PRO
Сергей Причинин
@Ephialtus
Для кого нет злых, для того нет и добрых
Блог Все
Десантный шовинизм
Личное, Мысли вслух, Разное
12
10
81
Нам не нужны книги
Мысли вслух
13
16
65
Про тупых американцев
Интересное, Мысли вслух, Разное
8
2
47
Книги Все
Стихи Все
Любви порывы
Любви порывы брызжут лавой, Пронзает тело яд отравой. Но разве твой я ныне муж? Себя ведем мы словно звери, Спускаясь вместе с Алигьери. В круг похоти пытливых душ. Я скован страхом как заразой, Но миг разврата так прекрасен. А зов природы так силен. Одежда льется как потоком, Пронзает тело болью, током. Из уст твоих раздался гром. Сомкнулась наша плоть в изгибах Душа поет любви мотивы. Сердца забились в унисон. Стучит мой пульс сильнее, чаще. Астарта в ад меня утащит. Я совершил земной поклон. Сломала кости острым чревом, Тебя не видел раньше в гневе. Главу ты унесла на стол. Мой хладный труп уже недвижим Теперь не буду я обижен. Ведь был я слабый богомол.
18
2
531
Душа
Наш слабый дух отравлен ядом боли, Кровавый гной бежит с презренного лица. Живот надулся от ужасных колик, И черви ползают, терзая гниль рубца. Бубоны рвутся, обагряя шею кровью, Болят суставы, словно прут горит в огне. Скосила смерть людское поголовье, И нет покоя в мире и святой войне. Мы прокляты, нам нет нигде спасенья, Наказан люд за жизнь в бесчинстве и грехе. С падением тела в сердце не наступит искупление, А сердце гордое погрязло в пыли и трухе. Проснулся мир, и понял, в чем была проблема! И бытие людское полетело ровно, не спеша. Уж сотни лет терзает нас вселенская дилемма, Что проклято не тело наше, а больна душа.
40
3
1872
Але́ф и Бет
В одном селе, у края гор, Где глаз тонул красивый взор. Возрос прекраснейший аул, В том месте сильный ветер дул. Там жили две семьи, И все – наполнены детьми. Два брата – две души, Могучи и сильны мужи́. Прошли чрез много разных бед, А звали их – Але́ф и Бет. Мной выбран легкий слог, И вот держу я монолог. Два брата двинулись вперед, Пересекли две ре́ки вброд, Прошли поля, прошли леса, В тот миг открылись небеса. Бежали братья наутёк, Бросая в сторону упрёк. Ушёл кабан, ушла лиса, Силки, ловушки – всё снося. Плоха́ охота в этот день, И одолела Бета лень. «Мой брат, пойдем домой. Добычу мы не принесем с собой! Поганый дождь убил всю спесь, До самой нитки вымок весь». Алеф взглянул, нахмурил лик, Увидел: младший брат поник. «Пойдем, мой друг через овраг, Хотя и сам давно размяк. Но дичь нужна – нас ждет семья, Мужская доля такова». Тропинка, путь, земля, зигзаг, И вот пред ними тот овраг. Стоит косуля на краю, Воскликнул Бет: «Сейчас убью!» Достал колчан, вложил стрелу, Вознес Всевышнему хвалу. Сразил зверька могучий Бет, И срезал рог, как амулет. «Вот голод не грозит семье, А где же взять зверей тебе? Свою косулю я не дам, Не буду резать пополам» Але́ф молчал, смотря в овраг, Он бросил лук и сделал шаг. Там стриж лежал, сломав крыло, Не мог взлететь себе назло. Але́ф стрижа забрал с собой, От Бета смех раздался злой. «Конечно, братец ты дурак! С охотой ты попал впросак. Жена и дети – все помрут, Пока у ног лежит твой лук. Возьми его, вложи стрелу, И горному всади козлу». Махнул Але́ф своей рукой, И хмурым он ушел домой. Принес стрижа, отдал жене, «Нет дичи по моей вине». «Ну что кручинишься ты муж? Уж много ты принес звериных туш. Бывает боль и худший день, Когда идет все набекрень». Он взял стрижа, достал бинты, В крыло он вставил хомуты́. Принес еды и дал воды, Не замечая нищеты. Голодный сам пошел он спать, Ведь утром рано надо встать. Пойти в овраг, пойти в леса, Где есть кабан и есть лиса. Смеялся злой коварный Бет, Но вот прошел уж целый век. Прошла зима – и вот весна, Всем радость принесла сполна. Стрижа Але́ф оберегал, Кормил, лечил и помогал. А стриж окреп, срастил крыло, Почувствовал нутром тепло. И вот когда птенец подрос Когда закончился мороз. Скорей муж отпустил птенца, Того лихого храбреца. Стриж улетел, покинул кров, Но миг спустя вернулся вновь. И в клюве нес он семена, Але́фа так благодаря. Стрижа он дар забрал себе, И передал своей жене. Она взяла те семена, В черну́ землю́ скорей садя. Спустя неделю или год, В том месте вырос мощный плод. И тыкву срезал ту Але́ф И прикатил в свой бедный хлев. Достал топор и сделал взмах, Рассыпав тыкву эту в прах. Услышал звон – упал топор, И криком огласился двор. Монеты: золото, сребро, Их было там полным-полно. По простоте своей души, Возьми, да брату расскажи. Завистник-Бет закрыл глаза, А в сердце началась гроза! Подбил стрижа, принес домой, Не напоив того водой. Он бросил птицу на чердак, Считая, что - нормально так Пришла весна, стриж не окреп, Але́ф же слышал Бета треп: «О, скоро буду я богат, Куплю супруге я агат!» Отнес стрижа и бросил в лес, А сам скорей на древо влез. Смотреть куда уйдет птенец, Ведь Бет – последний был наглец! Стриж улетел, явился в миг, Из Бета уст раздался крик. Забрал из клюва семена, Принес скорей, в земле садя. Уж очень сильный вырос плод, Добавив Бету сто забот. Пришла пора снимать труды, В богатый хлев свой плод катить. Достал топор, нанес удар, А в теле в миг явился жар, Там не было златых монет, Перепугался разом Бет. Оттуда выползла змея, И ядом гордеца разя. Бесславно умер злобный брат, Ведь зло вернется нам стократ.
15
1
169