Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
Вступление. Краткая предыстория

«Планета Арракис, также известная как Дюна, выглядит мертвой: она сплошь покрыта песком, на ней нет ни рек, ни морей, ни океанов. Однако на Арракисе добывают самое важное сокровище во вселенной — спайс, который встречается только на этой планете. Навигаторы Космической Гильдии осуществляют с помощью спайса межгалактические полеты, и спайс является своего рода наркотиком, влияющим на организм человека в любых дозах. Поэтому декаграмм спайса стоит шестьсот двадцать тысяч соляриев. Великий Дом, контролирующий Арракис, контролирует и спайс. А у кого в руках спайс — у того в руках и вселенная».

Из старинных хроник

ВСТУПЛЕНИЕ, или КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ

Как-то раз герцогу Паулю Атрейдесу, великому потомку Агамемнона, взбрело в голову жениться. Он взял себе жену из Дома Ришезов, но брак у герцога не удался и семейная жизнь не заладилась: проблема заключалась в том, что Пауль был рьяным сторонником династических браков и, наверное, сделал бы свою коронную фразу «Никогда не женись по любви» девизом Дома Атрейдесов, если бы в душе не побаивался того, что его засмеют в Ландсрааде. Ребенок от законной жены у Пауля Атрейдеса был всего один — Лето Атрейдес I, а сам герцог гулял от своей законной супруги направо и налево.

В связи со знатным происхождением герцога следует сделать небольшое лирическое отступление с экскурсом в историю дворянских родов Империи. Если посмотреть повнимательнее, можно убедиться в том, что большая часть «детей лейтенанта Шмидта» и прочих потомков известных личностей не имеет к этим выдающимся людям никакого отношения — ни прямого, ни косвенного, тем более что генетический анализ никто-либо вообще не делал, либо сделать его было просто невозможно при самом горячем желании, так как от великих предков за давностью лет и косточек не осталось. Впоследствии один известный хронист Дома Харконненов указывал на то, что так называемые «дворяне» Империи вышли из рядов военной аристократии в период формирования государства, а герцогами, графами и баронами объявили себя, грубо говоря, попросту ради пафоса, сделав по ходу событий эмблемы отрядов, которыми командовали, гербами Великих Домов. Тот же хронист писал, что знаменитый герб Атрейдесов на деле изначально был форменным знаком какой-то дивизии. Как показывает практика, приписать человеку дворянскую фамилию и сделать его представителем знатного рода немногим проще, чем съесть конфетку. Так, например, очень часто сами представители Великого Дома или даже народная молва приписывают к числу его полноправных членов дальних родственников или особо отличившихся соратников. Генерал Аэрнейл внезапно оказался Ордосом посмертно; к сожалению, не представляется возможным выяснить, какую фамилию он носил ранее, ибо в свои архивы Ордосы никого просто так не пускают. На Гайди Прайме все, напротив, лежит в открытом доступе, а местные власти даже и не скрывают того, что псевдо-Харконнены Джостен, Мори и Рикко ранее по бумагам значились Джостеном Криуби, Мори Хэллеком и Рикко Вэйлом. Иногда молва может прилепить другую фамилию даже представителю Великого Дома: благодаря этому Дом Верниус превратился в Дом Икс — детей Ромбура и Тессии никто называть Верниусами уже и не думал.

Как бы оно ни было на самом деле, факт все равно остается фактом: герцог Пауль старательно распространял байки о том, что является прямым потомком Агамемнона, героя Троянской войны. Предка он себе выбрал действительно достойного: как все прекрасно помнят, Агамемнон в бытность свою правителем Микен влез в неправедную захватническую войну (якобы из-за развратной жены своего братца), угробил в ней кучу своих ни в чем не повинных соотечественников и несчетное количество соплеменников Париса, в том числе представителей гражданского населения, женщин и детей, непонятно зачем разорил чужой город, бессовестно изменял жене с троянками (жена не осталась в долгу, но при этом оказалась виноватой во всех смертных грехах и сотне пороков поменьше, а ее благоверного добрые люди выставили несчастной жертвой распутной бабы), пытался принести в жертву родную дочь и подвергал свою армию смертельной опасности, поругавшись с Ахиллом из-за чужой девки, то бишь Брисеиды. В общем, Агамемнон представлял собой замечательный образец для подражания, которому старательно следовали его скорее всего мнимые потомки.

Вскоре герцог начал прикладываться к бутылке и порой нализывался до состояния полного аута. Он очень любил корриду и как-то раз вышел на арену в стельку пьяный. Несчастный бык впал от источаемого герцогом винно-водочного смрада в невменяемое состояние и забодал старого алкоголика насмерть. Так бесславно закончил свои дни Пауль Атрейдес.

Лето Атрейдес, единственный законный сын Пауля, очень любил своего папашу и во всем его слушался. Папа с детства учил его, что по любви жениться не следует, и Лето с ранней юности предавался грязному разврату с простолюдинками, об алиментах и хоть какой-то помощи появившемуся на свет потомству, естественно, речи не шло. Став взрослым, Лето решил жениться на ком-нибудь из Дома Коррино, однако делать это не спешил, зато успешно отравлял жизнь собственным сожительницам и незаконным детям.

Основными чертами национального характера Атрейдесов были благородство, доблесть, интеллигентность и великодушие. Особенно ярко это проявилось в первом из Атрейдесов, Вориане, который грязно оклеветал и подставил Абульурда Харконнена, и самом герцоге Лето, который подавал пример истинно благородного поведения своим подданным, сожительствуя с разными женщинами без официального оформления отношений и терроризируя родных домостроевскими порядками. Во всем подражая Дому Коррино, Атрейдесы не считали женщин за людей. Пользуясь тем, что Кайлее Верниус некуда было идти (в то время Икс находился под властью Тлейлаксу), герцог Лето не торопился на ней жениться, но и никакой свободы в то же время ей не давал. Выбор у Кайлеи был невелик — либо жить на положении незаконной жены герцога на Каладане, родной планете Атрейдесов, либо отправиться к Тлейлаксу на опыты, но трудно сказать, что бы она предпочла, если бы раньше узнала о непорядочности и двойных стандартах Дома Атрейдесов. В один прекрасный день Лето приволок домой Джессику Харконнен и в открытую объявил, пользуясь беспомощным и бесправным положением Кайлеи: «Это моя любовница, она будет жить с нами». Неудивительно, что на следующий день несчастная женщина выбросилась из окна с малолетним ребенком на руках. Впрочем, пусть восхваление подобного благородства опять же останется на совести самих Атрейдесов.

Стоит добавить, что Джессику Лето сосватала ее полоумная мамаша, почетный член Ордена, вернее, известной тоталитарной секты Бене Гессерит, которая нагуляла ее от барона Владимира Харконнена, при этом она не только не давала отцу видеться с дочерью, но и скрывала от самой Джессики, кто ее родитель: дочь узнала об этом уже в зрелом возрасте после появления у нее собственных детей.

Все люди прекрасно знают, что наркотики — зло, но в том, какое это зло, убеждаются по большей части лишь тогда, когда посмотрят собственными глазами на деградировавшего наркомана. Сын Лето и Джессики, больше известный как пророк МуадʼДиб, с детства отличался впечатлительностью и неординарными способностями: так, например, он мог предвидеть будущее или воздействовать на разум и волю отдельных людей. Папаша Пола из-за этого жестоко над ним издевался и постоянно высмеивал сына, за что и поплатился. В один прекрасный день герцог и его сожительница поехали по делам на Арракис, который в тот момент император Шаддам IV предоставил во временное пользование Дому Атрейдесов; с собой они взяли своего сына и его младшую сестру Алию. После одной горячей семейной ссоры из-за предстоящей официальной женитьбы на ком-то из принцесс Коррино герцог необъяснимым образом оказался в неживом состоянии. Пол впоследствии сваливал вину на Харконненов (которых в тот момент на Арракисе не было и в помине), но люди подозревали, что на деле к смерти Лето Атрейдеса причастны либо Пол, либо Джессика Харконнен — дама не робкого десятка и истинная дочь своего отца, либо и Пол, и Джессика одновременно.

Как бы то ни было, но после смерти отца Пол с матерью и сестрой довольно долго прожил среди фрименов — коренного населения Арракиса, где прочно подсел на всякую дрянь. Дрянь Пол кушал, пил, нюхал и вообще употреблял всеми известными и неизвестными науке способами с целью усиления своих сверхспособностей, но эффект получился обратным ожидаемому. Это окончательно разрушило и без того неустойчивую психику молодого человека, и он постоянно галлюцинировал во сне и наяву. Один из сподвижников Пола времен Арракисской революции, фримен Стилгар, рассказывал, что как-то раз увидел Пола, стоящего в пустой комнате и исступленно размахивающего крисножом; впоследствии пророк МуадʼДиб уверял его в том, что сражался с Харконненами. Вскоре сестра Пола Алия, не выдержав выходок братца, убежала от него на Гайди Прайм к своему родственнику барону Фейду Раута Харконнену; тот, в отличие от Пола, был человеком адекватным и давно звал Алию к себе, понимая, что великий пророк окончательно сбрендил. Мать Пола Джессика, некоторое время понаблюдав за этим ужасом, отобрала у Пола его детей и уехала с внуками на Каладан. Сделала она это вовремя, ибо ее сынуля в припадке безумия вскоре наложил на себя руки, бросившись с обрыва. Что ему там померещилось перед смертью — остается вечной загадкой: то ли авиация Харконненов, то ли его просто духи преследовали. Алия же, как оказалось в итоге, перебралась на Гайди Прайм, родную планету Харконненов, отнюдь не зря: там ей удалось встретить свое личное счастье в лице Раднора Харконнена, главнокомандующего барона. Раднор был по жизни человеком крайне своеобразным, но если уж кого и любил, то преданно, искренне и горячо. В число этих немногих он с легкостью включил Алию, поскольку она хорошо его понимала.

Леди Джессика, мать Пола и Алии, была дочерью барона Владимира Харконнена от сектантки-гессеритки. По слухам, у нее была еще старшая сестренка, но бедную девочку угораздило родиться с ДЦП, и мамашка то ли сама пустила ее в расход, то ли продала на опыты Дому Тлейлаксу. В юности Джессика сама состояла в ордене (а на деле — самой настоящей тоталитарной секте) Бене Гессерит. Эта организация, членами которой были только женщины активно занималась генетическими экспериментами, на деле понимая в генетике столько же, сколько ежик в тригонометрии. Гессеритки мечтали вывести Сверхчеловека, или Квисац Хадераха: повторять их изыскания, пожалуй, не стоит, ибо результатом был Пол Атрейдес. На деле итог эксперимента мог быть еще хуже (для гессериток), ибо по плану Квисац Хадерах должен был быть сыночком то ли Фейда, то ли Раббана Харконненов. В этом случае великий орден быстро бы накрылся медным тазом, поскольку Харконнены ненавидели сектанток лютой ненавистью, а барон Фейд даже мечтал объявить им джихад. Сестры Бене Гессерит мнили себя очень популярным образованием, хотя на деле их привечали исключительно Коррино и Атрейдесы (да и те не всегда), прочие же Дома ненавидели тихо или в открытую. Ордосы и Тлейлаксу вообще специально отлавливали гессериток и ставили на них в подпольных лабораториях такие изуверские опыты, что даже славящиеся своей жестокостью Харконнены, узнав об этом, отправились бы отдыхать в сторонке.

Сектантки искренне верили, что могут непостижимым образом влиять на пол и способности будущих детей, управляя биохимией своего организма и совокупляясь в нужное время с разными мужчинами, хотя на деле у них мало что получалось — и получиться не могло при всем желании, поскольку науке известно, что сперматозоиды оказываются в маточной трубе уже через девяносто секунд после полового контакта. Такой быстрый процесс бывает затруднительно отследить даже при помощи современной техники в лаборатории, не то что самому по себе. Несмотря на то, что ученые-генетики давно выяснили, что ответственность за пол будущего ребенка несет мужчина, гессеритская байка получила весьма широкое распространение среди полуобразованных мракобесов типа Шаддама IV Коррино, который за всю свою жизнь ни разу не был в школе, не учил биологию и старательно третировал свою несчастную жену Анирул за то, что у нее были одни дочери. Благодаря этой же байке Джессика Харконнен смогла убедить своего малограмотного сожителя Лето в том, что рождение первенца-сына, а не дочки — ее заслуга.

Империей галактики правил Дом Коррино — редкостные отморозки поистине вселенского масштаба. Они состояли в довольно близком родстве с Атрейдесами: Лето I был правнуком брата Шаддама II по матери. Арракисская бойня началась с того, что император Шаддам IV, стремясь вытряхнуть из Дюны как можно больше прибыли, проводил всякие махинации со сдачей планеты в аренду то Харконненам, то Атрейдесам, которые по бумагам значились как временные наниматели мест добычи спайса. Полу Атрейдесу в один прекрасный момент взбрело в голову не только получить в безраздельное пользование эту планету, но и занять императорский трон; в ходе государственного переворота, именуемого Арракисской революцией, он спихнул с престола Шаддама и для пущей законности женился на его дочке Ирулэн, однако в фактических супружеских отношениях состоял с фрименкой Чани Кайнз.

Чани родила МуадʼДибу троих детей и после вторых родов умерла вследствие неоказания надлежащей медицинской помощи, а малышей, как об этом уже упоминалось, забрала себе их бабушка Джессика, рассудив, что детям нужна спокойная обстановка и хорошее образование, а не общество полоумного папаши. Законная фиктивная жена Пола Ирулэн вследствие того, что муж не уделял ей никакого внимания, погуливала от него с Раббаном Харконненом и обзавелась таким образом потомством в лице трех сыновей — Копека, Ракана и Гансенга Харконненов. После того, как Пол Атрейдес наложил на себя руки, Ирулэн, которую Коррино и Атрейдесы заколебали по самое не могу, сразу убежала к Раббану на Ланкивейл — якобы лечить расстроенные нервы. Самое веселое заключалось в том, что МуадʼДиб умудрился во время брака с Ирулэн доглючиться до такой степени, что упорно не замечал живота у собственной жены.

Супруга Шаддама IV Анирул, которую этот милейший товарищ своими выходками вогнал в гроб во цвете лет, родила ему пять дочек и ни одного сыночка, чем был весьма недоволен сам император, однако ему, видимо, просто нужен был повод третировать страдалицу-супругу — сыночков у него и на стороне хватало. Один из них, Фредерик Коррино, весьма оборотистый товарищ, биологию в школе все-таки учил, а потому, прибегнув к генетической экспертизе, предъявил доказательства своего родства с Шаддамом и сразу после смерти Пола предъявил права на императорский трон. Правил новоиспеченный император Фредерик IV, увы, недолго, зато помирал весьма долго. Наиболее слабое место Фредерика заключалось в его чрезмерных амбициях. Он действовал по принципу «разделяй и властвуй», а именно под разными предлогами стравливал друг с другом Великие Дома. Согласно очередному замыслу императора, все достаточно сильные Дома должны были соперничать друг с другом за право добывания спайса на Арракисе, и он внес такое предложение на заседании Совета Домов, однако в различные средства массовой информации неизвестным образом просочились разглашенные кем-то из придворных императора сведения о том, что Фредерик собирался не просто стравить несколько Домов друг с другом и сделать победителя временным арендатором, а этого самого победителя просто-напросто добить, чтобы избавиться от потенциальных соперников внутри империи. Такой вариант никому не понравился, и наглого Коррино, который, по мнению многих, зашел слишком далеко, решили просто убрать. Сначала один из подручных Раббана, Элрем Харконнен, изловчился и незаметно подсыпал Фредерику что-то нехорошее, но яд был то ли просроченный, то ли медленнодействующий. Император тяжело заболел, и с каждым днем ему делалось все хуже и хуже, однако помирать он не спешил. Такое положение дел тоже устраивало не всех. В один прекрасный день на Кайтэйне, в столице империи, устроили праздник, и Фредерик, невзирая на отвратительное самочувствие, все же решил выйти к народу. В этот момент его вместе с несколькими придворными и любовницей-гессериткой Эларой взорвал ордосский диверсант-смертник.

Сводный братец Фредерика Ашиар Коррино, при его жизни бывший премьер-министром, тут же взял бразды правления в свои руки и провел расследование, в ходе которого выяснил, кто был повинен в смерти брата, но устраивать Ордосам и Элрему Харконнену головомойку не стал. Дело тут было, конечно же, в том, что Ашиар не получил бы власть без содействия убийц Фредерика, а трон он любил гораздо больше, чем родственничка.

Итак, сразу же после смерти братца Ашиар напялил на себя императорскую корону и принялся гадить всем и вся в худших традициях Дома Коррино. Он точно так же, как и его папаша, не считал женщин не то что за людей, а даже за более-менее ценные предметы мебели, что было для Коррино стандартным явлением: своих жен они воспринимали в лучшем случае как средства для произведения на свет потомства и искренне считали, что в рождении девочек виноваты их супруги. Дедушка Ашиара, Эльруд Коррино, так вообще убил одну из своих жен, а вторую довел до сумасшествия. У нового императора тоже была супруга, над которой он с регулярной периодичностью издевался вместо того, чтобы просто развестись, как это делают все нормальные люди.

В свое время его брат Фредерик якобы заботился о налаживании связей между сорока Великими Домами, но делал это больше для виду, нежели в интересах самих участников мероприятия. По его инициативе ради мнимого укрепления внутриимперских связей было заключено несколько якобы что-то значащих браков среди представителей разных родов. Он сосватал Ашиару в супруги Йире из Дома Ордосов, видимо, решив таким образом пытаться влиять на новоявленных родственников. От законной жены у Ашиара был всего один сын — Эттан, которого папаша-Коррино воспринимал в лучшем случае как предмет домашней обстановки, равно как и супругу. Вскоре после свадьбы Ашиар завел себе низкого происхождения любовницу по имени Сиона Аттар, с которой познакомился во время дипломатического визита на Каладан. Он притащил ее к себе во дворец и принялся открыто с ней жить, никого не стесняясь и полностью игнорируя возмущение своей супруги. От сожительницы у Ашиара Коррино было четверо детей: сыновья Эленар и Фондиль и дочери Ана и Джун. Всем четверым бесстыжий император дал свою фамилию, а любимчика Эленара так вообще назначил наследником престола.

Надо сказать, что гербы Великих Домов Атрейдес и Коррино совершенно не соответствовали их нравам. Коррино, учитывая их выходки и наклонности, гораздо больше подошел бы шакал, а Атрейдесам — свинья в луже. Налепив себе на гербы льва и ястреба, эти товарищи здорово себе польстили: эти символы никоим образом не отражали ни их характер, ни линию поведения.

После самоубийства Пола Фредерик справедливо рассудил, что не стоит оставлять Дом Атрейдесов без главы. Благодаря развратному поведению старого герцога Пауля число потомственных Атрейдесов, не носивших фамилию папочки, было на Каладане весьма велико, и Фредерику не составило труда откопать пару-тройку кандидатов на роль нового герцога. После тщательного отбора, который Коррино и его ментат-дегенерат осуществили за кружкой горячительного напитка, герцогом был назначен некто Ахиллус, а Кэрил и Тирис, два других кандидата, стали его приближенными и генералами. Видимо, только благодаря природной тупости и добродетельности они не зарезали троюродного братца-герцога в первый же день.

Дом Атрейдесов находился в давней вражде с Домом Харконненов. Как всегда, повод для вендетты вселенского масштаба нашелся весьма тупой — в стародавние времена предок Атрейдесов оболгал и подставил предка Харконненов. Естественно, со временем историю приукрасили новыми подробностями, пересказали тысячу раз, и никто уже толком не помнил, как все было на самом деле, но время от времени потомки героев этой свары вытаскивали ее на поверхность и использовали в политических целях.

Заклятые враги Атрейдесов Харконнены славились своей жестокостью на всю галактику. На деле они были, несмотря на неприятную репутацию, людьми достаточно адекватными и осознавали, кто их окружает. Вследствие этого Дом Харконненов ушел в глухую оборону: его представители понимали, что если они не будут никого кушать и периодически бить как своих, так и чужих, в осином гнезде — империи Коррино — им самим грозит участь быть скушанными. Распространению про Харконненов жутковатых слухов во многом способствовали они сами и довольно сильно этому радовались, поскольку опять же осознавали: чем больше гадостей про них говорят, тем больше их боятся и тем в наибольшей безопасности от посягательств других окажутся они сами. Естественно, вследствие этого Харконненов не любил никто, кроме них самих.

Главой Дома Харконненов до начала правления Пола МуадʼДиба был отец Джессики Владимир Харконнен, убитый прислужниками фанатика-мессии во время визита на Арракис вместе с младшим братом Абульурдом. Своих детей, кроме двух дочек, завербованных гессеритками, у барона Владимира не было, и он сделал наследником своего племянника, младшего сына Абульурда Фейда. Старший, Глоссу Раббан, казался Владимиру слишком импульсивным и туповатым, и ему досталось управление Ланкивейлом, еще одним владением Харконненов: помогал ему в этом двоюродный брат Элрем, сын сестры Владимира и Абульурда — Эрики Харконнен.

Гессериток новый барон Фейд люто ненавидел и вследствие этого выбирать себе супругу из их ордена, как это делали многие представители других Домов, не собирался. Он подошел к выбору жены довольно ответственно, понимая, что пускать чужаков на Гайди Прайм не стоит. Присмотрев себе спутницу жизни из числа своих, он обзавелся кучей детей, старший из которых, Ксенар, подавал значительные надежды. Надо сказать, что барону Фейду по жизни тоже сильно не повезло с гессеритками: в молодости он случайно связался с одной из них и повторил горький опыт дяди. Сектантка оказалась беременна и родила дочь, но в худших традициях ордена увезла бедного ребенка невесть куда и вырастила из него непонятно что. Барон даже не знал, как зовут его дочку; после этого он зарекся связываться с гессеритками и, если вдруг слышал название их ордена, бледнел от ярости и шипел сквозь зубы самые грязные ругательства.

Наиболее загадочным и странным из Великих Домов был Дом Ордосов. Ордосы, таинственные жители ледяной планеты Сигма Драконис IV на самой окраине галактики, не общались практически ни с кем, если в том не было крайней нужды, и жили за счет торговли и контрабанды. С недавних времен они оказались у Коррино в еще большей немилости, чем Харконнены. Причина для того была не очень-то серьезная, но досадная. У Дьюрала, прежнего герцога Ордоса, была единственная дочь Дэна. Жена герцога по неизвестной причине умерла довольно рано, и все свои надежды он возлагал на наследницу, но возникли непредвиденные обстоятельства: Дэна оказалась в интересном положении. Дьюрал просил дочь назвать имя виновника, умолял, угрожал, но все было бесполезно: ничего выяснить не удалось. В итоге герцог махнул рукой на произошедшее, но судьба готовила ему новый страшный удар: Дэна умерла во время родов. Трудно сказать, какие чувства охватили после этого главу Дома Ордосов, но можно предположить, что в душе он счел свою внучку Йире виновницей смерти матери. Одно было известно точно: Дэну герцог безумно любил, а вот по отношению к малышке не проявлял ни капли душевного тепла. Обычно Ордосы не заключали браков вне своего места обитания, но Йире стала несчастливым исключением. Прознав о том, что Ашиар Коррино собирается жениться, герцог послал своего ментата переговорить с императором и выдал внучку замуж за Ашиара Коррино. Естественно, мнения Йире, которая едва достигла совершеннолетия, и двадцатисемилетнего Ашиара старшие родственники не спросили.

Возможно, Йире с радостью пошла бы на этот династический брак, чтобы упрочить связи между Домами, поскольку Ордосы всегда были довольно расчетливы в вопросах власти и денег, но она, вопреки распространенному предрассудку относительно ее соотечественников, была отнюдь не холодным и бесстрастным человеком. С детства она была взаимно влюблена в Карно — сына одного из советников герцога Дьюрала.

Может быть, другой человек, узнав о том, что его возлюбленная не по своей воле вступает в брак с другим, попытался бы протестовать, подговорил любимую бежать с ним куда глаза глядят, сорвал бы свадьбу или вообще наложил на себя руки, но Ордосы в основной своей массе были людьми весьма прагматичными. Возможно, на основании этого и сложился миф об их холодности и бесстрастности, но — к счастью или к несчастью — на деле все обстояло не совсем так. Конечно, трудно представить себе в подробностях образ жизни и мыслей столь странных людей, но Ордосы очень тщательно прятали свои эмоции под маской бесстрастности — показывать свои истинные чувства представители этого Дома считали в высшей степени неприличным; тем более они никогда не позволили бы эмоциям испортить насущные дела. Несмотря на свой юный в ту пору возраст, Карно понимал, что не стоит делать глупостей: даже если он будет умолять герцога, валяясь у него в ногах, не отдавать Йире за Ашиара Коррино, все это мало что изменит, а вот с благожелательным отношением Дьюрала после этого можно будет распрощаться. Йире, хотя ее сердце обливалось кровью, сделала вид, что все в полном порядке. Она прожила в своем безрадостном браке целых семь лет, когда Дьюрал что-то не поделил с Домом Тлейлаксу и погиб от рук его представителей. Согласно решению Совета Экзекьютриксов новым главой Дома Ордосов стал Карно, которого Дьюрал еще при жизни прочил себе в преемники, так что избрание его герцогом не стало неожиданностью ни для кого из обитателей ледяной планеты.

Справедливости ради стоит отметить, что правление молодого герцога обещало быть отнюдь не безоблачным. Он прекрасно понимал, что Коррино видят в Ордосах сильных и опасных конкурентов. Харконненов Коррино тоже не любили, но представители самого жестокого из Великих Домов казались Фредерику и Ашиару менее грозными противниками, поскольку не привыкли скрывать ненависти ко всем окружающим и публично кичились своими садистскими выходками. Ордосы же представляли собой в воображении давно впавших в паранойю Коррино более серьезную угрозу, так как по причине их скрытности и хитрости Фредерик и его братец не знали, чего от них ждать.

Когда падишах-император Фредерик IV решил стравить Ордосов на Дюне с Харконненами и Атрейдесами, Карно, будучи по природе хорошим аналитиком, сразу понял истинную подоплеку действий главы империи: Фредерик осознавал шаткость своего положения и мечтал задавить конкурентов. Именно поэтому герцог Ордос и помог Харконненам окончательно устранить главу государства, втайне надеясь, что в какой-то мере смерть императора исправит ситуацию и избавит Дом Ордосов от угрозы со стороны Коррино. Однако он ошибся. Хоть Ашиар Коррино в душе и радовался смерти своего сводного брата, он все равно не питал никакой симпатии к соотечественникам своей законной жены. Йире император, естественно, не любил, но все равно считал своей собственностью. В один прекрасный день он откуда-то узнал о том, что его супруга имела несчастье питать нежные чувства к ненавистному герцогу Карно. Маразматик Коррино счел это едва ли не личным оскорблением и затаил на главу Дома Ордосов совершенно невообразимую злобу, решив при случае непременно отомстить.

После прихода к власти Ашиар Коррино попал в крайне затруднительное положение и вскоре оказался сам не рад императорской короне. Его братец Фредерик был настолько туп, что позволил собственным вассалам, которых должен был держать в повиновении, сцепиться друг с другом из-за принадлежащей ему же территории, то бишь из-за Арракиса. Естественно, подданные восприняли это как проявление слабости, и император очень быстро погиб от рук своих же людей. После смерти Фредерика они окончательно распоясались и начали вести себя на своих планетах как единовластные самостоятельные правители, словно никакого падишаха-императора нет и в помине; в силу этого неприятного обстоятельства Ашиар понимал, что ему нужно спешно остановить сепаратизм, пока империя не развалилась на части, а сам новоиспеченный император не потерял трон, голову и принадлежащую ему галактику. Он панически боялся, что его может ждать участь Фредерика, и этот страх постепенно перерастал у него в самую настоящую паранойю. Решив попытаться спасти положение, он спешно созвал Ландсраад и объявил, что хочет продолжить дело своего брата, предложив трем Великим Домам вновь вступить в войну за Арракис. В душе он чувствовал, что единственной надеждой на спасение для него остаются благородные лизоблюды Атрейдесы, и уповал на то, что они смогут добить его врагов на Дюне, а уж он им немножко поможет…

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
1. Просто день перед войной
Комментарии