1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
22. Вода и лед

На следующий день Лю Канг с огромным неудовольствием узнал от служителей о том, что новым его противником станет не кто иной, как принцесса Китана. Девушка нравилась ему, более того – он понимал, что тоже ей симпатичен и что она однозначно хочет помочь землянам, а теперь ему придется ее прикончить? Или ей – его?

Рейден, естественно, рассказал своему юному протеже и его товарищам по их просьбе все, что знал о принцессе Китане и ее семье.

- Как я уже упоминал ранее, - торжественно начал он, - Внешним Миром правит бессмертный Император, однако ни жены, ни детей у него, - он едва не сказал «моего брата», - как вы понимаете, нет. Поэтому Китана – его приемная дочь, но она не просто взятая с улицы безродная бродяжка, она действительно наследная принцесса. Много веков назад Шао Кан покорил один из соседних миров – прекрасную Эдению, лучшие воины которой проиграли десять Смертельных Битв подряд. Правитель этого мира, благородный король Джеррод, был убит, его жена покончила с собой, чтобы не попасть в лапы к безжалостным захватчикам, а их маленькую дочь Китану Император удочерил, чтобы в глазах народа Эдении иметь право на престол.

- Что-то эденийцы быстро сложили оружие и лапки, - печально покачала головой Соня.

- К сожалению, да, - подтвердил Рейден. – Очень многие из них, привлеченные щедрыми посулами завоевателя и его слуг, переметнулись на сторону врага, а те, кто сохранил верность покойному королю, лишились всех прав и свобод. Китана знает о том, кто ее родители, и ненавидит Императора, но у нее пока еще недостает сил, чтобы возглавить восстание, пусть она и мечтает об этом в душе. Она вынуждена жить в постоянном страхе перед своим так называемым приемным отцом.

- Да, ужасная история, - сочувственно произнес Арт Лин.

- Жаль ее, - еще больше огорчился наивный Лю Канг. – Бедняжка, как она живет в таком кошмаре?

Поединок должен был проходить на берегу моря, и Шэнг Цунг поставил здесь свое кресло, явно намереваясь очень внимательно следить за происходящим.

Соня была человеком весьма неглупым и давно заметила, что Шэнг не доверяет Китане и потому постоянно следит за ней сам или просит о том же своих подручных. Годы работы в спецподразделениях научили ее наблюдательности, чего подчас сильно не хватало Лю Кангу с его тремя классами образования. Потихоньку она собирала сведения о сторонниках Императора, намереваясь по возвращении домой написать отчет о том, куда привели ее поиски Кэно, хотя в душе сильно сомневалась в том, что на работе ей поверят.

Перед самым началом поединка Соня обратила внимание на высокую женщину с серовато-стальными глазами без зрачков, одетую в черное. Девушка видела ее уже не в первый раз и решила обратиться с вопросом к сплетнику Рейдену:

- Рейден, та женщина, которая стоит рядом с креслом Шэнг Цунга – кто она? Я довольно часто встречаю ее вместе с Шэнгом… Это кто-то из его подручных? Будет ли она участвовать в Смертельной Битве?

- Это Тэра, один из генералов Императора, - произнес Рейден с таким видом, словно страстно желал оторвать головы и Тэре, и Шэнг Цунгу. – Шао Кан послал ее наблюдать за турниром. Заявку на участие она вроде не подавала – к нашему счастью, потому что она очень сильный боец.

Соня поняла, что спросила что-то не то, и благоразумно решила не задавать Рейдену дальнейших вопросов по поводу Тэры и ее миссии на острове. Она явно наступила склочному божку на больное место, потому что Рейден, с утра улыбавшийся до ушей, теперь надулся, как мышь на крупу, и старательно отводил глаза от Шэнга и Тэры – ведь Соня-то пока не знала о том, что Шао Кан – его родной брат, а Тэру протектор Земли ненавидит точно так же, как и всех прочих доверенных лиц Императора.

- Начинайте! – крикнул Шэнг, когда противники вышли на приготовленную для боя площадку.

Китана внезапно подмигнула Лю Кангу и сделала вид, что наносит удар. Молодой Избранный понял, что принцесса действительно чего-то от него хочет, и сам принялся старательно изображать поединок, благо в юности его учили навыкам бесконтактного боя.

Прижав Лю к земле, девушка шепнула ему:

- Если ты не используешь в бою все свое мастерство, то на победу можешь не надеяться.

- А какое тебе дело до моей победы или поражения? – вырвалось у Избранного, хотя поначалу он решил не подавать виду, будто слышит слова Китаны.

Ему легко удалось вырваться из захвата, хотя это был не захват, а одно название, и самому опрокинуть свою противницу на землю.

- Чтобы победить в следующем поединке, используй вещество, дарующее жизнь, - тихо сказала девушка.

- Ну-ка, повтори, - переспросил Лю Канг.

Шэнг Цунг идиотом не был и прекрасно заметил, что они только делают вид, что сражаются.

- Китана! – с раздражением крикнул он.

Нанеся противнику несколько касательных ударов, еще менее ощутимых, чем укус комара, принцесса сказала:

- Запомни мои слова.

Шэнг Цунг отлично все слышал, и подобная наглость со стороны эденийки просто вывела его из себя.

- Китана! Хватит! Это не очень умно с твоей стороны! Ты разочаровываешь меня! Я при первом же удобном случае доложу все твоему отцу! Бой окончен, ничья! Лю Канг, твоим следующим противником будет Саб-Зиро из клана Лин Куэй, а ты, Китана, больше в турнире не участвуешь, ты дисквалифицирована за более чем откровенное нарушение правил, я сегодня же аннулирую твою заявку!

Принцесса посмотрела на куэтанца с нескрываемой ненавистью.

***

Знаменитый клан Лин Куэй, одним из выдающихся членов которого был Би-Хань, он же Саб-Зиро-старший, изначально был основан во Внешнем Мире, где воины клана долгое время исполняли роль тайных убийц и разведчиков при Императоре, потом открыл вторую школу в Эдении, а впоследствии перебрался на Землю, где до XIII века нашей эры находился в Японии, а потом – в Китае.

В Лин Куэй Би-Ханю и его младшему брату Куай Ляну жилось очень тяжело. Били ниндзя много, а кормили плохо, ибо половину всех продуктов, которые выделял клану Внешний Мир, сожрал Грандмастер Ониро, а четверть оставшегося – его верные помощники Квейд Анэр и Тай Эрине. Штаб-квартира и замок клана находились в одном из практически неисследованных и недоступных горных районов Китая, и дорога в это место была известна лишь немногим.

Глава клана, Грандмастер Ониро по прозвищу Череп, был родом с Северного Куэтана. Уродлив он был как никто иной: он носил странноватую старомодную прическу в духе древних самураев с «хвостом» на затылке, а свои светящиеся глаза без зрачков белого цвета вечно старался прикрыть капюшоном накидки, как будто стеснялся. Безобразную асимметричную рожу Ониро с безгубым ртом, раскосыми глазами и острым, как у Буратино, носом, вечно перекошенную от злости и сознания собственных недостатков, украшала идиотская бородка клинышком. Сам Грандмастер считал, что это весьма элегантно и сексуально, благо отношения с женщинами у него время от времени случались, и он считал себя весьма привлекательным, но у других людей его внешний вид вызывал ассоциации исключительно с обыкновенным вонючим козлом, который в деревне на лугу травку щиплет.

Череп носил стандартный черно-белый костюм ниндзя, поверх которого напяливал чудовищно неудобную и весящую около семи килограммов накидку допотопного фасона, чем-то напоминающую старинные хламиды эденийской знати. Точно так же одевались Квейд и Тай. Раньше облачение Ониро было черно-алым (он хотел таким образом подчеркнуть, что он как-никак глава клана), но члены Лин Куэй не имели права носить красные наряды – это была привилегия Алых, возмущенный глава которых Меи-Линг наехал на Ониро и показал ему бумагу о военной форме в Темной Империи, подписанную самим Шао Каном. После этого Грандмастер сменил-таки одежду, опасаясь гнева главы государства.

Ониро был редкостным самодуром и всю жизнь поступал по принципу «так хочу, так желаю, и да будет вместо разума моя воля». Он избивал и морил голодом несчастных членов Лин Куэй, присваивал и пропивал деньги, которые государство выделяло на содержание клана, и вытворял прочие мерзости. До Императора доходили слухи о том, что Ониро беспробудно пьет, курит травку, нюхает клей, бензин и жидкость для снятия лака, но доказательств сему обнаружено не было – Грандмастер умело скрывал свои прегрешения.

Ониро был чудовищно жесток и приказывал убивать членов клана, уличенных даже в самых незначительных проступках. Ясно, что после этого желающих стать воинами Лин Куэй по доброй воле не оказалось, и еще при жизни одного из прежних глав клана Син Кэртара (3) ниндзя начали воровать на Земле малолетних детей и воспитывать их как своих воинов. Инициатива при этом исходила от неугомонного Ониро, и Син Кэртар, бессмертный, как и все куэтанцы, умер, само собой разумеется, не своей смертью, а стал жертвой озверевшего от нечеловеческой жизни подчиненного – самого первого Саб-Зиро.

Впридачу ко всему вышеперечисленному Ониро присвоил все коронные фразы Шэнг Цунга типа «Твоя душа – моя» или «Ты принадлежишь мне!», произнося их при каждом удобном случае. Техникой похищения душ Ониро не владел, но ему явно не давали спать по ночам лавры чемпиона Смертельной Битвы.

Еще более омерзительным созданием, чем Ониро, был второй из Учителей клана – Квейд Анэр по прозвищу Шепелявый Квейд (вследствие врожденного дефекта органов речи он жутко шепелявил, и разобрать то, что он хочет сказать, было почти невозможно). Несмотря на страшное косоглазие, выдающуюся вперед нижнюю челюсть и просто жуткую рожу, Квейд был большим модником, делал себе маникюр с аэрографией и обожал гламурные наряды. Кроме того, он наслаждался всеми видами сексуальных извращений, а именно разгуливал по своей вилле на острове Тайвань, купленной, естественно, на присвоенные деньги клана, в совершенно голом виде, приводил туда девушек и юношей сильно облегченного поведения и устраивал чудовищные оргии в компании с Таем Эрине, который при этом переодевался в женское платье. Третий Учитель клана был не только собутыльником Квейда, но и тем, кто в официальных документах обычно именуется словом «сожитель», что могло оказаться более чем небезопасно – если бы кто-то донес на них Императору, за изощренный разврат обоих бы просто колесовали.

Тай Эрине внешне хотя бы отдаленно напоминал человека, хотя у него тоже были светящиеся глаза без зрачков белого цвета. Он был громилой ростом здорово за два метра и одним ударом запросто мог ухлопать не то что племенного быка, а даже дракона. Тем не менее третий из Учителей клана был туп как колода и в плане умственного развития не смог превзойти даже Лю Канга, поскольку не имел понятия даже о самых элементарных вещах. Впрочем, сила есть – ума не надо, и отсутствие мозгов не мешало ему неплохо драться.

Время от времени Император подумывал о том, чтобы распустить Лин Куэй и отдать его начальство под трибунал, но был один нюанс. Некогда лучший клан ниндзя превратился под руководством Ониро в такую продажную контору, что если бы Шао Кан вдруг обрубил клану финансирование или начал сильно давить на его Учителей, Ониро и его верные прихлебатели тут же предали бы Внешний Мир и начали работать на Рейдена. Стоит сказать, что временами, когда склочный божок и его поклоннички отстегивали Ониро весьма крупные денежные суммы, Грандмастер благополучно заставлял своих ниндзя пахать на Светлых.

Не так давно из Лин Куэй уволился по собственному желанию и начал помогать Шэнг Цунгу Саб-Зиро-старший (его младший брат Куай Лян до поры до времени оставался в клане). С Ониро его лучший воин поругался по банальной причине: тот мотался между Рейденом и Императором, как всякая гадость в проруби, в зависимости от того, кто больше платит, и пытался заставить Саб-Зиро делать то же самое.

Саб-Зиро-старший был самым сильным и прославленным воином клана, и его способности не могли не привлечь внимания других людей. Однажды ранним зимним утром к Грандмастеру Ониро пришел Куан Чи – придворный маг и правая рука Шиннока, отца Рейдена и Шао Кана. Он попросил Би-Ханя украсть из Храма Элементов, где обретались Младшие Боги – сторонники Рейдена, древний амулет, принадлежавший его господину. Ниндзя блестяще справился с заданием и вручил черному магу необходимое, но об этом мгновенно прознал Рейден. Он понял, что если отец воспользуется своим артефактом, им с братцем Тьеном быстро придет конец. Бог грома заплатил клану кучу денег, чтобы Саб-Зиро как можно скорее вернул амулет, поскольку решил, что ниндзя, отнявший артефакт у Младших Богов, сможет отобрать его и у Шиннока. В итоге большую часть зарплаты Би-Ханя, естественно, прикарманил Ониро, а сам ниндзя с огромным риском для жизни все же отнял у папочки Рейдена его вещь. Одним заказом бог грома не ограничился и попросил Саб-Зиро, конечно же, убить Шэнг Цунга.

Этого ниндзя уже не выдержал.

Несмотря на годы работы в продажном клане и общения с личностями типа Ониро, Квейда и Тая, Би-Хань не страдал отсутствием хотя бы подобия порядочности и послал Рейдена куда подальше, сказав, что не будет убивать человека, сделавшего для Внешнего Мира вообще, для их клана и конкретно для самого Саб-Зиро и его брата много хорошего, только потому, что так хочет великий Рейден. После этого Би-Хань направился на Шимуру и рассказал Шэнгу об истории с амулетом и о втором заказе.

Шэнг знал, что ничего другого от Рейдена и Ониро ждать не приходится, и понимал, что в клане ледяной воин будет обречен исключительно на то, чтобы исполнять подобного рода заказы, получать от Ониро одни пинки и слушать нецензурную брань Учителей, после чего предложил ниндзя остаться на Шимуре на выгодных условиях: вдвое большую, чем в клане, зарплату – лично в руки, свой дом на острове и человеческое существование без мата и мордобоя. Бедный Саб-Зиро, естественно, согласился – ему очень уж надоело терпеть безумные выходки Ониро. Сам Грандмастер был страшно разъярен тем фактом, что Би-Хань отныне будет работать на Шэнг Цунга, но не смог и пикнуть – рыльце-то было в пушку, а если бы Шао Кан узнал о том, что Ониро действительно предлагал его младшему братцу свои дорогостоящие услуги, то глава Лин Куэй куковал бы на кобальтовых рудниках до второго пришествия.

- Еще одна твоя идиотская выходка, - пригрозил Ониро Шэнг Цунг, - и ты труп. В твоих интересах не только молчать, но и поставить голову на место! Помни о том, кто твой истинный хозяин и кому ты обязан существованием своего клана!

У Би-Ханя была и еще одна причина покинуть клан. Во время своего путешествия по Не-Миру, где обитал Шиннок, он познакомился с прекрасной девушкой по имени Сарина и подумал, что возраст у него как раз подходящий для того, чтобы создать семью – не так давно ледяному ниндзя минуло тридцать два. Однако привести супругу в Лин Куэй по понятным причинам было невозможно, а на Шимуру, находясь на службе у Шэнга – вполне себе, тем более при наличии жилья. К своему сожалению, ниндзя распрощался с Сариной при не слишком приятных обстоятельствах – она была одним из воинов Шиннока, и отец Императора, застав ее мило разговаривающей со своим врагом, в гневе едва не прикончил девушку, однако Саб-Зиро не терял надежды найти свою возлюбленную и быть с ней вместе.

***

Лю Канг, недолго думая, во всех подробностях рассказал Рейдену о своем несостоявшемся поединке с Китаной, и бог грома решил, что нужно срочно действовать. Нацепив очередной выцветший балахон, он притащил в зал, в котором должен был проходить следующий поединок, два ведра воды и тихо смылся. К величайшему сожалению, никто его не заметил.

***

На следующий день Лю Канга отвели в незнакомый зал, представлявший собой довольно мрачное, но просторное помещение без окон, в которое от входа вела широкая длинная лестница. Через некоторое время туда спустился Саб-Зиро-старший – новый противник воина Земного Мира.

Враги долго отражали атаки друг друга, но наконец ниндзя, изловчившись, встал на руки и ударил Лю одновременно двумя ногами в подбородок. Тем не менее Избранный лишь пошатнулся, а не заполучил перелом челюсти и сотрясение мозга – удар получился скользящий, а Би-Хань, отскочив в сторону, принялся изматывать своего врага короткими точными атаками, желая, чтобы тот устал и потерял реакцию. Однако Лю Канг быстро заметил слабину в защите оппонента и свалил Саб-Зиро на пол таким апперкотом, что ниндзя отлетел метра на три, шипя от боли и мысленно желая воину Земли поскорее сдохнуть.

Поднявшись через некоторое время на ноги, Саб-Зиро понял, что противник ему достался отнюдь не такой неумелый, как стражи Храма Элементов и монахи Храма Света, и просто так с ним разделаться не удастся – если он не использует свое умение метать лед, победы ему не видать. Би-Хань решил быстро отправить Лю Канга на тот свет при помощи своей способности все замораживать. Ниндзя сделал несколько широких пассов руками, и в воздухе тут же заискрились серебристые огоньки, между ладонями Саб-Зиро возник светящийся голубоватым светом переливающийся шар, а вокруг самого ледяного воина появилась сияющая аура. Лю отскочил в сторону, не зная, что делать дальше, и внезапно наткнулся на одно из ведер с водой, притащенных в зал Рейденом.

Вода выплеснулась на пол, и Избранный наступил в лужу; тут он вспомнил, что Китана велела ему использовать вещество, дарующее жизнь. Лю сообразил, что она имела в виду именно воду, и, схватив второе ведро, решительно швырнул его в Саб-Зиро. В мгновение ока оно долетело до окружавшей ниндзя ауры и разлетелось на куски, а находившаяся в нем вода попала в самого Би-Ханя, который тут же превратился в светящуюся ярко-белым светом ледяную статую.

Лю Канг облегченно вздохнул и направился к выходу. Очередная победа была за воинами Земли. Чего им ждать дальше?

(3) ? – 1493 год н.э.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
23. Ужас за запертой дверью
Комментарии