Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
38. Мир вашему Дому

Оказавшись в родном городе, Даджер решил прежде всего, несмотря на все возможные риски, наведаться в свой дом — как-никак он помнил о Кассандре, которая осталась у него в гостях и теперь оказалась безо всякой помощи и защиты под непрекращающимся вражеским огнем; конечно, она ему никто, но не бросать же на произвол судьбы человека, который даже и стрелять-то не умеет.

Ему легко удалось открыть дверь своим электронным ключом — на его удивление, за время его отсутствия никто не поменял код. На пороге его никто не встретил, и это его очень напрягло: он сразу стал думать о том, где могут находиться Бетриккон и Кассандра. Может, они где-нибудь в городе под руинами и давно мертвы? Или так серьезно ранены, что не могут к нему выйти и что-то ему сказать?

Сжимая в руке пистолет, он осторожно перемещался из комнаты в комнату и звал своих друзей, надеясь, что они живы и откликнутся.

- Даджер! - он наконец услышал голос Кассандры. - Мы здесь, в кладовке!

Бросившись на голос, он с облегчением увидел своего лучшего друга и Кассандру, которые прятались за увешанной одеждой вешалкой.

- Ты что, живой?! - удивленно спросила девушка. - Но как? Мы видели ту передачу… ее показали по всем каналам… я так испугалась… думала, тебе конец… что тебя Харконнены до смерти замучили…

Даджер, тяжело вздохнув, объяснил своим друзьям, в чем было дело и как они с бароном весело разыграли шакала Коррино.

Бетриккон, аккуратно цепляясь за стену здоровой рукой, поднялся с пола.

- Даджер, одно из двух — ты либо не настоящий Даджер, а гхола, либо просто-напросто откровенный идиот.

- Это еще почему? - обиделся его друг. - Это же была просто шутка, розыгрыш для Дома Коррино. Мы и не подумали, что вы поверите… Я не хотел…

- Ты даже не понял?! Мы тут по тебе все глаза выплакали, а Аэрнейл еще и получил выволочку ни за что ни про что! Шуточки у вас веселые! Вы с Раднором всерьез считаете, что это очень смешно? Обхохочешься, когда видишь своего лучшего друга в полуживом виде… прямо слов нет, какое веселье! Там кровищи было…

- То-то мы тут от души посмеялись, - пробурчала Кассандра. - Мы решили, что тебя там пытают самыми что ни на есть зверскими способами…

- Никто меня не пытал. Кровь с мясокомбината, синяки — обычный театральный грим. С таким простым розыгрышем любой школьник наверняка бы справился… это в любом киоске купить можно и изобразить в домашних условиях.

- Не думал я, что мой лучший друг на такое способен, - недовольно отозвался Бетриккон. - Нельзя быть настолько бессердечным.

- А чего я такого сделал? - не понял Даджер. - Я никого не убивал, в заложники не брал, не калечил и не насиловал. Тогда в чем проблема? В чем в таком случае заключается мое бессердечие?

Бетриккон выглядел обиженным.

- Надо же. Даже не понимаешь, в чем проблема. А ничего, что мы тут с Кассандрой много дней по тебе слезы лили, как по мертвому? Нельзя так поступать с людьми, которым ты не безразличен. Ты еще бы подумал, каково родителям твоим пришлось и братьям с сестрами, когда они на все это смотрели. Я с ними пока не виделся, но сомневаюсь, что они очень довольны твоей выходкой.

- Ну я не виноват, что вы не поняли шутки. Я же жив и здоров. Я искренне думал, что никто, кроме Ашиара, на это не поведется.

Бетриккону, по всей видимости, надоело урезонивать друга.

- Ладно, оставим. Придешь к родным, еще от них огребешь по полной… только ты все равно не понимаешь и не хочешь понимать, что наделал.

*

Когда глава Дома Ордосов пришел в себя, то в первую очередь увидел Раднора, который во всеуслышанье разговаривал по передатчику с кем-то из своих близких — из его разговора герцогу удалось понять, что у главнокомандующего Дома Харконненов есть сын по имени Дмитрий, которого родители никак не могут приучить к порядку, а еще его дома ждет жена, которую зовут Алия.

Карно Ордос дождался, пока он закончит говорить, а потом все-таки решил обратиться к Раднору с деловым предложением.

- Генерал Раднор, у меня есть к вам одно важное дело.

Тот обернулся.

- Выкладывай.

- У меня к тебе только одна просьба.

- Говори.

- Думаю, мы вполне сможем договориться.

- Я постоянно об этом говорю, только меня никто не слушает и не слышит. Все считают меня монстром, который убивает людей просто процесса ради.

- Я согласен на равноценный обмен. У тебя же тоже есть жена и сын, так что ты меня, как я смею надеяться, понимаешь.

- Говори уж до конца.

- Вернешь мне мою семью, - герцог в этот момент попытался в подробностях воссоздать в своей памяти лицо Йире и заодно хотя бы примерно себе представить, как выглядит их сын, - забирай себе Арракис.

- Ты это серьезно?!

- Что конкретно внушает тебе недоверие? Это твоих родственников зовут Алия и Дмитрий? Или ты сейчас разговаривал с подставными лицами либо вообще ломал комедию с выключенным телефоном?

- Это еще почему? - обиделся Раднор.

- Так ты согласен или нет?

- Согласен, в чем проблема, уж поверь, никто твоих родственников силком в Харко-сити держать не станет.

*

Вопреки всем мечтам и ожиданиям своего якобы брата Эленара, Эттан не только не умер страшной смертью в камере пыток у Харконненов, но и постепенно поправлялся после того, как погибший от рук Раднора наследник Дома Коррино ударил его ножом. С каждым днем юноша чувствовал себя все лучше и лучше, и наконец медики сочли возможным выписать его из больницы.

- Думаю, что ты скорее окончательно выздоровеешь, если будешь хорошо проводить время на свободе, - сделала вывод заведующая отделением, - если вдруг ни с того ни с сего поднимется температура или станет хуже, мы всегда тебе поможем. Постарайся больше не влипать в неприятности.

Эттан от души поблагодарил эту женщину и поцеловал ей руку — за всю его жизнь никто так о нем еще не заботился, за исключением родной матери.

- Уж постараюсь.

- А я постараюсь за тобой какое-то время присмотреть, - пообещал ему барон. - Поживешь пока у меня, места у нас много. Потом сами решите, что делать — может, вернетесь в свое царство вечного холода.

Йире посмотрела на него с благодарностью.

- Только об этом и мечтаю. Спасибо вам за гостеприимство, вы очень благородны, добры и любезны, но в любом случае наш родной дом — это Сигма Драконис.

- Ну, я никого насильно удерживать не собираюсь, погостите пока у нас, а что вы там дальше для себя решите — ваше право, - барон был сильно удивлен тем, что Йире думает о нем и представителях его Дома. До сих пор ему доводилось слышать в адрес Дома Харконненов исключительно ругань или более чем нелестные вещи, поэтому его сильно удивило то, что кто-то счел его добрым и благородным человеком.

Утром следующего дня в Баронию пожаловала незваная и нежеланная гостья — Преподобная Мать Августа Фоссиль. По понятным причинам барон точно так же, как и в свое время его покойный дядя Владимир, не мог сразу указать этой дамочке на дверь и вышвырнуть ее вон с позором, но еще больше он был удивлен, когда понял цель ее визита: в лучших традициях своей секты, которая любила скрещивать людей, словно породистых кошек, она принялась сватать на-барону сестру молодого герцога Атрейдеса.

- Я не собираюсь жениться на незнакомой девушке только на основании ее принадлежности к знатному роду, - презрительно фыркнул Ксенар. - Я ее не люблю и даже живьем не видел. С чего бы мне ее в жены брать?

- Я немного изменила традициям и показала ей ваше фото, - пояснила сектантка, - так что это не совсем брак вслепую, как в прежние времена, я понимаю, что сейчас никто такого не потерпит. Ваша невеста сочла вас вполне симпатичным, она, кстати, тоже… Более того, какое отношение любовь имеет к браку? Это совершенно лишнее.

Ксенар в гневе стукнул кулаком по стене.

- Вы всерьез считаете, что я похож на зоофила? Да будь она хоть мегакрасавицей, я лучше песчаного червя трахну, чем кого-либо из Дурдома Атрейдесов.

Встреча и дальнейшая беседа проходила на берегу небольшого живописного озера, которое находилось буквально в двух шагах от Убежища Харконненов; сектантка, впрочем, не подумала о том, что у на-барона много родственников и доброжелателей, которые не дадут его в обиду. Эттан и его новые приятельницы как раз наблюдали из кустов за тем, как бедный Ксенар не знает, как отмотаться от мерзкой сектантки.

- Это еще что за гадина? - удивился Эттан.

- А хуй ее знает, - пробурчала себе под нос Седна. - Похожа на сектантку из Бене Гессерит, ненавижу этих тварей.

- Те еще отбросы общества, - согласилась с ней сестра. - Подождите меня тут, я принесу винтовку, разберемся.

Дезире быстро притащила оружие.

- Можно мне попробовать? - попросил ее Эттан. - Только я не особо умею обращаться с оружием, покажи мне, как.

- Так. Целься. Все очень просто, тут лазерный прицел.

Лазерный огонек заплясал на лбу у незваной гостьи; поначалу она не обратила на это внимания, но потом начала возмущаться — дескать, что это еще такое. Барон посоветовал ей не реагировать на всякие глупости.

- Сестра Августа, тут лицей рядом, - объяснил он, - я уверен, это просто дети купили в киоске указку и после уроков балуются.

Сектантка успокоилась, но баловство оказалось отнюдь не безобидным развлечением местных школьников — Эттан нажал на спусковой крючок, и в ту же секунду ей разворотило выстрелом половину черепа; нелепо взмахнув руками, она шлепнулась в озерную воду, которая тотчас окрасилась в розовый цвет.

- Не знаю, кто это сделал, но спасибо, - с облегчением вздохнул на-барон. - По крайней мере, мне теперь не надо заниматься скотоложеством. Извините, но я не стану сношаться с дочкой Хуиллуса, даже если она реально первая красавица — просто из принципа!

- Не бери в голову, отделались — и славно, - успокоил его отец. - Эту мерзкую секту давно пора запретить. До сих пор не запретили, видимо, потому, что кому-то было сильно выгодно размножать людей против их воли. Помню, как мне Джессика рассказывала, чем ей голову забивали — мерзость, да и только. Да ладно бы еще это, добро бы они делали что хотели, если бы они малолетних детей против их воли в свою секту не тащили и тем паче у родителей не воровали. Как по мне, так если у человека есть какие-либо крутые способности, он имеет право их развивать и использовать или вообще их никак не использовать, это его сугубо личный выбор.

*

Плохие новости разносятся очень быстро, тем более при наличии у людей достаточных технических возможностей для их распространения; жуткая смерть обоих принцев Коррино не стала исключением. Когда Венсиция узнала, что случилось с ее сыном, то около получаса просидела в оцепенении, но потом ей в голову пришла мысль пустить виновника произошедшего в расход.

Стрелять Венсиция Коррино умела очень хорошо, ее этому научили еще в ранней юности — ее папаша жил в постоянном страхе за свою жизнь и жизни родных, все время опасаясь покушений, а поэтому у нее даже не возникло сомнений относительно того, что делать. Для начала она вытащила из ящика стола пистолет; сунув его в карман, она пошла в комнату своих племянниц. Дочери ее брата увлеченно листали новый каталог и выбирали себе красивые наряды.

- Смотри, какое вот это синее платье красивое, на него нашиты настоящие сапфиры, - восторгалась Джун.

Ее сестре больше пришлась по вкусу другая модель.

- Красное бархатное лучше.

- Фу, Ана, я не люблю красный цвет.

В этот момент к ним заглянула тетка.

- Здравствуйте, дорогие девочки.

- Здравствуйте, тетя Венсиция, - обе тотчас вскочили на ноги и приветствовали сестру своего отца реверансом.

- Что-нибудь выбрали? - мать Фарад'на сжала в руке оружие.

- Выбираем.

- Понимаю, глаза разбегаются. Я в ваши годы тоже обожала всякие наряды, помню свое первое бальное платье…

- Какое оно было? - тихо спросила Ана; ей с ранних лет нравилось слушать рассказы старших об их детстве и юности.

Венсиции было жаль девочек, но оставить смерть своего сына без отмщения она тоже не могла. Подняв пистолет, она сделала два метких выстрела прямо в лоб — сначала одной, потом второй. Мертвые тела шлепнулись на пол, по паркету стала растекаться кровь. Однако этого ей показалось мало — она решила, что для завершения задуманного ей необходимо разделаться с главным виновником произошедшего, ведь это именно он убил ее сына, а не какой-нибудь чужой человек со стороны. Однако ей показалось, что она взяла слишком легкое и простое оружие — надо бы найти что-то посерьезней.

С трудом поборов дрожь в руках, она сбегала в комнату Эленара и вытащила из-под кровати племянника заряженный дробовик, который тот всегда держал в своих покоях на случай возможного покушения, после чего отправилась к своему брату.

Ашиар стоял посреди комнаты. Увидев сестру с оружием, он на мгновение оцепенел, но сразу понял, что намерения у нее более чем серьезные.

- Венсиция, что ты творишь? Я же твой брат!

- Ты погубил весь наш Дом, братишка, - печально ответила она. - Эленар был твоим наследником и старшим сыном, но погиб из-за твоего откровенно идиотского приказа. Моего ребенка ты убил сам, хотя он был нашей последней надеждой!

- Пожалуйста, брось оружие…

Не успел он произнести следующую фразу, как она подняла ствол и направила его на брата, после чего хладнокровно нажала на спусковой крючок.

- Ты не мужчина. Ты жалок. Только и можешь, что бить женщин.

- Венсиция, ты что творишь…

- Это тебе за моего сыночка. И за весь Дом Коррино. Подумай перед смертью о том, что ты натворил. Сдохни. Ты испортил все, что мог.

Заряд дроби едва не разорвал главу Дома Коррино пополам, кровь и внутренности разлетелись во все стороны, один из ошметков шлепнулся на лицо Венсиции. Ашиар рухнул замертво. Вытерев щеку рукавом, женщина вышла из кабинета и увидела у подножия лестницы Сиону Аттар. Она уже успела услышать грохот выстрелов и поняла, что во дворце творится что-то очень нехорошее; оцепенев от ужаса, она таращила на Венсицию выпученные глаза. Та подумала, что сожительница ее братца — просто превосходная мишень, и снова выстрелила.

Женщина рухнула на пол, не успев даже вскрикнуть. Вскоре на выстрелы прибежал ментат Дома Коррино в сопровождении охраны; увидев Сиону, которая лежала в неестественной позе в луже собственной крови, и безумно хихикающую Венсицию, которая, сидя в кресле, страстно обнимала дробовик, он вызвал бригаду срочной психиатрической помощи.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
Комментарии