1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
23. Ужас за запертой дверью

Вечером того же дня, когда Кэно после ужина перед сном мирно прогуливался возле главного здания и любовался красивой луной, сзади к нему внезапно подошел какой-то человек. Поначалу бандит не испугался, решив, что это Тарсонис или Эсмене, но, обернувшись, в свете фонаря узнал Ави, и ему стало не по себе.

- Добрый вечер, - Кэно решил сделать вид, будто не знает сына Шэнг Цунга.

- Какой он добрый?! – раздраженным тоном ответил Ави. – Я к тебе пришел отнюдь не для того, чтобы дышать свежим воздухом, а чтобы высказать все то, что думаю о таких, как ты!

- В смысле? – пожал плечами бандит.

- В прямом! – молодой человек был явно разозлен сегодняшним поражением Саб-Зиро от рук Лю Канга. – Я не знаю, о чем мой отец думал – вернее, чем он вообще думал! – и где тебя взял, но драться ты не умеешь по определению. И позоришь наш клан! Моя мать тоже была из «Черного Дракона», и у меня ее древний медальон, но тебя даже нельзя сравнивать с нашими общими великими предками! Сначала Альдо, которого все считали серьезным соперником для Избранных, бездарно запорол поединок, потом ты, теперь Скорпион и Саб-Зиро. Расслабились все, да? А что потом нас Император за поражение в решающем турнире по голове не погладит, об этом никто из вас не думает? Не умеешь драться – не выходил бы на бой, и вообще – дело, конечно, твое, но я бы тебе советовал валить отсюда доживать свой век в какой-нибудь глухой деревушке, сложить с себя полномочия главы синдиката и перед людьми не срамиться.

Кэно снова с деланным безразличием пожал плечами.

- Простите, не имею чести быть с вами знакомым… - как можно культурнее начал он, решив не злить вздорного внешнемирца зря – уже был достаточно наслышан о его дрянном характере от Эсмене и Тарсониса.

- Я Ави, сын Шэнг Цунга! – все тем же раздраженно-высокомерным тоном ответил тот.

- Очень приятно, мое имя Кэно, - сказал бандит.

- Я знаю.

- Так вот, Ави… понимаете ли, меня на службу нанял ваш досточтимый отец. И теперь освободить меня от нее вправе только он сам либо смерть кого-то из нас. В крайнем случае – кто-то из вышестоящих лиц, например, ваш Император. Я понимаю ваше недовольство, более того, я согласен с вами, что мои способности бойца оставляют желать много лучшего. Однако я всего лишь выполняю приказы вашего отца, и если он велит мне сразиться хоть с этим вашим крутым Горо, я пойду в бой, пусть это и будет означать для меня верную смерть. Если он прикажет мне убираться вон, я покину остров в тот же день. Пока же он не отдал мне такого повеления, я самодеятельностью заниматься не стану, иначе он меня попросту убьет и будет прав. Так что прошу прощения, если чем-то оказался вам не по душе.

Ави презрительно фыркнул, окинул Кэно с головы до ног уничижительным взглядом и пошел прочь.

***

Принцесса Китана после того, как Шэнг Цунг публично отчитал ее за неподобающее поведение в бою с Лю Кангом, была сильно расстроена и напугана. Она хотела как лучше, хотела помочь Избранному, и тут… такой прокол. Девушка очень боялась своего грозного приемного отца, который послал ее на турнир, и его страшного придворного мага, который в скором времени намеревался идти к Императору докладывать обстановку и пообещал непременно рассказать Шао Кану о безобразной выходке принцессы.

Чтобы хоть немного отвлечься, она пошла бродить по острову, с наслаждением вдыхая аромат цветов и свежей земли. Вокруг возвышались красивые здания, к воде вели каменные пристани, и Китана, смахнув навернувшиеся на глаза слезы, вспомнила свою жизнь с родителями и старшей сестрой в когда-то прекрасной Эдении. У короля Джеррода и его жены, прекрасной королевы Синдел, было две дочери – Эйя и маленькая Китана, страна процветала, а ее граждане думали, что так будет всегда. В детстве принцесса слышала о Смертельной Битве, но, будучи ребенком, она не понимала, что это значит – так, смутные разговоры, мало ли о чем говорят старшие, девочке бы по саду бегать да в куклы играть.

Однако потом все изменилось.

Когда она услышала это страшное слово – «война», а лучшие люди короля Джеррода проиграли последнюю, десятую Смертельную Битву подряд.

Когда в поединке с Шао Каном погиб ее отец, а они с матерью и сестрой прятались во дворцовой башне, пока туда не вошли вооруженные до зубов завоеватели.

Когда кровожадный захватчик насильно взял ее мать в жены – маленькая наивная Китана тогда еще мало что понимала в отношениях между мужчиной и женщиной, но все же смогла почувствовать, что это неправильно и ужасно, а сестру Эйю выдал замуж за одного из своих верных приспешников – разумеется, тоже против ее воли.

Когда мать наложила на себя руки, а Эйя перестала появляться в Эдении – Китана до сих пор не знала, жива ее сестра или уже мертва.

Когда она сама стала очередным безликим солдатом на службе у Императора, торжественно именуясь его приемной дочерью.

С такими мыслями Китана шла в неизвестном направлении – надеялась хоть немного развеяться, а расстроилась еще больше! – пока не наткнулась на какое-то низенькое двухэтажное здание из красного кирпича. На двери из светлого экзотического лакированного дерева была табличка с надписью на куэтанском языке: «Вход воспрещен, лаборатория».

Принцесса Эдении еще ни разу не бывала здесь, и ее разобрало любопытство. Что такое лаборатория, она не знала, но решила вскрыть дверь и войти внутрь, благо с собой у нее было любимое оружие – прочные стальные веера. Разломать мягкую древесину оказалось очень просто, и девушка вошла внутрь. Свет непостижимым образом зажегся сам собой – внутри стоял современный сенсорный выключатель, правда, Китана совершенно не разбиралась в технике.

Обстановка первой комнаты подействовала на нее успокаивающе: стол, какие-то шкафы, очаг, множество мисок, чаш, блюдец, тарелок, кастрюль… Здесь что – склад посуды? Китана открыла следующую дверцу и с трудом сдержалась, чтобы не закричать в полный голос от ужаса.

На большом металлическом столе посреди комнаты стояла огромная стеклянная посудина, в которой плавало нечто бесформенное и похожее на отбитый колотушками комок мяса. Такие же посудины, только меньшего размера, стояли на полках и стеллажах вдоль стен, и в них тоже плавало всякое… Китана зажала рукой рот, чувствуя, что ее мутит: внутренние органы человека и животных, нечто, похожее на недоразвитого ребенка, отрезанные конечности, голова, глаза, нос… Кроме того, кругом лежали блестящие инструменты и были расставлены склянки с какими-то лекарствами, зельями и таблетками, а на стенах висели рисунки, схемы и фотографии с изображениями то очередной расчлененки, то устройства различных живых организмов. Что это за ужасное место?

Из оцепенения девушку вывел кто-то, незаметно подкравшийся сзади и схвативший ее за плечо. Она медленно обернулась и увидела перед собой Шэнг Цунга.

- Ты что здесь делаешь? Вон отсюда! Немедленно! – возмущенно произнес черный маг. – Надпись на двери не видела, нет?

- А мой отец знает, чем ты тут занимаешься? – заплетающимся языком проговорила Китана. – Это твое колдовство, да?

- Знает, - холодно бросил Шэнг. – А если ты не видишь разницы между черной магией и наукой, это твои трудности. Вон отсюда. Завтра же я доложу ему о твоем отвратительном поведении на турнире и о том, что ты без спросу заходишь туда, куда не следует. Еще и дверь теперь из-за тебя менять придется. Она, между прочим, дорогая.

- Тогда я расскажу ему о… об Эсмене! – не осталась в долгу принцесса. – Про него он тоже знает или как?

- Расскажешь? Ступай, рассказывай, только ты все равно никому ничего не докажешь, потому что официально он уже давно как гражданин другого государства и носит другое имя, а мало ли в мире похожих людей. Великий Кунг Лао погиб четыреста пятьдесят лет назад. Усекла? Его больше нет. Тебе никто не поверит. Есть Эсмене из Эдении. И он исчезнет с острова по первому моему знаку, Император с ним просто не встретится и решит, что ты все выдумала. Вон отсюда.

Китана опрометью бросилась бежать прочь, в темноте не разбирая дороги. Лю Канг, который тем временем тоже вышел погулять перед сном вместе со своими друзьями, даже не ожидал, что внезапно столкнется со своей недавней противницей. Девушка выглядела испуганной, волосы ее растрепались, а глаза лихорадочно блестели. Задыхаясь от ужаса, она бросилась Избранному на шею и крепко его обняла.

- Лю, - прошептала она, - на этом острове творятся ужасные вещи. Я боюсь, что Шэнг Цунг сделает что-то страшное и со мной тоже. Ты – моя единственная надежда. Спаси меня.

Юноша вздрогнул от неожиданности, но тоже обнял напуганную Китану.

- Что случилось? Рассказывай. Пока я рядом, никто тебя не тронет.

***

Избранные проговорили с Китаной до полуночи и узнали от принцессы Эдении много нового и интересного. С некоторой информацией она, конечно, слегка запоздала, потому что Скорпион и Саб-Зиро уже не представляли угрозы, но благодаря приемной дочери Шао Кана землянам теперь было известно, почему двое ниндзя враждовали, а Би-Хань с таким подобострастным обожанием относился к Шэнг Цунгу. Выяснилось, что некоторое время назад, когда воины Лин Куэй напали на Ширай Рю, Саб-Зиро убил самого Скорпиона и его жену с ребенком, а хозяин турнира неоднократно заступался за ледяного ниндзя и его приятелей перед руководством их клана – еще в юности ребята регулярно нарушали дисциплину, и если бы не Шэнг, не сносить бы им всем головы.

Принцесса Эдении рассказала Избранным и об уничтожении ее собственного родного мира врагами. Лю Канг от души ей посочувствовал, постарался утешить и пообещал, что поможет ей всем, чем только возможно, если это окажется в его силах. Потом Китана пошла все-таки спать, да и воины Земли, обсудив события последних дней, решили, что им пора по кроватям.

Арт Лин, заметив, что его друг Лю прямо-таки очарован эденийкой, решил дать ему по этому поводу дельный совет, чтобы молодой человек встал-таки ногами на землю и поменьше витал в облаках.

- Знаешь, Лю, - начал олимпиец, - ты, говоря по правде, девушке-то этой помоги, негоже бросать человека на произвол судьбы, если у него такие неприятности и вся семья от рук внешнемирцев погибла, но влюбляться в нее не следует. Во-первых, не верю я в «любовь через границы» - она из другого мира, и культурные различия рано или поздно дадут о себе знать, более того, вместе вы не будете никогда. Во-вторых, не понравилась она мне, послушал я ее – странно, что она принцесса, у царственных особ должно быть неплохое образование, а мне лично показалось, что она глупа, как полено. За то время, пока она служит Шао Кану, она могла бы у него втихаря половину армии перебить и самого его вместе с Шэнг Цунгом грохнуть, а она так глупо прокололась во время поединка с тобой.

В этом плане Арт в какой-то мере ошибался: с образованием и интеллектом у Китаны и впрямь было плохо, но совсем глупой ее назвать было нельзя – она прекрасно соображала, где, что и кому можно или нельзя говорить, и благоразумно умолчала при Лю Канге о его папеньке и всем, что с ним связано, изложив официальную версию развития событий.

- Да ладно тебе, Арт, - отшутился Лю, - я в нее ни капельки не влюблен, мне просто чисто по-человечески ее жалко, столько лет провести в окружении врагов, как она еще умудрилась при этом сохранить здравый рассудок.

- Ну, это другое дело, - с облегчением вздохнул спортсмен, не догадываясь, что в душе его приятель благополучно начхал на все его добрые советы.

- Теперь понятно, куда Шэнг девает трупы погибших на турнире – на запчасти небось разбирает и опыты ставит! Интересное хобби, ничего не скажешь! А насчет Скорпиона Рейден ошибся, - съехидничал Джонни. – Он нам говорил, будто они с Саб-Зиро за право быть лучшими в поединке сражались, а люди из Лин Куэй на самом деле с Ширай Рю вон как подло поступили.

-Ну да ладно, теперь это не имеет значения, - махнула рукой Соня. – Мы уже отделались от обоих ниндзя, пусть это было и нелегко.

***

Китана и Избранные даже не подозревали, что все это время за ними по-прежнему следил Рептилия. Затеррианец также оказался невольным свидетелем перебранки между Ави и Кэно, после чего стремглав помчался с доносом к Шэнг Цунгу.

- Отличная работа, - похвалил своего слугу черный маг. – Кэно просто молодец, прекрасно выкрутился. Сейчас мне некогда возиться с Ави и его отчитывать, но как будет время – я с ним серьезно поговорю, чтоб не смел тут хамить моему подчиненному. Своими пусть обзаведется и разговаривает с ними как хочет. Однако, я думаю, после такой отповеди он к Кэно больше и не полезет. Что же до Китаны… к счастью, ничего особо серьезного она Избранным не выболтала. Пусть Лю Канг жалеет ее дальше, много он понимает в том, что на самом деле произошло, а ты по-прежнему следи за ней в оба глаза и докладывай мне о каждом шаге нашей принцессы во всех подробностях.

***

Когда человек живет спокойной жизнью и ему ничто не угрожает, он практически не замечает хода времени, но в опасной ситуации многие начинают думать о каждой прожитой секунде, о том, что они, возможно, в последний раз наслаждаются закатом или прогулкой на свежем воздухе.

Шэнг Цунг тоже постоянно помнил о том, что в любой момент с ним могут расправиться подручные Тьена, и каждый вечер может оказаться для него последним. После поединка Саб-Зиро и Лю он снова отправился по делам в Гонконг, хотя Эсмене и Тарсонис упрашивали его остаться на острове.

- Друзья мои, я прекрасно понимаю ваше беспокойство, - ответил он, - но мои дела за меня никто не сделает, в особенности это касается финансовых вопросов. Спасибо, конечно, что вы за меня так волнуетесь, однако это лишнее. Никто, как всем известно, еще не умер двумя смертями.

Выйдя глубокой ночью из «Ириса», где он беседовал с новым главным бухгалтером «Черного лотоса», Шэнг Цунг заметил, что за ним едет какая-то машина – в тумане свет ее фар казался каким-то ужасающе-мертвенным. Он едва успел спрятаться за угол, когда из окна автомобиля раздались выстрелы; несколько пуль, попав в кирпичи, отбили от них осколки.

В этот момент на дороге перед машиной появился некто, с ног до головы закутанный в черное одеяние с капюшоном, низко надвинутым на глаза.

- А ну, проваливайте отсюда, и немедленно! – произнесла странная личность глухим, но в то же время довольно громким голосом.

- Ни хрена себе! – заорал сидевший за рулем глава нападавших и, выскочив из машины, хотел было выпустить в помешавшего им пришельца все патроны из своего пистолета, но тот вытащил из-под полы черного наряда какое-то странное оружие, похожее на длинную серебряную трубку, и враг тут же превратился в живой факел, с дикими истошными воплями мечущийся по переулку, а через пару минут упал на землю и только подергивался в агонии.

- Вы что смотрите, стреляйте! – завопил второй человек из машины, и двое его подручных с винтовками, открыв двери автомобиля, прицелились было в незнакомца, но тут же залезли назад.

- Не будем мы стрелять. Поехали отсюда! У него огнемет!

Тут рядом с машиной неожиданно появилась уже знакомая Шэнгу рыжеволосая Кира с пистолетом в руке.

- Передайте вашему хозяину Тьену, что если он еще раз вздумает вытворить нечто подобное, я не посмотрю ни на каких Старших Богов, поймаю его и сделаю из него удобрение, а всех его прихлебателей утоплю в бочке с дерьмом – во Внешнем Мире, да будет вам известно, так поступают с теми, кого обвиняют в самых позорных деяниях. Это ясно? Убирайтесь отсюда немедленно!!! Я не боюсь ни вас, ни Тьена, ни Рейдена, вот такая я бесстрашная.

Подручные Тьена в ужасе завели машину и быстро скрылись с места происшествия. Кира убрала пистолет в кобуру и подошла к Шэнгу.

- Как видите, у этих уродов снова ничего не вышло… Знакомьтесь, это еще один мой товарищ из нашего синдиката, больше известен под прозвищем Безликий, но для друзей просто Аймо.

Шэнг Цунг по жизни ненавидел принимать от кого-либо помощь, но, в отличие от Сони Блейд, отнюдь не потому, что никому не доверял, а просто не хотел выглядеть в чьих-то глазах слабым и неспособным что-либо сделать самостоятельно. В этот момент ему показалось, что смотрится он донельзя жалко, хотя на самом деле Шэнг, как и все люди, привыкшие полагаться только на себя, сильно преувеличивал. Кэно и его соратникам из «Черного Дракона» придворный маг Шао Кана казался в любой ситуации человеком очень гордым и замкнутым, но уж никак не жалким.

- Очень приятно познакомиться, - ответил он с абсолютно бесстрастным лицом. – Я очень благодарен вам обоим за помощь, вы, Кира, в очередной раз спасли мне жизнь. Надеюсь, что подручные Тьена больше не станут нам мешать. К сожалению, я не могу дольше оставаться здесь, меня ждут неотложные дела на острове.

- А вы откуда на Шимуру перемещаетесь, с сорокового пирса? – спросил Безликий.

Шэнг утвердительно кивнул.

- Да, там очень удобное место для телепортационного канала.

- Давайте мы вас подбросим, у нас тут тачка за углом стоит, - учтиво поклонилась Кира. – Это куда безопасней, чем идти пешком по улице.

- Ладно, поехали, - черный маг попытался натянуто улыбнуться. – Хорошее у вас оружие, Аймо.

- А то, сам сконструировал, - с гордостью в голосе ответил Безликий и распахнул перед Шэнгом дверь большого черного джипа. – Забирайтесь.

***

Подручные Тьена, панически боявшиеся своего хозяина, на четвереньках ползли к его трону, не переставая оправдываться.

- Мы почти убили его!

- Но тут появились эти!

- Он был с огнеметом!

- По очереди, не орите все вместе, - нервно произнес Тьен, с рожи которого по-прежнему не сходило экстазное выражение.

- Ну, мы подъехали к нему и начали стрелять! – проверещал один из его подручных.

- А Шэнг Цунг спрятался за углом! – продолжал второй тьенист. – Тут на дороге возникло что-то непонятное! Это был жуткий человек в черном! Я не понял, но мне показалось, будто у него с лицом…

- Чушь какая-то, - перебил Тьен. – Ладно, продолжай. Дальше что было?

- По-моему, у этого мужика и лица-то не было… не разглядел я, испугался, и на нем был капюшон! – дурным голосом орал тьенист. – Ну, наш командир хотел в него выстрелить, но тот достал огнемет и сжег его заживо! Мы больше не стали стрелять, испугались!

- Испугались?!!! – заорал Тьен так, что, казалось, рухнут стены и потолок. – Трусы!!!!! Сколько раз ты только что произнес слово «испугались», тебе помочь подсчитать или сам справишься, недоумок??!!!!

- А потом появилась какая-то женщина и велела нам убираться! Еще она просила передать вам, хозяин, чтобы вы прекратили убивать людей Императора, иначе она пустит вас на удобрение, а нас всех перетопит в яме с дерьмом!

- Не в яме, а в бочке! – перебил его товарищ.

- Неважно!

Тьен посмотрел на стоявших тут же Рейдена и заместителя наставника Храма Света. Наставников ki’art, носивший удивительно красивое имя Жуй Хуй, глядя то в пол, то в потолок, истово молился Джиалу, а братец Тьена теребил край своего идиотского грязного и драного балахона непонятного цвета, явно найденного в мусорном баке, и монотонно бубнил себе под нос нечто неразборчивое.

- Что будем делать-то? - вздохнул Тьен, который прекрасно понял, что окружен сплошными трусливыми идиотами, неспособными даже вчетвером прикончить одного из огнестрельного оружия, и его младший брат – не исключение.

Рейден, побледнев, сел на пол около трона Тьена.

- Пусть Шэнг Цунга Лю Канг в честном бою убивает. У Лю есть все шансы, - буркнул склочный божок.

- Согласен, - ответил Тьен. – Объясни Лю Кангу, что он должен, нет, обязан это сделать!

- А если заметят, что я его подговариваю? – испугался Рейден.

- Ты мне мораль читать будешь? Сделай так, чтоб не заметили! Все должно произойти как бы случайно, только подговаривай Лю Канга по-тихому!

Рейден в это время смахивал на заезженную пластинку, поскольку в перерывах между репликами продолжал бубнить граммофонным голосом нечто невразумительное.

- Заткнись! – заорал Тьен. – Ты там что, тоже вместе с Жуй Хуем Джиалу молишься? Как же, слышит он тебя! А вы все убирайтесь вон! И поймайте мне ворону!

С раннего детства Тьена тянуло не к женщинам, а к уткам, курам и в особенности к воронам, однако ловить птичек сам он ленился и обычно поручал грязную работу то младшему брату, то подручным.

- Указания мои понял? – переспросил глава Младших Богов.

- Да, Тьен! – бодро ответил Рейден с земным поклоном.

- Ну так какого хрена ты еще до сих пор не на Шимуре? Вперед и с песней!

- Ухожу, ухожу, ухожу…

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
24. Заманчивое предложение
Комментарии