Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 8. Что скрывалось в темноте
В тот день на тренировочной площадке я себя не жалела, занимаясь до тех пор, пока руки не утратили способность держать оружие. Мышцы сковала боль. Я чувствовала себя немного виноватой из-за того, что Селена, вероятно, тоже ощущала дискомфорт, но я нуждалась в этом - в том, чтобы стать лучше, пусть не достигнуть идеала, но хотя бы приблизиться к нему настолько, насколько смогу. Не ради себя… ради них - элементарей, ради Аллана Лайта, Сандры Фэй, Дерека Флэйма… даже Айрис! Ради всех них… может, тогда у меня получится что-то изменить, что-то исправить. Все они так надеялись на это…
На ужин я успела как раз вовремя и, к своему страху, обнаружила, что на этот раз стол Совета отнюдь не пустовал: Аллан, Фэй, Айрис и, что слегка меня удивило, Дерек - все сидели на своих местах. И каждый из них счёт своим долгом устремить на меня взгляд, как только я показалась в обеденном зале. В глазах Лайта читалось нескрываемое осуждение, лицо Фэй застыло сожалеющей маской, Айрис как всегда держалась в моём присутствии до смешного настороженно. Только Флэйм, казалось, откровенно забавлялся сложившейся ситуацией.
Сглотнув, я заняла своё место между Алланом и Сандрой и заставила себя расправить плечи. Дерек, не сдержавшись, проронил смешок, тут же замаскировав его под кашель.
Аллан, наконец нашедший, куда выплеснуть скопившееся за этот длинный день напряжение, тут же накинулся на него:
- Нашёл что-то смешное, Флэйм?
Дерек лениво прищурился, казалось, чтобы сильнее разозлить Аллана, и ещё шире улыбнулся.
- Если бы была возможность, я смеялся бы над выражениями ваших лиц всю оставшуюся вечность!
Рука Аллана, до этого расслабленно лежавшая на столе, сжалась в кулак.
- Закрой свой рот сейчас же, если не собираешься ответить за свои слова!
- А кто сказал, что я не собираюсь отвечать, Лайт? Можем сделать всё прямо здесь и сейчас. Или, может, ты боишься? Все же знают, кто из нас победит...
- Прекратите оба! - воскликнула Фэй, переводя рассерженный взгляд от одной саламандры к другой.
Аллан усмехнулся. Кулак на столе разжался, и сам парень откинулся на спинку своего стула.
- Всем и так известно, - пренебрежительным тоном протянул он. - Выродку в Совете места быть не должно. Она бы не одобрила…
Дерек подскочил со своего стула, кожа на его руках вспыхнула огнём. Аллан добился, чего хотел. Неожиданно я поняла, что чувствую презрение к своему лучшему другу. Флэйм был не виноват в том, что занял место Марисы. Он справлялся как мог и делал это превосходно, лучше, чем многие смогли бы. Он не заслужил такого обращения, не заслужил ненависти.
- Замолчи, Аллан, - твёрдо произнесла я, отказываясь смотреть в его сторону. Моё внимание было обращено на Дерека. Тот, осознав смысл произнесённых мною слов, от изумления даже позабыл про объект своей ненависти. Пламя на его руках угасло. На этот раз я обратилась к нему: - Не слушай. Ты и сам знаешь, что Спирит бы хотела, чтобы это место занял именно ты… Я хочу, чтобы это был именно ты.
Флэйм открыл рот, будто хотел что-то сказать, но быстро закрыл его обратно. Юноша растерянно замер, всё ещё стоя у стола Совета. И в этот момент я, наконец, почувствовала, что сотни любопытных глаз смотрят на нас из каждого уголка столовой. Вероятно, Дерек ощутил то же самое и нервно заозирался.
- Иди, проветрись, - посоветовала я, и Флэйм спустя секунду уже исчез, скрывшись в одном из выходов.
Проследив за ним, я наткнулась взглядом на Селену, стоящую у столов с едой и оглядывающуюся по сторонам. Я совсем забыла, что должна была встретиться с ней. Представив, что начнётся за столом, пригласи я девушку сесть вместе с нами, я поднялась со своего места, решив, что на сегодня с меня сцен точно достаточно,
- У меня пропал аппетит, - пробормотала я и поспешила оставить друзей наедине со своими мыслями.
Селена кивнула мне, когда я подошла, и вопросительно приподняла брови.
- Давай поедим в другом месте: здесь так многолюдно…
- Как скажешь, - пожала плечами она.
Мы взяли кое-какой еды и вышли из столовой. Я знала одну поляну в лесу; там редко кто-то бывал - туда мы и направились.
Огни прятались в кронах деревьев, струились меж морщинами коры, наполняя пространство мягким светом и даря тепло, трава щекотала неприкрытые участки кожи.
Мы поели в тишине, а потом, не сговариваясь, обе улеглись на траву. Я смотрела на далёкие своды пещеры и зелёные, тихо шелестящие кроны деревьев над нами.
Впервые за этот ужасно долгий день я ощущала покой. Хоть тревога за последствия, что породили мои решения, все равно держала в напряжении сводимые судорогой мышцы. Правильно ли было поступать подобным образом? Отворачиваться от советов тех, кто был гораздо мудрее меня? Иногда эмоции — худший советник из всех, которые можно представить. Возможно ли, что это — именно такой момент? Не разумнее ли будет держать рассудок холодным и трезвым? Но почему-то сбиться с выбранного курса я не могла, будто кто-то другой принимал за меня решения. Я почти чувствовала эту невидимую руку, дёргающую за ниточки, словно я марионетка. Чем можно было объяснить это чувство? Вдруг это Спирит пыталась достучаться до меня?
Но Селена... девушка, которую я освободила из заточения — сидела рядом, как ни в чём не бывало. Я не чувствовала совершенно никакой опасности, ни капли тьмы, что должна была обитать в её сердце, ничего... Да, её плечи были всё ещё сведены, а взгляд иногда по привычке метался в поисках непонятной мне опасности, но то лишь заставляло меня всё больше уверяться в том, что Скай не желает мне и элементарям зла. Она лишь была напугана, она была больна и нуждалась в помощи, в моих защите и понимании. И больше всего на свете сейчас мне хотелось дать ей это.
- Не думала, что скажу эти слова, но… здесь здорово, - осторожно произнесла Селена.
- Так и есть, - согласилась я.
- Одна девушка вызвалась всё мне здесь показать. Она многое мне рассказала, - продолжила она. Я не стала ничего отвечать, позволив ей говорить дальше. И Селена продолжила: - Она сказала, что я такая же, как и она, и что я вспомню всё позже.
- Она немного ошиблась, - решила признаться я. – Но ты не должна никому об этом рассказывать, ладно?
- Как это?
Я повернула голову и взглянула на неё. Она поймала мой взгляд своим растерянным. Из груди вырвался глубокий вздох.
- Мне кажется, что ты больше такая, как я, а не такая, как все они.
- Такая, как ты?
- Да. Понимаешь… наша связь… и то, что ты, как и я, ничего ещё не вспомнила… мы как две половинки. Хотя, вернее сказать, как две части одного целого. Чего-то больше во мне, чего-то - в тебе.
- И ты считаешь, что такое возможно? - нахмурившись, спросила она.
Я усмехнулась и снова посмотрела вверх.
- Глядя на всё это, на этот город, порой кажется, что в мире ничего невозможного и нет вовсе.
Она тихо рассмеялась.
- Знаешь, в то время, когда меня как преступника без каких-либо объяснений держали в камере, я бы с тобой не согласилась, но сейчас…
Мне оставалось только хмыкнуть в ответ. Я чувствовала странное расположение к этой девушке. Такого у меня не было даже с Алланом. Мне хотелось, чтобы она была рядом, хотелось, чтобы она узнала меня так, как я знала себя саму. Эти желания будто бы были заложены у меня в подкорке, действовали на уровне инстинктов. Мне хотелось защищать эту девушку, заботиться о ней и оберегать. Непонятно как, но слова сами начали срываться с моих губ:
- Я осталась сиротой в тринадцать. Нас таких было много… каждый, чудом оставшийся в живых, потерял кого-то, если не абсолютно всех.
Глаза Селены были закрыты, но я знала: она внимательно слушала меня. Её голова слегка повернулась в моём направлении.
- После смерти родителей у меня никого не осталось, но одной мне тогда находиться было нельзя. Поэтому я стала искать кого-нибудь, чтобы держаться вместе. И нашла, вернее, меня нашли. Мои отец с матерью умерли во время одного из землетрясений, что обрушились несколько лет назад на Западное побережье. Наш дом сложился, будто карточный, прямо у меня на глазах. Таких сирот как я было сотни. В конце концов, у меня получилось примкнуть к целому лагерю, который почти полностью состоял из детей и подростков - бывших школьников, так же оставшихся без крова и семей. Они приняли меня, дали еду, одежду, место, чтобы поспать… Это удивительно - как ужасы в нашей жизни заставляют людей взрослеть порой за секунды. Мы не были детским лагерем бойскаутов, мы были взрослыми мужчинами и женщинами.
- Только в пелёнках, - подметила Скай.
- Были и такие, - согласилась я. - У нас были свои командиры, чтобы сохранить хоть какую-то дисциплину. Всем лагерем руководил Питер – самый старший. Ему было семнадцать. Он учился в моей школе, помню, когда-то его даже выбрали президентом школьного совета…
- Разумеется, красавчик и капитан какой-нибудь спортивной команды, - снова пробормотала Селена, улыбнувшись мне. Я хмыкнула.
- Не без этого… кажется, он и правда играл в бейсбол… Я провела в этом лагере около четырёх лет. За это время нас стало меньше: катастрофы, болезни и голод многих свели в могилу, особенно самых младших. Но всё же, основная часть выжила. У меня получилось завести там нескольких друзей: Шарлотта, Эдит, Линк, Энрю… но самым важным из всех людей нашего лагеря для меня стал Кай.
- Любишь сказку про Снежную королеву?
- Да… можно и так сказать… когда-то любила. Кай был младшим братом Питера и его правой рукой. Ему было пятнадцать, когда я его встретила. Помню, он самый первый тогда подошёл ко мне. «Твои волосы похожи на сегодняшний закат», - сказал он.
- Можешь в подробностях не рассказывать, что было дальше, - фыркнула Селена. Я улыбнулась на её высказывание, хоть мои губы и дрожали – вспоминать про те дни мне всегда было очень больно. И всё потому, что я так и не смогла отпустить тех, кого давно уже зарыла в земле.
- Думаю, я и правда любила его, наверное, в какой-то степени люблю его и сейчас тоже. В новом, абсолютно чужом мире мы стали друг для друга всем, чего нам так не хватало. Абсолютно всем… А потом его тоже не стало. Как и всех остальных.
- Всех? Что случилось?
Я закусила губу, неожиданно мои глаза наполнились непрошеными слезами. Слишком долго эти воспоминания оставались нетронутыми в самом дальнем уголке памяти. Ворошить их оказалось болезненнее, чем я предполагала.
- В первый раз я увидела фростов в семнадцать лет. Они напали на наш лагерь, мы как раз разбили стоянку на новом месте. Когда зашло солнце, я услышала первые крики, Кай рядом со мной тут же подскочил и ринулся в ту сторону, откуда доносился шум. Я просила его никуда не идти, будто чувствовала… но, конечно, он не послушал меня. А после начался ад. Сначала показалось, что сама темнота выпрыгивает из углов, кидается на первого же попавшегося и уволакивает к себе. Но потом я смогла разглядеть то, что скрывалось в ночи. Это заставило меня тогда буквально прирасти к земле. Ты сама знаешь, фросты - мерзкие чудовища, воспоминания о них даже сейчас приводят меня в ужас, хотя уже столько всего успело произойти…
- Фросты убили всех?
- Да. - Слёзы горячими крупными каплями потекли из уголков моих глаз, дышать стало трудно, но голос всё ещё оставался твёрд – им теперь руководила ярость. - Они убили всех: некоторых растерзали в клочья, некоторых - заразили. Кая не стало одним из первых. На рассвете, когда чудовища ушли, я нашла его тело, уже холодное, безжизненное… Мне тогда показалось, что вместе со всеми ними в ту ночь умерла и я тоже.
- Однако… ты выжила. Не пойми меня неправильно, но разве ты не должна была…
- Умереть тоже? - Я грустно рассмеялась. - Поверь, мне хотелось этого, правда. Но по какой-то причине фросты меня не тронули. Даже потом, в те разы, что я с ними встречалась, они будто не замечали, что я рядом… или замечали - просто не трогали.
- Ну и ну, - присвистнула Селена. - Хотела бы я тоже так. Однажды фросты меня чуть не прикончили, всё только чудом обошлось.
- Можешь рассказать мне, как ты жила все эти годы? Ты сказала, что многого не помнишь, но должны же были остаться хоть какие-то воспоминания, хоть какие-то после девятнадцати лет жизни...
- Лишь обрывками, - покачала она головой. - Я, правда, не помню, прости. Когда-то помнила, наверно, но с возрастом у меня стали случаться приступы. Ты могла наблюдать их за те дни, что вы держали меня взаперти. Я причиняла себе боль — ты должна была почувствовать...
- Так и было, - кивнула я. - Ты знаешь, почему это происходит с тобой?
- Хотела бы я знать, - выдохнула Скай, её руки пришли в движение, пальцы нервно сцепились в замок, выкручивая хрупкие кости. - Во время них я как будто умираю. Моя душа... она рвётся каждый раз, а потом срастается заново, и это так же болезненно, понимаешь?
- Нет, - пришлось мне признаться.
Она отстранённо закивала.
- Это хорошо — поверь мне. Я бы не пожелала это почувствовать никому. Приступы... они делают меня безумной, заставляют совершать то, что я не хочу. Это пугает меня.
- Что они заставляют тебя совершать? - спросила я, сжав её руки, чтобы она прекратила мучить себя. Её взгляд уцепился за мой. Пара голубых радужек с большими чёрными зрачками.
- Я не помню. Не помню ничего. Боль уходит, и сознание возвращается на место, но какая-то его часть всегда остаётся в тени, понимаешь? С каждым разом я чувствую, что всё больше теряю саму себя.
- Поэтому ты решила прийти в каньон? - осторожно спросила я. - Боялась, что в конце концов от тебя ничего не останется?
- Даже если бы мне суждено было уйти, - спокойно ответила она. - Я хотела сделать это, когда всё ещё что-то в этом мире значу. Но можешь быть спокойна — теперь я ни за что не сделаю того, чего хотела. Я не заберу с собой твою жизнь.
Услышав её слова, я с облегчением выдохнула и сильнее сжала её руки в своих, пытаясь выразить благодарность через наше прикосновение.
- Спасибо, - сказала я. - Я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы выяснить, что происходит с тобой. Больше всего сейчас я хочу тебе помочь. Очень важно как можно быстрее разобраться во всём этом - в тебе, во мне, в том, что творится вокруг нас обеих. Наша связь… она пугает и одновременно восхищает меня.
- Да, - согласилась Скай. - Меня тоже.
- Мы сделаем всё возможное, - повторила я.
После ужина я проводила Селену до её комнаты в кварцевом секторе, но сама домой пока не спешила. На сегодня у меня оставалось ещё одно незаконченное дело, храбрости на которое у меня, как ни странно, хватило.
Я не знала, куда именно направился Дерек Флэйм. Стража доложила, что он прошёл через восточный портал, но дальше его след обрывался. Оставалось только надеяться, что ему не понадобится слишком много времени, чтобы остыть.
Мне нравилось смотреть с верха утёса на раскидывающийся подо мной Подземный город. Отсюда он казался таким безмятежным, живым и прекрасным... Здесь я могла в полной мере ощутить, что это место и вправду является моим домом. Мой город, моё убежище, моя жизнь...
На секунду мне даже стало казаться, что ничего другого и не было. Будто все девятнадцать лет моей жизни я провела под этими сводами, будто и не было другого прошлого, другой семьи, других людей, других любимых... Лишь этот бесконечный город и моя сверхъестественная, необъяснимая власть над ним.
Но вдруг восточный портал, наконец, засветился. Его очертания стали расплываться, и вскоре среди золотистого света возник не кто иной, как Дерек Флэйм. Я порывисто шагнула ему навстречу, но тут же растерялась, осознав, что не имею никакого понятия, что ему сказать. Что я здесь делаю? Что хотела от этой встречи?
Заметив меня, он тоже сбился со своего шага и замер, видимо, понятия не имея, что мне нужно. Но я продолжала молчать.
- Ты что-то хотела, Роза? - вежливо спросил он, оглядываясь по сторонам — вероятно, в поисках ещё кого-то из Совета - я нечасто ходила одна.
- Нет, - поспешно ответила я. - То есть, здесь больше никого нет — только ты и я.
- Хорошо, - выдохнул он. - И... зачем же ты поджидала меня у порталов?
- Хотела поговорить, - пожала плечами я. - Дерек... я хотела сказать... вернее, узнать... почему Аллан так сильно тебя ненавидит?
- Так и думал, что дело как-то связано с этим, - усмехнулся Флэйм и, закрыв лицо руками, потёр ладонями кожу.
- Не хочу говорить об этом. Сейчас — так точно.
Он сделал пару неуверенных шагов к небесным лестницам, намереваясь сбежать от меня в город, но я не собиралась так легко сдаваться. Пусть на тренировочной площадке наиболее беззащитной была я, но здесь, когда поблизости не было копий и клинков, Дереку предстояло оказаться тем, кто первый не устоит против моей атаки.
- Дерек, - произнесла я твёрдо. - Останься.
Он замер на месте. Вздохнув, я зашагала ему навстречу и остановилась только тогда, когда мы оказались на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Его взгляд казался уставшим, но мне показалось, что это — всего лишь маска, чтобы сбить меня с толку, чтобы я ощутила вину за то, что мучаю его. Но ему придётся потерпеть, ведь, в конце концов, всё это я делала для его блага.
- Я не отпущу тебя, пока ты не дашь мне ответы, - выдохнула я.
- Хочешь ответы? - тихо спросил он. - Почему бы не потребовать их твоего лучшего друга?
- Боюсь, его точка зрения не устроит меня в полной мере. Аллан ослеплён ненавистью к тебе. Так что только от тебя мне удастся получить то, что мне нужно, ведь, в отличие от него, ты, на удивление, не испытываешь к нему ответной ненависти.
- Но ты должна понять, Роза, что и светлых чувств я к нему не питаю.
- Ясное дело, - грустно улыбнулась я.
Он долгое время смотрел на меня, что-то пытаясь прочесть по выражению моего лица. Я терпеливо позволяла ему делать это, понимая, что в спешке не будет никакой пользы. Лучше, чтобы Дерек пришёл ко всему сам. И мои ожидания были, в конце концов, вознаграждены:
- Я — единственный элементарь, который может похвастаться тем, что Аллан Лайт его ненавидит. Роза... он желает моей смерти, и уже давно.
- Как ты... утверждать такое... - я задохнулась от шока, руки нервно взлетели к голове, вцепившись в волосы.
- Он ничего мне не сделает, - поспешил Дерек меня успокоить, но я всё равно не перестала метаться от паники. Его слова... как он мог такое подумать!? Но что, если это правда? Зачем Флэйму врать о таком? Но Аллан... разве может Аллан... - Пока я элементарь, Лайт не причинит мне вреда, - настойчиво произнёс Дерек, поймав в захват мои плечи, чеканя каждое слово. - Убийство элементаря — преступление против элементёра — против тебя. Он никогда на такое не пойдёт.
Глядя на то, как уверенно он говорит об этом, я всё же немного успокоилась. Нужно было продолжать расспрашивать его дальше.
- Ты так и не сказал, почему он так относится к тебе, - напомнила я.
Дерек закусил губу. Было видно, что он не хочет делиться этим со мной. В конечном счете, он ответил:
- Прости меня, но я не хочу говорить с тобой об этом. Не сейчас, не тогда, когда... Прости, Роза, но я всё ещё не могу — ты и она... внутри меня всё теперь так запутано... позволь мне в этом разобраться, и потом — обещаю — я расскажу тебе всё, что ты захочешь узнать. Но если тебе так не терпится, ты всегда можешь получить то, что захочешь, и без моего на то разрешения, как тогда, помнишь? - Дерек вытянул руку вперёд вверх раскрытой ладонью, предлагая мне самой забрать у него его мысли и воспоминания.
Вздохнув, я протянула руки навстречу ему... и сжала его ладонь в своих, ничего больше не предпринимая. От непонимания он с шумом выдохнул, растерянно взглянув на меня.
- Я не буду больше этого делать, - заверила его я. - И за тот раз — прости. Было неправильно влезать к тебе в голову, копаться в чувствах, которые принадлежат только тебе. Я не имела на это никакого права.
- Ты — Спирит, - бесцветно возразил он.
Я сощурила взгляд.
- И для тебя тоже?
Он сокрушённо вздохнул.
- Прости меня, но, боюсь, что мой ответ — всё ещё нет.
Его слова не были для меня открытием, но всё равно сделали немного больно. Я старалась быть элементёром, учиться и заботиться о свое новой семье. Но для Дерека Спирит была не просто лидером. Любовь Флэйма к ней не была любовью ребёнка к своей матери или брата к сестре. Его любовь к ней была особенной, и я его понимала, правда понимала... поэтому не имела права чувствовать разочарование от того, что он до сих пор отказывался меня признать. Я не была его возлюбленной, и это обещало остаться таковым навсегда. Но взамен этого я могла предложить ему поддержку — хоть что-то, хоть что-нибудь...
- Аллан больше тебя не потревожит, - пообещала я. Дерек не сдержался и фыркнул.
- Мне не нужна защита. Я и сам в состоянии за себя постоять.
- Дело не в этом, - ответила я. - Элементари не должны ссориться, мы обязаны держаться вместе. Особенно это касается членов Совета... особенно вас двоих — саламандр, тех, кто нас всех защищает. Каким бы ни был жарким огонь внутри вас, постарайтесь впредь держать голову холодной. В следующий раз, если что-то подобное повторится, я не оставлю вас обоих без наказания.
Вдруг Дерек неожиданно мне улыбнулся.
- Что ж, вот это совсем другое дело! - протянул он. - Как пожелаешь... Роза.
- Спокойной ночи, Дерек, - сказала я и, отвернувшись, зашагала к лестницам.
- Спокойной ночи, - донеслось мне вслед.
***
Дни снова потянулись один за другим. Время в Подземном городе шло для меня намного быстрее в сравнении с поверхностью. Под землёй мы оставались в безопасности, не нужно было каждую секунду бояться за свою жизнь, не нужно было рисковать и скрываться в развалинах. Но в то же время с появлением Селены всё стало иначе. По моей воле ей разрешили свободно передвигаться по всему городу, но всё же, постоянно следили – безопасность её жизни была залогом безопасности моей. И, несмотря на риски, я всё ещё чувствовала к этой девушке странное расположение.
Мы встречались с ней каждый день, обычно на тренировках – Дерек взялся учить её сражаться, как и я, кажется, испытывая к ней некую симпатию. Она занималась с ним, а я – одна или с Алланом. Иногда Селену навещала Айрис, они сражались на копьях - деревянных или стальных, потому что у Селены не было своей гиады. Мы пытались её ей найти, но тщетно: ни один из кристаллов не отзывался.
Это добавило в копилку странностей Скай ещё одну и сильнее уверило меня и Совет в том, кем на самом деле является эта девушка. Элементари считали её сестрой, Совет считал её фростом, она считала себя никем.
Но кроме бирюзовых глаз и физической связи между ней и мной в Селене было скрыто ещё множество тайн. Она всё так же иногда кричала по ночам. Так громко, с такой сильной болью и злобой, что эхо её криков доносилось до моей башни. Она металась по комнате или корчилась на полу, врезалась в стены или ногтями впивалась в холодный кафель. Наутро у нас обеих лиловыми кругами расцветали синяки, а голова просто раскалывалась от боли.
Кошмары снова начали преследовать меня, скрываясь за плотно закрытыми веками. Теперь в них я видела смерть. И самым страшным было то, что там, в кошмарах, гибли элементари. Каждый раз – новое лицо с постепенно угасающим бирюзовым взором. Убийство, несчастный случай, суицид, смерть от болезни, холода или голода… разные сюжеты, но финал всё один и тот же. После таких ночей весь следующий день я не могла прийти в себя. Не сразу я заметила, что и с Селеной происходит ровно то же самое. Оказалось, что в ночь, когда Селену накрывал очередной приступ, мне снилась смерть. Это тоже в каком-то роде оказалось результатом нашей связи.
Я поделилась открывшимся с Советом, и Аллан выдвинул одну теорию. Ему она казалась очевидной. Спирит, как было известно, могла чувствовать каждого элементаря, что ходил по земле. Когда кто-то из них умирал, она тут же узнавала об этом. Возможно, что её способность разделались между мной и Селеной, воплотившись в мои кошмары и в боль, что чувствовала Скай.
Эти предположения расстроили меня. Селена расплачивалась за чужие ошибки. Она, как и я, ничего не помнила о своём прошлом. Она не заслужила такого… просто не заслужила.
Чем больше я видела кошмаров, чем громче Селена кричала по ночам, тем яснее для меня была ужасная правда. И вот, в чём эта правда состояла: Скай сама спрыгнула в тот день со скалы. Она хотела умереть и даже не трудилась скрыть этого. Она помнила боль. И хотела избавиться от неё. Любым способом. И она выбрала один, самый верный на её взгляд. Но теперь здесь, в этом мире, её держала я. Я являлась её обузой, препятствием к освобождению. Поэтому моей прямой обязанностью было ей помочь.
***
- Не смотри на меня так, - раздражённо произнесла она.
Я поспешила отвести от неё взгляд и сменить выражение лица.
- Прости, я… прости меня, Селена.
- Говоришь так, будто извиняешься за все беды в моей жизни.
Она усмехнулась. А я не смогла. Нельзя было больше скрывать от неё то, что было всем нам известно. Я не выдержала. И, наконец, рассказала ей о том, кем она, по нашему мнению, является.
Селена выслушала меня очень внимательно, но несильно удивилась.
- Я уже давно чувствую в себе тьму, - объяснила она. – Теперь я, хотя бы, знаю ей объяснение.
- Я хочу, чтобы ты поняла – прошлое, вернее, те наши жизни, что там остались – они не имеют значения. Сейчас ты мой друг, и я верю, что ты не желаешь мне зла.
- Не желаю, - согласилась она и устало потерла глаза.
– Мне просто хочется, чтобы всё закончилось. Я так устала, Роза, так сильно устала…
- Мне очень жаль, - я положила руку ей на плечо и несильно сжала.
- Не надо, не жалей меня. Ведь ты же знаешь – если всё это правда, я сама во всём виновата.
- Ты не в чём…
- Прекрати.
Она засунула руки в карманы своей чёрной толстовки и отошла от меня на пару шагов.
- Что бы ты ни хотела сказать – не надо. Я знаю, что ты не хранишь обиду, но судьба сама меня наказывает. И я приму наказание, выхода-то не остаётся. – Селена покачала головой, вздохнула. – Ты должна знать – внутри меня что-то существует, что-то помимо моего разума. И я всё сильнее начинаю этого бояться, потому что уверена – это не принесёт мне ничего хорошего. Существо, каким я раньше была… почему-то мне кажется, что я уже с ним знакома, будто начинаю его вспоминать. Каким оно было… злым, безжалостным, кровожадным монстром. Но этот монстр страдал и боялся, и я чувствую его страх, через боль, что испытываю. Это… тьма. И она сильна.
- Тогда позволь мне помочь,- попросила я. Она слабо улыбнулась.
- Я не прошу тебя о помощи, - ответила Скай. – Но если ты мне её дашь, я приму.
Наша дружба становилась с каждым днём всё прочнее. То, что появилось между мной и Селеной, походило на сильную привязанность, зависимость, нужду. Мне нужно было её видеть, видеть постоянно, только тогда я была спокойна. Селена стала для меня сестрой, больше чем по крови, наши узы стояли выше, завязанные на древней силе. Удивительно, насколько тесно тьма могла переплестись со светом и в итоге воплотиться в нас.
Прошли ещё два месяца, и я добилась того, чтобы Селене дали место в Совете. Аллан и Фэй до сих пор относились к ней враждебно, но перечить мне не решались. Девушка стала моим советником. Она до сих пор мало что понимала в силе элементарей, сама не имея её, но старалась и поддерживала меня, ничего не ожидая взамен. Я знала, остальные члены Совета никогда не желали мне зла, но всё же они неосознанно давили, ожидая большего, чем было в моих силах им дать. Но Скай ничего не требовала, она просто была рядом, стояла за моей спиной со своей вечной усмешкой на лице, выливая на окружающих порции сарказма, тем самым ограждая меня. Я ценила её заботу, стараясь отплачивать тем же.
Ещё одним человеком, который относился к ней с явной симпатией, оказался Дерек. Я несильно удивлялась этому, ведь кому, как не Флэйму, было известно, что значит всеобщее недоверие и наблюдение за каждым твоим шагом. Он тренировал её, учил драться. Из-за их совместных тренировок мы часто оказывались втроём. Это было не слишком удобно для меня, но делать было нечего. Селена не знала, что у нас с Дереком отношения не очень-то располагали к дружескому общению. С того дня, как я узнала о его любви к Спирит, между нами будто выросла неприступная стена. Я не боялась разговора с ним, просто не хотела говорить. Поэтому если мы и общались, то только по делу, отвлечённые темы слишком легко могли привести к нежелательным результатам и непрошеным мыслям с примесью лёгкого чувства вины.
Не могу отрицать – я восхищалась Дереком Флэймом, поражалась его выдержке, терпению и силе воли, ведь парню приходилось тяжелее, чем другим, постоянно удерживая свои эмоции в узде. Но я всё ещё не могла оправдать его ожиданий, поэтому старалась держаться отстранённо, как можно дальше от него.
Шёл пятый месяц моего пребывания в Подземном городе. Здесь я жила со своими братьями и сёстрами, наконец-то заняв место, положенное мне по праву. Но всё же, расслабляться было непозволительно.
Я была сильна, мои способности во много раз превосходили способности любого элементаря, но всё же самого главного я так и не смогла обрести. Воспоминания всё молчали, и души элементарей оставались закрытыми для меня, а их обладатели – слабыми как никогда. Без этого моя власть над городом была неполной, ощущение, будто я незаконно занимала своё место, не оставляло меня в покое ни на один день. Я понимала, что сама ничего не смогу сделать с этим, зато знала тех, кто наверняка сможет помочь.
***
Аллана в последнее время трудно было отыскать – обязанности командира стражей порой и вовсе не оставляли ему свободного времени. Изредка я заставала его на тренировочной площадке, но больше в течение дня видеться с ним мне не приходилось. Стыдно признать, но я была даже рада этому. Мои отношения с Лайтом шли не так гладко, как раньше. И причиной тому было выказанное мной расположение к Дереку. С того дня, как я заступилась за Флэйма, что-то в наших отношениях с Алланом изменилось. В них возник холод, невысказанные слова просились наружу, но разговаривать о произошедшем мне до сих пор было страшно. Аллан за что-то таил на Дерека огромную обиду, он ненавидел его всем сердцем, и я не была уверена в том, что он сможет так легко простить мне предательство.
Но выхода не было. Фэй уже помогла мне всем, чем смогла, Аллан мог сделать больше, он способен был идти на бо́льший риск ради сто́ящей цели, и эта его способность нужна была мне как никогда прежде. Уверенность в нём и его силах появилась у меня ещё дано, в тот самый день, когда он впервые появился в моей жизни. И спас меня.
Мне всё же удалось найти его в арсенале. Аллан и ещё несколько саламандр и сильф готовились подняться на поверхность, чтобы сменить патруль, и запасались оружием. Оружейная в арсенале впечатляла разнообразием всевозможных рукоятей для клинков, но имелось также и простое холодное оружие и даже огнестрелы – элементари любили идти в ногу со временем.
Стражи всегда носили удобную одежду из плотной чёрной кожи и широкие ремни, к которым крепилось оружие. Лайт походил сегодня на крутого киллера из какого-нибудь боевика. Его узкие черные брюки с кучей карманов были заправлены в высокие ботинки на толстой подошве, лёгкую футболку с треугольным вырезом прикрывала плотная куртка, весь пояс был увешан оружием, на шее висела остроконечная гиада, а кожу ладоней защищали перчатки без пальцев. Его чёрные волосы, обычно непослушными прядями спадавшие на скулы, были собраны в тугую косу на макушке.
Я караулила его в дверях, и когда тот вышел из арсенала, окликнула по имени.
- Роза? – удивлённо выдохнул он, но потом быстро совладал с собой и более сдержанно спросил: - Что-то случилось? Я нужен Совету?
- Нет, только мне... - ответила я, неуверенно улыбнувшись.
- Я сейчас занят, может, ты подождёшь немного, и мы поговорим, когда я вернусь?
- Ты теперь постоянно занят, - возразила я. – Но нам нужно поговорить.
Аллан устало обвёл меня взглядом и, потерев глаза, обратился к стражам, что стояли чуть поодаль, ожидая его:
- Поднимайтесь без меня. Я присоединюсь к вам через несколько минут.
Стражи удалились, оставив нас с Алланом одних. Он нетерпеливо приподнял брови, молча спрашивая, что именно мне нужно, будто хотел поскорее избавиться от меня. Я вздохнула. Это оказалось сложнее, чем я предполагала. Обычно Лайт был тем человеком, который во всём поддерживал меня, помогая делать первые шаги и сопровождая весь последующий путь… но сейчас он стоял по «ту» сторону. Он не собирался мне помогать.
- Прости, - просипела я чуть слышно. Было страшно извиняться перед ним, было страшно почувствовать, что прощения после моих слов не последует. – Прости меня, Аллан. Ты мне так нужен! Как мой лучший друг, как помощник и как наставник. Я больше не могу чувствовать, как ты отдаляешься.
- А как же Флэйм? – издевательски усмехнулся он, его губы перекосились, на секунду дрогнув, рука взметнулась к лицу, будто хотела скрыть это от меня. – Неужели его общества оказалось недостаточно?
- Замолчи. – Я обиженно отвернулась, чтобы не смотреть на него. – Ты ведь знаешь – всё не так. Он тоже дорог мне, но не так, как ты. Я просто не могу понять вашей вражды, глупо винить меня за это.
- Роза-Роза… - услышала я его усталое бормотание у себя за спиной. – Всегда поступаешь справедливо, не так ли?
- Разве это так плохо?
- Вовсе нет… Просто я вижу, как ты совершаешь ту же ошибку, что и раньше: даёшь шанс тому, кто в конечном итоге тебя погубит.
Я обернулась и посмотрела ему в глаза.
- Не погубит. Ведь ты не позволишь этому случиться.
И после моих слов Аллан наконец-то улыбнулся. Сделав шаг вперёд, он обнял меня за плечи, позволяя уткнуться носом в его грудь.
- Я всегда буду защищать тебя, даже от себя самой.
- Что ж, удачи, - хмыкнула я, и он сжал меня чуть сильнее, а потом отстранился. Я растроганно улыбнулась: Аллан, наконец, вернулся, стал прежним для меня.
- Но ты же пришла не только чтобы извиниться, так ведь?
Его вопрос заставил меня вмиг посерьёзнеть.
- Так. – Я на секунду замялась. – Видишь ли, я… Мои воспоминания - я волнуюсь, что так и не смогу вернуть их назад. Почти полгода прошло, и ни одного клочка памяти, ничего…
Аллан внимательно выслушал меня и ненадолго задумался, а потом спросил:
- Говоришь, ничего. Но как же твои недавние сны?
Я покачала головой.
- Это не воспоминания, а, скорее, видения. Я вижу смерть каждого элементаря, а Селена – чувствует это.
- Да, эта девушка… вы с ней очень близки.
- Это так - мы сблизились.
Аллан скривился.
- Я не совсем об этом. Ваша связь – как ментальная, так и физическая – мы не знаем, насколько та сильна. Должен сказать, что я всё ещё не одобряю твоего странного к ней расположения, если учесть, что нам известно, кто она такая. Но сейчас я готов ненадолго оставить факт, того, что мы впустили монстра на порог, немного в стороне. Возможно, эта девчонка может быть нам полезна.
- Почему ты говоришь об этом сейчас?
- Хочу кое-что попробовать. Если честно, я думал об этом какое-то время, но не знал, как тебе рассказать. Ты могла не согласиться. Мы одновременно заставим вас обеих попытаться вспомнить. Может, Селене тоже достались твои воспоминания.
- Заставить? И как же?
- Я же сказал – хочу попробовать кое-что, – подмигнул он. – Через час жду тебя и твою подружку у корпуса Совета. Я только проверю элементарей наверху и сразу вернусь.
- Хорошо, мы будем ждать тебя на площади. Но что дальше?
- Увидишь. Придётся немного прогуляться к южной стене.
Я фыркнула. Аллан никогда не раскрывал своих секретов до конца. Ему просто нравилось всех раздражать!
- Через час, - напомнил он и, добившись от меня утвердительного кивка, побежал догонять своих стражей.
***
- Так что же он всё-таки задумал? – спросила Селена, заставив меня недовольно поджать губы.
- Понятия не имею. Он никогда ничего мне не объясняет – предпочитает раскрывать карты непосредственно в процессе.
- И тебя это не раздражает?
- Ещё как раздражает!
Селена усмехнулась и в очередной раз окинула взглядом площадь. Мы сидели на ступенях перед корпусом Совета. До того, как данный Алланом час должен был выйти, оставалось ещё несколько минут. Я бездумно наблюдала за снующими по площади элементарями; некоторые, завидев меня, замедляли шаг, чтобы поздороваться. Селена рядом со мной перебирала пальцами пряди своих длинных волос, которые были слегка спутаны: стояло раннее утро, и Скай мне пришлось вытаскивать прямо из постели. За это, кстати, она не была мне очень благодарна, но, услышав цель моего визита, перестала сопротивляться попыткам её разбудить.
- Я никогда не смогу такой стать, - неожиданно чуть слышно прошептала она.
- Прости, что ты сказала? – переспросила я.
- Никогда не смогу стать такой, как они, - кивнула она на площадь перед собой.
- С чего ты так решила?
- Сама знаешь. Я чувствую: мне не место среди элементарей. Ты включила меня в Совет, но что с того? У меня нет ни способностей, ни памяти. Только боль. Только тьма. Я знаю – твои друзья мне не рады. И правильно.
- Вовсе нет... - начала было я, но Скай меня оборвала.
- Нет, они правы — в глубине души и ты это знаешь. Роза, однажды я уже пыталась совершить самоубийство. Ты просто не представляешь, что это такое – чувствовать боль каждого умирающего элементаря. В какой-то момент я не смогла больше выносить это. А остановить меня было некому. Что, если когда-нибудь такое опять повторится?
- Не повторится — теперь ты не одна, - после непродолжительного молчания осторожно сказала я. – И со временем всё наладится – обещаю.
- Я верю тебе, - прошептала Селена. – Знаю, что это очень глупо, но я верю.
Я положила руку на её плечо. Селена зажмурилась на мгновение, а потом распахнула глаза и выдохнула:
- Аллан идёт.
Я отвлеклась от неё и огляделась. Лайт и правда появился в центральном проходе и быстро приближался. Мы встали.
- Наверху всё спокойно, - сказал он. – Ну что, готовы?
- Смотря к чему, - пробормотала Селена. Я улыбнулась ей и взяла за руку.
- Идём.
Аллан повёл нас по узким городским улицам сначала на запад, к арсеналу, а затем к южной границе. Мне ещё не приходилось бывать здесь, это были пустующие районы кварцевого сектора, где элементари уже не жили – жить было просто некому. Скалы и сталактиты здесь были увиты толстыми стеблями плюща, а сквозь каменную плитку на полу пробивался мох, блестящий от маленьких капель росы. По мере продвижения к городской границе на нашем пути всё чаще встречались вкрапления кварца в стенах, и со временем все колонны и выступы превратились в нагромождения из горного хрусталя, наполненные внутренним сиянием. Я завороженно оглядывалась кругом, сколько бы ни находилась в этом месте, Подземный город не переставал поражать меня своим магическим великолепием.
Улица пошла в гору, появились первые ступени. Наши шаги по ним эхом отражались от стен.
Наконец мы подошли к пещере. Та тоже была облицована хрусталём. Внутри неё обнаружился грот с чистой ключевой водой, которая в своей темноте скрывала истинную глубину подземного озера. Светлые блики отражались на гладких стенах, покрытых влагой. От входа к кромке воды тоже вело несколько ступеней, а дальше над голубой гладью выступала дорожка их плоских камней, она шла к середине озера, где на золотом шесте в изящной кованой чаше покоилась идеально гладкая хрустальная сфера.
- Даже не знаю, что и сказать, - усмехнулась Селена. – На самом деле я абсолютно не удивлена, что в этом городе есть что-то подобное.
Аллан улыбнулся, смотря, как мирно плещется в озере студёная вода.
- Это Пещера памяти, - сказал он. – Говорят, Подземный город начинал строиться именно с этого места. Каждый элементарь однажды в своей жизни должен прийти сюда и коснуться сферы в центре озера. Обычно это происходит через несколько лет после возвращения первых воспоминаний, когда мы уже полностью принимаем свою личность, оставив в прошлом человеческую жизнь. Но ваша ситуация несколько отличается от обычных, так что имеет смысл сделать это прямо сейчас.
- И что с нами должно произойти здесь? – с любопытством спросила я.
Аллан кивнул вперёд, где от центра озера к каменным берегам мелкими волнами расходилась вода.
- Вы должны коснуться сферы. Это мощный артефакт элементарей. Говорят, она хранит в себе воспоминания и мысли всех живых существ, что ходят по земле или когда-либо по ней ходили.
- Значит, и наши - тоже, - заключила я.
- Сфера может вернуть память нам обоим? – Брови Селены озабоченно сошлись на переносице.
- Возможно. Я и Фэй опасаемся, что если Роза сделает это одна, то сфера обрушит на неё воспоминания одновременно двух существ. Вы – фрост и элементарь, объединяете в себе обе сущности, и неизвестно, насколько те сильны в каждой из вас. Но если вы вместе коснётесь сферы…
- Увидим каждый – своё? - вновь предположила я.
- По крайней мере, я на это надеюсь, - кивнул Аллан.
- В этом есть смысл, - протянула Скай. – Ладно, почему бы нам тогда не проверить это прямо сейчас? Простые теории всё равно ни к чему не приведут.
Аллан прикусил губу.
- Есть что-то ещё? - догадалась я. – Что-то, что для нас составляет опасность?
- Сфера не терпит соперничества, - признался Лайт. – Почувствовав малейшее сопротивление тому, что она вам предлагает, малейшую угрозу… она уничтожит вас. У сферы достаточно тайн, и она отдаст только то, что посчитает нужным, и что вы готовы будете принять. И сделает это только когда придёт время, не раньше, не позже.
Мы с Селеной переглянулись, и, увидев в её взгляде то, что и надеялась отыскать, я выдохнула:
- Не имеет значения, насколько велика опасность. У нас есть цель, значит, мы будем идти к ней. Любым путём.
Аллан вздохнул и подарил мне кроткую улыбку.
- Ничего другого я от тебя услышать и не ожидал. Будьте осторожны. И, Роза, сними гиаду. Нельзя показывать сфере свою силу – ещё не время.
- Ты оставишь нас? – удивлённо спросила я.
- Я бы хотел остаться, но нельзя. Во время ритуалов в пещере могут находиться только те, кто проводит ритуал. Поэтому я ухожу, а это - заберу с собой. - Он забрал у меня гиаду, которую я уже успела снять с шеи и держала в руках. – Не допускайте колебаний в себе и помните, о чём я сказал – сфера не терпит борьбы. Не сопротивляйтесь ей.
- Увидимся в корпусе, - сказала я.
Аллан кивнул.
- Увидимся.
Лайт развернулся и быстро покинул Пещеру, оставляя нас с Селеной наедине. Я взглянула на неё и поймала ответный взгляд. Скай закатила глаза.
- Не будем тянуть кота за хвост, пошли!
Что я любила в Селене – так это её прямолинейность. По каменной дорожке мы добрались до сферы.
- Ну что, - пробормотала я и поднесла к гладкому шару раскрытую ладонь.
- Давай уже сделаем это, - не без нервозности произнесла моя спутница и без предупреждения прикоснулась к шару. Я поспешно сделала то же самое.
Тут же моё тело будто зажали в тиски, меня парализовало, а перед глазами абсолютно всё погрузилось в кромешную черноту. Я слепо шарила взглядом вокруг, но ничего не могла увидеть, слыша только своё тяжёлое дыхание и дыхание Селены рядом с собой.
Шар под нашими руками раскалился, по ощущениям кожа на ладони уже покрылась ожогами, но сдвинуться мне до сих пор не представлялось возможным.
Вдруг что-то впереди, запутанное в темноте, промелькнуло на долю секунды, потом ещё раз и ещё. Вспышка больно резанула по глазам, открывая чёткую картинку.
Небо перед моим взором сияло белизной, но у горизонта расплывчатыми кляксами уже сгущались грязно-серые облака, делая линию горизонта размытой. Определить, где на данный момент находилось солнце, было сложно.
Я оказалась стоящей на каменистом берегу, но была не одна. Со мной бок о бок стояло пятеро: двое мужчин и три женщины. Шестёрка белоснежных лошадей находилась чуть поодаль, покорно ожидая нас. Я посмотрела на юношу, что стоял ко мне ближе всех. У него были странные глаза: один из них бирюзовый, как у элементаря, а другой – наполненный клубящейся в глубине радужки чернотой. В ухе у него была продета серьга, а голые плечи покрывали грубые бледные шрамы, словно оставленные звериными когтями.
- Мы никого не нашли, прости, - услышала я ровный голос. Он был подобен пению птицы – красивый, с дивными переливами, словно скрывающий в себе перезвон колокольчиков. И этот голос принадлежал той, чьими глазами я смотрела на этот мир. – Этот берег пустынный… здесь нет твой семьи, по крайней мере, уже какое-то время. Лишь ты и мы.
Лицо юноши после сказанных слов болезненно исказилось. Он рухнул на колени, схватившись за голову, с силой дёргая себя за густые чёрные пряди волос.
- Как же так… - прошептал он. – Как же так, Спирит…
К нам подошли ещё двое: парень и девушка. Всё во мне вздрогнуло, когда в девушке я узнала Марису, приходившую ко мне когда-то во снах. Но если то была Мариса, значит рядом с ней, обнимая девушку за хрупкие плечи, стоял не кто иной, как Аллан! Он с пренебрежением окинул взглядом скорчившегося у своих ног юношу и сильнее прижал к себе Марису.
- Нам пора уходить. Айрис чувствует, как что-то надвигается. Нельзя оставаться здесь, мы совсем без защиты.
Мой взгляд метнулся в сторону, где у самого берега стояли две оставшиеся взволнованно озирающиеся девушки. Айрис и Фэй.
- Они уже близко! – выкрикнула одна из них, в скудном свете дня вспыхнуло ярко-голубое лезвие сильфы. Это была Айрис, и она… говорила?!
- Ещё немного! - взмолился юноша на коленях. – Спирит, прошу, мы должны их отыскать... Я ничего, ничего больше не помню!
Я склонилась к нему, тоже опустившись на колени. Он посмотрел в мои глаза своими – так доверчиво и беззащитно, что у меня сжалось сердце. Моя рука поднялась и коснулась его холодной щеки.

Елизавета Меркулова, сегодня в 20:18
- Дерек, ты должен отпустить свои воспоминания. Теперь мы – твоя семья. Я – твоя семья и клянусь, никогда тебя не оставлю.
Его глаза наполнились слезами. Я наклонилась и поцеловала его в лоб.
- Никогда? - повторил он. – Никогда…
- Поднимайся, - приказала я и потащила его за собой наверх. Мы встали, я придерживала Дерека за плечи.
В поле зрения снова показался Аллан. Его лицо было совершенно мне незнакомо, но даже это не помешало мне различить нарастающее беспокойство, написанное на нём.
- Опоздали, - с досадой выдохнул он. Элементари переглянулись.
- Все по лошадям, скорее! – воскликнул кто-то.
Я быстро очутилась в седле, и секундой позже мы уже летели по морскому берегу. Лошади громко ржали, сбиваясь с шага на камнях. Я обернулась – позади на нас надвигалась чёрная туча. Фросты! И они догоняли. Аллан поймал мой взгляд. Какое-то время мы смотрели друг на друга. В глубине незнакомых глаз засветилось отчаяние, а потом… Аллан Лайт спрыгнул с коня.
Я натянула поводья, пытаясь остановить свою лошадь.
- Нет! Уезжай! – закричал он, его рука потянулась к рукоятке оружия стихий. Рядом с ним очутилась и Мариса.
- Бегите! – поддержала она своего возлюбленного. – Мы прикроем!
Я пришпорила лошадь, и та снова сорвалась с места, догоняя остальных. Я почувствовала, как по щеке скатилась одинокая слеза, но затем Спирит посмотрела на Дерека, и влага быстро исчезла. Я не могла ощущать то, что было в тот момент у неё на душе, поэтому оставалось лишь предполагать, какую ценность имел для неё Флэйм на самом деле. Кем же он был для прошлой меня?
Следующие несколько минут мы ровно скакали. Никто из нас не смел оборачиваться. Айрис была впереди, в правой своей руке зажимая светящийся клинок. Но вдруг что-то произошло, она оглушительно закричала. Её руки разжались, ноги свело судорогой, и девушка свалилась с седла.
- Айрис! – воскликнула Фэй.
Снова пришлось остановиться. Мы спешились. Я приблизилась к сильфе, осторожно приподнимая ту за плечи. Кровь проступила из полученных ей при падении ран.
- Боже мой, Спирит! - пролепетала она, испуганно округляя глаза. – О боже…
- Что ты увидела, Айрис? Отвечай!
- Нет, нет, не могу! – замотала она головой, а потом повернулась и взглянула назад. – Всё уже решено. Прости. Слишком поздно!
Мы все оглянулись. Дыхание спёрло в груди. Чёрная туча, поглотив Аллана и Марису, снова приближалась. Ещё быстрее, чем прежде.
- Что теперь делать? – запричитала Сандра. – Добраться до портала мы уже не успеем.
- Значит, примем бой, - грозно ответила я и встала, обнажая своё оружие. То зажглось ослепительно-белым сиянием. Дерек и Фэй повторили за мной. Я заметила, как руки у юноши нервно дрожат. Он растерянно смотрел на надвигающуюся тьму, как будто силился в ней что-то увидеть… Айрис тоже поднялась с земли, по её щекам всё ещё катились молчаливые слёзы.
Фросты были уже совсем близко. Спирит подпустила их ещё немного, а затем закричала:
- В бой!
Они захлестнули нас плотной гудящей массой. Чёрные извивающиеся тела казались мне одним целым, глухой стеной, представляющей смертельную опасность. Осязаемыми, жалящими тенями из самой преисподней.
Спирит билась отчаянно, её копьё часто-часто мелькало в сгустившейся тьме, пронзая чудовищ. Вокруг неё оставался круг свободного пространства – фросты опасались подходить слишком близко. Где-то там, совсем рядом, сражались Дерек, Айрис и Фэй.
Но вдруг всё замерло. Темнота застыла, настороженно примериваясь. То тут, то там на меня смотрели дикие чёрные глаза без белков. В непроглядной живой ночи образовался проход. По нему медленно, с какой-то кошачьей грациозностью ко мне стало подкрадываться существо. У него была изящная женская фигура, которую облегали атласные чёрные ленты. Кожа у существа была мертвенно-бледной, волосы – чёрными, с несколькими синими прядями - и доставали до пояса. Лицо у него было красивым… если не брать во внимание огромные абсолютно чёрные глаза, скрывающие в глубине своей повергающую в ужас пустоту.
- Кто ты такая? – спросила прежняя я.
Существо остановилось перед Спирит, отзеркаливая её позу словно испорченное зеркало, шевельнуло руками, в одной из которых держало длинное обсидиановое копьё. Спирит резко выдохнула. Что это? Неужели страх?
- Не ври, что не узнаёшь, - прошипело создание, оскалившись и показав длинные белоснежные клыки под бледно-розовыми губами. – Не ври, что не ведаешь, что натворила… Что украла у меня!
Я едва успела отреагировать на обрушившейся удар, а затем ещё один, и ещё… Между Спирит и фростом завязался ожесточённый бой. Существо нападало, остервенело настигая меня каждый раз, когда я думала, что получилось отбиться. Я со страхом осознала, что руки у Спирит через какое-то время начали трястись. И наконец случилось то, что – я знала – в конечном итоге должно было произойти, ведь будущее было не изменить.
Спирит пропустила удар. Копьё фроста вошло в её грудь, проткнув насквозь тело.
Кровь проступила у меня на губах, и я упала на колени, стекленеющим взглядом смотря на существо, что следило за мной своими ужасающими чёрными глазами.
Оно тоже опустилось передо мной на колени, беря в ладони моё лицо. Копьё выпало из пальцев Спирит. Когти фроста вонзились в мою шею, кровь хлынула на белые руки, на элементёра, на серую гальку и чёрные ленты… Глаза существа зажмурились, челюсть сжалась… это дало Спирит шанс. Холодеющими пальцами она нашарила копьё, то загорелось призрачным светом, чуть ли не потухая. Ещё секунда - и лезвие стихии погрузилось в левый бок существа, прожигая рёбра и добираясь до самого сердца. Чёрная кровь испачкала белоснежное платье Спирит, и я ощутила её тёмную силу, она обожгла кожу, проникая внутрь. Глаза фроста в неверии распахнулись. Впервые я почувствовала его страх.
Спирит и фрост умирали вместе, поглощая друг друга. Я чувствовала, как постепенно меня наполняет странная смесь холода и тепла, а картинка перед глазами начинает расплываться, затягиваясь туманом.
Спирит закрыла глаза. Тело её расслабилось.
Они испустили последний вздох.
***
Возвращение в собственное тело сопровождалось головной болью и тошнотой. Открывать глаза не хотелось, но пребывание в темноте грозило мне падением в озеро, так что сделать это всё же пришлось. Первым, что я увидела, разлепив, наконец, веки, была Селена. Та морщилась, потирая шею.
- Ну, как ты? – вымучивая из себя улыбку, прохрипела я.
- Паршиво, - прохрипела она в ответ, после чего откашлялась. – Шея и грудь болят так, как будто это меня пронзили копьём и пытались оторвать голову.
- Постой… значит, ты видела то же, что и я?
- Получается, что да. – Она обвела меня взглядом. – У тебя что, вообще ничего не болит?
Прислушавшись к своим ощущениям, я пожала плечами.
- Вроде нет, вообще ничего не почувствовала.
- Я ощущала то же, что и Спирит. Всё. И не сказать, что я этому очень рада. Неважный такой бонус.
- Это странно. Почему я не почувствовала того же?
- Может, это тоже часть моего наказания? Чувствовать боль – для меня неотъемлемый аспект жизни. Так и должно быть.
- Не говори так, - возразила я, и она выставила вперёд руки, грустно усмехнувшись.
- Да-да, мне давно известна твоя точка зрения. Идём лучше отсюда, пора возвращаться.
- Идём, - сдалась я, устало качая головой. Переубедить Селену казалось неисполнимой задачей.
Скай прошла вперёд, и я уже развернулась к берегу, чтобы пойти следом, но вдруг что-то ощутимо кольнуло меня слева прямо между рёбер. Нахмурившись, я потёрла это место, и боль скоро притупилась. Откинув дурные мысли в сторону, я поторопилась догнать сестру.
Так или иначе, мы получили то, что хотели – наши первые воспоминания. Картинки отложились в памяти, заняв специальную ячейку, но свободных ещё оставалось так много… Что ж, начало было положено, нужно радоваться этому. Я возвращала свои воспоминания и надеялась, что с этим ко мне наконец-то придёт уверенность в том, что я нахожусь на своём месте. Что касалось Селены… что ж, мне просто оставалось надеяться, что она сможет жить дальше, отбросив то, кем являлась в прошлом. Мы обе теперь были совершенно другими, новыми версиями прежних себя. Именно поэтому я полностью ей доверяла – я знала, как непохожа на Спирит. Должно быть, и Селена так же не похожа на ту, кем раньше была.
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Глава 9. Возвращение элементёра
Комментарии