1. Кошмар наяву
2. Храм Света
3. Заговор
4. Суперзвезда
5. Пророчество
6. Спецоперация
7. Сделка
8. Бой на фабрике
9. Отплытие
10. Угроза из Внешнего Мира
11. Тень прошлого
12. Шимура
13. Непростой разговор
14. Посланники
15. Последний вечер
16. Долго за полночь пирушка была
17. Перепутье
18. Покушение
19. Начало
20. Опасная ночь
21. Огненная смерть
22. Вода и лед
23. Ужас за запертой дверью
24. Заманчивое предложение
25. Четырехрукий убийца
26. Выход найден
27. Вызов
28. Темная Империя
29. Битва продолжается
30. Эдения
31. Страшная месть
32. Поединок
33. Возвращение на Землю
34. На грани
35. Странная встреча
36. Неприятный сюрприз
37. Гибель Тьена
38. Победители и побежденные
13. Непростой разговор

Закончив с вопросом расселения участников, хозяин турнира быстро разыскал Рутая, и они спустились вниз по лестнице к Эсмене и Кэно. По дороге Шэнг на всякий случай еще раз предупредил императорского племянника, чтобы он не грубил главе «Черного Дракона» - никто не заставляет его с ним дружить не разлей вода, но Кэно не виноват в том, что кому-то не понравился. Рутай, будучи человеком воспитанным, демонстрировать кому-либо свою неприязнь не собирался, а потому поприветствовал бандита вполне дружелюбно. Тот в свою очередь тоже сделал вид, будто не слышал вчерашнего разговора. В конце концов, он нанимался к Шэнгу, а не к его соотечественнику.

- Итак, господа, план действий у нас такой, - произнес он. – Сейчас мы с вами идем к порталу и отправляемся во Внешний Мир. Мы с Рутаем по-любому идем во дворец разговаривать с Императором, а что касается вас двоих, то тут уже по желанию. Можете погулять по городу и полюбоваться красивыми видами, а можете соответственно пойти с нами.

- Только на глаза Императору не показывайтесь, - угрюмо произнес племянник Шао Кана. – Что касается Кэно, то с ним еще туда-сюда, охранник наш и все тут, хотя дядя все равно не любит присутствия третьих лиц. А вот ты, - он перевел взгляд на Эсмене, - если…

- Рутай, ты меня за кого держишь? – перебил его бывший чемпион. – За полного кретина, который целенаправленно полезет дразнить дракона в его логово? Об отношении твоего дяди ко мне я прекрасно знаю. Конечно, с моей стороны было бы разумней пойти погулять по городу и подышать свежим воздухом, однако, - тут он сделал выразительную паузу, - я отправлюсь с вами во дворец. Кэно, естественно, со мной, - добавил он не терпящим возражений тоном, - потому что нам нужно быть в курсе ситуации и слышать, о чем вы будете говорить с Императором.

В первую секунду глава «Черного Дракона» хотел было возмутиться, что Эсмене так бесцеремонно решает за него, однако, будучи человеком отнюдь не глупым, он прекрасно понял причину такого поступка и поэтому благоразумно промолчал в знак согласия. Его новый знакомый просто не хочет, чтобы Шэнг оставался безо всякой защиты и поддержки один на один с откровенно неадекватным типом. Рутай вроде бы как относительно умеет гасить приступы ярости и агрессии у своего любезного родственника, однако нет никакой гарантии, что и в этот раз он справится и ситуация не выйдет из-под контроля.

- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Шэнг. – Сейчас мы с Рутаем притащим вам кое-какую специальную одежду для конспирации. Делайте все, как мы скажем, не привлекайте к себе внимания, стойте тихо, по сторонам не глазейте, ходите неспешно, не вздумайте ни во что вмешиваться – последнее мы с вами уже вчера обсуждали. Надеюсь на ваше благоразумие, иначе не поздоровится всем.

Когда черный маг с племянником Императора отошли на минуту в какую-то подсобку, Эсмене шепотом произнес:

- Если что – мне уже нечего терять, будущего у меня нет. Так что если Шао Кан вытворит что-то совсем из ряда вон, ему придется иметь дело со мной.

- Идиот, - ругнулся бандит. – Будущего нет у того, кого поезд переехал. Пока ты жив, ты сильнее смерти. Возможно, что сильнее и этого… Императора. И даже их с Рейденом и Тьеном вместе взятых. Перестань себя накручивать.

Эсмене, кажется, даже не обратил внимания на то, как Кэно только что его назвал.

- Это маловероятно.

Шэнг и Рутай вернулись с двумя чистыми выглаженными темно-коричневыми балахонами – такие глава «Черного Дракона» уже видел на служителях, время от времени появлявшихся рядом с хозяином турнира.

- Надевайте. Капюшон надвигаете на лицо так, чтобы его не было видно. Мы с Рутаем идем вместе впереди, вы с Кэно тоже вместе – отстаете от нас где-то шага на два-три. Голову слегка наклоните, руки сложите перед грудью ладонь к ладони, как будто молитесь. Так, отлично. Глаз не поднимаете, идете очень неспешно, спокойной размеренной походкой, представьте себе, что прогуливаетесь себе по улице в хорошую погоду. И самое главное – молчать, молчать и еще раз молчать. С вами там никто разговаривать не будет, но и вы тоже изображайте каменные статуи. Не переглядывайтесь, не обменивайтесь ни единым словом, иначе все тут же заподозрят подвох, и нам троим сразу конец, а Рутаю просто очень сильно влетит. Инструкции поняли?

Кэно попробовал пройтись взад-вперед по коридору в длинном одеянии, не поднимая глаз от пола, как и велел Шэнг.

- Кошмар какой-то. Постараюсь не наступить на подол и ни обо что не споткнуться.

- Такие наряды носят Черные Священники, - пояснил Эсмене. – Своего рода религиозно-мистический орден. Согласно их правилам, если я ничего не путаю, подол одеяния должен закрывать обувь, украшения носить нельзя, разве что только с особого разрешения старшего по званию – обручальное кольцо, косметика возбраняется категорически…

- Вот точно кошмар, - подтвердил Кэно.

- Зато это люди, которые много всякого знают и умеют. А главный у них – мой отец, - не без гордости прокомментировал Рутай.

Эсмене смотрел на родственника Императора со смесью скрытого страха и надежды. Может быть, они с отцом все-таки вмешаются, если происходящее начнет выходить из-под контроля? Он боялся за Шэнга, но знал, что Рутай и Айри, глава Черных Священников, хорошо относятся к придворному магу Императора и всегда за него заступаются, если правитель Внешнего Мира вдруг в очередной раз начинает устраивать разнос провинившимся подчиненным – или даже не провинившимся, а так, заранее, чтобы не расслаблялись и чтоб у них не возникало даже мысли о том, будто можно провалить важное дело.

- Итак, все готовы? – Шэнг Цунг окинул своих спутников оценивающим взглядом с выражением абсолютного спокойствия на лице; его будто бы совершенно не волновала предстоящая ему неприятная аудиенция у начальства. Кэно нерешительно кивнул – вроде бы он запомнил все указания своего хозяина, главное теперь – это не допустить никакой оплошности. Эсмене изображал уверенность, хотя в глазах его явственно читалась скрытая тревога. Рутай, напротив, выглядел очень напряженным и взвинченным.

- Пойдемте, вы же знаете, что мой дядя ненавидит, если вдруг кто-то опаздывает, - сказал он. – Нас наверняка уже ждут.

- Успокойся, у нас еще почти двадцать минут в запасе, - ответил черный маг. – Нам туда, по второму коридору направо. Потом надо будет научить и тебя открывать порталы, - обратился он уже к Кэно, - это, кстати, достаточно просто.

- Я же обычный человек, - недоуменно пожал плечами бандит. – Не думаю, что смогу это освоить. В школе я, как вы, милорд, сами понимаете, вообще никогда не учился. Конечно, читать и писать, причем в силу обстоятельств даже не на одном языке, я умею, могу стрелять из разного оружия, драться, вожу разный транспорт – легковушки, грузовики, даже с катером и самолетом в случае необходимости справлюсь. Знаю, как с техникой обращаться, починить что-то смогу, первую помощь человеку оказать, если его, например, Сонины приятели подстрелили во время разборок. Какие-то общеизвестные вещи я тоже знаю – например, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Ну и все.

Шэнг сделал успокаивающий жест.

- Не переживай так. На самом деле не велика наука. Эсмене я вон в итоге научил, и у тебя это тоже получится, главное – стараться в это вникнуть. Если с техникой умеешь обращаться, с порталом и подавно разберешься.

***

Прохождение через портал оказалось отнюдь не таким страшным, как поначалу думал Кэно; больше всего оно напоминало гигантский калейдоскоп. Когда он был еще совсем маленьким, то как-то раз, бродя по улицам Токио, нашел на лавочке возле детского сада забытую кем-то из столь ненавистных ему богатых сытых детишек игрушку. Эта вещь просто заворожила будущего главу «Черного Дракона»: несколько дней подряд он все никак не мог оторваться от нее, смотрел, как желтые, алые, синие, зеленые стеклышки складываются в разные необычные картинки. Потом он хранил игрушку в ящике стола – она была дорога ему, как одна из памятных вещей детства. Теперь же ему, когда он, стараясь не показывать своего страха, шагнул в портал, почудилось, что на несколько мгновений он вернулся в то время, когда впервые прикоснулся к калейдоскопу – только теперь внезапно очутился внутри. По всему телу разливалось легкое тепло: как будто на весеннем солнце загораешь. Само перемещение между мирами заняло совсем немного времени: от силы полминуты – и Кэно со своими спутниками очутился в большом просторном зале, слабо освещенном факелами и масляными светильниками. Тут что, электричества нет или они это для красоты? Капюшон балахона мешал бандиту как следует рассмотреть обстановку, но он прекрасно помнил о приказе Шэнга не поднимать глаз и следовать прямо за ним, отставая на несколько шагов. Жаль, конечно, что нельзя снять эту тряпку: Кэно любил новые впечатления, благо за свою не столь уж долгую жизнь по миру умудрился поездить изрядно.

Шэнг Цунг и Рутай шли впереди, глава «Черного Дракона» и Эсмене, как и было обговорено раньше – чуть поодаль, глядя в пол и не решаясь даже украдкой посмотреть друг на друга. Кэно сомневался: все ли они делают правильно? Наверное, пока все, если их еще не разоблачили и по стенке не размазали.

В конце зала стоял высокий трон, сделанный, как показалось бандиту, из какого-то серебристого металла – может быть, сталь или еще что-то в этом роде, так толком и не разглядишь. Его подлокотники были украшены изображениями черепов с рубиновыми глазами. На троне кто-то сидел; капюшон мешал Кэно увидеть этого человека в полный рост, но глава «Черного Дракона» смог разглядеть, что незнакомец – судя по всему, это и был сам Император – облачен в красно-оранжевые одежды, оттенком чем-то напоминающие яркое пламя в костре, разведенном на улице в морозный день, и у него длинные черные волосы. Рядом с троном стояла еще одна фигура, закутанная в такой же длинный балахон, как и у них с Эсмене, только ярко-синего цвета.

Шэнг и Рутай остановились где-то метрах в трех от трона и поклонились. Кэно и бывший чемпион замерли чуть поодаль; бандит сильно сомневался, все ли они правильно делают. Хоть бы не облажаться!

- Приветствуем Императора Шао Кана, владыку Внешнего Мира, - в один голос церемонно произнесли они.

Человек в синем балахоне поклонился в ответ. Сидящий на троне властелин Темной Империи казался откровенно скучающим; Кэно краем глаза увидел, что он всего лишь едва заметно кивнул – естественно, ничего не ответив. Чувствуется, тот еще тип – самодовольный и надменный; хоть бы поздоровался, мудила. Ясен хрен, что это подчиненные, но все равно – элементарную вежливость и доброжелательное отношение никто не отменял… хотя о чем это он тут вообще?

Хозяин турнира и племянник Шао Кана молчали, видимо, Император по здешнему этикету должен был начать разговор первым. Где-то через минуту тот медленно поднялся с трона и встал перед прибывшими.

- Ну, что скажешь? – наконец обратился он к Шэнгу, проигнорировав стоящего тут же родственника. Голос у него оказался вполне обычный, хотя главе «Черного Дракона» поначалу подумалось, что он должен быть каким-то однозначно мерзким. Была еще одна странная вещь, сильно удивившая Кэно: внешнемирцы разговаривали на своем родном языке, которого он, естественно, не знал и не понимал, но каким-то непостижимым образом в его сознании возникло значение только что сказанных фраз. Он решил, что это наверняка магические изыскания самого Шэнг Цунга либо в крайнем случае Рутая, которые специально решили сделать так, чтобы Кэно понимал смысл беседы и мог вникнуть в суть происходящего, а не просто стоял в зале в качестве бесплатной декорации.

- Избранные благополучно прибыли на остров, - идеально спокойным ровным тоном ответил Шэнг; казалось, он не в опасной ситуации находится, а лекцию в колледже читает.

- И ты им не помешал? Даже не попытался? – Император внезапно сорвался на крик.

- Дядя, что за чушь? – передернул плечами Рутай. – Хочешь, чтобы нас Джиал за такое дело по стенке размазал? Тебе нужны лишние проблемы? Я же тебе объяснял! Даже если бы мы попытались, нам самим бы помешали…

Шао Кан смерил племянника рассерженным взглядом.

- Не лезь не в свое дело, я с тобой не разговаривал!

Он посмотрел теперь уже на Шэнга, сжав кулаки и с трудом сдерживая ярость.

- Слушай меня внимательно. Если ты посмеешь потерпеть поражение, то я тебя…Я прикажу запереть тебя в тесной камере без доступа света, чтоб ты медленно сдох там от голода и жажды в страшных мучениях. Я выпущу тебе кишки и намотаю их тебе же на шею. Я…

Тот по-прежнему выглядел совершенно спокойным.

- Лучше выпустите кишки Рейдену. И намотайте их ему на шею, - усмехнулся он. – Хотите меня ударить, не так ли? Думаю, что сейчас не стоит меня бить, тем более по лицу. Мне скоро идти на вечер. Если останутся следы, Рейден все поймет и будет злорадствовать. Вы этого хотите – доставить Рейдену дополнительный повод для веселья? Он решит, что вы ни на что не способны, чего доброго.

- Ну и братец у тебя, честное слово! – насмешливо произнес человек в синем балахоне. – Шэнг прав. Давать ему повод для злорадства не нужно.

- Тебя мне еще не хватало, Айри! – обернулся к нему Император, едва не рыча, словно разъяренный леопард.

Кэно был испуган. Эсмене вроде не шевелится, стоит себе, смотрит в пол, значит, все же явной угрозы пока нет. Проклятье, надо же было так влипнуть, этот Шао Кан – явно душевнобольной, психиатр ему не помешал бы однозначно, а то и целая медкомиссия.

Император, однако, снова вперился грозным взглядом в Шэнга – Кэно смог рассмотреть, что глаза у него были такие же, как у Рутая: светящиеся и ярко-зеленые.

- Рейден будет еще больше злорадствовать, если ты, бесполезный и бездарный дармоед, не выиграешь этот турнир.

Шэнг Цунг по-прежнему вел себя так, словно ему ничто не угрожало – более того, даже несколько нагло, как показалось главе «Черного Дракона».

- В этом случае я готов жизнью заплатить за свою ошибку…Что дальше?

- Что толку мне от твоей жизни или смерти в случае поражения? Мне нужна лишь победа! И не забывай о том, что я довольно злопамятен. Я прекрасно помню, как ты мне все обломал в прошлый раз, когда мы почти победили! Если ты и сейчас все дело запорешь, я тебя не то что на рудники сошлю, я с тобой такое сделаю, что тебе и в самом страшном кошмаре не привидится! Я тебе привяжу к рукам и ногам веревки разной длины и потом скину тебя с высокой башни, так что у тебя конечности будут отрываться по очереди… Я отрежу тебе язык и скормлю тебе же самому, если ты посмеешь проиграть!!!! Попробуй не съесть! Я тебе медленно отрежу сначала правую, а потом левую руку по частям!! Ты будешь смотреть ,как в ту чашу, которая стоит около моего трона, капает твоя собственная кровь! Я буду собирать ее туда, а когда ты, бесполезное создание, попросишь пить, то ею я тебя и напою! Я прикажу содрать с тебя живого кожу и потом кину тебя в бассейн с соленой водой!! Я сварю тебя заживо в кипящем масле!!!! Говорю сразу: варят при этом не час и не два, и все мясо слезает с костей, а ты все еще жив… Я посажу тебя в бочку, утыканную изнутри гвоздями, и спущу ее с горы. Я велю приковать тебя в пустыне к раскаленному камню и оставить одного, а уж как ты там выживешь-это твои проблемы!!!! Я вырежу тебе сердце тупым ножом! Я собственноручно переломаю тебе все кости и буду любоваться на то, как ты будешь ползать по окровавленному полу, умолять меня о пощаде и просить прощения!!!!!

У слушающего возмущенные вопли Императора Кэно мысль была только одна: крыша поехала. Иногда ему казалось, что Шао Кан вот-вот ударит Шэнга. А если и в самом деле ударит? Что тогда делать? Про себя бандит молился, чтобы до этого все же не дошло и тем более Эсмене не полез в драку – тогда всем точно не сносить головы.

- Прощения просить за то, в чем я не виновен, я не стану. И вы сразу победите Рейдена, если убьете или изувечите меня? – холодно и спокойно ответил придворный маг Шао Кана.

- Не спорь со мной, а то и в самом деле не доживешь до открытия. Ты даже с обычными смертными, подручными Рейдена, справиться не можешь!!!!

Глава «Черного Дракона» почувствовал себя крайне неуютно. С раннего детства он побаивался слишком эмоциональных людей, более того, ему казалось, что обычно такое поведение характерно для неуравновешенных подростков, а не для умудренных опытом взрослых людей… вроде бы этот тип и не одну тысячу лет прожил на свете?

- Я хотел бы в свою очередь кое-что вам объяснить, - произнес Шэнг Цунг. – Когда мы…

- Хватит, я устал слушать твои оправдания! Мне нужны реальные результаты, дармоед, и конкретные дела! Мы же вместо того, чтобы раз и навсегда покончить с Рейденом, постоянно становимся жертвами его интриг, в которых ты не можешь разобраться! – Император орал так, что, казалось, рухнет люстра; Кэно пожалел, что не запасся берушами. – Убирайся и без хороших вестей даже не показывайся мне на глаза – в противном случае я не знаю, что с тобой сделаю! Вон!!!!!

Рутай хотел было что-то вставить, но дядя смерил его грозным взглядом.

- Ты опять собираешься давать мне советы?

Тот, однако, вовсе не боялся венценосного родственника, поскольку прекрасно знал, что Император ему ничего не сделает.

- Нет, всего лишь хотел поговорить об одном важном деле. Пусть Шэнг уходит, - небрежно махнул рукой Рутай, - я позже вернусь на остров.

- Вон, я сказал, - повторил Шао Кан, глядя на своего придворного мага с гримасой недовольства. Когда тот вместе с переодетыми Кэно и Эсмене скрылся в портале, Император немного успокоился и вернулся к беседе с племянником.

- И что же это за важное дело? – поинтересовался он.

- Знаешь, дядя, ты в последнее время неважно выглядишь. Вид у тебя очень уж усталый. Спишь по ночам плохо, что ли?

- А то. Нервничаю из-за турнира, - произнес он, в душе ощущая благодарность хоть за эту каплю сострадания.

Император снова сел на трон, обессиленно подперев голову руками. Он чувствовал себя совершенно вымотанным и опустошенным после недавней вспышки ярости.

- Знаешь пословицу: что имеем – не храним, потерявши – плачем? Интересно, вот ты орешь на Шэнга, а что бы ты делал без своего придворного мага?

Шао Кан задумался.

- Хм… вряд ли я смог бы без него хоть две победы подряд одержать. Тут этому кретину надо отдать должное, поскольку сам я в силу того, что являюсь сыном Шиннока, права на участие в турнире не имею.

- Зато право убивать провинившихся подчиненных имеешь, и это главное. Мне вот что еще интересно: а что бы ты сделал, если бы какой-нибудь полоумный прислужник Рейдена и Тьена оказался не столь милосерден, как Великий Кунг Лао, и отделал твоего придворного мага не до полусмерти, как в прошлый раз, а уж совсем до смерти?

- Рутай! – неожиданно подал голос человек в синем балахоне. – Какое ты имеешь право так себя вести и лезть в чужое дело? Это подручный твоего дяди, пусть сам решает, как с ним поступать!

- Прости, папа, но это не чужое, а наше общее дело, - холодно бросил Рутай. – Дело, от исхода которого, возможно, зависит не только наша победа, но и наша жизнь. Если бы они тут ругались по какому-то личному вопросу, который не имеет ко мне никакого отношения, я бы не стал лезть, меня не интересуют чужие дела, - жестко продолжил он, - но в данном конкретном случае ты неправ.

Он посмотрел на дядю: тот, и без того от природы довольно бледный, сейчас побелел как полотно и выглядел едва ли не испуганным.

- На что ты намекаешь? Ты заранее знаешь о нашем поражении? Предчувствуешь? Как у тебя с интуицией? Мы проиграем, да?

- Рутай, кто тянул тебя за язык? – принялся возмущаться его отец. – Молчите, а то и в самом деле накличете беду!

- Я этого не говорил, - пожал плечами племянник Шао Кана. – Может быть, да, а может быть, и нет. Тем не менее ты находишься в вечно подавленном состоянии. Ничего не скажешь, хорошо ты борешься с Тьеном и Рейденом, если заранее говоришь о неудаче вместо того, чтобы хоть как-то поддержать своих людей. Говоря по правде, я не разделяю того воззрения, что каждому будет по вере его: якобы если кто заранее думает только о провале, тот его получит, даже когда борется за правое дело. Это тоже очень однобокая точка зрения. Случиться может все что угодно, но ты ведешь себя заведомо неправильно.

- В прошлый раз Рейден обломал меня, а не я его! – выкрикнул Император.

- Вы с ним очень похожи, - подметил Рутай. – Недаром вы дети одних родителей, и это прекрасно заметно.

- Это еще чем? – оскорбился Шао Кан. Айри тоже хотел было снова сделать сыну замечание, но Рутай не дал ему ничего сказать.

- Оба любите чужими руками жар загребать, - быстро пояснил он. – За вас подчиненные ваши стараются. Могли бы вызвать друг друга на внеплановый поединок и разобраться один на один, а не растягивать эту затею с турниром на столько лет. Зачем это вообще нужно? Зрелища ради? Так ты, дорогой дядюшка, все-таки не ответил на мой вопрос: что бы ты делал, если бы кто-то из рейденопоклонников все же отправил на тот свет Шэнг Цунга? Молчишь? Я так и знал. Тебе важна только победа любой ценой.

- Неправда!!!!! – возмутился Император.

- Неправда? А теперь послушай правду – ту, которую я могу открыто тебе сказать как твой близкий родственник, который уже много лет наблюдает за всей этой ситуацией со стороны. Ты никогда даже и не задумывался над тем, каково приходится Шэнгу, вынужденному едва ли не ежедневно выслушивать твои угрозы, и даже не представлял себе, что можешь лишиться его стараниями Рейдена – вернее, ты просто не хочешь об этом думать. Правильно, гони от себя неприятные мысли, и тогда ничего не случится. Страусиная позиция: если я не буду думать о плохом, оно никогда не произойдет. Ты сам намеревался вогнать своего придворного мага в гроб – еще пятьсот лет назад, ты постоянно угрожаешь ему всеми известными казнями сейчас, ты регулярно припоминал ему провал на турнире с участием Великого Кунг Лао и все остальное. Так что же ты будешь делать, если твой треклятый братец организует очередную подставу?

- Закрой свой рот! – закричал Айри на сына, однако тому в его голосе послышался скорее испуг, а не гнев.

- Рутай, - вздохнул Император в глубоком отчаянии. – Почему ты так настойчиво задаешь мне этот вопрос? Ты чувствуешь, что Тьен и Рейден хотят убить моих лучших людей? Скажи мне честно!!! Как все-таки у тебя с интуицией?

- Я тебе что тут, гадалка или провидец? – обиженно скривился его племянник. – Я вообще-то о конкретных вещах говорю, а не судьбу предсказываю.

- И все же?

- Опять же: я не гадалка и не обладаю даром предвидения. Я не могу предсказать точно, что случится завтра со всеми нами, но я действительно подозреваю, что Тьен и Рейден что-то задумали – и это не интуиция, это логика. Мне кажется, что они хотят лишить тебя возможности оказать им решительное сопротивление. Я понимаю и то, что ты хочешь знать исход турнира. На этот вопрос, к сожалению, я вряд ли смогу дать тебе ответ. Я не могу видеть будущее – более того, я придерживаюсь мнения, что оно может быть изменено и в этот момент, но свершится то, чему должно свершиться, если мы все будем делать то, что посчитаем нужным.

- Зачем ты мне все это говоришь? Что мне делать? – возмутился Император, с гневом и огорчением глядя на племянника.

- Возьми себя в руки и прекрати злиться на всех и вся. Никто из нас не может ускорить течение времени или просто так пойти и превратить Рейдена и Старших Богов в горстку пыли. Нам надо постараться справиться с ними. Более того: нам это удастся, если мы приложим для этого достаточно усилий. Кроме того, нам нужно стараться, чтобы в рядах наших сторонников не было разлада, если мы хотим победить. Угрожать своим людям и оскорблять их почем зря – это не лучший способ поднять их боевой дух. И запомни: без Шэнг Цунга мы никогда не справимся со Светлыми.

Шао Кан выглядел растерянным.

- Ты ему симпатизируешь. Вы всегда были не то чтобы друзьями – но хорошими приятелями уж точно…

- Слушай, давай не будем примешивать к делу мое личное отношение к тому или иному человеку? Дружить я там могу с кем угодно и симпатизировать кому угодно, но меня интересует нечто другое. Давай мы подойдем к проблеме с позиции здравого смысла, а не твоего недовольства и старой обиды неизвестно на что. У нас есть рядовые воины, которых много и очень много, и кто-то из них вполне может выйти на турнир в качестве массовки. Провести показательный бой и даже победить в нем такой человек может? Может. Но каковы его шансы на победу в финале? Думаю, ответ ясен и младенцу: они очень и очень малы. Однако у нас есть и те, кто может и должен победить, и среди них – наш давний чемпион принц Горо, а также Шэнг Цунг, с которым вы только что расстались после не самого приятного разговора. А вот теперь рассуди сам. Что бы ты без них делал? И что будешь делать, если вдруг с ними действительно что-то случится?

- Рутай, ты меня пугаешь, - сказал Шао Кан. – Вообще-то я думал, кстати, отправить на остров кого-то, кто бы мог достаточно часто докладывать мне о том, что там происходит, потому что вам с Шэнгом наверняка будет не до этого. Сейчас у Тэры не слишком много дел, поэтому я хочу поручить это ей.

- Не возражаю, дядя, - улыбнулся Рутай. – Я с ней лично пока что не знаком, но слышал, что в целом она человек неплохой, поэтому отправляй ее к нам, полагаю, что мы с ней прекрасно сработаемся.

- Хорошо. Вечером она будет у вас – ближе к открытию. И все же…

- Дядя, успокойся. Я всего лишь хотел объяснить тебе, что ты несправедлив по отношению к Шэнг Цунгу. Тебе следовало бы больше его ценить.

- После того, как он запорол мне все дело в двух шагах от абсолютной победы? – процедил сквозь зубы вновь разгневавшийся Император. В этот момент в его памяти резко всплыли картины того вечера пятьсот лет назад… проклятье, проклятье, ведь все могло быть совершенно иначе!

Рутай, напротив, был спокоен – даже казался расслабленным, если не сказать – даже безразличным.

- Я сам занимаюсь боевыми искусствами не первый год, и со мной во время поединков бывало всякое – мне случалось и побеждать, и проигрывать. Если Тьен и Рейден доберутся до Шэнга, то потом они доберутся уже до тебя, а это действительно будет означать конец всего. У Внешнего Мира нет никого, кроме тебя, кто мог бы сравниться с твоим придворным магом по силе. Он нужен своей стране. Он нужен всем нам. Поразмысли об этом на досуге – и не злись: поражений не знает только тот, кто вообще не умеет драться и за всю свою жизнь не провел ни единого боя. Теперь я пойду, а сегодня вечером мы, согласно нашему уговору, ждем на открытие в гости Тэру.

Рутай вежливо поклонился на прощание отцу и дяде и открыл портал назад в Земной Мир.

© Имие Ла,
книга «Хроники Смертельной Битвы-1: Начало».
14. Посланники
Комментарии