Глава I. Анна приезжает на равнину.
Глава II. На следующий день...
Глава III. Мой друг.
Глава IV. Что случилось после или как мы чуть не поссорились.
Глава V. Обитель страха. Лес.
Глава VI. Утро в сосновом бору.
Глава VII. В гостях у Анны.
Глава VIII. Прогулка вдоль берега моря.
Глава IX. На крыше замка.
Глава X. Дождь.
Глава XI. Боль....
Глава XII. Нож в спину.
Глава XIII. Кошмар.
Глава XIV. Разговор с Джонатаном.
Глава XV. Анна... похищенна?
Глава XVI. "А стоит ли?"
Глава XVII. Планы и намерения.
Глава XVIII. Сбор яблок как способ спасения.
Глава XIX. Начало спасения или хитрость может всё.
Глава XX. Анна.
Глава XXI. Начало нашего побега.
Глава XXII. Побег.
Глава XXIII. Последние слова Джонатана.
Глава XXIV. Обратная дорога и разговор.
Глава XXV. Поджог дома.
Эпилог.
Объяснение.
Стих от Жака Анне
Глава II. На следующий день...
Целую ночь я не мог уснуть, слишком яркими и сильными были ощущения прошедшего дня.

Но, несмотря на это, я смог рано утром пойти к ней.

Я был счастлив, предвкушая всю сладость встречи. И по дороге я рвал тонкие полупрозрачные ромашки, синие, резко очерченные васильки и белые, едва заметные маргаритки, разбавляя огромный букет для Анны зеленью травы и листьями.

Я пришел к ней как раз в тот момент, когда солнце поднялось на свою самую высокую точку, то есть где-то около полудня.

Заглянув в окно, я увидел ее тонкий, резко очерченный профиль, покрытый полупрозрачной сеткой белой занавески.

Она сидела за столом и читала какое-то письмо, а по её руке ползла крошечная, красная божья коровка.

Анна мило улыбалась, смотря на маленькую, почти незаметную букашку. Тонкий луч света падал на ее бледное лицо, и оно словно светилось изнутри....

Я тихонько открыл ставни, запустив в дом мощный порыв ветра, который сдул белую, тонкую ткань.

Потом я влез в окно и захлопнул его, чтобы не продувать и без того холодную комнату.

Анна обернулась на шум и широко улыбнулась, словно говоря: «Тебе здесь рады!»

Я без лишних слов отдал ей свой букет и мимолётно взглянул на нее.

Девушка задумчиво перебирала полупрозрачные лепестки, зелёные листочки и мяла ни в чем не повинные сердцевины цветочков.

Я сел на стул около другого открытого окна и снова посмотрел на Анну.

Она же в это время нечаянно бросила на меня совсем не скромный взгляд и тут же опустила глаза, покраснев от смущения.

Я хотел было начать с ней разговор, но она была быстрее меня и задала вопрос: «Жак, где ты пропадал? Ты не представляешь, сколько слёз я пролила из-за тебя.... Я думала, что ты погиб.... Где ты был?»

Я низко опустил голову, словно провинившийся школьник, и ответил: «Анна... Мне слишком больно вспоминать очень многое из того, чего я натерпелся.... И потому не очень-то удивляйся, если я вдруг заплачу....»

Она отложила в сторону букет, глядя мне в глаза, и сказала только одно слово: «Начинай».

И мне пришлось рассказать ей абсолютно всё, что со мной произошло, начиная с того дня, когда я решился уйти и до сегодняшнего.

На лице моей подруги отражались все чувства – отвращение и жалость, гордость и страх. И потому я с лёгкостью мог примерно понять, о чём она думала в данный момент.

В конце моего рассказа она долго сидела и размышляла над тем, что я ей сказал, что она услышала или же захотела услышать.

Потом она встала и подошла к окну. Её лицо было словно камень, но я-то, как никто другой, понимал, что творится за этой маской.

Она хотела было что-то мне сказать, но тут в другом окне я заметил чёрную, знакомую фигурку, которая сбегала по склону покатого, зелёного холма.

Я шепнул Анне, что увидел Джонатана, которого упомянул в своём рассказе.

Открыв окно, я помахал руками в воздухе и громко, пронзительно закричал ему: «Здравствуйте! Вы куда и от кого бежите?»
© Анетта Мюллер,
книга «Анна».
Глава III. Мой друг.
Комментарии