Глава 1. Столкнувшись лбами
Глава 2. Стажировка с подвохом
Глава 3. Неминуемая "судьба"
Глава 4. Прямо в цель
Глава 5. Я помогу тебе
Глава 6. На перепутье
Глава 7. Гидрофобия
Глава 8. Проблемы звезды 
Глава 9. Я тебе доверяю
Глава 10. Ночной кошмар
Глава 11. Ну что ещё?
Глава 12. Будь счастлив
Глава 13. Белая роза
Глава 14. Ещё раз
Глава 15. Первый шаг
Глава 16. Вечный спутник
Глава 17. Пелена
Протитипы героев
Глава 4. Прямо в цель
— Извините. — Аарон также внезапно появился, как и исчез.

Фелиссию настолько сильно поглотили раздумья, что она машинально кивнула и продолжила перебирать все возможные варианты событий. Конечно, ей хотелось узнать все, что связано с певцом, потому что она журналист, но было еще что-то, помимо этого.

— Полагаю, вы бы хотели получить ответ на свой вопрос, — Аарон перехватил инициативу. После горячей «ванны», на руке певца образовался пунцового цвета ожог. — А можно на «ты»?

Снова кивок головой, но потом Лис встряхнула ею и посмотрела в уставшие серые глаза, но от чего-то еще излучающие доброту и спокойствие, которое бы девушка не смогла сохранять будь на его месте.

— Да, конечно. — Фелиссия снова взяла в левую руку ручку, а в правую блокнот.

Пока Аарона не было, официантка успела поменять скатерть, принести кофе и десерт от заведения пирог «Баноффи», который любила Фелиссия.

— Ты левша? Интересно встретить человека, думающего правым полушарием. — Усмехнулся Аарон.

— Это издевка? — недовольно фыркнула Лис, едко процедив эти слова.

— Нет, это комплимент. — Снова улыбка и эти милые глаза, но кто бы мог подумать, что Аарон так умеет? Поскольку за время их общения он, почти ни разу не улыбался искреннее, скорее, это было уже как заведом известному сценарию. Вопрос — улыбка и так всегда. Но сейчас, была совсем инная ситуация.

— Тогда спасибо, так как ты стал певцом? — не унималась журналистка.

— Как я и сказал, все началось в детстве, — неторопливо начал парень, — после того, как мои родители развелись, я начал писать стихи. Я очень хотел научиться играть на гитаре, и после долгих скандалов, отец все же позволил записаться в секцию. Я пытался писать музыку для стихов. В то время отец думал, что все это не серьезно и отправил меня учиться в университет, после которого мне сулили огромное будущее в адвокатской сфере. Но проучившись два года, я забрал документы. Потом, я прошёл прослушивание в нескольких музыкальных компаниях, где требовались гитаристы, и, меня взяли. — Певец отпил немного кофе, поскольку в горле пересохло от такого потока информации из его уст.

Странно, что девушка сидящая перед ним, ничего не знала об этом, но все же, ему понравилось самому рассказывать о себе. Многие любили додумывать факты о его жизни, вроде как, делая лучше и интереснее. Но все казалось, куда проще, чем могло показаться. Типичная история с неодобрением выбора профессии родителями, в его случае, отцом. Но ему все же было всегда интересно, что по этому поводу подумала бы мама. К сожалению, ответ на это вопрос он никогда не получит. Хотя, если бы все сложилось по-другому, возможно, Аарон никогда не стал певцом.

— Ого! — взволновано произнесла Фелиссия. — Мои родители никогда не запрещали мне выбирать то, чем бы я хотела заниматься. Но все же, на этом история кончается? Или есть ещё что-то?

Несколько минут певец решил посидеть в тишине. Тем самым, дав спокойно Фелиссии насладиться едой, а себе время на раздумья. Девушка вселяла в него какую-то странную уверенность в том, что сможет хранить тайны несмотря на свою профессию. Он не мог этого объяснить, но ему так не хватало того, кому бы можно было рассказать всю правду о своей жизни. Если скармливать по чуть-чуть информацию, особо не говоря о своём прошлом, он сможет проверить, можно ли доверять девушке. Поэтому, Аарон решил, что, если она что-то и напишет в своей газете, ему ничего не стоит обратить её слова в его пользу, и тем самым, уничтожить карьеру журналистки, определив её в ряди клеветников из «желтой прессы». Пока он не знал, чего на самом деле хочет.

— Нет. — Певец кивнул головой, пытаясь вспомнить какие события последовали после всего этого. — Еще он встречался с одной женщиной из его компании, после они поженились. А узнав о том, что я перестал учиться, отец попытался меня шантажировать тем, что если я не вернусь в университет, то больше не буду его сыном, но я не поддался и ушел из дома, забрав с собой только гитару.

— Ничего себе, я и не представляла о том, что такое может быть, как будто сценарий к фильму. — Фелиссия в недоумении пыталась понять всю ситуацию, и попутно отмечала важные детали для статьи. — Всё же, как они сейчас относятся к твоей карьере певца?

— Сносно, хотя отец все ещё против. А вот, мачеха, любит притворяться любящей и заботливой мамочкой, — в голосе певца слышались нотки презрения.

— Но зачем ей это? — непонимающе спросила Лис.

— Не догадываешься? — Девушка отрицательно кивнула и пожала плечами. Аарон тяжело вздохнул, немного нахмурился отведя взгляд в сторону и продолжил, — деньги. В этом мире за них даже семью купишь. — Аарон допил кофе и, снова посмотрел в окно, на улице недавно начался дождь.

— Я сочувствую, — только и могла сказать девушка.

Аарон не ожидал услышать этой фразы. А потому посмотрел на неё так, словно впервые увидел. Он не думал, что кто-то ему незнакомый может проникнуться к нему состраданием. Мэрси не чувствовал, что девушка жалеет его, она просто сочувствует... Он не ожидал такого. Ровным счётом, как и этого поникшего взгляда на лице Фелиссии. Неужели, его история кого-то настолько тронула? Не может быть такого. Он думал, что сейчас увидит презрение или совсем ничего, а после статью в газете о том, что он из себя представляет на самом деле — жалкое подобие человека. А после всего несколькими предложениями он уничтожит все её труды о том, что он скрывает. Ему совсем не хотелось так поступать, но почему-то ему казалось, что и не придётся.

В жизни Фелиссии всё было проще некуда. Папа и мама, которые души ни чаяли в дочерях. Спокойно реагировали на их выбор профессии. Когда Фелиссия сообщила о своём решении заняться журналисткой деятельностью, а не последовать по стопам родителей в учебной или лечебной сфере, никто не стал возражать. А когда Сесилия подалась в поварскую деятельность, отец даже был рад такому повороту событий, сказав, что хоть кто-то будет готовить ему все эти премудрые блюда из ресторанов. Трудно представить, как это кто-то может быть против выбора своих детей. Поэтому девушка всегда сочувствовала тем, чьи родители давили своим авторитетом, чтобы получить то, чего сами в своей жизни добиться так и не смогли. Но... Если сложить все паззлы воедино, казалось, что отец Аарона очень состоятельный мужчина. Чего ему ещё желать? Зачем так сильно унижать сына из-за того, кем он хотел стать? Или, ему просто нужен был ребёнок для того, чтобы тот унаследовал его дело?

— Я раньше думала, что жизнь певцов насыщена приключениями, любовью и радостью, — Фелиссия будто почувствовала боль, которую ощущал сам певец, она пыталась выразить все словами, но чувства сложно перевести на простой язык, даже невозможно, — кажется, я жила в иллюзии.

— Я вижу, что ты сильно расстроилась, может быть поговорим в другой раз? — Не зная, что делать, Аарон просто перебрал варианты наилучшего исхода. Он понятия не имел, что это так затронет человека, который он второй раз в жизни видит, но ему было приятно, что кто-то выразил свои чувства. За столько лет, впервые услышав эти слова, на душе стало легче, будто кто-то вновь вернул ему надежду, потерянную давным-давно.

Погода на улице не стала лучше, но Аарон не мог отвести взгляд от капель на стекле. По его телу будто пустили электрический разряд, от которого он невольно дернулся.

— Нет-нет, у меня есть ещё несколько вопросов. — Лис сделала вид, будто только что ничего не услышала и продолжила, — ты собираешься и дальше петь вместе с группой?

— Пока что, я не думаю о сольной карьере, мне нравятся парни, то как они относятся к нашим песням ответственно, пытаясь добавить что-то свое. Это как жить с тремя братьями. У каждого свое виденье, но в то же время, у нас общая цель, что несомненно объединяет.

Журналистка довольно улыбнулась и отпила кофе. После записала ответ, думая о том, что говорить дальше. Жаль, нельзя было заранее продумать вопросы. Казалось, что все это как-то уж слишком банально и не интересно.

— Мы с моей сестрой в детстве были не разлей вода, — решила рассказать немного о себе Лис, вспоминая уроки, которым научилась в колледже. — Но наши вкусы, практически во всем, разнились. Это здорово, когда есть те, кто может тебя поддержать.

Аарон слегка улыбнулся и задумчиво перевёл взгляд на окно, а после пытливо посмотрел на девушку.

— Значит у тебя есть сестра? Это интересно. А какая у вас разница?

— Несколько лет, — не задумываясь ответила Фелиссия. — Сейчас, мы не особо общаемся, у неё уже давно есть своя семья.

На секунду взгляд Лис потускнел, как показалось Аарону. Девушка иронично улыбнулась. Журналистка отпила немного чая, чтобы смочить горло, ведь на самом деле все должно было быть совсем по-другому.

— Какой твой следующий альбом? И чему он будет посвящён? — решила продолжить интервью та переведя тему на что-то менее болезненное.

— «Никогда не сдавайся», — легко ответил певец. — Думаю объяснять, что скрывается за названием не стоит, но хочу сказать несколько слов. Надеюсь, песни, что будут в нём, помогут разным людям, в разных обстоятельствах делать то, что иногда кажется невозможным. Ведь сегодня очень много трудностей. А вот выхода из них, порой, мы не видим. Я думаю, альбом вселит надежду в сердца моих фанатов и дадут им новый толчок, что жизнь это на самом деле клёвая штука. Просто, есть свои трудности. — Аарон знал о чем говорил. Ему это было известно не по наслышкке и потому, даже для него этот альбом играл важную роль. Ведь, наконец, он сможет доказать то, что давным давно пытался — никто и никогда не заставит его делать то, что он не хочет.

Кивок головой и один заинтересованных взгляд со стороны Аарона. Они явно стоили друг друга. Певец гадал, что же скажет девушка дальше. Пока что, все было более или менее спокойно и не замысловато. Парню даже начало нравится общаться с Фелиссией. В голове проскакивало множество вопросов о том, кто она, откуда и, почему именно решила податься в эту нелегкую сферу? Однако, он просто продолжал внимательно наблюдать за ней.

— Название очень интересное. Я бы послушала несколько песен из этого альбома, — с энтузиазмом проговорила Лис, едва улыбнувшись.

— Через некоторое время будет новый концерт, — начал было певец, — хотите, я могу дать вам несколько мест в ВИП-местах? Все равно я раньше никогда не просил билеты, толкьо потому что некого приглашать.

— Но, у тебя ведь, наверное, есть девушка? — Фелиссия задала этот вопрос, не подозревая о том, что возможно он имел и личный интерес, поскольку видимо так показалось самому певцу, который почему-то начал улыбаться. — Её ведь мог приглашать. — Решила немного скрасить ситуацию Фелиссия.

Аарон, в который раз, удивился неосведомлённости журналистки. Разве кто-то мог вообще не знать о его жизни такие подробности? Да об этом на каждом шагу трубят, от чего он уже давно устал.

"Интересная личность", — думал он постоянно про себя. Но, это даже наоборот привлекало его ещё больше к девушке. Почему она ничего о нем не слышала? Кто она вообще такая? Но, как могло показаться, это нисколько не оскорбило его, наоборот, он был рад, что есть на свете хотя бы один человек, которому можно рассказать о себе то, что другие уже и так знают. Кажется, в последний раз он это делал больше десяти лет назад, когда встретился с Майклом, его менеджером. А после, люди, как по щелчку пальца узнавали о нем то, что он никому не говорил. Фелиссии же казалась ему уникальной, и отпускать он её просто так не хотел. Она либо станет его другом, либо врагом. Другого не дано, и Аарон был в этом уверен.

— Да, у меня есть девушка, Шарлотта Хиксли, — парень посмотрел в её голубые глаза, в которых горел огонек интереса. — Вообще-то, она актриса и по большей части, ей просто некогда ходить на мои концерты, — с какой-то странной радостью проговорил тот, будто только и был счастлив, что та не появляется на его выступлениях.

Он совершено был озадачен этим фактом и не знал, как отвязаться от общества этой назойливой Шарлоты. Между его густыми бровями залегла глубокая складка  Агентства сговорились между собой, считая, что это пойдёт на пользу всем и договорились о трёхлетнем контракте, который вскоре либо должен быть расторгнут, либо продлён, уж как захочется окружающим его людям. Но больше всего его тревожило, что похоже эта недальновидная особь женского пола, все же умудрилась влюбиться в него, хоть и виделись они исключительно на публике. В остальное время, он никогда не думал о ней.

— Что на счет тебя? — не скрывал своего личного интереса Аарон. Пожалуй, не Толкьо ведь о нем говорить?

— Можно сказать, что нет, — тихонько ответила Лис, рука сама потянулась к кулону, а на глазах едва ли поступили предательски слезы, ей пришлось опустить голову, чтобы прийти в себя и продолжить разговор. — У тебя есть слабые стороны? — журналистка решила сменить тему на что-то нейтральное и менее затрагивающее личную жизнь.

— Они есть у всех. Я очень слаб перед сладостями и не очень люблю готовить.

— Это забавно. Мне кажется, если бы я не пошла на факультет журналистики, стала бы поваром. — Хихикнула девушка. — Ну, пожалуй, на этом мы и закончим. Было приятно пообщаться... — Лис начала уже собирать вещи, как её перебил певец.

— Всё же, у меня тоже есть к тебе один вопрос, — Аарон решил, что раз ей позволено все спрашивать у него. Ему тоже есть, что сказать. — Давно ты в журналистке?

— Нет, совсем недавно, — решила не вдаваться в подробности девушка.

— И сколько ты уже выпустила статьёй или интервью, или чем ты там занимаешься?

— Это уже два вопроса, — решила пошутить девушка. — На самом деле, это первое интервью и работа, которую я сдам редактору, чтобы получить место стажёра.

Глаза певца мгновенно округлились, но спустя секунду, его лицо приобрело менее удивлённо выражение. Аарон слегка тряхнул головой не веря, что только что услышал. Испортить жизнь молодой девушке, которая только-только начала свою карьеру? Это совершенно не входило в его планы.

— И каким это магическим образом, я оказался первым? — Загадочно улыбнулся тот.

— Может быть, потому что ты вернул мне сумку? И это оплата? — радостно ответила Лис. — К сожалению, мне пора.

— Если будут еще какие-то вопросы, вот мой номер телефона, — Аарон взял салфетку и ручку у Лис, и написал номер на ней.

— Спасибо, — девушка улыбнулась, — так как официантка расплачивается за нас, я тебе ничего не должна.

— Я бы все равно за тебя заплатил, — улыбнулся певец на что девушка слегка кивнула.


— Ну, как вам?

— Вижу, мы не зря взяли вас на работу Фелиссия. Отхватили такой эксклюзив. Чувствую, что у вас есть будущее в этой сфере. Нужно внести несколько правок, а так, работа выполнена весьма не дурно.

Шеф взял трубку телефона и начал нажимать на кнопки.

— Грейс, выпусти анонс интервью с Аароном Мэрси, за подробностями зайдёшь ко мне. И скажи всем, что через пятнадцать минут брифинг.

Всё это время Лис испытывала необычайную радость за похвалу. Кросмаер положил трубку, и посмотрел на девушку, которая сидела напротив него.

— Фелиссия, пока ты работаешь стажёром, особых привилегий у тебя нет, но я даю тебе шанс написать свою первую статью. Посмотрим на выхлоп. — Лис не поняла, причём здесь это слово. — От этого будет зависеть твоё дальнейшее будущее. Пару месяцев я буду проверять твои успехи и, возможно, именно ты станешь штаным сотрудником. Есть вопросы?

— Что такое выхлоп? — еле сдерживая себя от радости, говорила она.

— Эх, ты же новенькая, учи слова, которые непонятны, скоро сама будешь говорить на нашем жаргоне. — Он ухмыльнулся и продолжил, — это значит реакция читателей. Пока ты здесь, чем больше будет реакция читателей, тем больше шансов, что тебя наймут в качестве постоянного работника.

— Спасибо, вы так хорошо все объясняете! — радостно сказала Лис, от чего её начальнику стало не по себе.

— Спасибо за похвалу, — скромно ответил тот.

Джонас Кросмаер, как показалось Фелиссия, довольно был молод для того, чтобы занимать кресло главного редактора. По её предположениям ему, могло быть лет тридцать, плюс минус.

— Вы все ещё здесь? — спросил черноволосый брюнет, смотря в бумаги на столе.

— Простите, — виновато произнесла Лис, кинув взгляд на его карие глаза, которые смотрели на неё сквозь линзы прямоугольных очков.

Лис почувствовала, как её щеки запылали. В надежде, что Джонас ничего не заметил, она прикрыла их руками и быстро встала, чтобы поспешно выйти.

— До свидания, — кинула она напоследок и оказалась в небольшом помещении со множеством столов.

Журналистка кивнула Грейс Морган, которая сидела слева. И прошла вперёд, где и располагалось её рабочее место. Пока что, она не оформила его так, как хотела, но все было впереди.

— Фелиссия, хочу пригласить тебя поужинать с нами, — сказал парень, сидевший за столом напротив, когда девушка приземлилась на свое место.

Фелиссия уставилась на темноговолосого молодого человека и кивнула головой, додумывая откуда тот знает её имя. Однако, это нисколько её не смутило, и девушка решила не упускать возможности познакомиться со всеми разом.

— Извини, а, как тебя зовут? — Подняв брови девушка с интересом смотрела в слегка прищуренные чёрные глаза.

— Я — Феликс, — парень протянул руку, и Фелиссия с радостью пожала её. — Работаю в этом издательстве уже три года, ранее в Калифорнийском филиале, а недавно перевели сюда, — словно докладывал тот. Да уж, теперь понятно, почему он настолько смугленький, а может это корни? Так как Феликс внешностью походил на какого-то незамысловатого бразильца. — Так что? Идёшь?

— Да, конечно, а кто ещё будет? — Девушка осмотрелась по сторонам, думая о том, кто станет жертвой сегодняшних посиделок.

— Харви, Саманта, Сэм — новенький, как и ты. Возможно еще Айна. Ну, а про себя я уже говорил. Грейс, обычно, не любит компаний, потому её даже приглашать не будем. — На лице Феликса растянулась довольная улыбка и подмигнул Лис. — Ты же знаешь, что новички платят?

— Это основа всех компаний, — недовольно заметила Фелиссия, — но, что поделать?

— Я шучу, повелась, простушка? — Девушка недовольно взглянула на Феликса, после чего мученически улыбнулась.

— Хорошая шутка, — заметила она. И от чего-то Фелиссия казалось, что так разыгрывать её будут часто.

— Кстати, сейчас будет брифинг, тебе будет чему поучиться, — радостно отозвался Феликс и его чёрный взгляд довольно скользнул в сторону, на девушку, которая сидела позади Фелиссии. — Аманда, а ты пойдешь с нами?

— Я? — Лис посмотрела на её удивлённо лицо, спустя секунду блондинка откинула волосы назад, словно ничего не произошло и широко улыбнулась. — Тебе... — Сделала она короткую паузу. — Не зачем спрашивать о таком. Кстати, привет. — Её голубые глаза светились от счастья, она протянула руку и Фелиссия пришлось слегка откинутся назад, чтобы ответить на жест.

Аманда с интересом наблюдала за новеньким работником.

— Привет, — с запозданием ответила Лис, — я — Фелиссия.

— Я слышала. — Захихикала та и подмигнула, чтобы разрядить обстановку. — Ладно, нужно идти, а то будут отчитываться за опоздание.

— Вам бы только это и слышать, — недовольно ворчал Феликс. Лис встала и направилась за Амандой, словно ничего не слышала.


На брифинге Феликсу поручили присматривать за новоиспеченным стажером в виде Фелиссии. Парень, несомненно, уже не впервые получал подобное задание. А вот Лис, слегка обрадовалась, когда ей сказали, что в будущем она, возможно, будет отвечать за новости в мире шоу-бизнеса, но сейчас нужно поучиться у старших коллег и набраться опыта.

Обсуждались также произошедшие новости, и то, кто за какие отвечает на этой неделе.

После окончания брифинга все разошлись по своим местам. Миссис Морган отдала ей интервью, в котором красной ручкой было подчёркнуто или зачеркнуто буквально чуть ли не каждое слово. Но, Фелиссию это нисколько не расстроило, она с гордостью взяла свой листок и начала переписывать текст.

В остальное время она бегала за Феликсом, который решил провести экскурсию по всем отделам, показывая, как работают даже уборщицы. Для чего этого было сделано, девушка так и не поняла, но оценила очень высоко помещение с типографией. Где хотелось остаться и понаблюдать за тем, как машины штампует новые газеты.

— Тираж пока что небольшой, но издательство будет расширяться, это я обещаю, — гордо высказался наставник Фелиссии, когда взял в руки свежо напечатанную газету. — Обожаю её запах.

Фелиссия в основном ничего не говорила. Вопросы, которые она хотела задать, словно читал Феликс и отвечал быстрее неё. А в остальном, её все устраивало, так что не видела смысла перебивать коллегу.

Когда день уже клонился к своему завершению, девушка, наконец, поняла, что надо купить более удобную обувь. Её ноги готовы были выкинуть туфли через открытое окно, которое впускало свежий воздух в помещение редакции. Жаль, что пока придётся довольствоваться этими, поскольку замена находится в магазине, а денег на новую обувь, совершенно не было. 

Наконец, настал вечер, о котором каждый сотрудник мечтал ещё со времени пробуждения. Фелиссия с облегчением вздохнула, когда посмотрела на готовую работу. «Есть чем гордиться», — подумала та.

— Ну что, девчонки, — произнёс громко Феликс, — идём в кафе?

Кто-то начал возражать, ибо не все, по словам Феликса "девчонки", шли с ними. Сэм и Харви гневно уставилась на него, что-то бормоча себе под нос. Молодой парень, видимо стажёр, такой же, как и Лис подошёл к ней поближе, и они обменялись заинтригованным взглядом.

— Сэмюель, можно просто Сэм, — представился светло-русый парень и протянул руку.

— Фелиссия, — легко ответила девушка и пожала руку. — Ты тоже стажёр? — спросила девушка, пока остальные все ещё собирались.

— Да. — Кивнул тот и мило улыбнулся, его зелёные глаза посмотрела на Феликса, а после с интересом уставилась на девушку. — Слышал ты уже написала первую статью.

— Ага, — радостно ответила девушка, — мне просто повезло.

— Здорово, — искренне проговорил Сэм и ещё раз улыбнулся.

Они уже собирались уходить, когда дверь кабинета главного редактора открылась, а сам он оказался перед ними.

— Куда это вы собрались без меня? — спросил их Джонас, тем временем, смотря в бумаги на руках.

Кросмаер мельком посмотрел на Фелиссию и, кажется, улыбнулся, потом на остальных, медленно положил листы на стол своей секретарши и произнёс то, чего остальные, похоже, не ожидали:

— Я оплачиваю, знаю я ваши традиции, — язвительно произнёс он, делая акцент на последних словах и улыбнулся.

Фелиссия посмотрела на других, чтобы прикинуть было ли это обычным делом или все же нет. Остальные, раскрыв рот только и могли, что быстро моргать глазами так, будто никогда не видела своего шефа.

— Что вы стоите? Я могу и передумать, — с ухмылкой сказал Кросмаер.

Фелиссия застыла оглядывая своего шефа с ног до головы заинтригованым взглядом. Ранее она видела его только за столом, но широкоплечий и довольно статный мужчина внушал неподдельную уверенность, что физическая форма у него в полном порядке. Как бы сказала её мама: "Настоящий мужчина!".

— Да-да, идём, мы все идём! — сказал Феликс, начиная собирать вещи. — Не часто же за нас платит главный редактор.

Фелиссия была не против любой компании. Ей ничего не стоило сидеть среди незнакомых сотрудников. С общением у неё был полный порядок, в отличие от удушливого пространства лифта. Пришлось соврать, что она забыла кошелек у себя на столе, а потом спокойно спуститься по лестнице и догнать компанию.

Табун, из семи человек, вошел в кафе «Сан Глоу», находившийся неподалёку от работы и прекрасно дополнявший сегодняшний вечер. Столики находились на большом расстоянии друг от друга. Светло-коричневый интерьер с бежевыми занавесами, создавали уютную атмосферу и успокаивали после тяжёлого трудового дня. 

Компания заняла столик справа от входа, но почти что в самом конце, поскольку было рассчитано на большее количество людей сидящих за ним. Фелиссия села напротив Джонаса, возле которого решил опуститься Феликс, а вместе с ним и два незнакомых коллеги. Аманда села по правую руку от девушки, а по левую села ещё одна девушка, которую Фелиссия сразу поприветствовала. Имя девушки оказалось довольно необычным. Айна афро-американка, её темно-карие глаза, сияли радостью и одаривали каждого сидящего за столом теплотой. Её волосы были заплетенные, казалось бы, в миллион маленьких косичек, а вместе с тем, ещё в одну большую, которая покоилась на левом плече девушки.

Фелиссия сразу же нашла общий язык с коллегой и с радостью рассказала, как искала работу, и почему её родители сейчас живут далеко от Нью-Йорка, хотя родом и сами отсюда.

Когда к ним подошла приветливая официантка, Джонас не задумываясь, заказал вино, и даже не одну бутылку, поскольку её вряд ли бы хватило на восьмерых. 

Фелиссия никогда не могла подумать, что такой человек, как Джонас, будет ужинать вместе с сотрудниками. Учитывая, что обычно, такие люди, никогда не считаются с мелкими сошками, вроде неё самой. И предпочитают подобных себе боссов.

— Шеф, вы что будете…

— Мы вне работы. Можете называть меня просто Джон, — спокойно ответил тот.

После чего снял пиджак, повесил на спинку стула и, подкатив рукава рубашки, начал сам наливать пиво всем по очереди. На что сидевшая рядом с Лис коллега, начала нервно подергивать ногой.

— Извини, — шёпотом произнесла она на ухо девушке, — просто он мне нравится ещё с прошлого года.

— Понимаю. — Добродушно улыбнулась в ответ та и кинула быстрый равнодушный взгляд на босса, а после вернула его к Аманде.

Лис понимала, почему коллеге нравится этот брутальный мужчина, который всеми своими параметрами походил на такого незамысловатого Стива Сью из любой любовной книги, но он был совершенно не в её вкусе. Другое дело Аарон Мэрси. Фелиссии не терпелось встретиться с ним вновь, потому что этот парень явно что-то темнил, утаивая истинный смысл своих слов. Почему-то его слова не выходили у неё из головы. Каждый раз, как она вспоминала его история о родителях, становилось не по себе. И девушка ещё сильнее начинала уважать своих папу и маму.

— Давайте выпьем за новеньких в наших рядах, — радостно воскликнул Джон и посмотрел сначала на Сэма, а потом немного задержался на Фелис.

Всё взялись за бокалы, и отпили немного. Лис весь вечер казалось, что кто-то кидает на неё заинтересованный взгляд, украдкой, словно выжидая жертву, но пыталась не обращать внимания на навязчивые мысли. Но уже не контролировала, сколько поглощала красной жидкости.

Спустя некоторое время, когда все рассказали немного о себе. Кто чем занимался до журналистики, где выросли и прочее тайны своей жизни, Лис показалось, что мир слегка качнуло, когда она все же перевела взгляд на Джонаса и уставилась на того, словно чего-то ожидая. 

— Джон, — произнесла сонно и неуверенно девушка, — вы давно, то есть ты, давно работаешь в этом издании?

Фелиссия никогда не умела пить. Но устоять перед напором новых коллег не смогла. К тому, же она надеялась, что сможет перестать думать о прошлом в этот день, хотя бы на несколько часов. Ведь оно постоянно преследовал её на каждом шагу.

— Я? Около пяти лет. Раньше я был такой же маленькой рыбешкой среди больших акул.

— Ясно, — после этого Лис выпила вино до дна, это был уже второй бокал, а затем она налила ещё, забрав бутылку у Феликса, который недоуменно посмотрел на девушку.

— Видимо не стоило Лис давать бутылку? — тихо прошептал тот на ухо Сэму, который выглядел не лучше, чем та.

— Может с вас хватит, мисс Адамс? — 

учтиво спросил Джонас, надеясь, что этот вопрос заставит девушку задуматься над тем, сколько она уже выпила.

— Пр-р-р-о-о-стите, — икнула Лис, — пожалуй, ещё один бокальчик и я еду домой.

— Может все же не нужно? — Джон начал отбирать бокал у Фелиссии через стол, а потом встал со своего места и подошёл к девушке. — Не стоит так сильно напиваться в первый рабочий день.

— Почему же? Мне нельзя? Кто сказал? — вдруг начала возражать та. — Ещё как можно! Тем более я не пьяна.

— Похоже, кому-то стоит отправиться домой, — вдруг раздался встревоженный голос Феликса, — я пойду, поймаю такси.

— Хорошо. — Одобрительно кивнул Джон.

— Я хочу забыть все, что случилось, и сегодня хороший день для этого. Я начала жить новой жизнью, что здесь такого? — тихо говорила Лис, в то время, как главный редактор уже успел поднять девушку с места и положить её руку себе на шею. — Вы когда-нибудь…

— Ну, все, сейчас отправитесь домой и хорошенько выспитесь, — резко остановил её Джон, когда увидел Феликса около жёлтой машины.

Джонас приобнял девушку за талию и помог дойти к машине. Но он не понимал, как можно было опьянеть после трех бокалов вина, неужели она настолько не совладает с выпивкой? Тогда почему не контролировала себя? Завтра ведь, наверняка, будет сожалеть о том, что сегодня наговорила.

— Феликс, поможешь открыть дверцу, пожалуйста? — попросил Кросмаер, что тот послушно сделал, после чего тот придержал голову, чтобы Лис не ударилась и сел вместе с ней.

— Говори улицу, мисс Адамс.

— Мэдисон Авеню 1333, квартира… — после этого Джон остановил тихим шипением, чтобы та случайно не попала в какую-то глупую ситуацию.

Приехали они не так быстро, как хотелось. Но Фелиссии повезло, что напиток внутри неё не дал побочных эффектов по дороге, прямо в салоне машины или ещё лучше, попасть в нелепую ситуацию почти, что в первый рабочий день. Хотя, со вторым она уже справилась.

Пока они ехали, девушка ничего не говорила, лишь наблюдала за тем, как дома быстро мелькают в приоткрытом окне. В то время, как Джонас пытался разрядить обстановку и что-то рассказывал водителю.

Фелис думала о прошлом. Забыться не помогали даже таблетки, не говоря уже о вине. Она все прекрасно понимала, что никогда и ни за что, не готова распрощаться с этими воспоминаниями. Хоть именно из-за них она не может находиться внутри лифта. Вот почему, когда общалась с Аароном, у неё было стойко ощущение, что он пережил что-то ужасное. Может быть, ещё хуже, чем она. И от этого становилось спокойнее. Словно нашёлся один человек на этой дурацкой Земле, который поймёт её коим-то веке. 

— Мы приехали, — оповестил Джонас, ведь был уверен, что Лис спит, но он ошибался, она пыталась сдерживать себя от слез.

— Да, — радостно сказала она, — я выхожу и могу дойти пешком домой.

— Пешком? — удивился тот. — Мы же приехали, куда здесь ещё идти?

— Я пойду по лестнице домой, — сказала она запинаясь. И не ожидала, что сделает Джон в следующий момент.

— Ну, уж нет. Можете подождать меня пять минут? — Водитель одобрительно кивнул; Джон приобнял Лис снова, и начал вести её в подъезд.

Дойдя до лифта, он нажал на кнопку, чтобы его вызвать.

— Я не поеду на лифте! – начала возмущаться девушка, и всеми силами которые у неё были она пыталась отодрать руку главного редактора, но больше это было похоже, словно ребенок бьет взрослого человека.

— Это ещё почему? — удивился Кросмаер.

— Я их боюсь, лучше не надо, — встревоженно ответила та, и по её телу пробежался холодок.

— Если будешь всегда себя жалеть, никогда не сможешь побороть свои страхи. Закрой глаза, представь, как будто находишься на большом стадионе, - спокойно и нежно проговорил Джонас.

— Хорошо, — согласилась девушка, хоть и понимала, что это дохлый номер, у неё никогда не получится победить саму себя.

Они зашли в лифт. Двери медленно закрылись. Фелиссия попыталась сделать так, как ей сказал Джонас, но выходило не очень.

— Какой этаж?

— Седьмой.

— Только не забудь, стадион.

Снова закрыв глаза, девушка почувствовала себя гораздо лучше, но спустя несколько секунд лёгкие словно начали заполняться водой, дышать становилось невыполнимой задачей. Сердце билось с невероятно бешеной скоростью, словно готовое выпрыгнуть из грудной клетки.

— Я не могу, — только и могла произнести девушка.

Недолго думая, Кросмаер взял за руку Лис и крепко её сжал. Холодные пальцы девушки слегка дрогнули, ощутив жгучее тепло. Она приоткрыла глазам, а потом все же зажмурилась, ощущая, как кровь хлынула к щекам, и те покраснели от смущения. Ей казалось, что если она этого не видит, никто не сможет. Но Джонас с интересом смотрел на девушку, не отводя взгляд. Он пытался понять все ли с ней в порядке, надеясь, что его эксперимент не приведет к пагубным проблемам.

Вдруг Фелиссия осознала, что дыхание нормализовалось, но потом снова вышло из-под контроля, но уже не из-за пространства, а из-за руки держащую её. Она чувствовала тепло, и это также волновало, как и успокаивало, но она не могла просто отпустить её, иначе снова начнётся приступ.

Наконец лифт приехал на нужный этаж и у девушки был повод выбежать оттуда, ничего не объясняя.


Наконец лифт приехал на нужный этаж и у девушки был повод выбежать оттуда, ничего не объясняя.

— Я думаю, до квартиры ты дойдёшь, мисс Адамс, — спокойно сказал Джонас.

— До завтра.

— До завтра. — Джон нажал на кнопку и слегка улыбнулся.

— Что это было? — спустя время, ошарашенно произнесла в голос Лис, когда осознала всю нелепость этой ситуации. Сейчас все алкогольное опьянение, как рукой сняло.

Она не могла поверить, что спокойно проехалась на лифте, ну, почти. Да, было очень неловко, но это помогло! Неужели, есть способ избавиться от своего страха? Похоже на то.

Девушка посмотрела на руку, которую ранее крепко держал Джон, и улыбнулась, она все ещё ощущала его прикосновение. Но, надеялась, что не станет похожей на свою коллегу Аманду, из-за одного странного поступка.

__________________________

Анонс — предварительное объявление, в данном случае об интервью.

Брифинг — короткая пресс-конференция информативного характера.


© Бернис Кирк,
книга «Финт нашей жизни».
Глава 5. Я помогу тебе
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
Екатерина Беспалова
Глава 4. Прямо в цель
Мне кажется, что у Джонаса было что-то похожее, если он знает, как побороть этот страх...🤔🤔🤔Он увидел в ней родственную душу, в каком-то роде... Аарон, скорее всего, его друг, и тот нарочно свёл их вместе🤔🤔🤔 Ох, чувствую, что скоро начнётся самое интересное😳😳😉😉😉
Ответить
2019-03-28 07:46:43
1
Луиза Глассова
Глава 4. Прямо в цель
Вижу, вам так же, как и мне, нравится, когда у парня слегка уставший взгляд, и глаза, переполненные добротой и спокойствием. «кто бы мог подумать, что Аарон так умеет? Поскольку на публике старался выглядеть как более серьезной личностью». Вот она, та фраза, после которой Аарон начинает быть живым, настоящим, и вообще просто человеком, а не звездой. После неё читатель начнет замечать все его улыбки, все его взгляды, убеждаясь, что он действительно ведет себя, как обычный, улыбчивый парень. «Я вижу, что ты сильно расстроилась. Может поговорим в другой раз?». Вот они, бедные мужчины)) Тот момент, когда ты рассказываешь душещипательную историю девушке, после чего приходится еще и успокаивать её, вместо того, чтобы успокаивали тебя) Все равно не понимаю, извините. Ты звезда, профессионал своего дела, прекрасно знаешь, как работает шоу-бизнес, и какие правила в нем нужно соблюдать, но рассказываешь журналисту, которая собирается написать статью, что твои отношения с девушкой – фальшь, и что так хотят ваши агентства. Ладно еще, если бы он это рассказывал просто какой-то девушке, которая понравилась, и то, даже так опасно, но не журналисту. Либо он хочет, чтобы эта информация всплыла, и делает все специально, либо он слишком наивен и доверяет первым встречным. Мне нравится, когда авторы продумывают даже название улиц или кафе, хотя они вообще не имеют никакой важности для основного сюжета. Уже говорит о том, что вы задумываетесь над мелочами, что очень хорошо. Очарована Айной. Интересное, не стандартное имя, и образ прописан очень хорошо: афро-американка, чьи темно-карие глаза ярко сияют радостью и одаривают всех теплотой и нежностью, волосы, заплетенные в косички. Как уже и говорила, отлично, когда автор продумывает все, до самых мельчайших мелочей. Странное поведение героини за столом с коллегами. И тоже немного непонятное. Будто с подруженьками в бар пришла. Отторжение у меня к ней пошло. На счет Джонаса… Вы приводили сравнение, что ей такие открытые люди не очень нравятся, так как они пусты и идеальны, а вот Аарон… Лично для меня Джонас сейчас выглядит загадочнее и интереснее, чем певец, который рассказал историю жизни совершенной незнакомке. У вас получилось заинтриговать, что же такого с ней случилось в лифте и очень мне радостно, что с помощью сильной руки Джона она смогла избавиться от приступа паники. Честно говоря, у меня закрались сначала подозрения, что Джонас воспользуется ею, но я рада, что вы этого не сделали. Надеюсь, что он так и останется светлым и добрым человеком, наставником.
Ответить
2019-06-23 19:56:04
1