Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
27. Белая ворона

Эленар Коррино был не единственным возможным наследником императорского престола: у сводных сестер Ашиара Ирулан и Венсиции Коррино тоже были свои сыновья. Если первая люто ненавидела венценосного братца и собиралась при первой же возможности пустить ему потроха, а на трон посадить своего сына Гансенга, то Венсиция, напротив, дружила и тесно общалась с Ашиаром, в свою очередь возлагая очень большие надежды на своего отпрыска Фарад`на.

В силу того, что у обеих между ног не болтались мужские половые органы, они не могли занять императорский трон, пусть и были законными дочерьми Шаддама IV Коррино, однако Венсиция, в душе мечтая посадить любимого сына на место деда, дала ему свою фамилию — авось парню повезет и он станет главой государства после смерти своего дядюшки.

Многие родители, первый раз взяв на руки своего новорожденного ребенка или наблюдая за тем, как он учится ходить и говорить, а потом уже бегать, читать и считать, впадают в самую настоящую эйфорию и начинают заранее планировать за него всю его жизнь, предполагая, что он непременно должен поступить в определенный вуз, получить конкретную профессию, вступить в брак с тем, кто придется по вкусу семье, и так далее. Миллионы и миллиарды людей совершали эту ошибку еще задолго до появления на свет первых представителей Дома Коррино; не избежала этого и сама Венсиция.

Когда маленький Фарад`н немного подрос, его мать с огромным удивлением обнаружила, что ее сын не имеет ни малейшего стремления и интереса к власти; куда сильнее его увлекали чтение и учеба. Он любил проводить время в одиночестве и был начисто лишен тщеславия и честолюбия, занимался не ради хороших оценок, а для себя, матери и дяде же в довольно резкой форме заявил, что императорский трон ему не нужен ни даром, ни за деньги.

- Вы уж простите, но это все не по мне, - сказал он. - Оставьте меня в покое. Я не имею ни малейшего желания вешать себе на шею эту обузу. У вас, дядя Ашиар, свои сыновья есть, вот их и займите — если они, конечно, не против.

Ашиар, который был с Венсицией в очень хороших отношениях, попытался возразить и произнес, что Эттан ему вообще никто, а Эленар с Фондилем плохо учатся и ведут праздный образ жизни, но Фарад`н категорически отказался продолжать разговор и попросил родственников закрыть тему.

- Кому надо, пусть себе на здоровье это на горб и взваливает, а у меня есть дела поинтереснее, - отрезал он, - я который раз повторяю: мне это не нужно! Эленара же с Фондилем вы сами распустили, вот на себя и пеняйте, еще не поздно взять в руки розги да засадить обоих за учебники!

Венсицию его слова очень огорчили, но в целом она не могла пожаловаться на своего сына: он вырос воспитанным и образованным молодым человеком, умел вести себя в обществе и производил хорошее впечатление на окружающих. Однажды герцог Ахиллус Атрейдес устроил на Каладане званый прием для представителей дружественных Великих Домов. Побоявшись обидеть «старую ведьму» Джессику, он позвал в свой нетопленый замок и ее тоже. Та появилась на приеме в сопровождении своих внуков — Лето и Ганимы. Когда начались танцы, Фарад`н решил пригласить на вальс Ганиму Атрейдес, которая, словно понимая, что ей тут не особо рады и позвали всего лишь из вежливости, скромно стояла в стороне. Они разговорились, и девушка произвела на сына Венсиции очень положительное впечатление: она умела поддержать беседу, много знала, рассуждала очень здраво, и Фарад`н расстался с ней в хорошем настроении. Однако потом его семья умудрилась отравить бедняге весь вечер своими придирками. Им не понравилось, что юноша общается с Ганимой, и всю обратную дорогу они старательно его пилили.

- Что за дамочку ты себе отхватил? - недовольно хмурился Ашиар. - Не было там кого получше? Герцог Ахиллус вон каких приличных девушек из знатных семей пригласил!

- Ты не мог выбрать никого другого? - вторила императору его сводная сестра. - Ты что, не знаешь, какая у нее семья? Папаша — наркоман и сумасшедший, уверял свою младшую сестру в том, что ее голосом вещает покойный барон Владимир, и советовал ей выброситься в окно, мать — какая-то безродная шлюха из пустыни, брат тоже не слишком нормальный, ты вон посмотри на него, у Лето глаза полубезумные, бабка — дочь барона Харконнена, которая, будучи беременной, тоже потребляла дурь, вот и дочь у нее сам знаешь какая получилась! А про дружка… любовничка… сейчас уже муженька Алии я даже и говорить не хочу, он просто маньяк-садист! Люди поговаривают, что Муад`Диб не сам на себя под наркотиками руки наложил, а это Раднор выколол ему глаза ножницами, посадил его в ганшип, отвез в необитаемую пустыню и скормил там песчаным червям!

- Вы что, спятили тут все? - возмутился юноша. - С чего вы взяли, что я на этой вашей Ганиме сразу жениться побегу? Да я ее знать не знаю и вчера вечером первый раз в жизни увидел! Мы просто танцевали и разговаривали, что, после званого приема я срочно обязан жениться на едва знакомой девушке?

- Ну я просто так, предупредить тебя хотела, - замялась Венсиция Коррино.

- Знаете что, - смерил их строгим взглядом Фарад`н, - во-первых, думать, что я могу испытывать чувство к едва знакомому человеку и тем паче тащить ее под венец — это просто верх абсурда. Вы еще скажите, что если я в магазине себе булку купил и с продавщицей парой слов перекинулся, то она тоже моя невеста! Во-вторых, даже если мне и взбредет в голову в ближайшее время жениться, я уж точно постараюсь сначала убедиться в том, что эта женщина мне подходит и я ее люблю, а не ломаю жизнь себе и ей, - он многозначительно посмотрел на своего дядю.

Ашиар Коррино потупился и замолчал. Ему было неприятно признавать правоту племянника. Венсиция тоже решила не развивать тему и заговорила о чем-то другом.

*

Прошло несколько стандартных месяцев, и герцог Атрейдес снова позвал семейство Коррино на большой прием. Фарад`н полетел на Каладан с дядей и, оказавшись в пиршественном зале, сразу неприятно поежился от сырости и холода. Как они здесь живут, денег, что ли, на дрова или уголь жалко? Да есть, в конце концов, и обогреватели — не совестно в такое промерзшее помещение гостей-то приглашать? Вокруг он заметил много знакомых лиц, однако приглашать на танец дочь герцога он совсем не хотел — наверняка она будет вести себя так, как велели родители, с ней ему будет неинтересно. Интересно, а леди Джессика здесь или в этот раз ее не позвали? Нет, здесь — вон, у стены стоит, и внуки с ней рядом.

Увидев Ганиму, Фарад`н подошел к ней и учтиво ее поприветствовал.

- Добрый день, - сказал он, - я очень рад снова вас видеть.

- Я вас тоже, - она протянула ему руку. - Как ваши дела, господин Фарад`н?

- Можете себе представить, - улыбнулся молодой человек, - после того, как я в прошлый раз с вами потанцевал и побеседовал, моя семья мне весь мозг выела. Они непонятно с чего вообразили себе какие-то глупости, будто я в вас влюблен по уши и чуть ли не предложение вам делать хочу, и начали мне расписывать, какие у вас ужасные родственники, словно вы в ответе за их выходки.

- И в самом деле, бред какой-то, - согласилась Ганима. - Допустим, в теории я не исключаю возможности, что два человека, которые познакомились на званом приеме, впоследствии возьмут и поженятся, но и в самом деле сначала необходимо друг друга хоть немного узнать, а я с вами разговариваю второй раз в жизни!

- Да у моей родни вообще кривая логика, - пожал плечами Фарад`н. - Они умудрились, едва я появился на свет, решить за меня, чем я буду заниматься в жизни, а когда я им сказал, что мне это неинтересно и вообще это не мое, начали возмущаться.

- Сочувствую, - покачала головой ее бабушка. - У меня с матерью та же история, только я долгое время никак не могла ее послать и от нее отделаться, хотя я была для нее не ребенком, а всего лишь удобным инструментом. Говорят, она мою старшую сестру тлейлаксам на опыты продала, потому что та была неизлечимо больна и не могла служить ее целям. Я была, признаюсь, очень рада узнать о том, что Гайя-Елена Мохиам уже мертва и больше никому не навредит.

Фарад`н застегнул свой парадный камзол на все пуговицы.

- Я тоже вам сочувствую, леди Джессика. Тяжело быть лишенной свободы, хотя формально вы вроде бы как обычный человек.

- Ничего страшного, принц Фарад`н. Это все в прошлом, - тепло ответила она.

Юноша напрягся.

- Не называйте меня принцем. Я не хочу им быть. И не буду.

- Извините, - она улыбнулась.

Ганима тоже одарила его широкой улыбкой.

- Простите мою бабушку, иногда она бывает несколько старомодной.

Фарад`н посмотрел в высокое окно; небо снова потемнело, пейзаж снаружи выглядел так, словно на улице были уже сумерки, а не разгар дня.

- Мерзкая погода, не правда ли? - сказал он.

Девушка слегка поежилась.

- И не то слово, господин Фарад`н. Просто ужасная, тут почти ежедневно льют дожди. Я очень скучаю по солнцу, мы же с братом родились в пустыне, наша мама — фрименка.

- Наверное, если война все-таки закончится, мы с сестрой снова уедем на Арракис, - вступил в беседу Лето Атрейдес. - Нам действительно куда лучше было в пустыне. Мне тоже здесь не особо нравится, к тому же добрая половина местных жителей болеет туберкулезом, так, не ровен час, и я какую-нибудь гадость подхвачу.

Фарад`н кивнул.

- Вот точно, у меня такое ощущение, что местные жители вообще в домах принципиально не топят.

- А тут такая логика, - ответил Лето, - температура не минусовая, так смысл топить, да к тому же топить-то и нечем, на отопление денег нет.

В этот момент к ним подошел один из сардукаров, сопровождавших Ашиара и его родственников.

- Принц Фарад`н, вас зовет ваша мать.

Юноша с поклоном извинился.

- Прошу меня простить, уважаемые господа, - сказал он, - но я вынужден на время вас покинуть, надеюсь в скором времени вновь иметь честь с вами беседовать.

*

Влюбленный не всегда признается в любви,

а признавшийся в любви не всегда любит.

Высказывание неизвестного автора

Стоило Фарад`ну вернуться к матери, как она снова принялась отчитывать своего сына за милую светскую беседу с Ганимой Атрейдес и ее родственниками.

- Я же еще утром просила тебя с ней не разговаривать! - картинно всплеснула руками Венсиция Коррино.

- Матушка, дорогая, прекратите, - не остался в долгу Фарад`н. - Сдается мне, вы уже не знаете, что выдумать! Во-первых, я не обещал вам, что не буду разговаривать с теми, кто вам не по душе. Во-вторых, не нужно пытаться на меня давить и мной манипулировать. Прекратите это, вы просто некрасиво себя ведете.

Венсиция принялась упрекать сына в неуважении и бессердечии, но тот равнодушно повернулся и пошел в зал. Когда он накладывал себе на тарелку канапе с копченой рыбой, кто-то тронул его за плечо; краем глаза Фарад`н заметил, что это брат Ганимы.

- У меня идея, - незаметно сказал ему Лето Атрейдес. - Они тут вас задолбают и нормально пообщаться не дадут. Сейчас моя сестра выйдет вроде как в уборную, а на самом деле будет ждать вас на заднем дворе под навесом. Вы немного подождите и тоже выходите туда, а всем скажите, что якобы голова заболела, вам нужно свежим воздухом подышать. Вот и поговорите немного без свидетелей.

- Спасибо, Лето, - ответил Фарад`н и незаметно подмигнул Ганиме. Он дождался, пока она выйдет из зала, и потом, сославшись на головную боль, вышел на улицу сам. Там по-прежнему шел проливной дождь; девушка стояла под навесом, на ее волосах блестели капли воды.

- Здравствуйте еще раз, - он подошел к ней. - Не оставляет меня моя семья в покое, как будто нам уже и поговорить нельзя. А мне с вами интересно, с вами и вашим братом. Если вы и уедете на Арракис, я бы хотел с вами там увидеться.

- Мне с вами тоже, господин Фарад`н, - Ганима очаровательно улыбнулась.

- Можно просто по имени, я терпеть не могу все эти титулы. Чем я их заслужил? Да ничем, я такой же обычный человек, как и все вокруг. И на «ты», если вы не против, давайте с вами дружить.

- Конечно, я буду очень рада дружить с тобой, - девушка пожала ему руку.

Они немного постояли вместе под навесом — рука в руке; дождь лил сплошным потоком и стекал с крыши замка Каладан.

- Когда я была маленькой, - нарушила тишину Ганима, - мои друзья-фримены говорили о дожде как о чуде, но когда его слишком много, то он перестает нравиться. Я так давно не видела солнца. Твоя планета — какая она?

Фарад`н пожал плечами, затрудняясь с ответом — он никогда об этом не задумывался, просто жил, как живется.

- Она… обычная, - это было единственным словом, которым он мог охарактеризовать Кайтэйн. - Там всего в меру: в меру и дождя, и солнца.

- Там много зелени?

- Предостаточно. В столице есть большие сады и парки, там можно гулять, когда хорошая погода, и тепло, не так промозгло и сыро, как здесь.

Они поговорили еще немного, а потом Ганима заметила, что начало смеркаться.

- Давай возвращаться, - сказала она своему новому другу, - но поодиночке. Сначала ты, потом я. Скажу, что меня от их угощений понос прохватил, - засмеялась она.

Фарад`н тоже расхохотался, а потом попросил адрес своей новой знакомой и пообещал непременно ей написать. Назад они, чтобы не вызывать подозрений, вернулись порознь, и Ганима для вида пожаловалась Джессике, что герцог Атрейдес явно готовит свои угощения невесть из чего, что она извела полтора рулона туалетной бумаги. Та все поняла, но решила подыграть внучке и сделала вид, будто злится на Ахиллуса.

Несколько дней спустя Ганима, сидя в кресле у камина в доме своей бабушки, слушала шум дождя за окном и читала письмо от Фарад`на Коррино. Ее брат Лето подошел и поинтересовался, как там поживает их новый друг.

- Да неплохо, - ответила девушка, - вот только семья его все настроение ему портит.

- Что на этот раз?

- Да все то же. У дяди паранойя, развестись со своей женой не хочет, только издевается и над ней, и над Эттаном, уж не знаю, его он сын или не его.

- Вот придурок. Мне показалось, что этот Фарад`н неплохой, - ответил Лето. - Только в своей семейке он как белая ворона.

© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
28. Переломный момент
Комментарии