Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
30. Минута истины

Эттан снова открыл глаза, когда корабль заметно тряхнуло — ему внезапно вспомнилось, что такое должно быть, если ты входишь в плотные слои атмосферы. Значит, уже Гайди Прайм… или нет… кто его знает, все было словно в тумане. В любом случае он был убежден, что хуже ему уже не будет. Он попытался сфокусировать взгляд хоть на чем-нибудь из того, что его окружало, чувствуя, что ему по-прежнему не хватает воздуха, пусть боль была уже и не такой сильной, как поначалу.

- Говорит Самад Эриллик, глава Дома Тлейлаксу. Со мной в корабле на-барон Харконнен и еще четверо представителей вашего Дома. Разрешите посадку, - Эттана окончательно вернул к реальности чей-то голос, и он наконец смог рассмотреть того, кто сидел в кресле пилота: средних лет мужчина с заметно тронутыми сединой волосами, заплетенными в косу сбоку головы.

В динамиках послышалась какая-то возня и шепот — по всей видимости, диспетчер что-то уточнял.

- Посадку разрешаем.

- Эй, Ордос, - окликнул его Норэт Харконнен, - ты живой?

Эттан слегка повернул голову в его сторону. Теперь он понимал, с кем в сговоре были сыновья барона: по какой-то причине им помог предводитель Тлейлаксу.

- Кажется, да.

Норэт радостно заулыбался.

- Довезли-таки, а Ксенар меня в обратном уверял.

- Будешь говорить, как я неправ, когда он окажется в отделении травматологии, - скептически хмыкнул его старший брат.

- Подтверждение: посадку разрешаем, - снова донесся из динамиков скрипучий металлический голос.

- Срочно скорую к посадочной полосе, - потребовал Эриллик. - У нас на борту тяжелораненый, нужна помощь.

- Вас поняли, сейчас все организуем.

*

На Гайди Прайме на-барона и его спутников встретили как героев: благодаря их смелому, пусть и крайне рискованному, предприятию Дом Харконненов мог чувствовать себя практически в полной безопасности. Около посадочной площадки уже дежурила целая бригада врачей-травматологов, которым передали Эттана; Фондиль уже давно успел очухаться после того, как Норэт дал ему в рожу, и угрожал Харконненам страшными карами со стороны своего папаши, но те только подняли его на смех.

- Великий Коррино напугал ежа голым задом, - издевался над ним Мори Хэллек. - Ты вообще стрелять умеешь или за всю свою жизнь не поднимал ничего тяжелее вилки? Только я тебе не верю, вы же не Ордосы, твой папашка тебя на произвол судьбы не бросит. Сейчас мы тебя на видео снимем и отправим ему ультиматум — будет ему веселая сказочка на ночь, вернее, уже не сказочка, придурки.

Барон Фейд, глядя на своих детей, испытывал смешанные чувства — гордости, облегчения и отчасти злости: они так рисковали собой, а Раднор тоже хорош — все скрыл и не сказал ему ни слова, как будто так и должно быть! Однако если бы он проболтался… это могло бы кончиться утечкой информации и привести к куда более неприятным последствиям. Норэт и Ксенар совершили настоящий подвиг, но ему было не по себе от одной мысли о том, что он мог потерять кого-то из них, а то и обоих. Когда среди ночи Фейда и его жену разбудил срочный звонок — дежурный офицер сообщил о том, что Ксенар и Норэт вернулись — он поначалу решил, что один из его сыновей при смерти, и сильно испугался.

- Дети, вы, конечно, молодцы, но вы меня так до инфаркта доведете, - начал в шутку упрекать их барон.

- Папа, не болтай глупостей, молод ты еще от инфаркта умирать, - ответил ему Норэт.

- Когда Самад потребовал скорую к посадочной площадке, у меня и в самом деле чуть сердце не отказало. Я решил, что у него на борту кто-то из моих детей кровью истекает, и перепугался до полусмерти.

- Не перегибай палку, ничего с нами не случилось, не стоило так волноваться.

- Свои дети будут, тогда поймешь, - недовольно ответил барон. - Я в детстве тоже не понимал, почему дядя и родители мне того и этого не разрешают. Когда вы с Ксенаром решили вылезти через чердак на крышу школы, отлично понял.

Даджера, который присутствовал при их разговоре, внезапно осенило.

- Барон, у меня идея. У вас тут в Харко-сити есть какая-нибудь киностудия? Фильмы вы снимаете?

- Конечно, - ответил тот, еще не понимая, куда клонит ордосский советник.

- А мясокомбинат?

- Естественно.

- У меня такая мысль: можно позвать сюда какого-нибудь специалиста по гриму с киностудии и взять с мясокомбината пару литров крови, а потом загримировать меня под жертву жесточайших пыток и показать это шакалу — типа, не угомонишься, сделаем такое же с твоим сыночком!

Фейд злорадно усмехнулся.

- Гениально. Так и поступим, будет шакалу приятный сюрприз! И еще я думаю дождаться Раднора — его появление обычно производит на всех неизгладимое впечатление, могу себе представить, какое будет шоу.

- Только у меня встречная просьба.

- Выкладывай.

- Поговорить с нашим на-герцогом. Пять минут. Можно в вашем присутствии, если вас это смущает.

- Меня это не смущает, - спокойно ответил барон Харконнен, - это ты с лечащим врачом обсуждай, можно или нельзя, сам знаешь, что его шакалий выблядок ножом ударил. Мои ребята тебя туда проводят, но имей в виду, что к человеку в тяжелом состоянии могут и не пустить, пока ему не станет лучше.

*

Вечером Эленар решил прогуляться в город, чтобы подцепить там очередную юную дурочку, которая наверняка понадеется на то, что после танцев и бурной ночи с наследником престола станет следующей императрицей, навешать ей лапши на уши и славно повеселиться, но в тот момент, когда он брызгался дорогостоящим одеколоном, в дверь его комнаты постучал один из элитных гвардейцев его отца.

- Что тебе надо?! - заорал на него юноша.

Тот вежливо поклонился.

- Простите, принц Эленар, но вас зовет ваш отец.

- Ты не видишь, что я ухожу?!

- Его Величество говорит, что дело срочное. Он требует, чтобы вы немедленно пришли к нему в кабинет.

- Твою мать! - он выругался, плюнул на пол и быстро пробежал мимо сардукара. Что отцу такое в голову взбрело? Надеясь поскорее разобраться с этим срочным делом, отделаться и пойти развлекаться, он поспешил к отцу, но тот вместо приветствия встретил старшего сына смачной пощечиной. Эленар замер на месте, схватившись за пылающее лицо.

- Папа, ты что?!

Ашиар оскалился, вид у него был как у разъяренного хищника.

- Тупой, тупой, тупой кретин! - истошно заорал он. - Ты хоть понимаешь, что ты наделал? Ты подставил меня, брата и вообще весь наш Дом! Я на тебя все надежды возлагал, любил тебя всей душой, а ты вон что натворил! - он влепил Эленару вторую оплеуху.

- За что? Сначала этот ордосский ублюдок, теперь ты? Ты же мой отец! Меня еще никогда в жизни так не унижали!

- Замолчи! За дело! Ана говорит, она тебя предупреждала! Я просмотрел запись с камеры видеонаблюдения! Я отлично знаю, как было дело и что ты натворил! Твоими стараниями Фондиль в заложниках у наших врагов, и теперь я не могу никак и ничем им ответить, иначе они его прикончат!

Эленара трясло — он привык к безнаказанности и даже не ожидал, что дело может повернуться таким образом.

- Он меня первый ударил!

- Ну так ударил бы его в ответ! Ссора и драка — совсем не то, что убийство или покушение на него! Если бы ты держал себя в руках, никто не обратил бы внимания на очередной конфликт в семье! Многие люди между собой ссорятся, но за ножи не хватаются! Теперь я не знаю, что делать, если все узнают о произошедшем, нам будет очень плохо! Ландсраад соберется на срочное заседание… - Ашиар Коррино подавленно замолчал, уже не зная, что предположить; несмотря на все произошедшее, ему даже не пришло в голову в первую очередь искать в случившемся свою вину — ведь это он долгие годы приучал своего любимчика к абсолютной вседозволенности и прощал ему даже самые дикие выходки. - Эттан считался моим законным сыном, пока я не доказал бы обратного, а ты все испортил! Если бы я смог это сделать, то виноватой стала бы его мать, а так теперь во всем твоими стараниями окажусь виноват я!

Эленар побелел как свежевыкрашенная стена в кабинете своего родителя.

- Папа, прости, я не хотел…

Тот снова ударил старшего сына по щеке.

- Не хотел он. Врешь. Когда не хотят, то и не делают. Может, ты еще скажешь, что нож своей родной сестре к горлу приставил совершенно случайно, да? Или что еще? Ты случайно отправил Фондиля следить за Эттаном и приказал ему сообщить тебе, когда тот наконец-таки умрет, и благодаря тебе теперь твой младший брат попал в лапы к Харконненам! Все случайно! Если баронские выродки прирежут Эттана, это еще ладно, хоть и нежелательно, но Фондиль! Это мой сын и твой брат!

Наследный принц покорно выслушал бранную тираду, ожидая, когда праведный отцовский гнев утихнет.

- Папа, мне можно идти?

- Куда?! - рявкнул Ашиар.

- Я гулять в городе собирался.

Император уже в четвертый раз ударил старшего сына.

- Еще чего. Ты пойдешь в свою комнату и будешь там сидеть, и попробуй только выйти или попытаться сбежать. Я пока подумаю, как нам выпутываться из того, что ты натворил, и как мне теперь с тобой поступить.

Эленар внезапно заплакал, размазывая по лицу слезы — он рассчитывал надавить на жалость, поскольку отлично знал, как отец его любит и все ему прощает.

- Папа, прости, я не хотел…

- Не ври! - грубо оборвал его император. - Нечего тут устраивать мне театр и лить крокодильи слезы! Я тебе не верю! Раньше думать было надо! Я поверил бы в то, что вы с Эттаном просто поссорились, вы всегда не ладили, но сестра твоя здесь при чем?

- Я не хотел, чтобы она все рассказала!

- Ты совсем глуп?! Ты искренне думал, что твоя выходка не выйдет наружу?

- Я не знал, что там камера!

- Если бы ее там не было, это бы тебе не помогло!

- Папа, прости…

- Не прощу! Марш в свою комнату, и не смей оттуда выходить! Подумай как следует над своим поведением! Что теперь будет с Фондилем? Думаешь, с Харконненами можно вести переговоры?

Когда за Эленаром закрылась дверь, глава государства бессильно рухнул в свое любимое кожаное кресло, впервые в жизни ощущая странную смесь беспомощности и злости. Его любимый старший сын, его надежда и опора — и так его подвел! Теперь ему предстояло выпутываться из крайне сложной ситуации, которой в принципе могло бы не возникнуть, если бы не Эленар! Ему казалось, что его голова буквально переполнена мыслями, словно кипящая кастрюлька, но в какой-то момент наконец пришло решение, которое он счел единственно верным. Он не мог вернуться назад во времени, чтобы исправить ситуацию и остановить сына, но он мог попробовать кое-что предпринять, чтобы большая проблема не превратилась во всесокрушающую лавину, сметающую все на своем пути. Поднявшись на ноги, он вышел за дверь и жестом подозвал к себе одного из сардукаров.

- У меня для тебя будет важное поручение. Никому ни слова.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
31. Посаженная на цепь
Комментарии