Вступление. Краткая предыстория
1. Просто день перед войной
2. Ледяной герцог
3. Обратная сторона ЖЗЛ
4. Ландсраад - Совет Домов
5. Дом Тлейлаксу
6. Бесполезные переговоры
7. Первая кровь
8. Брошенная в бездну
9. Ночные гости
10. Костер
11. Садовник
12. Осенний призыв
13. Жестокая забава
14. Кровавый песок
15. Просто вещи
16. Умри сегодня
17. Смерти подобно
18. Разгром
19. Совсем одна
20. Предел достигнут
21. Новый поворот
22. Затерянная во льдах
23. Потерянный и найденный
24. Жаркая схватка
25. Загадки и тайны
26. Достойный противник
27. Белая ворона
28. Переломный момент
29. Дорога в неизвестность
30. Минута истины
31. Посаженная на цепь
32. Хитросплетения
33. Дитя пустыни
34. Агрессия и катастрофа
35. Последние мгновения тишины
36. Роковой шаг
37. Лед и пламя
38. Мир вашему Дому
39. Корона
40. Сбывшаяся мечта
22. Затерянная во льдах
Кассандра Атрейдес чувствовала себя более чем неуютно: с раннего детства ей внушали, что ни в коем случае нельзя доверяться кому попало, приличной девушке, да и вообще любому человеку, который думает о сохранности своей жизни, чести, здоровья и кошелька, не подобает разговаривать с незнакомцами, а уж тем паче с кем-либо идти или ехать неизвестно куда. Однако сейчас вместо страха она чувствовала скорее досаду и злость — страх, конечно, тоже присутствовал, но почему-то казался ей чем-то вроде предмета, завалявшегося на самом дне большой сумки и не бросавшегося в глаза, пока его не вытащишь на поверхность. Интересно, что бы сделали ее отец, мудрые нянюшки, гувернантки и школьные наставницы, если бы увидели ее сейчас в таком положении? Тоже кинулись бы читать мораль и внушать, что этот неизвестный Ордос ее непременно изнасилует, убьет, порежет на кусочки и продаст их мяснику? Ладно, как бы то ни было, но ей пришлось довериться кому попало, и ей остается только понадеяться на то, что он намерен сдержать слово и не пустить ее на мясо — по крайней мере, на данный момент он пока что не проявлял никаких враждебных намерений, разве что держался по-прежнему отстраненно и не делал никаких попыток с ней заговорить, словно вез на родную планету какую-нибудь коробку с рисом, а не другого человека.

Пару раз Кассандре доводилось слышать кое-что о культуре и нравах этого Дома; когда она училась в школе, преподавательница обществознания сообщила своим воспитанницам некоторые сведения о других Великих Домах. Она тоже придерживалась мнения, что молодым девушкам нечего соваться в политику — им подобает думать о предстоящем создании семьи, ведении домашнего хозяйства и обеспечении уюта, но решила, что определенная информация об окружающем мире девочкам не помешает — по крайней мере, врага надо знать в лицо. Если о Харконненах она не могла говорить без содрогания — у нее язык не поворачивался не то что описывать, а даже и упоминать те зверства, которые творят жестокие подручные барона, то Ордосов она характеризовала как исключительно бесчестных, лишенных всяких эмоций людей, помешанных лишь на накоплении богатства; по ее словам, духовные ценности были им абсолютно чужды. Сейчас девушка терялась в догадках относительно того, чего ей придется ждать от этого человека, который пусть и предложил ей помощь, но даже не соблаговолил представиться и еще потребовал от нее впоследствии за все рассчитаться; сама она, безусловно, не поступила бы так ни при каких обстоятельствах. Во-первых, с раннего детства ее учили, что каждый воспитанный человек должен при знакомстве с другим сразу же назвать свое имя и поинтересоваться, как зовут собеседника, во-вторых, помощь на то и помощь, а не покупка на рынке, что денег за нее никто не требует!

Она, впрочем, решила, что постарается соблюдать все требования рыжеволосого — во время дороги она тихо сидела на пассажирском сиденье корабля и не задавала Ордосу никаких вопросов, поскольку уже поняла, что ему это однозначно не понравится. Есть и пить ей не хотелось — уж слишком сильно она переволновалась за время пребывания на разрушенной базе, что стресс напрочь убил всякое чувство голода, но через некоторое время ее новый знакомый сам протянул ей какой-то брикет в фольгированной упаковке и маленькую бутылочку с водой. Что это такое, Кассандра уже знала — отец и его солдаты постоянно носили с собой такие сухие пайки, позволяющие в течение некоторого времени поддерживать силы человека при отсутствии возможности нормально поесть.

— Спасибо, — сказала она; тот по-прежнему ничего не отвечал, словно его не учили ровным счетом никаким хорошим манерам. Пару секунд девушка раздумывала, приберечь сухпаек и воду на потом или съесть сейчас, но решила все же съесть все сейчас — у нее уже давно не было во рту ни крошки, и она опасалась, что если хоть немного не перекусит сейчас, то ей попросту станет плохо, а ей совершенно не хотелось доставлять очередные неудобства своему и без того не слишком приветливому спасителю.

За своими невеселыми мыслями она даже не заметила, как пролетело время и ордосский летательный аппарат приземлился в незнакомом космопорту. Глянув в окно, Кассандра увидела совершенно незнакомый ей мир — мир, о котором она только читала в книгах. Совсем недавно, сидя на уроках в школе, она слушала учителей, рассматривала фотографии в учебниках, и другие планеты — пустынные или заснеженные — казались ей бесконечно далекими, она думала, что никогда там не побывает, но теперь сначала очутилась на жарком безводном Арракисе, а теперь на ледяной планете Ордосов. Плиты космопорта покрывал лед и искрящийся белый снег, местное солнце, похоже, садилось и окрашивало небосвод и слоистые облака в лилово-розоватые оттенки.

Дверь аппарата — Кассандра не знала его названия — приоткрылась, и рыжеволосый Ордос наконец-таки повернулся к ней; в полутьме девушка почти не видела его лица и не могла понять, с каким выражением он на нее смотрит. Ей оставалось лишь надеяться на то, что он все-таки ей не враг, ведь никто, кроме Харконненов, не станет воевать с женщиной. Он сунул ей в руки какую-то темную одежду.

— Наденьте. Снаружи холодно, — бесстрастно сказал он.

Девушка послушно набросила на себя ордосское одеяние — это оказалась длинная, почти закрывшая ее потрепанную на Арракисе обувь накидка из какой-то довольно приятной на ощупь ткани, названия которой она тоже не знала — на ее родном Каладане носили только лен, хлопок или шерсть, а очень обеспеченные люди даже и шелк. Почувствовав, как ее обдало волной ледяного воздуха, она нащупала сзади капюшон и натянула его на голову. Каладан отличался довольно мягким климатом — там никогда не было ни сильной жары, как на Арракисе, ни страшных холодов, его жители очень редко видели снег, да и тот очень быстро таял, и она не могла прикинуть по собственному опыту, сколько снаружи градусов ниже нуля, но погода на Сигме Драконис показалась ей откровенно ужасной. Как они здесь живут? Хотя нельзя отрицать, что планета эта при всей ее неприветливости довольно красива…

Ордос молча подал ей руку; она выбралась наружу и сделала несколько неуверенных шагов по снегу, чувствуя, как он скрипит под ее туфлями. Снеговые шапки на столбах, на крышах зданий сверкали в лучах заходящего светила мириадами искр. Кассандра поежилась от сильного холода, который забирался под одежду, она чувствовала его обжигающие прикосновения даже сквозь тонкие подошвы обуви, которая совсем не подходила для местного климата. Тут к ней и ее спутнику подъехал транспортник.

— Забирайтесь, — коротко бросил рыжеволосый. — Едем ко мне.

Кассандра кивнула и опять забралась на заднее сиденье; ей очень хотелось начать задавать вопросы, разузнать у Ордоса хоть что-нибудь о его родной планете и о том, как они тут живут, но она, зная о необщительности местных обитателей, не стала лишний раз его беспокоить и действовать ему на нервы. Вместо этого она стала снова смотреть в окно, разглядывая окрестности; ей показалось, что солнце так и не заходит, а как будто стоит на месте. Какое-то время они ехали по безлюдным пустошам, покрытым снегом и льдом, а потом въехали в населенное место, совсем не похожее на каладанские селения и города: улицы здесь были непривычно широкими, просто огромными, здания тоже стояли не впритык друг к другу, а отстояли достаточно далеко одно от другого, и показались девушке очень высокими, да к тому же и почти лишенными окон. Внезапно она резко и остро ощутила свое полное одиночество, настолько сильное, что ей захотелось разрыдаться в голос, и лишь присутствие рядом чужого человека не позволило ей это сделать, наплевав на все рамки и нормы приличия — она понимала, что Ордосы не любят эмоции. Она одна, совершенно одна, она понимала это разумом, но ей еще предстояло это принять — мать умерла, сестра и отец погибли, другие родственники живут на далеком Каладане, а она здесь, в чужом городе, на чужой планете, с практически незнакомыми людьми, без гроша в кармане — жалкая человеческая песчинка в глубинах необъятной Вселенной. Она будет продолжать любить своих близких, сколько бы ни прошло времени, но тем не менее теперь ей придется жить дальше без них, да не просто жить, а выживать самостоятельно.

— Кассандра, — внезапно окликнул ее рыжеволосый Ордос.

— Да? — неуверенно отозвалась она.

— Сейчас мы приедем ко мне, — сказал он, — я покажу вам комнату, где вы пока что будете жить. Потом вы свяжетесь с родственниками, вернетесь к себе и отдадите мне деньги.

— Хорошо, — ответила девушка, поймав себя на мысли о том, что ее снова покоробило при последних словах Ордоса. Снова он про деньги! Судя по облику города и зданий, местные жители однозначно не бедствуют — не всякая каладанская знать может позволить себе такие дома, сделанные из цельных блоков какого-то серебристого металла! Уж если бы она была вынуждена спасать незнакомого человека в безвыходной ситуации, то точно не стала бы требовать от него денег — даже если бы он ей и спасибо не сказал, в конце концов, можно же проявить хоть каплю сострадания и благородства!

Машина мягко остановилась у металлической ограды одного из городских строений. Открылась автоматическая дверь, Ордос вышел на улицу, за ним неуверенно последовала Кассандра. Серебристый металл ворот, решетки забора и стен был покрыт сверкающим инеем — она еще никогда не видела такой красоты! Впрочем, любоваться зимним пейзажем ей пришлось недолго — Ордосу, по всей видимости, тоже не хотелось мерзнуть на улице, и он, достав из кармана пульт, нажал на кнопки и открыл сначала ворота, а потом дверь дома. В просторной прихожей, стены которой были тоже выкрашены в серебристые тона, было идеально чисто, словно в операционной или в платной больничной палате — в поликлинику девушка не ходила, если она или ее сестра болели, отец приглашал врача на дом, но один раз Кассандре довелось побывать в таком месте, когда умирала ее мать и генерал Тирис привез заплаканную дочь попрощаться с больной.

— Снимайте туфли, — приказал ее новый знакомый прежним бесстрастным тоном. — Вы не замерзнете, у меня пол с подогревом.

Она повиновалась и сразу ощутила под босыми ступнями приятное тепло. Ордос даже не смотрел в ее сторону — девушка почувствовала себя неодушевленным предметом, который кто-то принес в помещение и просто поставил в коридоре.

— А накидку? — спросила она, озираясь в поисках крючков для одежды, но стены тут были гладкими, без малейших признаков полки, шкафа или чего-то подобного. — Куда мне ее повесить?

— Вешать не надо, — тот коснулся чего-то на стене, и в ней открылась ниша с полками. — Кладите сюда, у меня встроенный шкаф.

Кассандра положила свою верхнюю одежду на свободную полку, и ниша снова закрылась. Ордос жестом указал ей на металлическую лестницу, и она последовала за ним на второй этаж. Достав из кармана еще один крошечный пульт, он открыл дверь в одну из комнат. Та оказалась на удивление просторной, если не сказать — вообще почти пустой; объемом она напомнила девушке обеденный зал в замке Каладан, где ей доводилось бывать на приемах у герцога Атрейдеса, но в ней находились лишь небольшой письменный стол, пара полок, какой-то экран, наверное, предназначенный для связи или просмотра новостей, стул с прямой спинкой, узкая односпальная кровать с матрасом и подушкой, малюсенькое окно, в которое было немного видно заснеженный город, и изящный металлический светильник с тремя лампами, светящими холодным белым светом.

— Пока что вы поживете здесь, — объяснил он. — Ванная находится сбоку за дверью. Там же вы найдете постельное белье и полотенца.

— Спасибо, — кивнула она.

— Я пойду к себе, — ответил Ордос. — Обращайтесь ко мне только в том случае, если вам это будет безотлагательно нужно. Надеюсь, вы сами додумаетесь, как что включать, и не станете беспокоить меня по пустякам.

— Хорошо, — Кассандра решила не спорить, но не могла скрыть своей тревоги и растерянности. На ее родной планете обстановка в домах была совершенно другой, и она не знала, сможет ли быстро со всем разобраться.

Он отдал ей пульт от дверей и ушел. Девушка немного повертела его на ладони, пытаясь понять назначение кнопок. Так, эта, кажется, открывает и закрывает дверь в комнату, а вот эта, где нарисована льющаяся вода, похоже, в ванную, эти управляют выключателями. Нажав на кнопку, она прошла в ванную — во-первых, ей очень хотелось немного ополоснуться, во-вторых, нужно было взять постельное белье, не спать же на голом матрасе. Это помещение удивило Кассандру ничуть не меньше, чем предыдущее: все было совершенно не похоже на привычный ей родной дом. В ее усадьбе на Каладане люди пользовались старинной ванной на выгнутых кованых бронзовых ножках, зеркало давно потемнело и облезло от времени, а кран открывался и регулировался вручную, здесь же ванна сверкала белоснежной эмалью, зеркало было идеально новым, а рядом с краном и душем находились две кнопки, видимо, включающие подачу воды. Никаких полок или шкафов в ванной не было, но девушка обратила внимание, как ее спаситель в прихожей открыл нишу для одежды в стене, всего лишь положив куда-то ладонь, и решила, что здесь наверняка должна быть такая же система. Приглядевшись, она увидела на хромированной панели изображение полок с вещами и дотронулась до него рукой; в стене сразу же открылась ниша, в которой Кассандра увидела сложенные стопками полотенца — белые или светло-серые, под стать интерьеру всего дома, одеяло, пододеяльники, наволочки, простыни — все, что ей было необходимо. Взяв себе комплект белья и два полотенца, она закрыла автоматическую дверцу, снова приложив руку к изображению, вернулась в комнату, застелила постель, присела на край кровати и тут почувствовала, что, несмотря на съеденный сухпаек, снова отчаянно проголодалась — дорога была достаточно долгой. Вспомнив, что ее новый знакомый попросил ее саму позаботиться о себе и не беспокоить его по всяким мелочам, она решила попробовать самостоятельно найти кухню или столовую.

Выйдя на лестничную клетку, она огляделась: лампочка зажглась автоматически. Она спустилась вниз и увидела перед собой несколько дверей; одна была закрыта, но из-за нее доносился тихий монотонный гул — словно кто-то о чем-то рассказывал, примерно как ее учителя на уроке. Ей подумалось, что Ордос наверняка находится в этой комнате и смотрит новости или еще какую-нибудь программу, и она решила повернуть направо; тут перед ней как раз оказалось нужное место. Кухня или даже по совместительству кухня-столовая была не заперта и оказалась оснащена таким же автоматическим освещением, видимо, выключатель срабатывал при помощи датчика движения. Шкаф с едой она нашла быстро по тому же принципу, что и шкаф с постельным бельем, и решила для начала заварить чай. Еще в родительском доме она несколько раз видела, как это делали слуги или нянюшка, самой ей, конечно же, не приходилось этим заниматься — девушке знатного рода не место на кухне, но общий принцип она себе представляла: нужно взять чай, заварочный чайник, поставить чайник для кипячения на огонь, насыпать немного чая в заварочный чайник… но тут ничего этого нет, вернее, скорее всего, оно есть, но устроено совсем иначе, и она совершенно не представляла себе, как именно! Встроенных шкафов у нее дома тоже не было — белье хранили в большом деревянном стеллаже, который запирался на ключ, а не открывался движением руки, но тут она хотя бы увидела, как это работает! Оставалось одно: обратиться за помощью к своему более чем неприветливому спасителю… пусть он и просил его не беспокоить, но не сидеть же ей без еды и питья.

Дверь соседней комнаты автоматически открылась перед Кассандрой, стоило ей встать на пороге. Хозяин дома сидел на стуле перед закрепленным на стене экраном и, как и думала девушка, смотрел новости; ей сразу подумалось, что для повседневной обстановки его наряд выглядит неуместно богатым и даже роскошным — каладанская знать надевала подобное лишь в крайне редких случаях на званые приемы у первых лиц государства. Свет лампы падал на драгоценные камни в его поясе, отражался от золотой цепочки с алмазами, охватывавшей его огненно-рыжие волосы, рассыпался яркими пятнышками по ворсу белого ковра на полу. Услышав шаги Кассандры, он нехотя повернул голову.

— Что-то случилось?

— Я хотела немного перекусить и нашла, где у вас кухня и продукты, — сказала она извиняющимся тоном, словно оправдываясь за само свое существование, — но теперь не знаю, как включить чайник.

Ордос посмотрел на нее, как на слабоумную, но все же поднялся со стула.

— Давайте покажу. Я думал, все чайники на просторах галактики совершенно одинаковы, — она впервые за все время увидела, как он улыбается самыми краешками губ, едва заметно.

— У меня дома был совсем другой, — ответила Кассандра. Его комната показалась ей еще больше, чем та, в которой временно поселилась она; неужели он живет здесь совершенно один?! Должны же быть у него родители или еще какие-нибудь родственники?

— Пойдемте, покажу.

На кухне он снял с подставки какую-то блестящую металлическую посудину с черной кнопкой сбоку.

— Смотрите, вот чайник. Нажмите кнопку, вода польется из крана. Когда вы уберете чайник, она выключится сама собой, кран сенсорный. Потом снова ставите чайник вот сюда, нажимаете кнопку. Когда он закипит, выключится тоже сам, а для заваривания у нас вот такая стеклянная колба. Насыпаете чай, сколько вам нужно, заливаете кипятком, опускаете крышку и ждете до готовности.

Кассандра смотрела на него, раскрыв рот от удивления: она впервые в жизни видела такую продвинутую технику, ведь дома ее нянюшка ставила на открытый огонь чайник со свистком, который приходилось выключать вручную. Наверняка в этом доме найдется еще много интересного… почему такого не было у них на Каладане?

— Спасибо, — сдержанно поблагодарила она. — Я приношу свои извинения, что нарушила ваш покой.

Тот чуть заметно кивнул и вышел из кухни.
© Имие Ла,
книга «Битва за Арракис».
23. Потерянный и найденный
Комментарии