Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
39. Корона

Ранним утром молодой герцог Атрейдес пришел в покои своей матери.

- Дорогая матушка, нам нужно отправиться на Кайтэйн, я только что получил приглашение из Ландсраада.

- С какой же целью? - удивилась та.

- Мы летим на коронацию нового падишах-императора, и у меня для вас плохие новости…

- Да я уже знаю, - та печально покачала головой. - Из возможных наследников в живых остались только отродья Ирулэн, и нам не остается больше ничего, кроме как смириться с одним из заклятых врагов нашего Дома на троне галактики. Остается лишь надеяться на лучшее — на то, что он не станет нас трогать, - про себя Кассиус подумал, что такой вариант развития событий весьма вероятен, потому что не было смысла тратить силы и ресурсы на жалкую нищую планету Дома Атрейдесов.

- Да, - вслух он согласился с матерью, - госпожа Ирулэн очень быстро подсуетилась, когда узнала о трагедии на Кайтэйне, и объявила Ландсрааду о том, что у нее есть отличный кандидат на роль нового падишах-императора, причем прямой наследник рода. Теперь ее сыночек будет править галактикой!

Сообщив эту новость дочери, Фиона Атрейдес принялась выбирать вечерние наряды для себя и Поликсены — пусть радоваться было особо и нечему, она все равно оставалась представительницей одного из знатнейших Великих Домов, и положение обязывало ее присутствовать на коронации нового императора. Однако в процессе подготовки к торжеству женщину внезапно осенило: если уж туда приедет вся знать, может быть, у нее будет шанс заодно повидаться со старшим сыном и разбудить что-нибудь в его душе? Все-таки кровь — не вода, может, он сам что-то почувствует и поймет, что его так называемые родители никакие ему на самом деле не родные?

*

На Кайтэйне все было готово к коронации нового падишах-императора. Весь Ландсраад собрался на срочное заседание, в главном зале дворца поставили накрытый дорогими тканями трон из чистого золота, а те, кому было поручено вести торжественную часть, спешно повторяли свои слова и роли. Большая часть приглашенных представителей Великих Домов уже собралась — кто-то занял свои места в зале, кто-то пока что собрался небольшими группками со своими друзьями и родственниками, обсуждая текущие события.

От Кассиуса не укрылось, что его мать постоянно дергается, то и дело кидая напряженные взгляды в сторону делегации Харконненов. Он вспомнил ее давний рассказ, основанный наверняка на простых домыслах, а не на фактах — молодой герцог не мог поверить в то, что его досточтимый и уважаемый родитель мог быть способен на нечто подобное, а мало ли что человек не надумает себе в состоянии острого горя, тем более потеряв ребенка! - и испугался, что сейчас госпожа Фиона Атрейдес наделает глупостей.

- Матушка, я вас очень прошу, не надо, - взмолился герцог, но та не собиралась его слушать; желание все-таки прояснить ситуацию оказалось сильнее и страха, и здравого смысла. Отмахнувшись от сына, она решила действовать так, как подсказывало ей сердце.

Подозвав кого-то из слуг, Фиона Атрейдес попросила его передать кое-что господину Норэту Харконнену. Слуга расторопно выполнил приказание; второй сын барона перекинулся парой фраз со своими родными, на лице у него было выражение полного недоумения и растерянности. С таким же видом он быстро подошел к стоявшим чуть в отдалении Атрейдесам. Фиона едва не потеряла дар речи, еще не до конца веря в свою удачу.

С мольбой в глазах она сделала шаг навстречу Норэту.

- Что вам угодно, миледи? - учтиво спросил тот; несмотря на то, что он знал правду, у него были свои мысли на этот счет.

Фиона Атрейдес срывающимся от волнения голосом начала рассказывать ему все. Кассиус сильно испугался — что-то теперь будет? Поликсена изумленно смотрела на мать и брата, ничего не понимая; герцог попытался отвлечь внимание сестры каким-то ничего не значащим разговором на отвлеченную тему.

Норэт, вопреки всем ожиданиям Атрейдесов, не разозлился, не удивился — напротив, он изобразил на лице полное безразличие.

- Ваша светлость, - учтиво обратился он к матери герцога, - я вас прекрасно понимаю, это очень тяжело — потерять близкого человека, тем более собственного ребенка. Я сам в ходе войны едва не лишился младшего брата, поэтому я очень сочувствую вашей утрате. Однако я вынужден вас разочаровать — вы обознались. Я вам никакой не родственник, моя мать — баронесса Нирием Харконнен, а уж никак не вы.

Фиона горько заплакала.

- Вориан, послушай меня…

- Мое имя Норэт Харконнен, - он особо выделил голосом свою фамилию.

- Нет, тебя зовут Вориан, и ты мой сын, а Кассиус твой младший брат...

- Я вам еще раз повторяю — вы обознались, я никак не могу быть вашим сыном. Да, у меня есть родители, и я сказал, кто моя мать. И младший брат у меня тоже есть, и его зовут Кэйлин Харконнен, а не Кассиус Атрейдес — вон, посмотрите в ту сторону, мой брат Кэйлин там как раз с советником Дома Ордосов разговаривает. И еще: настоятельно вам советую ежедневно молиться о том, чтобы мой старший брат Ксенар был жив и здоров долгие годы, потому что он человек добрый и великодушный. Если бы следующим бароном Харконненом стал бы я, то ваш сраный Каладан оказался бы первым местом, куда бы я направил свои ядерные ракеты.

Когда Норэт отошел прочь, Кассиус принялся пенять матери, что та никак не желала смириться с непоправимым.

- Любезная матушка, - с горечью произнес молодой герцог, - я вам говорил, что не стоило так делать. Неужели вы не понимали, что мы для него, даже если вы вдруг не ошибаетесь и он и есть пропавший Вориан, давно чужие люди?

Фиона Атрейдес кивала головой с печальной покорностью. Она отлично понимала, что младший сын прав, однако ей до последнего так хотелось верить в лучшее! Смахнув слезы, она кое-как взяла себя в руки.

- Да, Кассиус, да. Ты прав. Не было смысла даже пытаться. Он уже давно не мой сын. Он полностью принадлежит другой семье.

Норэт тем временем вернулся к родителям и брату.

- Чего от тебя хотела эта дура? - недоумевал на-барон. - Еще вон парой месяцев раньше какая-то идиотка из секты гессериток мне втирала, чтоб я на дочке Атрейдесов женился, словно вокруг мало других женщин из более адекватных вменяемых семей. И вообще — наш отец правильно говорит, лучше выбирать из своих, меньше проблем огребешь.

Тот лишь махнул рукой.

- Да несла какую-то чушь, приняла меня совсем за другого человека, пыталась заливать, что я — это и есть он. Я до нее культурно донес, что я — это именно я.

Ксенар, в отличие от своих матери и отца, ничего не понял, но ему было лень вдаваться в подробности, потому что как раз начиналась торжественная часть. На-барон подозревал, что их ждет что-нибудь забавное, но он даже не мог пока что себе представить, что именно.

*

В зале зазвучала торжественная музыка, возвещая о начале официальной части и призывая гостей занять свои места. Гансенг вышел в центр зала, встал на ковровую дорожку перед заранее приготовленным для нового императора троном. Вдова ныне покойного падишах-императора Йире подошла к нему с короной на серебряном подносе.

Молодая женщина почтительно протянула Гансенгу символ высшей государственной власти и слегка поклонилась, шурша складками дорогого шелкового платья.

- Великий падишах-император! Прими же из наших рук эту корону, принадлежащую тебе по праву, и взойди на трон, что также отныне принадлежит тебе!

Гул радостных восклицаний прокатился по залу и затих. По губам Гансенга пробежала счастливая улыбка — он добился того, чего хотел не только он сам, но и вся его семья, более того — теперь все были свободны от власти самодовольного тирана, который считал себя вправе нарушать законы и обычаи по личному соизволению вопреки тем установлениям, что сложились в течение долгих веков во вверенном ему государстве.

Новый падишах-император думал, что сейчас ощутит в ладонях тяжесть металла, однако корона оказалась на ощупь странно легкой и было похоже на то, что совсем не металлической.

Гансенг с недоумением покрутил в руках дядюшкину корону, потом показал ее всем.

- А знаете, что это такое за материал? Думаете, золото? Это вообще не металл! Резину золотым акрилом покрасили!

В зале раздались взрывы хохота.

- Вот жлоб поганый, - выкрикнул кто-то.

- Да не жлоб, а банально деньги на войну просрал, - послышался другой голос. - Только это ему не помогло и его не спасло. Так ему и надо. Коррино передавили друг друга, как пауки в банке. Не рой другому яму, пусть сам себе роет.

Делать было нечего — резина так резина, тут уж Гансенг был бессилен, и ему не оставалось больше ничего, кроме как водрузить резиновую корону себе на голову под восторженные крики и аплодисменты зала, пройти по ковровой дорожке к своему трону и занять свое законное место.

*

После торжественной части начался большой пир в честь нового падишах-императора. Гансенг сидел за отдельным богато накрытым столом в окружении своей семьи и приближенных; первый же тост он начал с того, что поблагодарил всех тех, кто поддерживал его в трудные минуты и кому он был обязан своим нынешним положением.

- Вы не расстраивайтесь, - пообещал Гансенгу герцог Ордос, который был уже вполне здоров и сидел на празднике среди почетных гостей, - мы вам сделаем отличную корону из чистого золота с настоящими драгоценными камнями. От нашего Дома вашему Дому в благодарность за все хорошее. Несмотря на все те слухи, которые про нас ходят — уж поверьте, мы умеем помнить добро.

Тот пожал плечами.

- Спасибо, конечно, я буду очень рад, но я не расстроился, - он широко улыбнулся. - Это смотрится скорее просто смешно, а не огорчительно.

- Ну, твой долбанутый дядюшка даже не считал, что это вообще-то позор, - вовсю веселились его мать и тетка. - Лично я, будь я императрицей, постеснялась бы появляться на людях в резиновой короне. Вообще странно, что за столько лет до сих пор никто не заметил и не высмеял это чучело на всю галактику, - подытожила Ирулэн.

Раббан только развел руками.

- Ну они же корону не трогали, а издалека не видно, только не все то золото, что блестит, иногда это и крашеная резина бывает.

На-барон Харконнен, наблюдая за всем происходящим, веселился от души.

- У меня после всего, что случилось, есть один-единственный вопрос относительно наших родственничков из Дома Коррино, - сказал он своему двоюродному брату. - Спрашивается, и чего они добились?

Падишах-император лишь развел руками.

- Для меня это более чем откровенная загадка, равно как и для тебя. Погубил весь свой Дом почитай что своими руками, еще и у Венсиции под занавес крышу унесло, и она довершила дело.

- Нам же лучше, - с облегчением ответил Гансенг.

Покойный Фарад'н Коррино сказал по сути дела пророческие слова, когда предрек своему дядюшке, что его враги благополучно спляшут на его костях и будут торжествовать; наряду со вступлением в должность сейчас Гансенга волновал еще один приятный вопрос. Карно и Йире собирались в ближайшее время пожениться, а его пригласили в качестве почетного свидетеля, и в этот момент он раздумывал, что бы такое подарить молодоженам на свадьбу. Главный подарок, конечно, они и так уже получили — полную свободу и безопасность, благо мерзкий шакал Коррино сдох, но все-таки на торжество полагается идти не с пустыми руками.

В конце стола сидела Джессика со своими внуками и виновато улыбалась, время от времени поглядывая на двоюродного брата с его семьей; она до сих пор пребывала в сомнениях относительно того, можно ли ей здесь находиться и в каком именно статусе. Зато ее дочь Алия со своим мужем выглядели в высшей степени довольными.

- Ну я же говорила, что так будет, - сказала Раднору его жена.

Тот улыбнулся.

- А я тебе верил. Поэтому, наверное, мне так легко и удалось разделаться с Эленаром и его подручными.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
40. Сбывшаяся мечта
Комментарии