Императора поднял своего противника на вытянутых руках высоко над головой. Среди страшного шума раздался полный ужаса крик Сони:

- Нет!

Шэнг холодно посмотрел на девушку, криво и снисходительно улыбаясь, и произнес:

- Чистая победа. Твоя душа принадлежит мне.

В этот раз черный маг даже не стал сходить с места: он сделал небрежный жест рукой, и душа несчастного Арта, покинув тело, безвольно и покорно устремилась к внешнемирцу.

- Нет! – продолжала кричать Соня, продолжая глядеть на эту кошмарную сцену расширившимися от ужаса глазами.

***

По окончании поединка Шэнг Цунг велел своим слугам похоронить Арта Лина на специально отведенном для жертв турнира кладбище в саду. В то время, как Избранные оплакивали своего товарища, провожая его в последний путь, Рейден направился к Тьену.

Речь Тьена по случаю очередного поражения состояла по большей части из сплошного мата, если не считать предлоги, союзы и междометия. Когда этот вороний любовник со стажем произнес в адрес Рейдена и его ни на что не способных протеже все известные ему ругательства и даже изобрел новые, он надавал младшему брату хороших пинков и выгнал его вон из дворца, приказав без вестей о победе не возвращаться.

По возвращении склочного божка на Шимуру Избранные встретились с ним на мосту.

- Мы не можем победить, - грустно сказала Соня.

- Как можно победить ТАКОЕ? – недоуменно спросил Джонни.

- Хороший вопрос. Горо можно убить, и Шэнг Цунга тоже, - тут Рейден многозначительно посмотрел на Лю Канга. – Вы можете одолеть любого врага, неважно, насколько он силен. Всегда есть способ его убить. Только одно может победить вас: ваши собственные страхи.

- А кто говорит, что мы чего-то боимся? – тут же возмутился Лю, который себя трусом не считал.

- Если вы надеетесь одолеть свои страхи, вы должны первыми встретиться с ними лицом к лицу, - Рейден сделал умное лицо, что было для склочного божка весьма нелегким делом, и принялся сочинять очередную речь. – Ты, Джонни Кейдж, боишься того, что тебя сочтут фальшивкой, а потому бросаешься в любую схватку, лишь бы доказать, что это не так. Ты будешь драться достаточно храбро, но глупо и неосмотрительно, и тебя победят. Ты, Соня, боишься признать, что и тебе иногда бывает нужна помощь. Если ты боишься доверять другим – ты проиграешь.

Протектор Земли с видом первого храбреца всех вселенных разглагольствовал перед своими протеже об избавлении от страха, хотя сам не так давно едва не наложил в штаны, наслушавшись витиеватых угроз любимого старшего брата. Язвительный Эсмене недаром подмечал, что своей силой Тьен и Рейден могли похваляться разве что перед Шэнг Цунгом, который, по их личному мнению, был явно слабее их обоих, но случись братьям напороться на врага, хотя бы равного им по силе – можно руку дать на отсечение, что выживший из ума электрогенератор и любитель ворон и курочек тотчас убежали бы от него, как от гнезда прокаженных!

Рейден повернулся и пошел в сторону рощи, ковыляя, как пьяная утка – Тьен недавно отвесил ему такого пинка, что протектор Земли теперь заметно хромал. Лю бросился за ним.

- Подождите! Подождите! А как же я?

- Ты боишься своей собственной судьбы. Ты уже однажды сбежал от нее, когда уехал в США. Теперь ты винишь себя в смерти брата, - назидательно произнес Рейден.

- Я несу ответственность за смерть Чена, - печально сказал молодой воин, которого мучило чувство вины.

- Ты ошибаешься. Каждый человек несет ответственность лишь за свою собственную судьбу. Чен верил в это. Почему же не можешь поверить ты? – тут же успокоил его протектор Земного Мира.

- Я пытался, - хмуро ответил Лю, совершенно не задумываясь о том, что в словах Рейдена была явная нестыковка: не далее как месяц назад бог грома обвинял Избранного в том, что он не защитил покойного Чена.

- Отчаянье опаснее всего. Я знаю это, и Шэнг Цунг тоже. Он может смотреть в твою душу и использовать твои страхи против тебя. Ты должен быть готов к этому.

Рейден был абсолютно прав, утверждая, что против кого-то можно использовать его страхи, поскольку и он сам, и его любимый братец Тьен уже давно начали пользоваться этим весьма эффективным оружием против своих врагов, как только им удавалось почувствовать испытываемые кем-либо из ненавистных сторонников Шао Кана страх и отчаяние. Впрочем, Лю Кангу знать об этом было совсем ни к чему.

В это время к Рейдену и Лю подошли Соня и Джонни. Весьма умная и наблюдательная приятельница Лю Канга прекрасно заметила, что склочный божок хромает, и поняла, что кто-то здорово отпинал Рейдена сегодня днем, но ничего не сказала, хотя ей было очень интересно, кто же все-таки навешал протектору Земли. Вместо этого она попросила Рейдена рассказать о том, откуда взялся Горо и как ему удалось стать чемпионом Смертельной Битвы. Бог грома тут же воодушевился и начал свое повествование.

- Пятьсот лет назад Шэнг Цунг одержал в турнире девять побед подряд. Земной Мир стоял на краю гибели, но скромный монах Кунг Лао из Храма Света сумел победить колдуна! – торжественно произнес братец Тьена. Естественно, он благоразумно опустил тот факт, что впоследствии Эсмене сильно жалел об этом, когда победа обернулась для него необходимостью выполнять все абсурдные требования протектора Земли, жертвуя собственными спокойствием, душевным равновесием и личной жизнью, поскольку об этом Избранным и тем паче Лю Кангу тоже было знать совершенно ни к чему.

- Это был предок Лю, да? – поинтересовался Джонни.

- Именно так! Император был в ярости, узнав о поражении, и сослал Шэнг Цунга в рабство в кобальтовые копи Шокана – королевства четырехруких мутантов, находившегося под землей. Именно там Шэнг познакомился с Горо – средним из трех сыновей шоканского короля Горбака и королевы Маи. В Шокане есть только один закон – выживет наиболее приспособившийся и самый жестокий.

- Мне кажется, это странно и нелогично, - прокомментировала Соня. – Конечно, может быть и так, что об этом просто повествует внешнемирский эпос – ведь для эпоса характерны преувеличения типа «герой был ростом с гору, а враги сражались в поединке целых восемь лет», но, по-моему, существование такого сообщества невозможно по законам природы, поскольку даже в случае своего возникновения оно бы через пару лет уничтожило само себя вследствие банальных внутренних конфликтов! Тут же выходит, что королевство шоканов существует уже не одно столетие, а то и тысячелетие.

- Наверное, - ничуть не смутился Рейден, которого подловили на очередном вранье. – Там существует обычай раз в год приносить дары королю. Старший из сыновей Горбака, принц Дейранк, нашел в одной из пещер Шокана уникальную вещь – яйцо какого-то местного пресмыкающегося, скорлупа которого ценилась четырехрукими столь же высоко, как драгоценные камни, ведь из нее делали вставки для украшений и предметов роскоши. Эти яйца встречались очень редко, а потому и были такими ценными. Дейранк хотел вручить находку отцу, но Горо тоже пожелал сделать королю столь великолепный подарок и сказал, что нашел яйцо раньше брата, а тот просто пришел и взял его, когда Горо отлучился, не успев забрать свою драгоценность.

- Вот подлец! – в сердцах воскликнул Лю Канг.

Старшего сына короля Шокана и в самом деле звали Дейранк, но косноязычный Рейден, которому Соня не зря посоветовала подтянуть английский, произносил это имя как русское слово «дурак» с ударением на первом слоге. У лейтенанта Блейд возникла мысль, что бог грома говорил так специально, поскольку она прекрасно владела русским языком, однако на деле Рейден не знал по-русски ни одного слова, даже бранного. Лю Канг же, изучавший историю турнира в Храме Света, знал, как нужно правильно произносить имя брата Горо, но поправить протектора Земли постеснялся.

- Король решил, что его сыновья будут сражаться за яйцо, - продолжал бог грома. – Дейранк легко одолел Горо, который во время боя едва не свалился в находившуюся рядом пропасть. Средний сын Горбака висел над ней, держась за уступ на ее краю и умоляя брата помочь ему подняться наверх. Дейранк протянул Горо руку, и тот был спасен. Старший принц хотел подарить отцу яйцо, но не тут-то было! Горо, недолго думая, ловко столкнул своего брата в ту же самую пропасть, сделав вид, что все вышло случайно. Теперь настала очередь Дейранка молить о помощи – ему удалось одной рукой ухватиться за уступ, на котором только что болтался чудом уцелевший Горо, а яйцо он тем временем держал в другой руке. Горо забрал у Дейранка драгоценность и посмотрел сверху вниз на своего несчастного старшего брата, висящего над бездонным колодцем тьмы, после чего что было силы ударил ногой по краю пропасти. Дейранк полетел вниз, и от него не осталось и мокрого места, а Горо преподнес своему отцу великолепный дар. Король очень гордился своим сыном – безжалостным предателем: все это было вполне по-шокански!

Общий смысл этой фразы Рейдена сильно смутил рассудительную Соню.

- Ну, я, конечно, понимаю, что это, скорее всего, просто легенда, но тут народ однозначно загнул! Если кто-то и впрямь видел по жизни хоть одного человека, который стал бы гордиться своим сыном после столь жуткого деяния, пусть немедленно сообщит об этом мне. Такого не сделает даже самый отпетый бандит. Больше чем уверена, что таких людей на свете не бывает! – воскликнула она.

- Соня, ты не понимаешь, это же внешнемирцы, они и не на такое способны, вспомни моего брата! – возразил ей Лю Канг.

- С того дня Горо стал престолонаследником, - завершил свой рассказ Рейден, - а Шэнг Цунг, пообещав молодому шоканскому принцу поделиться с ним властью и добычей в случае победы, привел его на турнир, где Горо расправился с Великим Кунг Лао.

- Он победил моего предка… - грустно произнес Лю Канг.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
26. Выход найден
Комментарии