Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
40. Сбывшаяся мечта

Герцог Ордос поначалу чувствовал себя очень и очень неловко — еще бы, когда ты вдруг узнаешь о том, что у тебя есть почти совсем взрослый сын, и тебе приходится как-то с ним общаться и находить взаимопонимание! Конечно, это гораздо легче, когда ты живешь со своей женой в браке, с самого момента зачатия постепенно привыкаешь к мысли о том, что теперь ты будешь чьим-то отцом или матерью, а потом твой ребенок появляется на свет, растет и взрослеет у тебя на глазах, и ты взаимодействуешь с ним в соответствии с обстоятельствами и чертами его личности. Поначалу, познакомившись с Эттаном, Карно Ордос даже не знал, как и о чем с ним говорить. Однако постепенно жизнь вошла в нормальную колею, и разлученные на долгие годы отец и сын нашли общий язык и стали разговаривать друг с другом так, как это всегда делают родители и дети во всех обычных семьях.

- Кстати, я уже даже знаю, на ком женюсь сам, когда вырасту, тебе не придется подыскивать мне невесту по сговору, - как-то раз обмолвился Эттан своему родителю.

- И на ком же? - заинтересовался тот.

- На одной из младших дочерей барона Харконнена. Правда, я пока не определился, кто конкретно из близняшек мне больше нравится. Когда меня чуть не убил мой якобы сводный брат — как я рад, что мы с ним все-таки никакие не родственники! - и я провел некоторое время на Гайди Прайме, то очень подружился с этими милыми девушками, они мне всякие интересные места показывали, я даже в их школе в гостях был, думал, если что, даже в местный колледж поступать.

- Ну и прекрасно, - согласился его отец. - Только ни в коем случае не вступай в брак без любви. Когда окончательно определишься, к кому конкретно ты испытываешь чувства — тогда именно на этой девушке и женись, а династических браков нам тут больше ни под каким соусом не надо, никакого блага от этого не будет, один только вред.

- У меня есть горький опыт, - ответил Эттан, - и повторять подобные ошибки я не намерен. Зачем это надо, себе и другому жизнь калечить, если вполне можно обойтись без этого и жить счастливо, а не мучиться самому и заодно мучить всех.

Карно Ордос вздохнул с облегчением.

- Как я рад, что у меня такой разумный сын.

- Трудно быть другим, когда столкнулся с чем-либо на собственной шкуре. Ведь Ашиару правильно говорили — разведись и живи счастливо. Нет же, он к тебе прицепился, все пытался тебя подставить через твоих ментатов. Одного по ложному обвинению казнили, второй якобы на себя руки наложил — потом выяснилось, что это была очень умелая инсценировка, да такая, что никто сразу и разобраться не смог!

- Ну вот и хорошо, - они крепко обнялись.

Дом Ордосов, сдержав свое слово, прислал новому падишах-императору роскошный дар — корону из чистого золота, украшенную сапфирами и бриллиантами. Гансенг, сменив резиновый суррогат на приличествующий его статусу венец, был очень рад — в душе он продолжал недоумевать, почему его ныне покойный идиот-дядюшка был таким жлобом, что не смог изготовить себе красивую корону, а довольствовался крашеной резиной. Прежний же головной убор Ашиара Коррино его племянник передал в исторический музей в качестве назидания будущим поколениям: наверняка школьники будут потом ходить и смеяться над глупостью горе-императора.

*

В отношениях с Йире герцогу тоже пришлось наверстывать упущенное: в свое время ему не удалось нормально за ней поухаживать и походить с ней на свидания, как это делают все обычные влюбленные, и теперь он, едва вернувшись на родную планету, решил устроить для любимой настоящий праздник. Однажды вечером он пригласил ее к себе в свои покои — пока что они не жили вместе как муж и жена, но глава Дома Ордосов решил, что нужно как можно скорее исправить это досадное недоразумение.

Йире, оказавшись перед знакомой ей с детства дверью, задрожала от волнения: еще минута — и она окажется в объятиях человека, который был ей дороже всех на свете! Неуверенной рукой она нажала на дверную ручку и заглянула внутрь.

- Можно войти?

Карно Ордос обернулся, и их взгляды встретились.

- Ты еще спрашиваешь? Нужно.

Они обнялись и долгое время так и стояли — Йире все еще не могла поверить в реальность происходящего: а вдруг все это ей просто привиделось и столь желанная свобода была всего лишь иллюзией и сном? Во взгляде женщины было столько нежности и тепла, которые она теперь могла безо всякого страха и препятствий отдать своему любимому, что он не сдержался и начал покрывать поцелуями все ее лицо, крепко прижимая ее к себе.

- Моя дорогая, единственная на всю жизнь, - его голос дрожал от страсти, когда он спешно освобождал любимую от лишней одежды.

- Я тебя так люблю, что самой страшно становится, - тихо ответила она.

- Ты самая лучшая… Ты необыкновенная, - горячо шептал глава Дома Ордосов. - Ты моя и только моя. Навеки. До самой смерти и даже после. Навсегда.

Некоторое время они сидели молча, прильнув друг к другу.

- Так бы всю жизнь было, - мечтательно протянула Йире.

- Нам надо пожениться, - сказал он. - Как можно скорее, и тогда уже никто, ничто и никогда не разлучит нас.

- Ну а чего мы тогда с этим тянем? Мы можем это сделать хоть через неделю, хоть даже завтра или послезавтра!

Герцог задумался.

- Ну, завтра или послезавтра, конечно, теоретически можно, да только мы тогда не успеем ни к какому торжеству подготовиться. В принципе-то, конечно, это не столь важно — мне нужна ты и только ты, а не большой праздник, вот только мне хотелось бы кое-кого на это самое торжество пригласить.

Йире поняла его без слов.

- Мне тоже. Если бы не кое-кто из наших общих знакомых…

- Нам бы никогда не быть вместе.

- Да более того, нас обоих бы уже давно в живых не было.

- Ну тогда давай через пару недель. Как раз разошлем приглашения, все подготовим и сыграем великолепную свадьбу.

- Согласна.

*

...добился ты того, чего хотел.

Из популярной песни

Последние дни перед свадьбой пролетели очень быстро; будущие супруги занимались финальными приготовлениями. Все знали, что новобрачная — настоящая красавица, но когда увидели ее в свадебном одеянии, так вообще потеряли дар речи от изумления: на невесте было ярко-зеленое атласное платье — длиной примерно до колена, чуть приталенное и с небольшими рукавами, такого же цвета замшевые туфли, цепочка с кулоном в виде распустившегося цветка из белого золота, белых бриллиантов и яркого изумруда. Почетный свидетель заметил, что невеста очень волнуется, и решил ее подбодрить.

- Чего ты переживаешь? Все будет супер, я в этом уверен!

Она посмотрела на него с недоумением. С золотой короной на голове он выглядел старше и строже.

- Конечно, я же уже в второй раз замуж выхожу. Надеюсь, что и в последний.

- Я уверен, что так и будет, благо твой первый муженек-шакал сдох вместе со своими погаными отродьями.

Йире вздохнула.

- Знаешь, Гансенг, я никогда не желала людям плохого, вот только не могу забыть то, что мне сделал мой бывший муж. Он просто подонок, и я никогда его не прощу, более того — я очень рада тому, что он сдох.

- А что не радоваться-то? Имеешь право, да и не ты одна, вон скольким людям он зло причинил, не сосчитать! Я вот о другом жалею — что не смог прикончить этого подонка лично тебе на радость!

К ним подошел еще один почетный гость — Раднор Харконнен.

- Ладно вам, забейте наконец-таки на этого ублюдка, сегодня такой день прекрасный. Радоваться надо, а не вспоминать про всяких подонков, благо он все равно подох, а раз подох, то больше никому не навредит!

Торжество затянулось на несколько дней; гости поздравляли сияющих от счастья молодоженов, и всем оставалось только радоваться тому, что все обошлось благополучно.

*

Молодому герцогу Атрейдесу оставалось только молча завидовать недавним врагам и любоваться прямой трансляцией с Сигмы Драконис — на торжество его, естественно, никто не пригласил, да он бы и сам туда не поехал.

- Кассиус, перестань, честное слово, - возмутилась его сестра. - Мы с тобой живы, и наша планета не лежит в руинах, а это главное.

Тот ничего не ответил — лишь грустно глянул ей в глаза.

- Вот нам, дорогая сестрица, и всеобщее благо и достояние, - проронил он лишь где-то через полминуты. - Я сейчас вспоминаю нашего дорогого горячо любимого отца, и мне совершенно ничего не понятно: как и о чем он думал и на что вообще надеялся, когда втянул всех в эту авантюру?

Поликсена некоторое время не решалась ответить брату — как-никак ей как девушке не пристало рассуждать о мужских делах, к которым относились как раз война и политика, однако у нее все-таки было свое мнение на данный счет.

- Да уж вообще не знаю, - как будто с неким упреком произнесла она. - У нас было на тот момент уж очень паршивое положение.

- Мне тоже. Мне так и хотелось сказать об этом отцу, да только ты же сама понимаешь…

- Что никто бы не стал нас слушать, - закончила фразу его сестра. - Ты был слишком молод, а я вообще просто обычная женщина, и наше мнение никого не интересует. Мне вот сейчас, честно говоря, очень завидно.

Молодой герцог нахмурился — ему с детства внушали, что зависть — это очень плохое чувство вне зависимости от обстоятельств. Однако у него с сестрой всегда были очень хорошие отношения, и поэтому он решил попробовать ее поддержать и утешить в меру своих возможностей и способностей.

- А кому и почему ты завидуешь?

- Да замучаешься перечислять, - призналась она. - Можно сказать, что всем. Или очень многим. Вон леди Алия, наша дальняя родственница — давно и прочно замужем, пусть про ее мужа и ходят очень нехорошие слухи, тем не менее живут они отлично, и он, кстати, весьма недурен собой.

Кассиус неловко дернулся при ее словах; Поликсена поняла, что явно сказала что-то не то, но виду не подала и продолжила свои размышления вслух.

- Или вон Кассандра — мы считали ее давно погибшей, причем наверняка в страшных мучениях, а ей-то, как оказалось, на деле вон как повезло, как мало кому вообще везло. В нее влюбился и сделал ей предложение советник Дома Ордосов, а у него денег как грязи, ей, в отличие от нас, не нужно заботиться о том, что есть завтра и где добыть хлеб.

Кассиусу ничего не оставалось, кроме как печально кивнуть. После неправильной финансовой и военной политики, которую проводил их покойный отец, на Каладане возникли очень серьезные затруднения с продовольствием, топливом и прочими товарами первой необходимости.

- Ну да, - согласился он с сестрой. - Но ты тоже не впадай в уныние и не отчаивайся, ты еще очень молода, и у тебя есть все шансы найти свое счастье. Кстати, я тут слышал, что барон Харконнен свою старшую дочь тоже за одного из ордосских советников просватал, но та совсем стыд потеряла — мне кажется, это как-то нехорошо для женщины самой признаваться мужчине, что он ей по сердцу.

Поликсена смахнула слезу.

- Да сложно же все как, сам подумай. Кто меня за какого-нибудь приличного человека просватает? Отец наш умер, с сестрой Августой ничего не срослось, как теперь быть? Где нам с тобой себе супругов искать?

Кассиус задумался.

- Хм… Мне тут поразмышлять бы надо, потому что дело это не такое простое, а ты все-таки моя сестра, я тебя люблю и хочу, чтобы в твоей жизни все сложилось хорошо. Я не могу отдать тебя в жены кому попало.

Девушка понимающе улыбнулась брату.

- Да я это отлично понимаю, Кассиус. Вот только мне очень хотелось свою семью, я же так старой девой останусь.

- Не останешься, - отмахнулся ее брат. - Ты отлично знаешь, что ты молода и красива, и многие представители Великих Домов с радостью назовут тебя своей невесткой. Когда состоится следующее заседание Ландсраада, я обязательно возьму тебя с собой. А что с задумкой сестры Августы не срослось, так я думаю, что оно и к лучшему.

- Конечно, к лучшему, - вдруг услышали они голос своей матери и, словно по команде, одновременно к ней обернулись. На пороге комнаты стояла леди Фиона Атрейдес — к счастью, уже не с заплаканными глазами, как в первые дни после неудачной встречи и неприятного объяснения с Норэтом-Ворианом, а во вполне хорошем расположении духа. - Ты сама подумай, ты хотела бы замуж за одного из Харконненов? Твой отец меня всегда уважал, а тебе такой муж какую бы жизнь устроил?

- Думаю, матушка права, - согласился молодой герцог, - мы могли и в самом деле совершить непоправимую ошибку. Ты не переживай, мы обязательно найдем тебе в мужья хорошего человека, который будет достоин и тебя, и нашего Дома.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
Комментарии