1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
15. Последний вечер

Когда Кэно вышел из кабинета хозяина, к нему подошли Эсмене и Тарсонис; Шэнг, Рутай и Акахата отправились заниматься последними приготовлениями, а Тэра собралась переодеться к торжеству во что-нибудь нарядное – не сидеть же на открытии турнира в военной форме.

- Слушай, мы с тобой пока еще не успели познакомиться, - начал черный эдениец, - в общем, я тоже один из распорядителей турнира. И мне кажется, что Шэнг тебя сюда не зря привел, потому что тебе не безразлично, что здесь творится. У меня есть к тебе один важный разговор. Ты только не подумай, что я сумасшедший.

- А с какой стати я должен так думать? - недоуменно спросил бандит.

- С такой, что у меня нехорошие предчувствия бывают. Я иногда могу предвидеть будущее или ощущать, что что-то произойдет. Меня за это свои и возненавидели – я после этого из Эдении и убрался.

- Да у меня то же самое бывает. Порой, - прокомментировал Эсмене. – Однако угроза того, что, возможно, произойдет, вовсе не означает, что это непременно случится. Когда я работал на Храм Света, у меня время от времени были видения моей смерти от рук внешнемирцев. Потом я поменял сторону – все прошло.

- Представляю себе, как мы смотримся со стороны, - разрядил атмосферу шуткой Кэно. – Два психа, у которых видения, рассказывают о них отпетому уголовнику. А если серьезно, то ты отлично держался, - сказал он Эсмене. – Думаю, Тэра очень здорово повелась и ничего не заподозрила.

- Я уже давно заподозрил, что она к Шэнгу неровно дышит, иначе ей было бы все равно, в чем на открытии сидеть – в платье или в военной форме, - ответил он, - но сейчас немного о другом речь.

- Согласен, эти двое друг другу точно нравятся, я уж заметил, как Тэра глядит на хозяина, - согласился Кэно, - мне думается, что она ему тоже симпатична, это я по его тону понял. Теперь давайте к делу. Что именно вы там почувствовали или увидели? Это важно.

- Я почему-то знаю, на все сто уверен, что мерзавец Тьен скоро погибнет, но твой господин может этого уже и не увидеть. Подручные братьев Императора хотят убить Шэнг Цунга – я чувствую это.

Эсмене с ужасом повернулся к нему:

- И я тоже это почувствовал…

- Всегда удивлялся, как у людей такое получается, - удивился бандит. – Не волнуйтесь, я не считаю вас сумасшедшими, это просто интуиция так круто работает. Я такое пару раз видел, а потому вам верю.

- Я родился в Эдении, в Тарал-рэанне, - поделился с Кэно Тарсонис. – С детства со мной бывали неприятные случаи: я что-то чувствовал, например, что соседка за водой пойдет, а ее ребенок случайно свечу на пол уронит и пожар устроит, а потом все оправдывалось и сбывалось. Мать с отцом меня ругали, а то и били, чтоб языком не болтал, но я был тогда еще ребенком и не понимал, в чем дело – для меня мой дар был чем-то вполне естественным. Потом, когда я вырос, от меня весь наш квартал начал как от огня и молнии шарахаться. Ну мне это все по вкусу не пришлось – сидеть в изоляции, как сам понимаешь, не слишком приятно. К тому времени Эдению уже захватил Император. Я в один прекрасный день вещички собрал тайком, родителям наврал, будто ногу повредил и к врачу с утра пораньше пойду, а сам встал затемно да и свалил из города навсегда. Больше никто из родных меня и не видел. Я пришел к внешнемирцам да и попросил генерала Бараку: возьмите меня на службу, так и так, делать мне среди своих просто нечего. Тот согласился, я с людьми Императора хорошо поладил, так вот и служил ему верой и правдой долгие годы, а впоследствии меня на Шимуру отправили под начало к Шэнгу – одним из распорядителей.

- У меня это тоже с детства, - покачал головой Эсмене.

- Честно говоря, не завидую, - ответил им Кэно, - всегда предпочитал не знать, что меня ждет, но если уж такое есть, то давайте действовать, а не переживать заранее. Вот что я думаю, мужики. К сожалению, я тут застрял без возможности связаться со своими ребятами, но мне хозяин говорил, что на Внешний Мир работают и другие синдикаты. Например, всем известная «Черная Орхидея».

- И «Черный Лотос», - добавил экс-чемпион. – Основатель и глава «Орхидеи» - мой старый друг Сиро, а вот «Лотос» появился с моей легкой подачи.

- Так вот, слушай сюда внимательно. Представим себе, что какому-нибудь моему товарищу в обыденной жизни грозила бы опасность, и за ним бы кто-то охотился. Что бы я сделал? А все очень просто: позвал бы своих ребят и приказал бы им за ним отслеживать и ни на минуту не оставлять одного. Однако моих парней тут, увы, нету, и связаться с ними я не могу. Поэтому я предлагаю провернуть то же самое вашим с Сиро людям. Никто, конечно, не говорит, что они должны хозяина чуть ли не в сортир провожать, но организовать, фигурально выражаясь, ненавязчивое сопровождение в опасных местах просто необходимо.

Тарсонис посмотрел на Кэно с однозначным одобрением. Бандиту показалось, что этот разговор был своего рода проверкой нового члена команды; что ж, они имеют на это полное право, а сам глава «Черного Дракона», судя по всему, выдержал экзамен.

- Верно мыслишь. Молодец, - поддержал его Эсмене. – Так мы и поступим. Главное, чтобы сам Шэнг ничего не заподозрил.

- А чего тут плохого? – с недоумением спросил Кэно. – Многие люди ходят с охраной, и все нормально.

- А того, что ненавидит он, когда его кто-то пытается оберегать или тем паче жалеть. Считает, что в этом не нуждается, - пояснил черный эдениец.

- Короче, действуй, - сказал глава «Черного Дракона» Эсмене. – С тебя группа поддержки, кроме того, нам всем следует быть внимательными и не хлопать ушами. Кто увидит или услышит что подозрительное – бегом сообщать остальным.

- Правильно, - согласился довольный Тарсонис.

***

Служители в балахонах отвели Избранных в их комнаты, которые оказались похожи на вполне обычные гостиничные номера – небольшие и довольно уютные, с выкрашенными в приятные пастельные тона стенами и чистыми уборными. Душ, раковина, унитаз – все как в хорошей земной гостинице, даже стаканчик поставили, зубную щетку положили, пасту, мыло, рукавичку и гель для душа. В каждой комнате была аккуратно застеленная кровать, а рядом – столик и шкаф для одежды. Соня, Арт, Лю и Джонни, которым этой ночью так и не удалось поспать, чувствовали себя совершенно вымотанными; они повалились на свои постели и заснули, не раздеваясь. Примерно за час до начала торжественного ужина по случаю открытия турнира в дверь каждого постучали служители и доброжелательным тоном сообщили, что пора просыпаться и собираться на пиршество.

Для участников турнира был организован торжественный прием в главном зале самого большого здания на острове – про себя Избранные уже прозвали его дворцом. Идя на ужин, четверо воинов Земли столкнулись в коридоре с богом грома; его сопровождал какой-то крепкого сложения мужчина в черном деловом костюме, а также наставник Храма Света собственной персоной.

- Здравствуй, Рейден, - поприветствовал его Джонни Кейдж, - не ожидал, что увижу тебя здесь, ведь ты же говорил, что не имеешь власти на острове Шэнг Цунга!

- О да, это верно, - согласился братец Тьена, - однако ведь никто не мешает мне просто присутствовать на турнире! К счастью, покупать билеты на Смертельную Битву, как на простые соревнования, не нужно, и поэтому я обещаю приглядывать за вами и по возможности даже помогать в меру дозволенного правилами. Позвольте представить вам моих спутников: это господин Веньян, давний почетный член общества «Белый Лотос», и Хуй Я, наставник Храма Света.

Соня Блейд, которая хорошо знала русский язык, с трудом сдержалась, чтобы не заржать в полный голос, и сдержанно улыбнулась. Заведующий гнездилищем тьено- и рейденопоклонников носил весьма интересное мирское имя и, следовательно, приходился тезкой серебряному призеру олимпиады в Сиднее по синхронным прыжкам в воду, однако при этом Хуй Я из Храма Света отдаленно смахивал не то на мешок с навозом, не то на полусгнившую дохлую жабу и не смог бы занять на Олимпийских играх даже последнее место – его бы просто дисквалифицировали за неэстетичный внешний вид.

- Очень приятно, - культурно ответила Избранная.

Появление Веньяна и Хуй Я рядом с Рейденом не укрылось и от бдительного взора Кэно.

- Глянь-ка, Эсмене, - сказал бандит экс-чемпиону, - у твоего бывшего друга-электрогенератора появился какой-то подозрительный припиздень. Я вон про того хера в черном костюме, хотя еблан в хламиде тоже мерзок. Мне это не нравится.

- Еблан в хламиде – это нынешний наставник Храма Света. Гадок, туп как пень, но в общем и целом безобиден. А вот насчет второго мужика ты прав. Надо бы за этим проследить. Я уж скинул необходимую информацию Тадже, она обещала принять надлежащие меры. Жалко, что мобильная связь не работает через портал, а то я бы позвонил еще одному товарищу во Внешнем Мире.

Кэно, который во избежание неприятностей с Соней снова переоделся Черным Священником, внимательно наблюдал за людьми – землянами, внешнемирцами и представителями каких-то еще рас и народов, постепенно собиравшимися в пиршественном зале. Тэра выглядит просто шикарно – и не узнать: вместо строгой военной формы на ней дорогое вечернее платье из алого шелка, на темных волосах золотая диадема с розоватым жемчугом, на ногах – красные бархатные туфли на небольшом каблуке, не иначе как все-таки пытается произвести должное впечатление на хозяина турнира. Рутай одет в длинную – почти до щиколоток – черную тунику без пояса, расшитую по вороту, подолу и рукавам металлическими нитями; смотрится эффектно, пусть и не очень ему идет, он в таком наряде выглядит слишком худым. Девушка в зеленом шелковом платье с такими же, как у Шэнга, глазами и длинными волнистыми волосами – это, судя по всему, Сариллайн; за руку она держит девочку-подростка в джинсовом сарафане – это, видимо, ее младшая сестренка Маи. Мелкая выглядит не слишком довольной: ее никто не пустит смотреть собственно сам мордобой, максимум, что ей светит – присутствие на торжественном открытии турнира, но такому ребенку, как она, там и в самом деле не место. Еще две девушки-внешнемирки в нарядных платьях рядом с сестрами – одна в темном сине-зеленом, другая в сиреневом – это наверняка Эрлэй и Аунэдис, только непонятно, кто именно из них кто. Та, что в сине-зеленом, особенно красивая, вот бы с такой поближе познакомиться… хотя если это и в самом деле дочь Шэнга, об этом нечего и мечтать, безродный сирота и к тому же глава банды – человек однозначно не ее круга и социального слоя. Двое высоких парней в этой компании – однозначно Ави и Джастин, причем понять, кто из братьев кто, очень просто: у Ави на шее висит медальон из серебристого металла на длинной цепочке – силуэт дракона в круге. Наверное, Эсмене все же прав в его отношении: у юноши надменное жестокое лицо – разительный контраст с младшим братом: тот выглядит совершенно спокойным, довольно приветливым и даже чуть заметно улыбается. Его давние знакомые-ниндзя – Би-Хань и Ханзо Хасаши – облачены в свои боевые костюмы: интересно, как они будут есть в масках – или все-таки их снимут? Сам Эсмене остался в прежней одежде – потрепанном льняном кардигане и простых брюках; по его виду было нетрудно догадаться, что предстоящее торжество его отнюдь не радует. Соня Блейд, кажется, нашла себе новых товарищей – рядом с ней знаменитый американский актер Джонни Кейдж, которого тоже пригласили участвовать в турнире, олимпийский чемпион по каратэ Арт Лин и еще какой-то молодой человек азиатской наружности, вероятно, это и есть Лю Канг. Что ж, может быть, общение с другими Избранными ее хоть как-то отвлечет от мыслей о старом враге… хотя Кэно все равно не слишком горел желанием идти на празднество вместе со всеми: Рутай вон явно не горит желанием сидеть вместе с королем преступного мира за одним столом, а Соня наверняка только и мечтает открутить недругу голову.

Вскоре к нему подошел Шэнг Цунг.

- Ну что, идем, нам пора, - улыбнулся он, но Кэно, в отличие от Эсмене, не сдвинулся с места.

- А можно мне за дверью постоять? Честно говоря, хозяин, мне не очень удобно так вот себя вести… как будто я… короче, если Соня меня увидит, она ж прямо на пиру на этом драку устроит, и мне как-то не очень хочется портить вам праздник, а я ведь действительно все испоганю, если там появлюсь.

О подслушанном разговоре Шэнга с Рутаем он, разумеется, деликатно умолчал – хозяину об этом знать вовсе не обязательно, сейчас и без того ситуация сложная, и незачем зря его расстраивать и провоцировать возможный конфликт. В конце концов, они с племянником Императора не ругаются, друг с другом вежливы и приветливы, сражаются на одной стороне за общее дело, а лучшими друзьями становиться отнюдь не обязаны. Все нормально – ну и хрен с ним, благо Рутай ни к кому не докапывается.

- Кэно, перестань, - успокоил его Шэнг. – Иди и садись со всеми за стол, а чтобы Соня к тебе не прикопалась, так не снимай капюшон до конца вечера. Из тебя вышел прекрасный Черный Священник, не знал бы, кто прячется под этим балахоном – в жизни бы не догадался, - хозяин турнира показал своему слуге одобрительный жест.

В этот момент мимо них прошествовали Рейден с Веньяном.

- Приветствую тебя, Шэнг Цунг, - ехидным тоном протянул бог грома. – Вижу, все уже собрались: и Эсмене, и Рутай, и Тарсонис, и из Внешнего Мира тут гости прибыли, но где твой новый одноглазый подручный? Боишься пускать его на званый вечер? Правильно боишься, честно говоря, я вообще с трудом себе представляю, в каком помойном баке ты его откопал и зачем он тебе нужен.

Кэно похолодел. Бля, если этот хер в шляпе что-нибудь пронюхает, так сдаст его Соне с потрохами, и тогда мордобоя не избежать, а до официального начала турнира это вроде как запрещено… ему вовсе не хотелось, чтобы у него самого и его новых знакомых были неприятности.

- Мне кажется, что драться он совершенно не умеет и знает только два приема – ногой в челюсть и арматуриной от всей души, - продолжал протектор Земного Мира. – Вести себя за столом наверняка тоже не умеет, а поэтому пусть посидит где-нибудь в своей комнате, в кои-то веки раз ты принял правильное решение. Ты, конечно, не звал меня на открытие турнира, но мы с Веньяном и не пойдем. У нас есть другие, более важные дела, - с явным превосходством в голосе завершил он свой пламенный спич и, развернувшись, тут же куда-то удалился вместе со своим гардеробоподобным спутником, которого он не удосужился даже представить хозяину турнира.

- Вали, - прошипел ему вслед Эсмене, - будешь ты тут Шэнгу указывать, кого на службу нанимать, а кого нет, придурок. Тебя не спросили, без твоих ценных советов никто ни разу не обошелся.

Он изобразил своему недругу в спину неприличный жест. Кэно повесил голову: теперь и этот туда же, недаром они с Рутаем родственники. Нет, он однозначно не по себе сук срубил: все же королю преступного мира и в самом деле не пристало сидеть за одним столом со всякими внешнемирскими сановниками и тем более с родичем самого Императора. И вообще ему здесь не место, но раз уж подписался на эту работу – придется держать слово и выполнять, что пообещал.

От Шэнга, похоже, не укрылось настроение подручного.

- Кэно, не обращай внимания на эту мразь. Это мой дом, и мне решать, кто придет на устроенное мной празднество и кто должен мне служить. Пойдем в зал, садись за стол, ешь, пей, радуйся жизни – от себя обещаю, что все будет очень вкусно и на высшем уровне. Капюшон просто, как мы условились, не снимай, чтобы Соня драку не устроила.

- Шэнг прав, из тебя вышел классный Черный Священник, даже Рейден ничего не просек, - поддержал его Эсмене. – Пошли жрать лобстеров, обожаю морепродукты. По правде говоря, я в свое время на открытии первой в моей жизни Смертельной Битвы только нормальную человеческую еду и попробовал, а то в Храме Света кормили такой дрянью, что и свинья побрезгует, - скривился он.

Пока гости и участники турнира устраивались за накрытыми столами, Рейден и его новый знакомый Веньян обсуждали в сторонке свой новый замысел.

- Тьен сказал мне вот какую вещь, - проговорил амбал, попыхивая очередной сигарой. – Он подозревает, что ваш племянник Рутай постоянно следит за вами, скорее всего – по прямому приказу Шэнг Цунга.

- Да я в курсе, - ответил бог грома.

- В курсе и ничего не делаешь?! – Веньян едва не выронил сигару. – Так вот, от потенциальной угрозы надо избавляться.

- Ты решил его убить? Это могут засчитать как нарушение пра…

- Забудь про правила, - оборвал его громила. – Я не предлагаю убивать твоего родственника при помощи грубой силы и оружия. Это и в самом деле может быть засчитано как нарушение правил. Однако есть и другие способы. Наверняка ты слышал о том, что недавно случилось в Египте?

- А что случилось в Египте? – тупо хлопал глазами Рейден.

- А в Египте не так давно случилась неприятность – вся страна в шоке, полиция бессильно разводит руками, к расследованию этого дела по просьбе египетских коллег приступили также представители правоохранительных органов других стран, но оно зашло в тупик. Знаменитый египтолог, профессор Лейла аль-Махри и ее муж Амир погибли при невыясненных обстоятельствах, в газетах и по телевидению сообщили, что их смерть однозначно была насильственной – обоих застрелили из пистолета с глушителем. Незадолго до этого профессор аль-Махри и ее помощники обнаружили в гробнице превосходно сохранившуюся мумию знатного человека. После смерти нашей великой ученой мумия тоже пропала бесследно. Некоторый процент тушки этого древнего египтянина и сейчас у меня с собой, - Веньян выразительно похлопал себя по карману, криво ухмыльнувшись.

- Так это ты ее спер? – изумился Рейден.

- Да. Твой любящий брат Тьен много размышлял над тем, как извести Рутая без помощи оружия или кулаков, и в итоге мы нашли в одном древнем манускрипте подробное описание некоего ритуала, для которого требуется мертвое человеческое тело – высушенное и истолченное в порошок вместе с костями, мумия вполне подойдет. Когда по всем каналам показали госпожу аль-Махри и ее аспирантов рядом с находкой, я сразу решил, что это наш счастливый шанс, и как-то вечером наведался в институт, где египтянка исследовала своего древнего соотечественника. Поначалу я попытался уговорить эту даму по-хорошему и предложил ей приличную сумму в валюте, на которую и она сама, и ее дети, и даже внуки и правнуки смогут безбедно прожить всю жизнь, но Лейла аль-Махри категорически отказалась – для нее наука важнее денег. В этот момент в институт наведался и ее муж: ох уж эти арабские семьи! Он решил забрать жену после работы и оказался нежелательным свидетелем, более того, встал на ее сторону, велел мне убираться и сказал, что такие важные для мировой науки объекты, как эта мумия, не продают кому попало с улицы даже за очень большие деньги и что это открытие – дело всей жизни его супруги. Мне пришлось устранить обоих – видят Старшие Боги, я не хотел этого, но парочка египтян сама же начала ерепениться! Два выстрела, господа аль-Махри мертвы, мумию я забрал, она оказалась вполне годной для ритуала, а потом мы с Тьеном аккуратно истолкли ее в порошок. Теперь мы можем избавиться и от вашего племянника – все совершенно безопасно: никакой драки, поножовщины, ран, сломанных костей и прочих следов – один маленький ритуальчик, никто ничего не заметит, мы сейчас просто тихонечко проберемся в покои к Рутаю, благо я уже выяснил, где он тут обитает, проведем всю процедуру и тихо уйдем. Наутро твой родственник будет уже мертв.

- А если…

- Не переживай, никто нас не заподозрит, - вкрадчивым голосом произнес Веньян и положил руку на плечо Рейдену. – Где ты видел, чтобы представители сил света и добра пользовались черной магией? Нигде? Вот то-то и оно, а на нет и суда нет. Помнишь Крию и Ворпакс? Опять найдут крайнего среди тех, кто на одной стороне с Императором, и спишут все на него либо на их внутренние разборки. Идем, я тебе объясню поподробнее, как и что нам следует делать, и молись, чтобы все прошло удачно.

***

Кэно не пожалел о том, что все же согласился присутствовать на торжестве: к столу были поданы самые что ни на есть изысканные блюда на любой вкус, и гости с аппетитом приступили к трапезе. Эсмене сел рядом с Кэно и Рутаем и приветственно помахал рукой какому-то высокому светловолосому мужчине в белой рубашке, который давал указания воинам в масках и широких брюках, стоявшим по всему периметру зала. Экс-чемпион пояснил, что это и есть Сиро, глава клана «Черная Орхидея», со своими людьми; по словам Эсмене, его товарищ приготовил для этого вечера что-то грандиозное и однозначно решил потрясти Избранных неким удивительным зрелищем.

Бандит с наслаждением принялся за еду, благо было из чего выбирать: жареная утка, начиненная яблоками, апельсинами и мандаринами, лосось в сливочно-икорном соусе, молочный поросенок на вертеле, шашлычки из морепродуктов, огромные креветки с чесночной подливкой и прочие кулинарные шедевры. Он здорово проголодался и чувствовал, что никак не может наесться – неудивительно, последний раз он ел только булочки с клубникой ранним утром. В капюшоне сидеть за столом было не слишком удобно, но он как-то приноровился, и непривычная одежда даже не слишком ему мешала. Саб-Зиро и Скорпион почему-то не участвовали в общем пиршестве, недвижно стоя в противоположных углах зала, словно каменные изваяния. Избранные тоже с удовольствием пробовали разные блюда, радуясь возможности наконец-то поесть, хотя выглядели довольно-таки напряженными и настороженными. Соня постоянно искала взглядом в зале своего врага, Лю Канг косился в сторону тех столов, за которыми сидели внешнемирцы, а Джонни Кейдж разговорился с каким-то высоким широкоплечим тайцем, сидевшим справа от него. Бедняга давно занимался кикбоксингом, получил персональное приглашение на Смертельную Битву заказным письмом по почте и тоже очень жестоко обманулся, будучи абсолютно уверенным в том, что едет на обычное спортивное состязание.

- А ко мне приперся какой-то тип, как две капли воды похожий на моего учителя, мастера Бойда, - говорил актер своему новому знакомому. – Я и решил, что это он и есть, их же не отличить было. Он сказал: поезжай на небольшой турнир, пригодится для твоей карьеры. Это уж точно, пригодится – труп карьеру не делает.

- Влипли мы, ребята, влипли, - поддержал его Арт Лин. – Хотя мы сами виноваты: внимательней надо изучать всякие заманчивые предложения.

- С другой стороны, - возразил Пхакпхум, тайский кикбоксер, - если все обстоит именно так, как вы говорите, то другого выхода у нас просто нет. Мы, конечно, могли бы и отказаться, зная, как на самом деле все выйдет, но отдать свою родину на растерзание врагам из параллельной вселенной? Это как-то совсем не по-мужски и не по-человечески. Можно отсидеться в стороне, надеясь, что беда тебя обойдет и тебя не тронут, но я не считаю, что это правильно. Поэтому если уж обстоятельства так сложились и мы избраны высшими силами для защиты Земли – будем драться. У меня, между прочим, семья и дети, и я не собираюсь просто так опустить руки и оставить их на растерзание внешнемирцам.

- Согласен, - хмуро ответил Лю Канг.

В самый разгар пиршества в зале появился Шэнг Цунг. Он поднялся на возвышение прямо напротив накрытых столов и, поклонившись всем собравшимся, начал произносить приветственную речь.

- Добро пожаловать, уважаемые гости и участники турнира! Я очень рад видеть всех вас сегодня на его торжественном открытии. Вы собрались здесь, чтобы состязаться в Смертельной Битве. Завтра утром великий турнир начнется. Кто-то из вас будет удостоен высшей чести и удовольствия сразиться с нашим чемпионом – знаменитым и прославленным принцем Горо. Все вы являетесь свидетелями одного из поворотных моментов в истории вашей планеты, который наверняка станет величайшим из всех. Пока же – наслаждайтесь этим вечером так, как если бы он был последним в вашей жизни. Надеюсь, что все вы хорошо устроились, довольны своими комнатами и угощением. Чуть позже мы продемонстрируем вам нечто вроде генеральной репетиции того, в чем вам предстоит принять участие, а сейчас вы можете продолжить трапезу.

Еще раз поклонившись, Шэнг сел за стол рядом с Кэно, Эсмене и Рутаем – ему тоже хотелось немного перекусить и поговорить с соратниками. Наставник Храма Света тоже приперся на пиршество и плюхнулся на скамью рядом с Лю Кангом и его новыми друзьями, но закусывал мало, хватил на дармовщинку лишнего и быстро сполз под стол, громко похрапывая.

Когда гости достаточно наелись, находившиеся в зале люди в масках во главе с Саб-Зиро и еще каким-то незнакомым Избранным высоким человеком быстро и аккуратно сдвинули в сторону все столы. Участники пиршества выстроились вдоль стен; светловолосый предводитель воинов в масках увидел спящего под столом Хуй Я. С брезгливо-ироничной ухмылкой он посмотрел на наставника Храма и носком сапога несколько раз потыкал его в бок. Тот и не подумал хоть как-то среагировать и продолжал храпеть, и тогда светловолосый ногой небрежно откатил его в сторону, словно большой бочонок – прихвостень Тьена даже не проснулся. Затем высокий мужчина сделал знак рукой, и его подручные в масках мигом выстроились посреди пиршественного зала в два ряда лицом друг к другу, после чего один из них вышел вперед и остановился метрах в пяти от Саб-Зиро.

- Итак, многоуважаемые гости, - слегка поклонился светловолосый, - хозяин турнира уже имел честь объявить вам о том, что вскоре вам будет продемонстрирована генеральная репетиция предстоящего состязания. Этот момент настал. Прошу минуту вашего внимания, после чего вы сможете пойти отдыхать.

Воин в маске взмахнул руками, подпрыгнул и, выставив правую ногу вперед, попытался напасть на Саб-Зиро. Однако опытный ниндзя мгновенно заморозил своего противника еще до того, как тот успел нанести хотя бы один удар, и его враг, превратившись в гигантский кусок льда, упал к ногам светловолосого и раскололся на много частей. Голова убитого, похожая на грязную мороженую свеклу, откатилась в сторону.

- За что вы его так? – удивленно шепнул Кэно стоявшему рядом с ним Эсмене. – Натворил чего, что ли?

Экс-чемпион только коротко кивнул.

- Это один из ребят Сиро, здорово проштрафился, ну мы и дали ему возможность умереть с честью. Потом объясню.

- Чистая победа, - торжественно произнес Шэнг Цунг. – Торжественная часть окончена. Я объявляю великий турнир открытым.

Обескураженные увиденным воины Земного Мира, обеспокоенно перешептываясь, стали выходить из зала. Лю Канг тоже торопливо направился к выходу.

Арт Лин решил идти в свою комнату отсыпаться перед предстоящим турниром, однако Джонни быстро догнал уходящего товарища – кто бы мог подумать, что он так быстро подружится с человеком, который утопил его чемодан.

- Куда ты идешь? – обеспокоенно спросил он.

- За Шэнг Цунгом.

- Ты не можешь идти за ним. Не помнишь, что ли, что сказал Рейден? Ну ты и упрямый, черт возьми! На тот свет попасть не терпится? – Джонни схватил своего нового приятеля за рукав рубашки.

Лю нерешительно остановился.

- Я же не собираюсь с ним драться. Я только хотел посмотреть, что…

Тут к обоим Избранным подошла Соня – вид у нее был довольно рассерженный.

- Мне-то он ничего не говорил, - решительно произнесла она. – Шэнг Цунг знает, где прячется Кэно, и я намерена снова задать ему этот вопрос либо просто проследить за ним и выяснить, куда подевался этот одноглазый подонок.

С этими словами она двинулась дальше – прежде, чем ее новые друзья успели что-то возразить. Джонни произнес, глядя ей вслед:

- Ты знаешь, Лю, ею можно восхищаться. Уж если ей что-то в голову взбредет…

- Да ты не упрямством ее восхищаешься, - заметил Лю. – Однако я полагаю, что нам не стоит оставлять ее одну. Соня, безусловно, очень смелая девушка, но я достаточно наслышан о выходках проклятого Шэнг Цунга. К сожалению, с женщинами он по жизни обходился отнюдь не как порядочный джентльмен – жертв бесчестия этого негодяя можно исчислять десятками. Поэтому мы будем следить за Шэнг Цунгом вместе с ней и постараемся не вляпаться в неприятности.

Лю и Джонни быстро пошли за Соней по коридорам дворца. Пространство, казалось, было подвержено сильному искривлению не только на острове, но и внутри здания. Лестницы, которые издалека казались ведущими на верхние этажи, на самом деле спускались на нижние, а поворот за угол в действительности оказывался тупиком. В одном из проходов Избранные увидели на стене тень громадного существа с четырьмя руками и услышали страшное свирепое рычание. Тут они снова наткнулись на Соню – она выглядела по-прежнему довольно рассерженной.

- Сколько раз говорить? Мне не нужна ваша помощь. Я сама справлюсь. У меня свои дела и своя работа, а у вас свои!

- Тут ничего не поделаешь: помогать женщинам – это мужская обязанность, - съехидничал Джонни. – И вообще, что на тебя нашло? Я думал, что мы с тобой неплохо поладили, а ты снова на нас из-за чего-то злишься! Ничего не понимаю!

- Куда ты идешь? – снова спросил Соню обеспокоенный Лю Канг: Избранного совсем не устраивала перспектива увидеть свою новую знакомую очередной жертвой бессовестного черного мага.

- Я же сказала – за Шэнг Цунгом! И я работаю одна!

- Да что на тебя нашло? Объясни, в конце концов! – обратился к ней актер.

- Нет! – возмутился Лю. – Шэнг Цунг мой! Ты можешь сколько угодно расспрашивать его о Кэно, но драться с ним буду я и только я. В конце концов, Кэно убил твоего напарника, а этот выродок – моего младшего брата.

- Слушайте, - попытался успокоить своих новых приятелей Джонни, - почему бы нам не выкинуть на время из головы этого Шэнг Цунга? Вон Арт Лин – нормальный мужик, взял да спать пошел. «Унесенных ветром» читали? «Я подумаю об этом завтра», помните? Вот давайте и мы так поступим – сейчас разойдемся по кроватям, а завтра на свежую голову и решим, что делать и как нам быть.

- Что ты говоришь? Выкинуть? – не переставала возмущаться Соня. – Ты что – не видел, что там, в зале, только что произошло? Этот парень в маске был убит у нас на глазах ни за что ни про что! Я собираюсь разобраться в этом!

- Ты что – рехнулась? - в один голос воскликнули Джонни и Лю.

За их спинами снова послышалось рычание.

- Соня, ты иди, узнай, что это было, а мы с Лю подождем тебя здесь, - решил пошутить над своей самоуверенной приятельницей киноактер.

- Чего?

- Так, ребята, давайте серьезно и вообще – успокойтесь же, наконец, - настоятельно сказал Джонни Кейдж.

Лю несколько раз глубоко вздохнул, чтобы прийти в себя.

- Соня, ты меня уж прости, мне не очень удобно тебе такое говорить, потому что ты все-таки женщина, но я должен сказать… именно потому, что ты женщина, - смущенно произнес Лю. – Арт тоже заметил, что Шэнг Цунг на тебя глаз положил. Так вот, я в Храме Света… когда я там жил, я читал и слушал наши легенды, и там про этого негодяя тоже много чего говорилось, в том числе и про его отношения с прекрасным полом. Они у него, - молодой воин залился краской, ему было неудобно рассказывать девушке столь неприличные, с его точки зрения вещи, - ну, в общем, сводятся к удовлетворению всяких грязных потребностей в обычной и извращенной форме, при этом согласие самих женщин во внимание не принимается. Одной, как люди поговаривают, он вообще долгое время пользовался как хотел и делал с ней все, что подсказывала ему фантазия, а потом попросту взял и убил. Извини, пожалуйста, еще раз за такие непристойности, но я должен тебя предупредить, потому что не хочу, чтобы с тобой такое случилось. Держись от этого чудовища подальше, а если начнет руки распускать или что еще – мы с Джонни уже пообещали тебя защищать. Я уже понял, что ты этого не любишь, - добавил он, предугадывая возмущение Сони, - но тут ситуация достаточно серьезная и более чем неприятная.

Девушка поежилась. Разумеется, она многократно слышала в новостях о преступлениях против чужой интимной неприкосновенности и даже несколько раз по долгу службы принимала участие в операциях против современных рабовладельцев и маньяков, но ей никогда в голову не приходила мысль о том, что она сама может оказаться в похожей ситуации. Один безумный извращенец держал в своем доме взаперти шестнадцатилетнюю школьницу, которая уже три года как считалась пропавшей без вести и была освобождена только благодаря бдительности некоей пожилой дамы, жившей на той же улице и заметившей, что одинокий мужчина покупает то какие-то молодежные вещи, то прокладки. Из-за постоянного жестокого насилия девушка совершенно помешалась и была помещена в клинику. Другой монстр в человеческом обличье продавал собственного несовершеннолетнего сына для утех богатым сластолюбцам. Во всех этих случаях Соня, конечно, искренне сочувствовала пострадавшим, однако даже не могла себе представить, каково это было бы – вдруг оказаться на их месте. Теперь же у нее самой дела просто замечательно – ее принуждает к сожительству жуткий монстр, который собирается поработить Вселенную. Вернее, пока что еще не принуждает, но наверняка намеревается и все только к этому и идет.

- Ладно, так уж и быть, защищайте, - согласилась она. – Ну что, топаем дальше? Здесь прямо-таки царство неевклидовой геометрии: никак не поймешь, какой коридор куда ведет.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
16. Долго за полночь пирушка была
Комментарии