Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
29. Дорога в неизвестность

Темнота перед глазами Эттана постепенно рассеялась, но поначалу юноша никак не мог понять, что с ним происходит и где он находится. Его взору предстало что-то зеленое — кажется, ковер в зале, было похоже на то, что он лежал на боку, но первая же попытка шевельнуться, чтобы сменить позу, отозвалась такой чудовищной болью в груди, что у него снова потемнело в глазах. Он закашлялся, и на губах выступила кровь; в памяти сразу всплыла недавняя ссора с Эленаром. Проклятье, если бы он вышел из своей комнаты на полчаса позже или не вышел бы вообще… Что с мамой? Если бы он был в состоянии хоть как-то ей помочь… но с такой раной у него самого нет никаких шансов. Он не мог не то что пошевелиться или тем более встать, но даже сделать мало-мальски глубокий вдох; на улице было еще светло, и Эттан понимал, что до вечера попросту не доживет, потому что у него не получится ни встать, ни позвать на помощь, и это было самым мерзким в его ситуации — ему оставалось лишь медленно умирать, смирившись со своим бессилием и беспомощностью.

В комнате послышались чьи-то шаги — некто мягко ступал по ковру. Эттан не видел этого человека, но догадывался, что им наверняка может быть Эленар — решил проверить, сдох ли наконец его ненавистный сводный братец или пока еще нет. Он слегка шевельнул рукой, прислушался: неизвестный остановился, немного потоптался на месте, потом ушел. Юноша, не зная, как отвлечься от собственной боли и нарастающего мучительного удушья и мысленно молясь о том, чтобы снова потерять сознание и ничего не чувствовать, стал вспоминать редкие мгновения счастья, которые ему довелось пережить за все время своего недолгого и не особо радостного существования в этом мире. Вот он еще совсем маленький, и мама поет ему колыбельную на своем родном языке… Надолго его не хватило — его сознание вновь милосердно застлала кровавая пелена, позволившая ему хоть немного передохнуть, но, очнувшись вновь, он услышал незнакомые голоса. Сил поднять или повернуть голову, чтобы рассмотреть этих людей, у него не было, но он смог понять, что они говорят на имперском галахском и один из них, кажется, ссорился с Фондилем Коррино.

- Да ты совсем мозгами съехал, долбоеб, - возмущался неизвестный, - забыл, с кем говоришь, шакалий выблядок? Я сын барона Харконнена и брат будущего барона!

Эттан через силу шевельнулся и краем глаза успел увидеть, как Харконнен сжал кулак, размахнулся и со всей силы ударил наглого Коррино по лицу, попав, кажется, по носу или в переносицу. Было похоже на то, что он, ощутив бешеный гнев, вложил в это единственное движение всю свою ярость и ненависть — раздался хруст, и Фондиль мешком рухнул на пол к ногам незваных гостей, из сломанного носа на дорогой шерстяной ковер, предмет гордости Дома Коррино, ручьем хлынула кровь.

- Ты его убил?! - восторженно спросил один из его спутников. - Вот это шикарный удар!

- Не убил, - тот пнул Фондиля ногой, - но будет знать, как оскорблять мою семью, уебок вафельный! Ишь чего выдумал — что я типа как не сын барона! А теперь мы получим от моего отца хорошее вознаграждение, а заодно поглумимся и повеселимся — возьмем этого уродца в заложники, а потом посмотрим на рожу шакала!

Его товарищ вытащил пистолет с глушителем и наставил его на лежащего на полу полубесчувственного Эттана. Тот мысленно даже обрадовался — сейчас все закончится, конечно, жаль, что так, но все лучше…

- Этого в расход, одним Ордосом меньше.

- Ты что, охуел? - возмутился тот, что ударил Фондиля. - Гансенг тебе за него башку прострелит, я защищать не буду. Берем в заложники обоих, повеселимся от души.

На-барон Ксенар, который стоял чуть поодаль, только пожал плечами.

- Мы его живым вряд ли довезем, но попробовать можно. У кого есть… хотя ладно, попортим шакалу интерьер. Мы все, конечно, не медики, - рассуждал он вслух, - но кое-что я в этом понимаю. Ребята, есть у кого пакетик или нечто наподобие?

Его брат скептически хмыкнул.

- Не разделяю намерений Мори, но стоит ли стараться?

- Вон, - окликнул на-барона его товарищ, что минуту назад наставлял на Эттана оружие, - вы туда гляньте.

- Опаньки, - радостно заулыбался тот. - Клееночка!

Ашиар Коррино очень любил роскошь и повелел накрыть все столы во дворце дорогими красивыми скатертями, но во избежание порчи мебели приказал своим слугам заказать клеенку поприличнее и постелить ее на все столы под скатерти — мало ли, вдруг кто по недомыслию поставит на стол горячее или что-то прольет. Недолго думая, Ксенар достал боевой нож и отхватил от клеенки кусок нужного размера; его брат стоял рядом со странным выражением лица.

- Норэт, что с тобой? - встрепенулся на-барон.

- Кажется, я об мерзкий ебальник шакаленыша руку повредил, запястье после удара болит, согнуть руку толком не могу, - ответил тот.

- Один вред от Коррино, - вздохнул еще один из его спутников и, тоже достав нож, отрезал солидный кусок теперь уже от занавески. Ксенар, опустившись на колени рядом с Эттаном, осторожно приподнял того с пола; юноша тихо застонал сквозь стиснутые зубы, давясь кровью и судорожно хватая губами воздух.

- Так, потерпи немного, - попытался успокоить его на-барон, - сейчас попробую хоть что-нибудь сделать.

Он аккуратно прижал к ране клеенку.

- Это чтобы воздух не поступал внутрь и не сдавливал легкое, оно у тебя и без того чем-то острым пробито. Джостен, давай сюда занавеску.

Ксенар туго перебинтовал Эттану грудную клетку обрывками занавески; к своему удивлению, тот почувствовал, что дышать ему стало немного легче.

- Доберемся до корабля, вколю тебе что-нибудь из походной аптечки, а пока терпи и постарайся не пищать, - попросил он юношу. Тот слабо кивнул, и тут в зале появился новый гость — четверо из пяти Харконненов разом схватились за оружие.

- Не стреляйте, я вам не враг, - Эттан узнал голос Фарад'на Коррино. - Уходите скорее отсюда. Я устроил ложную общую тревогу и отозвал всю охрану. Это даст вам минут двадцать. Заберите его с собой, - он указал на Эттана, - ему здесь жизни никто не даст, пусть если и умрет, так хоть на свободе.

Норэт Харконнен выпрямился и с тревогой посмотрел на Фарад'на, продолжая сжимать оружие в здоровой руке.

- Может, тогда и ты с нами? Ты же теперь предатель, уж кому жизни не будет, так это тебе.

Фарад'н отрицательно покачал головой.

- Уходите. Тут есть камера, но она не записывает звук, только изображение. Я как-нибудь отмотаюсь. Скажу, что попытался вам помешать, но вы угрожали мне оружием.

Он отступил назад, как будто бы в страхе; Харконнены по-прежнему держали его на прицеле. Тем временем Ксенар осторожно поднял на руки Эттана, его приятель Джостен — все еще бесчувственного Фондиля Коррино, для пущей надежности как следует связав его другим куском занавески; остальные прикрывали отход. Нужно было успеть добраться до того места, где они спрятали корабль, пока не опомнилась охрана, и попробовать убраться с Кайтэйна — последнее было самой сложной задачей.

- Принц Фарад'н, - окликнул его напоследок Ксенар.

- Не называйте меня так, на-барон. Никакой я не принц и не хочу им быть, - печально ответил тот.

*

Эттан снова провалился в черноту — ему было слишком дурно, он с большим трудом мог дышать, а когда пришел в себя, то поначалу не понял, где находится и куда попал: ему еще ни разу не доводилось путешествовать на космическом корабле или ином летающем транспорте. В следующий момент до него все же дошло, что это похоже на пассажирский или грузовой отсек судна, который ему доводилось видеть на картинках в книгах. Вот как ему довелось отправиться в первое в своей жизни путешествие — похоже, что оно станет и последним. Он увидел над собой уже знакомое лицо — теперь он знал, что это на-барон Харконнен, пусть и не мог никак вспомнить его имя.

- Кажется, очнулся, - это был еще один незнакомый голос. - Надеюсь, вы…

Фраза оборвалась — у Эттана возникло ощущение, будто этот человек хотел что-то сказать, но не просто потерял нить разговора, а поймал себя на неуместной мысли и решил ее не озвучивать.

- Надеюсь, мы отсюда выберемся, - отозвался на-барон.

- Выберетесь, причем без труда, - ответил его собеседник. - А как ты сам думаешь, зря мы все, что ли, настраиваем против шакала Гильдию? Не всю, конечно, но хоть часть — вот лично я не люблю Фаррана Икс, но он мне с этим будь здоров помог. Давайте, готовьтесь, и мы вылетаем.

Юноша почувствовал, как руки на-барона быстро и ловко пристегивают его ремнями безопасности к раскладному креслу.

- Ты как? - спросил Харконнен. - Держишься?

Эттан не был уверен в том, что сможет ответить нечто вразумительное, но все же нашел силы разлепить покрытые запекшейся кровью губы.

- Я же… вам… тут все… кровью закапаю… - он вспомнил, как в детстве нечаянно разбил чашку, порезался осколком и вымазал кровью обивку кресла; от Ашиара ему тогда влетело будь здоров.

- А что, химчистку отменили? - с усмешкой возразил тот. - Джостен, где аптечка?

Тот протянул на-барону ящичек. Ксенар какое-то время в нем копался, перебирая шприцы и баночки, потом нашел нужное. Тут к нему подошел Норэт — правая рука у него была замотана эластичным бинтом.

- Ксенар, еще вот это, мама говорила, мне его в детстве кололи, чтобы дышать легче было, - пояснил он брату.

- Мальчики, давайте быстрее и сами по местам, - поторопил их тот мужчина, что говорил раньше. - Нам уже взлетать пора.

Сын Йире почувствовал, как пальцы Харконнена закатывают рукав его рубашки, а потом ощутил пару легких уколов — по сравнению с уже пережитым эта боль была едва ощутимой.

- Держись, - Ксенар попытался немного его подбодрить. - Скоро мы будем у меня дома, там тебе помогут.

Перед тем, как снова впасть в забытье, Эттан успел почувствовать, как запускаются двигатели корабля.

*

После поражения на Арракисе и беседы с бароном Харконненом герцог Ордос был не просто в ярости — он вряд ли смог бы найти хоть в одном известном ему языке слова для того, чтобы описать свое состояние в том момент. Не обращая внимания на то, что ментат и Экзекьютриксы дружно уговаривали его взять себя в руки, успокоиться и не творить невесть чего, а беседу отложить до лучших времен, он приказал Аэрнейлу незамедлительно явиться к нему. Едва главнокомандующий успел открыть рот для приветствия, как герцог накинулся на него с бранью.

- Я даю своим людям поручения, - грозно начал он, - не для того, чтобы они их проваливали. Я все-таки надеялся, что мои приказы будут выполнены. Что мы имеем вместо этого? Мало того, что сражение с Домом Харконненов проиграно, так еще и мой советник у них в плену, а барон на основании этого считает возможным предъявлять мне претензии.

Аэрнейл почувствовал себя неуютно и переступил с ноги на ногу. Ментат и Экзекьютриксы молча наблюдали за ним, сидя за круглым столом у противоположной стены.

- Может, мне вообще подарить Харконненам Арракис, - Карно повысил голос, - как барон, собственно, и просил?

- Я приношу свои извинения…

- Они мне не нужны! Мне нужно дело! Конкретное дело и результат!

Ордосский главнокомандующий попытался что-то сказать, чтобы объяснить герцогу сложившуюся ситуацию, но тот был явно не слишком настроен его слушать.

- Даджера нам уже не вернуть, считай его покойником, но если ты еще кого-нибудь бросишь на растерзание Харконненам, я за себя не отвечаю!

- Я его не бросал!

- Хватит! Ты решил довести нас всех до беды?! - он был близок к тому, чтобы схватить со стола первый попавшийся предмет и швырнуть его в Аэрнейла.

- Я сделаю все, что в моих силах...

- Я тебя предупреждаю, - его глаза метали молнии, - если ты в ближайшее время все не исправишь, у тебя будут большие проблемы. Очень большие. Еще одно поражение — и я за себя не отвечаю.

Одна из четверки Экзекьютриксов поднялась с места.

- Ты не сможешь оправдаться.

Аэрнейл отвернулся.

- Мне не в чем оправдываться. Я ни в чем не виноват.

Карно Ордос смерил своего помощника взглядом, полным гнева, бессильной злости и тщательно скрываемой боли.

- Надеюсь, ты меня понял. Вон.

Ордосы, будучи по характеру очень сдержанными, крайне плохо переносили сильные эмоции — после таких вспышек гнева они ощущали себя вымотанными и разбитыми, поэтому герцог, выпроводив вон своего главнокомандующего, попросту сполз по стене и без сил сел на пол, глядя перед собой пустым взглядом. Аэрнейл чувствовал себя не лучше: он быстрым шагом дошел до дома, не видя ничего и никого вокруг себя, и заперся в своей комнате, даже не поздоровавшись с женой. Рания сразу поняла, что у ее мужа стряслось что-то неладное, но вмешиваться и о чем-либо его расспрашивать не стала — захочет, сам все расскажет.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
30. Минута истины
Комментарии