Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
36. Роковой шаг

Юному племяннику Ашиара Коррино относительно повезло: он успел застать Эленара и его подручных в космопорту незадолго до отбытия. Вздохнув с облегчением и одновременно с тем забыв обо всем, он кинулся к двоюродному брату.

- Эленар, одумайся! Опомнись! Приказ твоего отца и моего дяди безумен! Либо мы сейчас повернем назад и вернемся в наш дворец, либо вся галактика рухнет в хаос!

Тот посмотрел на Фарад'на, потом перевел взгляд на отряды своих солдат, готовые к погрузке на корабль; его глаза горели гневом и презрением.

- Ты сам не соображаешь, что мелешь. Убирайся отсюда.

Сын Венсиции Коррино по характеру был довольно разумным и спокойным человеком, он умел логически мыслить и — как следствие — зачастую совершал одну и ту же ошибку, свойственную таким людям, как он, а именно судил о других по себе: если он сам может понять что-то с позиции здравого смысла, то почему этого не может сделать кто-то еще? Однако его родственник был на это в принципе не способен, для него логические выкладки были чем-то настолько же непостижимым, как для глухого с рождения звуки песен, и попытки Фарад'на взывать к голосу разума лишь еще больше его разозлили.

- Эленар, прекрати! - взмолился Фарад'н Коррино. - Ты ведь даже не понимаешь, чем все это кончится!

Юноша бессильно опустил руки, но это был всего лишь эмоциональный жест — он не собирался сдавать позиции. Что же до Эленара, то он не просто не умел и не не хотел мыслить здраво, поскольку не только с детства привык к тому, что его родитель обо всем позаботится и решит все проблемы, а ему самому нет нужды просчитывать свои действия даже на два шага вперед, но к тому же еще и был отъявленным социопатом. Его рука невольно потянулась к оружию, но Фарад'н, мечтая все-таки достучаться до брата, попросту не заметил этого жеста — он все еще пытался ему что-то объяснить.

- Эленар, выслушай меня.

Тот снисходительно хмыкнул — его брат в этот момент напоминал ему не достойного наследника Дома Коррино, а одну из многих безответно влюбленных в него девчонок, умоляющих его слушать их жалкие противные сетования. Как правило, все было на редкость скучно и однообразно — девица, чьего имени он, как правило, даже и не помнил, горько плакала и уверяла его в своей любви и преданности так, словно именно она ему и нужна, как будто он себя на помойке нашел, чтобы жениться на какой-то безродной девке из простонародья. Он, естественно, посылал ее куда подальше под любым благовидным и не очень благовидным предлогом — зачем она ему сдалась, таких, как она, еще тридцать человек на следующий же день наберется.

- Ладно, говори, - произнес он таким тоном, будто делал двоюродному брату ну очень серьезное одолжение.

Сын Венсиции брезгливо поморщился — вид у него сейчас был такой, словно ему предложили иметь дело с чем-то откровенно омерзительным, например, съесть какую-нибудь зловонную гадость.

- Я понимаю, что ты ухватился за приказ отца как за потрясающий шанс, - он перевел дыхание, собираясь с мыслями, - тебе кажется, что ты сейчас одержишь блистательную победу, вернешься к отцу героем и докажешь ему, что достоин-таки быть наследником Дома Коррино, а выбирать-то моему дядюшке особо не из кого — вы с Фондилем ни на что не годитесь, а я ничего не хочу. На самом деле ты, если не повернешь назад, подставишь всех, включая и тебя самого, и твоего отца. Я уже сказал — Ландсраад не потерпит подобного, да и не факт, что ты одержишь победу! В последнем я очень сильно сомневаюсь!

Эленар стиснул зубы и сжал кулаки.

- Я все понял.

Его брат протянул к нему руки.

- Давай-ка уйдем отсюда, пока не поздно.

- Давай-ка ты уберешься отсюда вон, и тогда я сегодня никого не убью. За исключением врагов, разумеется. Мне не хотелось бы поднимать оружие против собственного двоюродного брата, тем паче что ты сейчас у моего папаши в любимчиках. Он и так мне за ордосского ублюдка вон какую выволочку устроил, хотя было бы из-за чего так кипятиться, если я тебе череп прострелю, он меня тем паче по голове за такое не погладит. Ладно, - он обернулся к своим солдатам, - не обращайте на него внимания, давайте-ка все на борт, он не посмеет нам помешать.

К величайшему сожалению, Фарад'н был теперь совершенно бессилен — ему оставалось лишь беспомощно наблюдать за тем, как его двоюродный брат совершает роковые действия, которые, как чувствовал племянник Ашиара, непременно приведут к ужасным последствиям. Он так и остался стоять на взлетной полосе, обуреваемый противоречивыми чувствами. Наверное, ему стоило предпринять какие-то более решительные действия, возможно, даже убить собственного брата, но теперь ему оставалось лишь злиться на себя за собственную слабость и нерешительность. Почему судьба так несправедливо с ним обошлась, почему он не мог родиться в какой-нибудь совсем заурядной обычной семье, которая ничем не выделяется среди сотен и даже сотен тысяч других? Если бы его мать была простой домохозяйкой, а отец, например, офисным служащим… ему сейчас не пришлось бы возиться со всей этой мерзостью, и он бы, подобно другим простым людям, готовился бы к новому рабочему дню, такому же, как сотни других, и был бы счастлив!

Огни взлетающего корабля показались ему омерзительно, невыносимо яркими, словно по глазам резанула молния или огонь сварки.

*

В столице Ордосов тем временем все шло своим чередом. Город жил своей обычной жизнью, и никто не ждал ничего плохого. Главнокомандующий Аэрнейл еще не успел помириться со своим начальством и вечером этого дня ужинал у себя дома со своей супругой. Он налил себе чашку чая и подумал, что пить его просто с сахаром как-то скучно.

- А сладкого у нас ничего не осталось? - спросил он у своей жены. В этот момент за узким окном блеснуло нечто, напоминающее молнию, и раздался далекий грохот; грозы на ледяной планете были редким явлением, однако порой все же случались и причиняли непривычным к этому погодному явлению Ордосам немало неприятностей наподобие неполадок со связью и электроэнергией.

- Что это такое? - женщина подняла голову от тарелки. - Гроза, что ли, такая сильная? Сейчас у нас опять свет отключится. Вот почему не могут наконец-таки починить подстанцию, чтобы она всегда работала?

Аэрнейл, однако, сразу понял, что дело плохо и это вовсе не гроза.

- Это не гроза, - нахмурился он, косясь на окно. Кухня содрогнулась от очередного далекого взрыва, зеленая пластиковая лампа под потолком колыхнулась.

- Учения, что ли, устроили на ночь глядя? - возмутилась его жена. - Ну нашли время, я тебе скажу!

Ее муж вскочил с места.

- Так, Рания, - он схватил жену за руки, - беги скорее в подвал. К сожалению, никакие это не простые учения и уж тем более не гроза. На нас напали, и это либо, что наиболее вероятно, Харконнены, либо вообще Коррино.

Она со страхом посмотрела в глаза мужа.

- А как же ты?

- Ты забываешь, что я вообще-то военный. Разберусь как-нибудь. Ты лучше себя сейчас побереги, тебе нельзя волноваться. Иди в подвал, возьми с собой фонарик, запас еды и воды. Портативный обогреватель там есть, пистолет на самый крайний случай тоже — он в ящике стола с инструментами. Я пойду к Экзекьютриксам. Теперь нам не до разговоров о том, кто был прав, а кто виноват… какие же это были глупости, нашли мы, право слово, какой-то идиотский повод для выяснения отношений.

Она тяжело вздохнула и обняла его на прощание.

- Береги себя.

- Ты тоже. Не высовывайся лишний раз без крайней нужды, а если таковая возникнет — внимательно смотри по сторонам.

*

Бывает друг, сказал Соломон,

Который больше, чем брат.

Но прежде, чем встретится в жизни он,

Ты ошибешься стократ.

Девяносто девять в твоей душе

Узрят лишь собственный грех.

И только сотый рядом с тобой

Встанет — один против всех.

Редьярд Киплинг «Сотый»

Раднор Харконнен был очень предприимчивым человеком; одним из наилучших его качеств, за которое его очень ценил барон, было умение пользоваться нужным моментом в необходимом ключе. Когда разведчики принесли ему донесение об очередной поганой выходке Ашиара Коррино и его сынка-выродка, он понял, что это просто потрясающий шанс, благодаря которому ему удастся решить огромное количество проблем одним махом. Однако Даджер Ордос, которого Раднор сразу же поставил в известность о происходящем, отнюдь не разделил его оптимизма.

- Надо же так вляпаться на ровном месте, - он нервно сцепил пальцы и опустил голову, про себя думая, что очень неприлично себя ведет, вот так вот откровенно демонстрируя Раднору свои чувства и слабости, тем паче что до этого держался. - Везет нам, как утопленникам. Я ожидал этого скорее от вас…

На лице Раднора в этот момент было более чем странное выражение: Даджер не мог понять, доволен тот или раздосадован. Было похоже, что скорее первое, однако ордосский советник решил, что такого быть не может, а ему это просто померещилось на фоне сильного нервного потрясения. Нет, не стоит больше говорить о том, чего ожидал или не ожидал — этот человек совершенно непредсказуем, если вспомнить историю с могилой…

- Я схожу к Йире и Эттану, они должны знать, что случилось…

Даджер повернулся и пошел было к выходу, но главнокомандующему Дома Харконненов его намерение очень не понравилось.

- Стоять.

Тот сначала замер на месте, потом медленно повернулся к Раднору.

- Во-первых, успокойся, - Харконнен властно поднял руку, - не нужно рассказывать и без того пострадавшим от ублюдков Коррино людям всякие ужасы. С тебя станется, ты еще и от себя что-нибудь надумаешь и добавишь, а это сейчас совершенно не нужно. Лучше мы с тобой вместе их потом хорошей новостью обрадуем, когда размажем шакаленыша и его прислужников в кровавую кашу по вашим льдам. Поэтому сейчас ты никуда не пойдешь, останешься тут со мной, мы попьем кофе и заодно обсудим план действий. Во-вторых, это же потрясающий шанс раз и навсегда разделаться с Домом Коррино!

Даджер замер на пару минут, потом кивнул — опять так же медленно, как будто в замедленной киносъемке.

- Вы думаете, им не стоит…

- Включи мозги и начни пользоваться ими по назначению. Им действительно не стоит. Когда человек сильно пострадал физически либо морально, ему нужно получать положительные эмоции и настроиться на скорейшее выздоровление, а не волноваться по поводу того, на что он в своем положении все равно никак не в состоянии повлиять. Предоставь эту работу профессионалу. Я не умею лечить тяжелые раны, но в моем распоряжении всегда есть бригада грамотных хирургов, и я не лезу в их дела. Зато я умею воевать, и в данный момент я буду выполнять свою работу.

Раднор нажал на несколько кнопок; на дисплее перед ними появилась интерактивная карта.

- Смотри. Здесь все видно на экране — вот ваша столица и дворец, можно даже все приблизить, можно и уменьшить изображение. Шакаленыш мысленно уже празднует победу, он не ждет ничего нехорошего и уж тем паче не ждет этого от меня, - он злорадно оскалился, мысленно представив себе картину расправы над Эленаром Коррино. - Мы же будем бить врага на чужой территории и застанем его врасплох.

Даджер в этот момент напоминал сам себе мраморную статую — стоял так же неподвижно, бесстрастно глядя прямо перед собой; он не мог заставить себя шевельнуть даже кончиком пальца.

- Садись, - Раднор указал ему на кресло.

Даджер не шевельнулся.

- Ты меня слышал? Садись и слушай меня.

Он с трудом заставил себя подчиниться. Главнокомандующий Дома Харконненов продолжил излагать ему свои планы, после чего добавил:

- Думаю, ты догадался, зачем я позвал тебя сюда? Возможно, конкретно в городе мне потребуется твоя помощь. Покажешь мне там всякие необходимые ходы, коммуникации и так далее.

Тот неловко передернул плечами.

- А не боишься, что я вас на своей территории как-нибудь подставлю?

Харконнен с бесстрастным лицом потянулся за банкой с кофе.

- Ни капельки. Жить хотите — не подставите.

Дверь едва заметно скрипнула. Даджер, обернувшись, увидел в дверном проеме леди Алию — жену главнокомандующего.

- Раднор, у меня к тебе есть одна просьба, - произнесла она безо всякого приветствия.

- Да? - тот едва заметно повернул голову в сторону Алии, даже не оборачиваясь.

- Прибьешь эту тварь Коррино, сними на видео все подробности — покажем его выходки всем в Ландсрааде, когда Гансенг будет короноваться. Шакала и его семейку давно было пора выгнать вон поганой метлой. Страна должна знать своих «героев».

Даджеру не понравилась ее ирония — жена Раднора казалась ему очень странной, если вообще не подозрительной дамой. Однако он не успел даже произнести ни единого слова, как вдруг она как будто прочла все его мысли.

- Понимаю, тебе некомфортно в моем присутствии, такое со многими случается. На самом деле я не странная — у меня просто такие вот оригинальные сверхспособности.

Он почувствовал себя в очередной раз очень неловко, но что это теперь значило? Теперь главным было — отбиться от Коррино… да, он даже и представить себе не мог, что пойдет в бой рядом с Раднором — легендарным воплощением зла и жестокости.

- Отобьетесь, - ответила Алия на его невысказанный вопрос. - Не паникуй. Отобьетесь.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
37. Лед и пламя
Комментарии