Ознакомление
День 1
Бернис Кирк
Евгений Задорожный
Olena Domova
Михаил Калекон
День 2
Dana S
Евгений Задорожный
Бернис Кирк
Анастасия Анатольева
Чёрная ВиргО
Olena Domova
Михаил Калекон
День 3
Бернис Кирк
Михаил Калекон
Olena Domova
День 4
Бернис Кирк
Михаил Калекон
Iliana Iliadis
Olena Domova
День 5
Анастасия Анатольева
Михаил Калекон
Бернис Кирк
Olena Domova
День 6
Михаил Калекон
Dana S
Бернис Кирк
Olena Domova
День 7
Михаил Калекон
Бернис Кирк
Olena Domova
День 8
Бернис Кирк
Михаил Калекон
Olena Domova
День 9
Михаил Калекон
OLGA TI
Бернис Кирк
Olena Domova
День 10
Михаил Калекон
Бернис Кирк 
Olena Domova
День 11
Михаил Калекон
Анастасия Анатольева
Бернис Кирк 
Olena Domova
День 12
Михаил Калекон
День 13
Бернис Кирк
Михаил Калекон
День 14
Бернис Кирк
Михаил Калекон
День 15
Михаил Калекон
Бернис Кирк
День 16
Бернис Кирк
Михаил Калекон
День 17
Dana S
Бернис Кирк 
Al Pam
Михаил Калекон
Саша
День 18
Михаил Калекон
День 19
Михаил Калекон
Бернис Кирк
День 20
Михаил Калекон
День 21
Бернис Кирк 
Михаил Калекон
День 22
Михаил Калекон
Бернис Кирк
День 23
Бернис Кирк
Михаил Калекон
День 24
Михаил Калекон
День 25
Михаил Калекон
День 26
Михаил Калекон
День 27
Михаил Калекон
Чёрная ВиргО
День 28
Михаил Калекон
День 29
Михаил Калекон
День 30
Михаил Калекон
Olena Domova
Жанр: комедия. Герои: секретарь, менеджер. Эмоции: гнев. Место: вокзал.

Офис в соседнем городе закрыли. И потихоньку все дела, документы, мебель и даже канцелярия стала перекочевывать к нам.

Управляющий иногороднего отделения посоперничает с нашим директором - Федором Савельевичем - в бережливости, так что у него инвентаризация до последней скрепки. И нет бы, как все нормальные люди, нанять транспортную компанию. Нет. Он наплел нашему директору, что договорился со своим знакомым на железной дороге о транспортировке всего этого хлама. За что и был назначен начальником отдела продаж в головном офисе.

Ответственной за приемку Федор Савельевич назначил меня. Ну а сдавался никто иной, как мой любимый в больших и жирных кавычках новоипеченный начальник по продажам Виталий Воробьев лично.

Что самое скверное имел сей субъект предвзятое отношение к большегрудым красоткам, вроде меня, считая их тупыми и не способными отличить пошлые заигрывания от исключительных знаков внимания настоящего мужчины.

И до такой степени задолбал меня за те пару дней, что пожитки перекочевывали из города в город, что при всем своем ангельском терпении я его искренне и от всей своей большегрудой души возненавидела.

И вот, апофеоз моего кошмара - пропала целая коробка (т.е. пять упаковок!) бумаги А4.

Причем я эту коробку приняла. Даже помню, как она выглядела: какая-то неизвестная мне отечественная марка. На вокзале она была, а в офисе ее не оказалось.

Виталя тут же запел про халатность персонала, о том, что у него такого никогда бы не случилось, и что его секретарь - Людмила - никогда бы такого не допустила.

И вот я сижу на вокзале и реву белугой. Красота уже давно поплыла по лицу, и мною смело можно пугать непослушных детишек.

Менеджер, которого я попросила отвезти меня обратно на вокзал, уже перестал в панике прыгать, пытаясь успокоить меня, и просто курил, облокотившись о шаткий заборчик. Наконец, он шумно выдохнул дым и спросил:

- А может, его не потеряли, а впихнули не в ту тумбочку. Как та, которую Воробьев к себе в кабинет утащил.

- Нет, - всхлипнула я. - Мы договорились складывать все в один шкаф, чтобы не поте... рялось.

И тут как гром среди ясного неба на меня снизошло озарение. Я бросилась к несчастному менеджеру и уже через пятнадцать минут громко стуча каблуками и распугивая мирно прохаживающих сотрудников неслась к кабинету нового, но не моего, начальника.

За мной, улыбаясь в предвкушении спешил все тот же менеджер. Его ожидания я оправдала. С грохотом распахнула хлипкую офисную дверь и жуткой, перемазанной остатками красоты, фурией ворвалась в кабинет.

Нервы у Воробьева, видимо, были ни к черту, потому что он, в попытке убежать, рухнул со стула.

Я же не обратила на него никакого внимания. Наметанным глазом определила нужную тумбочку и открыла ее.

Ага!

- Что... ик...  Вы... ик... позвол... як?! - возмутился владелец кабинета пока я разочарованно оглядывала внутренность мебели.

Я глянула на продажника, от чего тот отшатнулся и снова громко икнул. Персонал, благоразумно оставшийся за дверью и полным составом наблюдавший за действом в кабинете через распахнутую дверь, покотился от хохота.

- Где? - рыкнула я. - Не позволю больше водить себя за нос!

Перепуганный мужик, продолжая безудержно икать, ткнул пальцем в шкаф. И через мгновение я извлекла на свет божий целую коробку бумаги, чем заслужила аплодисменты и восторженные окрики толпы. Видимо, все тот же менеджер постарался. Пролил свет на события.

После этого случая Воробьев уволился, мотивируя тем, что заике нечего делать в продажах.

И я с ним согласна.
© Бернис Кирк,
книга «Писательский челлендж (проект)».
Комментарии