На чердаке замка
Загадки чужой души
Любой ответ на дне чашки
Ночь и пепел
Загадки чужой души
Безумно люблю весеннее солнце хотя бы потому, что от его удушающих объятий не надо прятаться за стенами домов, волнами морей и пляжными зонтиками. А эта весна к тому же выдалась для меня красочной: люди переливались множеством разноцветных огней, и чем дольше я присматривалась, тем больше цветов замечала.

В этот раз я возвращалась от подруги: прошла чуть больше километра, пропустила несколько остановок и вдоволь насладилась солнцем, а сейчас замерла на одной из них. Я стояла, не шевелясь, наблюдала за солнцем, ветром и свечением душ. 

Ничего не предвещало беды или особых открытий. 

Меня абсолютно случайно заинтересовал расстроенный парень в кожаной куртке, стоящий тут же, на остановке. Мы вместе, кажется, ждали автобуса; но автобусы то и дело останавливались рядом с нами, но ни я, ни он не двигались с места. Я — потому что смотрела. И у объекта моих наблюдений тоже свои причины были.

Я медленно поднимала слой за слоем его души, желая докопаться до истины. А что такого? Парню от этого никакого вреда не будет, а мне было так интересно, почему он опечален…

Слой первый. Мысли о том, где взять деньги на билет: собственных запасов не хватает, то и дело позвякивали золотыми монетками. Нашел, о чем страдать. Тоже мне.

Слой второй. Ссора с родителями. Вот тут уже серьезнее. Обида, завладевшая парнем, похожа на темно-серый туман, и то тут, то там, показываются ее облачка.

Слой третий. Расставания с девушкой, из-за чего душа нет-нет, да и заискрится темно-бордовым. Измена? С ее стороны? Им по сколько лет-то, несчастным таким? Выглядит парень так, будто ему примерно столько же, сколько мне. А мне, такой немолодой, недавно исполнилось шестнадцать…

Парень посмотрел в мою сторону, хотя раньше я наблюдала его профиль. Пришлось улыбаться: ну а что я могла ещё сделать? Да и что противоестественного в улыбке, пусть она и посвящена незнакомому человеку?

Тем более, когда узнаешь загадки чужой души, она и не такой уж чужой тебе кажется, в самом деле.

Мне безумно нравится разглядывать чужие души. Они, пусть и похожи друг на друга некоторыми чувствами, эмоциями, представляют собой спектр совершенно разных красок. Сейчас в душе парня, решившего приблизиться ко мне, засиял голубой огонек.

Заинтересованность, тут же отметила я. Или непонимание.

За подглядывание стало стыдно, и я быстро отвела взгляд в сторону, чтобы потом посмотреть на самого парня, а не в его душу, которая затмевала собой внешность. А он, честно говоря, оказался очень даже ничего: светловолосый, зеленоглазый, с веснушками на носу и рассеянным выражением лица.

— Вы что-то хотели? — спросил он. — Минут двадцать не сводите с меня пристального взгляда.

— Я? — переспросила неуверенно. — Ну, как сказать… Навыки отрабатываю…

— Соблазнения? — уточнил он с солнечной улыбкой.

Если бы сейчас я разглядывала собственную душу, то заметила бы хитрый подмигивающий огонек.

Я взглянула на парня с укоризной. Кажется, вот только недавно с девушкой расстался. И сейчас улыбается мне, хотя, в принципе, занять ее место не предлагает.

— Нет, — заявила категорично. — Навыки разглядывания душ. Вот, эмоции определять учусь. Интересно, угу? 

Иногда правда звучит нереальнее самой красочной лжи.

Именно поэтому я решила, что врать — глупо, и призналась во всем честно.

— Вам, наверное, лучше знать, — заметил парень, поправляя край куртки. Справедливо! — Меня зовут Матвеем.

И он надеется, что мне что-то даст его имя? Нет, конечно, что-то, может, и даст… Но, заглянув в его душу, я узнала гораздо больше. Самостоятельно.

— Матильда, — представилась я. — Дурацкое имя, что спорить.

А ещё значит что-то наподобие «опасной красоты», так что и значение у него дурацкое. Про это я который раз напомнила себе мысленно, не став говорить о недовольстве своим именем вслух.

— На мое чем-то похоже, — отозвался Матвей.

— Есть такое. Может, это формы одного и того же слова? Не знаю…

Мимо промчался очередной автобус, и я поинтересовалась:

— Что, денег не хватает на билет, да?

Матвей вздрогнул, посмотрел на меня и уточнил:

— Откуда ты знаешь?

— В душе твоей увидела. Говорила ведь…

Ветер встрепал мои волосы. Они, как полагается настоящей уважающей себя ведьме, были рыжими. Из-за этого, к слову, я не смогла с первого раза увидеть собственную душу. Мы и так, когда сами на себя смотрим, не видим почти ничего, а оранжевые пятнышки предвкушения сияли в области моих волос, и потому я сначала подумала, что совершенно бездушна…

Было это пару месяцев назад, но с тех пор не изменили цвет ни мои волосы, ни искры моей души.

— И что ещё ты увидела? — спросил вдруг Матвей.

— Ссору с родителями. Может, и не ссору, но обида там точно есть. И девушка…

Он вскинул руку вверх, останавливая меня, и предложил:

— Потом расскажешь. Ведьма ты, что ли?

— Экстрасенс, — с заумным видом произнесла я, но, не удержавшись, фыркнула. — Видел ведь таких, в черных плащах до пола, с подведенными глазами и глубоким декольте? Ну, вот, я примерно такая. И вообще мы своих секретов не выдаем.

И снова мне не поверили.

Но ведь я опять была предельна честна! В декольте мне, правда, демонстрировать до сих пор нечего, а плащ порвался, когда я по лесу за оборотнем бегала недельку назад, но в остальном…

— Так, подожди. На что ты намекал, говоря о «потом»?

— У меня нет денег, а у тебя, видимо, важных дел, — припомнил он мое пристальное разглядывание, — а поэтому я подумал, что…

— Ладно, — согласилась я. — Так и быть, пойдем. Первая консультация бесплатна, а потом уже надо будет платить деньги… Что? Так все и делают. Даже моя бабушка. Она у меня, знаешь ли, ведьма — ого-го! С собственным замком, какие в фильмах всегда приписывают ведьмам. За ними ещё молнии сверкают, да… Что значит «какие»? Самые настоящие! С чего ты взял, что я могу?.. Даже если бы могла, то секрет бы свой не выдала…

Солнце грело нам спины, подсвечивая волосы рыжим и золотым огнями.

Наверное, в сочетании с сиянием душ это выглядело безумно красиво. Но в тот момент я думала совершенно о другом; я без перерыва болтала и смеялась, а на лице Матвея, словно подснежники, расцветала улыбка. И не смотрела на нас со стороны.

Так я с ним и познакомилась: сначала с душой, а потом с самим Матвеем. И, если честно, он оказался ничуть не хуже. Впрочем, это уже совсем другая история. Множество других историй.
© Анастасия Зарецкая,
книга «Может, без ведьм?».
Любой ответ на дне чашки
Комментарии