Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
8. Брошенная в бездну

…иногда надежда в жизни возникает

вместе с появлением в ней всего одного

человека.

Эндрю Мэтьюз

Дождавшись, когда Мудиллус, то бишь Ахиллус Атрейдес, свалит из зала вместе со своей страшной как песчаный червь женушкой и тщедушным сыночком, Раднор остановил на выходе из ложи графа Фаррана.

— Идите, я вас догоню, — сказал он остальным Харконненам, — мне тут надо кое о чем переговорить по душам с нашим иксианским товарищем. Фарран, есть важное дело. Естественно, не бесплатно.

— Что такое? — спросил тот.

— Вот, — Раднор сунул ему в ладонь два спичечных коробка. — Кстати, спасибо за роботов-насекомых, они мне очень помогли. Теперь мне нужен генетический анализ, я знаю, что в твоих лабораториях можно сделать это и не только это. В этом, правом, с панорамным фото Харко-Сити, — он указал на один из них, — лежат три образца материала, которые я собрал при помощи твоих хитроумных машинок. Ребенок и вроде бы как его родители. Некий мой офицер подозревает, что в роддоме перепутали малышей и что он воспитывает сына каких-то неизвестных ему людей. Если это так — персоналу за халатность светит эшафот. Если нет — все хорошо. В общем, выясни, является ли образец 3 биологическим сыном образцов 1 и 2. Боюсь, что кому-то очень сильно не поздоровится.

— А в левом что? — поинтересовался граф Икс.

— Это, — Раднор указал на коробок с гербом Дома Харконненов, — тоже образцы генетического материала, только не три, а два — сын и предполагаемый папа. Мать известна, а вот отец — под сомнением. В общем, дама имела связь одновременно с двумя мужчинами, от кого-то из них родила, за одного потом вышла замуж, но есть вопрос — является ли образец 2 биологическим сыном образца 1 или они друг другу чужие люди.

Фарран кивнул.

— Без проблем. Через пару недель тебе напишу.

— Сколько?

Тонкие губы иксианца скривились в злобной усмешке.

— Для постоянных клиентов сегодня услуга бесплатна. Только взамен я попрошу о встречной: когда вы раздавите гнездилище мерзких Атрейдесов, предоставьте мне возможность полюбоваться зрелищем пылающего замка Каладан!

— Будет сделано, — пообещал главнокомандующий Харконненов, — если там после взрыва ядерной бомбы хоть что-то останется.

— Тогда предлагаю товарищеский футбольный матч между Домом Икс и Домом Харконненов, — нехорошо усмехнулся Фарран. — В качестве мяча будет использоваться безмозглая голова проклятого герцога Атрейдеса!

— По рукам, — согласился Раднор. — Я жду результатов. И, естественно, о нашем разговоре никто не должен знать.

Обернувшись, главнокомандующий с удивлением увидел, что барон в свою очередь тоже еще не ушел из зала и о чем-то разговаривает с таинственным главой Дома Тлейлаксу, при этом ему показалось, будто Фейд и этот загадочный человек знакомы уже давно.

***

И для тебя с звезды восточной

Сорву венец я золотой;

Возьму с цветов росы полночной;

Его усыплю той росой…

М.Ю. Лермонтов «Демон»

После окончания заседания Совета Домов Харконнены решили остаться до утра в гостинице — во-первых, космопорт был полон народу, и им не очень-то хотелось там толкаться и стоять в очереди на посадку, во-вторых, у них было еще одно крайне важное дело, а именно прослушивание разговоров Ашиара Коррино.

Тейна, удобно устроившись на диване, продолжила рассказывать своим братьям об идиотских выходках населения Каладана.

— Так вот, мне еще рассказывали, что в армии Дома Атрейдесов должностями торгуют, а народ потихоньку мрет от голода и болезней, — произнесла она. — Наверняка там народ в итоге поднимет бунт против мерзкого Хуиллуса, потому что так просто нельзя.

— Верно мыслишь, дочь, — похвалил ее Фейд. — Правление можно теоретически сравнить со сбором ягод: например, у меня есть кустик смородины. Если я пообдираю с него ягоды, а потом сварю из них варенье, никому вреда не будет — ни кусту, ни мне, одна польза. А вот если начну обрывать листья, ломать ветки и тем более выдергивать растение из земли, оно будет страдать и в итоге погибнет, а пользы не будет ни ему, ни мне. Аналогия, я думаю, понятна: размер налогов и жесткость законов должны находиться в пределах разумного.

— Все хорошо в рамках здравого смысла, — подтвердил Кэйлин. — Говорят, там все очень хреново в плане размножения: женатому человеку детей кормить нечем, неженатому с девушкой познакомиться сложно, потому что они там все массово спятили на почве правильности и пристойности.

— А то, — сказала его сестра. — Алистер мне рассказывал, что какой-то малолетний урод, страдая от спермотоксикоза, поймал на рисовой плантации здоровенную лягушенцию и пытался натянуть ее себе на хрен.

Норэт громко расхохотался.

— А лягушка что — лопнула и околела? У них там нет часом статьи за жестокое обращение с животными?

— Если я убью герцога Атрейдеса, меня в таком случае надо судить за жестокое обращение со свиньей, — вставил ментат. — А женщины на Каладане отсутствуют по определению? Мне всегда казалось, что с женщиной оно как-то сподручнее, чем с лягушкой.

— Ха, Яних, тебе там с местными нравами никто до свадьбы ни фига не даст, — ответила Тейна. — И вообще, родись ты на Каладане, так тебе бы родители жену выбрали — из подходящей семьи и с хорошим приданым, а познакомился бы ты с ней как раз в день бракосочетания во избежание неприятностей.

Раднор снова достал свою хитроумную машинку и начал в ней копаться, засунув в левое ухо один из наушников.

— Хочу посмотреть, что там делает наша дорогая сумочка.

— Ты наушники бы отключил, я тоже хочу послушать и посмеяться, — предложил барон. Раднор со злорадным видом выдернул их из прибора.

— С женой ругается, дерьможуй сраный, — сказал он, и тут Харконнены услышали безобразную семейную сцену.

— … вы же видели, как на нас все смотрели! — раздался из динамиков мягкий женский голос с мелодичным акцентом; судя по всему, это была Йире. — Вы могли бы хотя бы соблюсти приличия, я же понимаю, что…

Послышался грохот и звон бьющегося стекла или фарфора; по всей видимости, Ашиар в гневе столкнул со стола какую-то вазу или еще что-то хрупкое.

Йире сдавленно зарыдала.

— Зачем вы это сделали? — она, судя по всему, плохо говорила по-галахски, потому что, кроме заметного акцента, в ее речи встречались явные ошибки, а следующую фразу она так вообще пробормотала на своем родном языке.

Барон бросил беглый взгляд на племянника: бледный от гнева Гансенг стоял, сжав кулаки и прикусив губу.

— Грязная тварь, — произнес он, заметив, что дядя на него смотрит. — Когда я поймаю этого уебка, то вырву ему руки и ноги, свяжу его узлом и сожгу заживо на медленном огне. Он у меня кровью умоется, шакал гребаный!

Тем временем ссора между императором и его женой продолжалась.

— Давайте мы все-таки поговорим с вами спокойно, — попросила Йире со слезами в голосе. — Мой уважаемый супруг, я прекрасно понимаю, что вы меня не просто не любите — я вам неприятна во всех… — она замялась, видимо, подбирая нужные известные ей слова, — смыслах. Вы взяли меня в жены по настоянию брата. Однако мы можем хотя бы договориться как разумные люди. Я ничего от вас не требую, даже не прошу. Живите с той женщиной, которая вам приятна, которую вы любите. Она мать ваших детей…

— Сомневаюсь, что я отец твоего сына! — проорал Коррино с нескрываемой злостью. — Видел я сегодня твоих собратьев и то, как ты на них смотрела! Наверняка от кого-то из них нагуляла, он на меня совершенно не похож, а вот среди Ордосов рыжеволосых и зеленоглазых, судя по всему, предостаточно!

— Это невозможно! Вам прекрасно известно, что до брака с вами я не знала другого мужчины, поэтому…

Фраза Йире оборвалась на полуслове — раздался звучный шлепок, судя по всему, венценосный супруг влепил ей пощечину. Гансенг произнес добрую половину известных ему нецензурных ругательств и пообещал выебать Коррино в жопу сковородкой.

— Она туда не пролезет, — прокомментировал Раднор.

— Возьму твою бензопилу, и пролезет, — процедил сквозь зубы разгневанный племянник барона Харконнена. — Можно еще обе руки ему сжечь на жаровне, чтобы впредь было неповадно бить женщину.

— И вообще, эта Йире, чувствуется, однозначно не дура, — добавил главнокомандующий, — все прекрасно понимает, что брак у них чисто династический и он ее любить не обязан, даже договориться ему предлагает, а этот упырь…

Жена императора тем временем, видимо, опомнилась после выходки супруга.

— Я бы не обращала внимания на то, что вы открыто живете с другой женщиной, — холодно произнесла она, — на вашу неприязнь ко мне, если бы вы постоянно ее всем не демонстрировали и избавили меня и моего сына от ваших оскорблений и насмешек. Отпустите меня домой, я несчастлива здесь, и я клянусь вам, что вы больше никогда ничего обо мне не услышите, и я ничем вам больше не помешаю. В крайнем случае — просто оставьте меня в покое!

Раздался противный женский смех; видимо, за всей этой перебранкой наблюдала Сиона Аттар. Интересно, неужели она-то сама шакалу досталась девицей?

— Забудь думать, — рявкнул Ашиар. — Ты моя жена, и мне плевать, что тебе там взбрело в голову. Если я не пользуюсь чашкой, и она мне не нравится, это не значит, что я должен ее кому-то подарить или даже просто выбросить, потому что это моя вещь, и этим все сказано. Она будет стоять у меня на полке просто потому, что она принадлежит мне.

— Офигеть, — скривилась Тейна. — Достался ей в мужья полный мудак: и сам не ам, и другим не дам.

— Считай, что ты тоже моя вещь, и никуда ты отсюда не уйдешь. Попробуешь сбежать — я тебя найду и убью вместе с твоим ордосским ублюдком, а заодно и сделаю так, что еще кое-кто из дорогих тебе людей распрощается с жизнью. Понятно? Убирайся отсюда вон.

Судя по удаляющимся звукам шагов, Йире быстро выбежала из комнаты; из динамиков раздалось чавкающее чмоканье, а потом — нечто вполне недвусмысленное, больше напоминавшее озвучку порнофильма.

— О, сумочка пока веселится, — хихикнула Ирулэн. — Недолго ж тебе осталось, дорогой родственничек, шевели хреном, пока тебя Раднор лопатой не кастрировал. Я в свою очередь из твоего хуя брелок сделаю. Натуральная кожа!

Мрачный как туча Гансенг посмотрел на главнокомандующего.

— Раднор, мне нужна твоя помощь. Пойдем со мной.

— Что такое? — удивленно поднял брови Фейд, глядя на племянника; он понял, что это однозначно связано с Йире.

— Не волнуйся, дядя, без глупостей. Я не собираюсь убивать Коррино прямо сейчас, возле шакала полно охраны, даже когда он трахается, а у нас тут нет армии и ядерного оружия, чтоб разнести на куски гнездилище этого сукина сына. Однако мне известно, что во дворце полно тайных ходов, ведущих в самые разные помещения, а рядом с Йире вообще нет никакой охраны, о ее безопасности никто не заботится, поэтому я просто хочу…

— Неужели ее украсть? — одновременно выдохнули Ракан и Копек.

— Я не собираюсь никого красть, — твердо ответил Гансенг, — она будет делать только то, что захочет сама. Просто увидеться и поговорить. Пожелает идти со мной — я в тот же час увезу ее на Гайди Прайм. Не пожелает — воля ее. Поэтому, Раднор, мне требуется твоя помощь. Наверняка твои иксианские штуковины могут показать нам, как пробраться к Йире самым безопасным путем.

В голосе его была такая решимость, что даже Фейд и Раббан не смогли возразить.

— Ладно, если Раднор согласен — идите, — неуверенно произнес барон.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
9. Ночные гости
Комментарии