Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 7. Искажённое отражение
Ощущение было такое, будто все кости в моём теле сломали одновременно. Кажется, именно это и произошло, но каким именно образом такое вообще стало возможным, оставалось загадкой.
Кто-то, кажется, Аллан подхватил меня на руки и бегом куда-то понёс. Когда он, как мог, осторожно перекладывал меня на кушетку, боль стала такой сильной, что я не сдержалась и закричала, из глаз хлынули слёзы. Сквозь охватившую меня агонию до ушей доходили обрывки встревоженных фраз:
- Ты видела, что с ней случилось?
- Ничего, она ни с того, ни сего просто упала.
- Я один тут не справлюсь, зови скорей Флэйма!
Боль сковала всё тело, из-за неё я почти теряла сознание, но старалась держаться. Они помогут, они должны меня спасти.
Кто-то дотронулся до меня, снова заставив громкий стон вырваться из моего горла.
- У неё сломано большинство костей, будто пустили под пресс…
Дальше я ничего не смогла разобрать, желание отключиться росло с каждой секундой, и сопротивляться сил уже не было. Но тут, когда я уже готова была сдаться, боль ушла… и на её место пришёл огонь. Я задёргалась, моё тело начало с остервенением извиваться, стараясь избежать адского пекла, но не вышло.
Мои глаза широко распахнулись, и перед собой я увидела Аллана. Он тоже был весь охвачен огнём. Его волосы снова стали языками пламени, глаза сверкали золотыми искрами. Ладонями он обхватывал моё лицо, и с них огонь лился на меня, проникал под кожу, в кости, прямо вовнутрь... Боль была поистине адская и росла с каждой секундой.
Кричать уже не было сил, как и сопротивляться. Сознание в итоге не выдержало и потихоньку стало отключаться.
- Роуз! - донеслось до меня сквозь толщу чего-то тёмного и вязкого. – Осталось ещё немного, потерпи.
«Потерпи…»
***
Где-то совсем рядом была вода, я слышала, как она шумит, натыкаясь на камни. От этого шума болела голова.
Мои глаза были закрыты. Темнота пришлась мне очень даже по душе – всё лучше, чем ослепляющие языки пламени. Кажется, спасти меня всё-таки сумели, удивительно, но кроме гудящей головы теперь совершенно ничего не беспокоило. Пришлось всё-таки приподнять веки. Щурясь чувствительными к свету глазами, я с удивлением оглядела себя. Никаких переломов, никакой крови, те же кожаные жилетка, брюки и ботинки на толстой подошве. «День ещё с самого утра не задался», - с иронией подумала я.
- Если думаешь, жива ты ещё или уже нет, то определённо: жива, - неожиданно совсем рядом со мной раздался знакомый голос.
Нахмурившись, я повернулась на звук – в кресле, стоящем в углу комнаты, закинув ногу на ногу, сидел Дерек. Вот уже кого я сейчас не ожидала увидеть!
- Что тебе нужно? – спросила я, устало прикрывая глаза.
- Всего лишь выполняю обязанности любого добросовестного элементаря – проявляю заботу о самочувствии элементёра, - ответил он, усмехнувшись.
- И давно ты стал добросовестным элементарем, - с сомнением пробормотала я, а затем, не дав ему возможности ответить, отмахнулась: - Разрешаю тебе перестать. Можешь идти, куда хочешь.
Он вымечено рассмеялся.
- А если я уже там, где хочу быть?
Хмурясь, я непонимающе взглянула на него, приподнявшись на локтях. Мне хотелось ответить что-нибудь язвительное, но этому помешала отворившаяся дверь. В палату зашли Фэй и Аллан, оба с обеспокоенным выражением на лицах.
- Объясните, что со мной произошло? – спросила я.
- Если бы мы только знали, - Лайт отрицательно покачал головой, Фэй нервно усмехнулась. – Я чудом успел, ещё бы секунда, и твоё сердце бы не выдержало - захлебнулось в крови.
- Тебя как будто в прямом смысле расплющило, - подхватила Сандра. – Все кости сломались, разлетелись в щепки. Если бы ты не являлась элементёром, то точно бы не выжила. Понадобились силы двух саламандр, чтобы полностью тебя излечить.
Я бросила вопросительный взгляд на Дерека, тот провокационно приподнял бровь, но, несмотря на внешнюю шелуху, выглядел Флэйм помятым не меньше, чем Аллан.
- Сколько прошло времени?
- Несколько часов, сейчас чуть больше полудня.
- Ясно.
Я поджала губы и обвела взглядом всех, кто находился в комнате. Дерек в углу нетерпеливо вздохнул.
- Ладно, хватит уже многозначительного молчания, этому элементари всегда рады. Мне нужно кое-что показать вам всем – Айрис вернулась из дозора не с пустыми руками.
Снова пришлось взглянуть на него, хоть это и вызывало внутри меня смешанные чувства – этакие потерянность, раздражение и надоевшая до ужаса усталость. Что такого могла притащить с собой с поверхности Айрис? Нераспечатанный ящик с газировкой?
- Роза, если ты хочешь отдохнуть, мы не будем тревожить тебя… - начал было Аллан, но я перебила его.
- Нет, я хочу посмотреть, что там они нашли.
Мы находились в госпитале, он располагался в западной части города, построенный на берегу подземного ручья. Идти далеко не пришлось – мы просто спустились на этаж ниже. В коридоре нас поджидали Айрис и вместе с ней два стража в чёрной форме, которая вся была в пыли – ещё не переоделись после возвращения с поверхности. Спиной Айрис подпирала глухую деревянную дверь, таких по этому коридору было несколько. Дерек подошёл к девушке и кивнул в приветствие. Девушка отошла в сторону.
- Что за дверью? – требовательно спросил Аллан у стражей, те растерянно переглянулись между собой.
- Там девушка, - всё же ответил один из них.
- Мы заметили её, когда обходили периметр. Сначала думали, что из наших, но когда она спрыгнула со скалы и не взлетела как сильфа…
- Спрыгнула, будто хотела улететь… и разбилась.
- Но это ещё не всё, - подхватил Дерек и взялся за ручку двери. – Вы должны сами увидеть, - сказал он, открывая передо мной дверь и давая пройти.
За деревянной дверью скрывалась обычная палата. В одном её углу стояла узкая кровать, в другом – стол и пара стульев. В правой стене было окно. У него, скрестив руки на груди, стояла незнакомая мне девушка. Вся её одежда была в грязи и местами пропитана чем-то тёмным, волосы её сначала показались мне обсыпанными пеплом, но, присмотревшись, я поняла, что это не пепел, а седина тронула частые пряди.
Когда дверь открылась, и мы впятером вошли в комнату, девушка даже не шелохнулась, продолжая смотреть в окно.
- Но она же… - начала было Фэй, но замолкла.
- Жива? – закончил за неё Флэйм. – Как хорошо, что ты заметила, Сандра.
- Спрыгнула со скалы, - повторила я, скорее для себя, чем для остальных. Колесики в голове закрутились. – Если люди прыгают со скалы, их кости ломаются, так ведь?
Несмотря на то, что я говорила достаточно тихо, друзья услышали меня. Аллан и Фэй переглянулись. В голову мне пришла одна сумасшедшая мысль. Не оставляя себе времени для сомнений, я быстро сняла с пояса маленький нож и, зажмурившись, полоснула лезвием прямо по своему запястью.
- Роза! – воскликнула Фэй, в растерянности взмахивая руками.
Аллан запоздало выхватил нож из моих рук.
- Чёрт возьми, Роуз, что на тебя нашло?!
- Нужно залечить рану, Аллан, ты можешь…
- Нет… нет, стойте, - запротестовала я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно и уверенно.
Кровь закапала на пол, скользя вдоль пальцев.
Девушка у окна, наконец, обратила на нас внимание. Повернувшись, она устало, с явно выраженным недовольством осмотрела по очереди моих друзей, в итоге остановившись на мне. Знакомый голубой взгляд пронзил холодом из-под нахмуренных бровей.
Рядом с девушкой на всё тот же каменный пол упала капля крови.
- Её запястье! – воскликнула Сандра.
- Вот ведь чёрт! – снова выругался Лайт.
- Что ж, это становится всё более интересным, - пробормотал Дерек. – Похоже, она каким-то образом связана с тобой, Роза.
Кто-то потащил меня назад, и спустя мгновение все мы снова стояли в коридоре. Дверь в палату с девушкой захлопнулась перед моим носом. Я молчала: всё, что мне хотелось узнать, я узнала. Но что, скажите на милость, делать дальше с этим знанием?
Первым тишину нарушил Аллан:
- Перевести её в арсенал, - распорядился он, сурово взглянув на стражей, что всё ещё сторожили коридор. – В самую надёжную камеру. И никого не пускать. Постоянно наблюдайте за ней, предугадывайте каждое её движение и не дайте ей себе вредить.
Внезапно я почувствовала, будто на шее затягивается невидимая петля. Страшно было осознавать, что моя жизнь находится в руках постороннего человека. То, что со мной случилось… что с нами случилось – это мог быть несчастный случай… но что, если это было самоубийство? Волосы на затылке от этой мысли зашевелились.
Из оцепенения меня вывела Фэй. Она осторожно взяла мою раненую руку в свои.
- Тебе нужно залечить рану. Аллан с Дереком пока слишком истощены, но мы найдём в госпитале кого-то, кто сможет помочь…
- Не надо, - остановила я её. – Сойдёт и простая повязка.
Я накрыла свободной ладонью порез, из которого слабой струйкой ещё продолжала сочиться кровь. Мне нужно было почувствовать боль, она служила напоминанием о тех вещах, про которые я позволила себе так беспечно забыть, находясь здесь: опасность никуда не делась. Она просто была не видна. Я поднесла ладонь к своему лицу. Та была окрашена в красный. Вся моя жизнь давно уже носила этот цвет.
***
В моём сегодняшнем сне шёл дождь. Его успокаивающий шёпот обволакивал тело и увлекал сознание куда-то за его физические пределы. Где-то гремела гроза, но это было так далеко, что громовых раскатов услышать не удавалось, а вспышки молний превращались в беспорядочные пятна матового света, танцующие в темноте.
Я давно не была под дождём, уже несколько лет тот представлял для людей смертельную опасность. Но этот дождь был прежним – наполненным свежестью, дающим силы. Всё было как в детстве, когда, возвращаясь домой из школы, я понимала, что забыла зонт, и, счастливая, брела себе по тротуару, на серой поверхности которого становилось всё больше мокрых тёмных пятен.
Но теперь я не была ребёнком, и школы теперь тоже не было. И в моём сне ничего не было тоже – только голая пустошь.
Мне вдруг стало тоскливо, сердце забилось тревожно, а на глазах выступили слёзы. Дождь прятал меня в своей пелене от невидимого обидчика, но не мог укрыть мою душу от, казалось, беспричинной боли. Никогда раньше мне не доводилось испытывать горечь предательства но это чувство, что завладело мной, было именно таким и казалось знакомым… Будто раньше это уже случалось со мной, будто кто-то меня предал, но…
По щекам, разбавляя холодные капли дождя, покатились горячие слёзы. Как же мне было больно! Но кроме боли от предательства я не испытывала больше ничего: ни ненависти, ни злости, ни обиды. Я слишком сильно любила человека, что предал меня, и эта любовь разрывала меня в клочья.
Что случилось со мной в этом сне? Почему я не помню, с чем он начался? От чего может быть так сильно больно?
Бесшумно я опустилась на колени, и одновременно с их соприкосновением с землёй что-то внутри меня разорвалось. Наружу вырвалось незримое нечто, оно проникло в ткани и на каждой клетке поставило свою печать.
«Кто ты?» - тихо прошептал мне дождь. – «Кто ты?»
***
- Что такое «глум»?
Не открывая глаз, я повернулась в кровати на другой бок и сильнее зажмурилась. Сон никак не хотел отпускать, и я всё ещё слышала, как шелестит дождь, поливая бесплодную землю.
- Роуз.
Я пробормотала что-то несвязное и вернулась в прежнее положение. Пришлось потереть глаза, прежде чем ко мне вернулось зрение.
- Что? Почему так темно?
- Я просто помню, что ты не любишь яркий свет. Давай же, просыпайся.
Под потолком спальни зажглось несколько маленьких огоньков. Их очертания терялись, стоило посмотреть на них сквозь балдахин. На краю кровати сидел Аллан, его волосы, как и одежда, были влажными, и на пол с него уже успела стечь приличная лужа.
- Сколько времени? – удивлённо спросила я. – Что случилось?
- Где-то три утра, - сказал он. – Прости, что разбудил, но дело срочное. Ещё немного, и ты всех нас здесь затопишь…
- Что сделаю?!
Аллан не стал пускаться в объяснения, и просто встал, подавая мне руку, а затем подвёл к окну.
Я провела рукой по хрустальному ободу подоконника – тот был тоже мокрый
- Аллан?
Он хмыкнул.
- В городе дождь.
Я вытянула руку в окно, на ту сразу упало несколько прохладных капель. Они не были вязкими и удушающими – обычная вода.
- Вы думаете, что это моих рук дело? – спросила я, повернувшись к Аллану. Тот утвердительно кивнул. – Почему?
- Ундины уже пробовали что-то сделать с дождём, но он всё равно не прекращается. Такое может быть только если ты против.
- А я против? – я нахмурилась. Лайт пожал плечами.
- Это ты мне скажи.
- Ладно, сейчас, - я оперлась на подоконник и, сосредоточившись, приказала дождю перестать идти.  Шелест воды прекратился, снова стало тихо, но свежесть от воды сталась. У меня в ушах появился неприятный звон, будто я отвыкла от тишины, и теперь дискомфорт ощущался физически.
- Что тебе снилось? – вдруг спросил Лайт.
- А? – растерянно отозвалась я, понимая, что слишком глубоко ушла в свои мысли.
- Ты всё повторяла слово… я не совсем понимаю, что оно значило.
- Какое? – с интересом спросила я.
- «Глум», - ответил мне друг. – Что это значит?
Вдруг я очень чётко вспомнила всё, что мне снилось: убивающую тоску, идущую вслед за осознанием предательства. Кто меня предал? Кто же меня предал?!
Я опускаюсь на колени, я чувствую, как внутри что-то рвётся… нет – что-то прорывается.
- Я не знаю, что такое «глум», - честно ответила я. – Я многого ещё о себе не знаю.
Аллан рядом со мной вздохнул. Помолчав немного, он растрепал ладонью свои налипшие на лоб волосы и тихо признался:
- Когда сегодня утром с тобой всё это случилось, я… Роза, клянусь, я чуть с ума не сошёл… Ещё бы несколько секунд!..
- Тсс, Аллан, не нужно… - Я потянулась к нему и обняла за шею, укладывая его голову себе на плечо. – Я всё ещё здесь.
Друг обхватил мою спину руками, так осторожно, будто опасался, что мои кости до сих пор ещё не срослись.
- Здесь, - согласился он. – Но эта девчонка!... Что, если она снова..?!
Он нервно дёрнулся, но  смогла удержать его на месте.
- Всё будет в порядке, - с настойчивостью произнесла я. – Обещаю – со мной всё будет хорошо.
Лайт глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться. Я терпеливо ждала.
- Аллан?
- Да, Роуз, - тут же отозвался он.
- Мне снился дождь.
Он фыркнул и медленно опустил руки, в этот раз я тоже отстранилась.
- Тогда всё понятно. Хорошо, что тебе не приснилась снежная вьюга или цунами…
Я усмехнулась, он нежно провёл ладонью по моей щеке.
- Из-за меня ты вся теперь мокрая.
- Переоденусь, - отмахнулась я. – Не переживай. Можешь идти спать, теперь же всё спокойно.
- Всё, да не всё, - пробормотал он недовольно. Я закатила глаза, узнавая своего вечно хмурого лучшего друга.
- Давай, выметайся, - я не смогла удержать смешка.
- Знаешь, Роза, а ведь я тоже буду смеяться… завтра на тренировочной площадке!
- Это мы ещё посмотрим, - ответила я, наконец закрывая за ним дверь. По коже вдруг пробежал холодок. – Это мы ещё посмотрим…
Свет в комнате с уходом друга погас. Я сняла с себя промокшую одежду и быстро накинула на плечи тунику, что первой подвернулась под руку. Город за окном привлёк моё внимание. Позабыв о сне, я снова подошла к окну и оперлась на подоконник. Кое-где горели огни, но, в общем, город спал.
«Кто, кто, кто…»
Внезапно острая боль уколола прямо в голову, я согнулась, морщась и зажимая пальцами виски. Но город всё никак не отпускал…
Я посмотрела вниз. Аллан должен быть уже далеко.
Не знаю, о чём я думала, когда взбиралась на подоконник и свешивалась с окна, но очнулась я, когда уже приземлилась на каменную дорожку рядом со своей башней. Я понятия не имела, куда иду, но складывалось такое ощущение, что тело само вело за собой сознание, и, - что повергло меня в настоящий шок – сопротивляться тяге я, кажется, не могла…
Из кварцевого сектора по окольным путям я перешла в огненный, а там, идя вдоль берега подземного родника, добралась до госпиталя, но входить внутрь не стала, а обошла его и стала заглядывать в окна, в одно за другим, пока не обнаружила то, что искала…
Она забылась сном на так и не расстеленной постели – девушка, которую нашли в пустыне. В темноте было сложно разглядеть её черты, но я всё равно не двигалась с места. Что-то в этой девушке сейчас не отпускало меня.
Снова я почувствовала тоску, что пожирала мой сердце. И снова – ни грамма ненависти. Только печаль и чудовищная боль… и сильное, абсолютно ничем не объяснимое чувство привязанности…
«Кто, кто, кто ты?..»
«Что такое «Глум»?»
- Кто здесь?!
Внезапный вопрос заставил меня дёрнуться, а в следующую секунду я уже бежала по лесу, радуясь, что снова контролирую собственное тело. Все посторонние эмоции пропали, я была свободна, но беспокойство от всего, что за такой малый промежуток времени случилось со мной, завладело сознанием. Что-то подсказывало, что события прошедшего дня ещё долго не оставят  меня в покое. Но, почему-то, по-настоящему обеспокоиться теперь я этим так и не смогла. Будто что-то не позволяло этого сделать… Будто моя свобода теперь была только на словах…
На заднем фоне, в моём сознании, где-то далеко до сих пор бушевала гроза. Её вспышки хлестали по парящим в воздухе дождевым каплям, и те ослепляли меня. Я проваливалась всё глубже, словно кто-то тащил меня в неизвестность, во тьму, а сверху, над тучами, что закрывали солнце, всё раздавалось: «Кто ты?»
***
Отданный Алланом приказ на следующее утро уже был исполнен.
Арсенал располагался вблизи тренировочной площадки. Верхний его этаж выполнял роль хранилища для всевозможного оружия, там же под замком находились и гиады элементарей – некоторые ещё ждали своих хозяев, некоторые потускнели, навсегда замолчав, как и частички душ, заключённые внутри них. Внизу арсенала, под землёй, находилась тюрьма. На веку элементарей её приходилось использовать крайне редко, и сейчас все камеры в ней пустовали, кроме одной – в неё заключили найденную девчонку. В камере находилось широкое, во всю стену, зеркало. С другой стороны оно выполняло функцию окна, и надзиратели могли круглосуточно следить за пленницей. Сама я тоже часто навещала её. Обычно в такие моменты я отпускала стражей, предпочитая оставаться наедине с девчонкой и своими мыслями.
Я часто приходила понаблюдать за ней, за тем, как растерянно она смотрит в пустоту, как обхватывает себя руками, забиваясь в угол камеры. Постепенно жалость к ней прокралась в моё сердце. Может, мы в чём-то ошиблись?
С другой стороны: она всё ещё была опасна для меня. Однажды у неё случился какой-то странный приступ. Я стояла за стеклом и наблюдала, как девушка в камере кричит и рыдает, корчась на каменном полу. Её кулаки с силой ударились о каменную поверхность. Я почувствовала, как на моих собственных костяшках выступает кровь. Стражи ворвались в её камеру, чтобы обездвижить. Я покинула комнату для наблюдений так быстро, как только могла.
***
Скорее мне удалось почувствовать, чем услышать чьё-то постороннее присутствие в комнате, но я не сочла нужным оборачиваться – слишком была увлечена своими размышлениями.
- Ума не приложу, что такое могло случиться с этой девчонкой, - раздался за моей спиной голос Флэйма. Он тоже был довольно частым гостем в арсенале. Вероятно, Дерек чувствовал свою ответственность за это дело, или вину за то, что не смог за мной уследить…  В любом случае, после того случая, когда я чуть не умерла, парень часто тенью скользил за мной, хоть и предпочитал держаться на значительном расстоянии. Каждый раз я остро чувствовала, как взгляд его пытливых бирюзовых глаз прожигаем место между лопатками.
Слова, сказанные им, всё-таки заставили меня обернуться: что-то не давало мне продолжить стоять к этому человеку спиной. С нашей с ним последней тренировки прошла почти неделя, но я всё ещё чувствовала сквозящее между нами напряжение и заговорить с ним не рискнула пока ещё ни разу.
- Со всеми нами постоянно что-то случается, - ответила я, более резко, чем планировала. Флэйм улыбнулся, показывая, что не боится моих шипов. Не сегодня.
- Ваша с ней связь – вещь очень интересная. Не находишь?
- Да, разумеется, очень интересно знать, что в любой момент можешь умереть только потому, что какой-то идиотке приспичит совершить самоубийство!
- Бог мой, да ты злишься!
Дерек рассмеялся, я с негодованием снова взглянула на него.
- Что во всей этой ситуации так тебя позабавило?
- Не думай, что меня не заботит твоя безопасность, Роза, - сказал он, на секунду становясь серьёзным, но потом губы его снова дрогнули в ухмылке. – Просто… в первый раз вижу, как ты злишься на кого-то, кроме меня.
Его ответ заставил уголки моих губ тоже неконтролируемо дёрнуться, подавляя слабую улыбку. Но всё же я смогла себя удержать и вместо этого выдала что-то более приемлемое для меня:
- Идиот.
Он усмехнулся, будто этим словом я полностью оправдала его ожидания.
Я отвернулась от него и снова вернулась к своим наблюдениям за девушкой. Она сидела на своей кровати, теребя повязку, под которой всё ещё скрывалась рана,  подаренная мной. На какой-то миг девчонка показалась мне призраком – хрупкая, неподвижная, смотрящая в пустоту...
- Нужно узнать, кто она такая, - пробормотала я, больше для себя самой, чем для Флэйма. Но, тем не менее, он мне ответил:
- Вы не можете быть связаны просто так, не ты и не она. В этом что-то есть.
- И что именно, гений?
- Пока не знаю, но если вы с ней связаны физически… может, здесь замешаны Спирит и тот, кто её убил? Что, если тогда с вами обеими что-то произошло?
- Что произошло? Аллан рассказывал, что в тот день в битве участвовали всего шестеро элементарей.
- Я не говорил о своей уверенности в том, что она – элементарь. Внешность, знаешь ли, бывает весьма обманчива.
Его слова заставили меня перевести взгляд с девушки на него, но затем я, словно прикованная, вновь уставилась на пленницу за стеклом.
- Что если она фрост? - не унимался Дерек. - Все знают, что их предводителю удалось добраться до Спирит в тот роковой день...
- Убивая, они высасывают из элементаря силы, - одними губами прошептала я. Паззлы в моей голове медленно и неуверенно, но всё-таки складывались в некое подобие общей картинки.
- Фрост способен поглотить элементаря… но что, если с элементёром так не получилось? Что, если фрост не смог совладать с такой силой?
- ...и это убило их обоих.
- Да, и силы разорвались, поделились между двумя существами и привязали одно к другому. Может, поэтому ты до сих пор ничего не можешь вспомнить, а она… да ты только посмотри на неё – у девчонки явно что-то не так с головой!
Я вглядывалась в девушку всё пристальнее, словно ждала, что сейчас у неё вылезут длинные когти с клыками, а кожа потемнеет, и она, зарычав, станет крушить всё вокруг себя.
- Она… не выглядит как фрост.
- Может, от Спирит она получила достаточно, чтобы выглядеть как обычный элементарь?
- Если окажется, что ты прав… - Никто из нас двоих не хотел заканчивать эту фразу.
Если окажется, что Дерек прав, всё снова изменится. Всё окажется в руках этой девушки за стеклом. Что ей нужно? Она не была похожа на чудовище - и я говорила не про её бледную кожу и голубые глаза – я подразумевала под своими словами нечто большее, то, что скрывалось в её потерянном взгляде, в её сутулых плечах и руках, судорожно обнимающих плечи. Она была больна, она была напугана, и что-то подсказывало мне, что она тоже совершенно ничего не помнит о своём прошлом. Никто не искал её как меня, никто не пытался её обучать… она была одна.
Мне в голову будто что-то ударило. В носу появилось такое ощущение, как при сильном ударе по голове, когда лопаются сосуды. Руки мелко затряслись, и, чтобы Флэйм не заметил, я сжала их в кулаки. Что-то происходило со мной, что-то просыпалось внутри…
- Распорядись, чтобы её как можно скорее выпустили из этой камеры, - приказала я Флэйму. От моих слов он опешил. Как и я сама, если быть честной.
- Выпустили?! Ты уверена? После того, что узнала?! – Конечно, Дерек был против. Он мыслил как воин, как страж, он не мог позволить себе моего сострадания и легкомыслия. Но всё же, я решила, что стоит рискнуть. Руки всё ещё тряслись.
- Если то, что ты сказал мне, правда, это может стать большой проблемой. Поэтому нужно что-нибудь предпринять.
- Предпринять – в смысле выпустить её?!
- Подземному городу ничего не будет от одного фроста, который даже не в курсе, что он фрост.
- Фроста с силой элементёра! Одумайся, Роза!
- Если девчонка – действительно то, что я думаю, она ничего нам не сделает. Я хочу дать ей шанс. Это моё окончательное решение.
На этот раз Дерек ответил мне растерянным молчанием.
- Утром я поговорю с остальными членами Совета, после этого ты выпустишь её из камеры.
- Не думаю, что они согласятся, - проронил Флэйм. Я изогнула брови.
- А кто сказал тебе, что я планирую проводить голосование?
Кто-то внутри моего разума с облегчением вздохнул, хватка исчезла, руки перестали трястись.
***
Сказать, что Аллан и Фэй были удивлены и не согласны с моим решением – это ничего не сказать. Они были обескуражены, и они были в ярости. Айрис же как обычно хранила молчание, но что-то в её взгляде, обращённом в то утро ко мне, изменилось. В нём будто читалось одобрение – то, чего определённо там быть не могло.
Я твёрдо стояла на своём: девушку необходимо было освободить. Зная, что друзья не захотят выслушать ни одного моего довода после того, как я рассказала им о предположениях Флэйма, я оставила свои попытки оправдаться. Вместо этого я приказала им. Всё во мне было против этого, кричало, что нельзя так обходиться с друзьями, но для меня в этот момент такой поступок был единственным способом получить желаемое. Мой голос предательски срывался, но я упрямо выдавливала из себя слово за словом:
- Я приказываю вам освободить её. Я – ваш элементёр, и если это так, вы обязаны подчиняться.
После этого я вылетела из зала Совета как пробка из бутылки. Было страшно смотреть в глаза Аллану, на растерянное лицо Сандры. Мне становилось больно. Но я всё ещё считала своё решение правильным, я хотела идти именно этим путём,  а отступать было уже поздно.
Дерек был прав: я всё больше менялась, становилась похожей на кого-то, кого не знала. Оставалось только надеяться, что я смогу удержать свою вторую сущность под контролем. Но что, если изменения невозможно будет предотвратить? Что, если механизм уже запущен?
После собрания Совета я сразу отправилась к тренировочной площадке. Мне всё больше становилось по нраву упражняться в полном одиночестве – когда на тебя не были направлены чужие взгляды, сосредоточиться получалось гораздо легче. Мне требовалось отвлечься на время от появившихся проблем, дать возможность мыслям встать на свои места.
Тренировочное копьё ощущалось в руках уже привычно, одно уверенное движение сменяло собой другое, я с удовольствием ощущала слаженную работу своих мышц, и это придавало бо́льшего напора. Аллан занимался со мной всё реже, и это вселяло в меня некоторый оптимизм. Тело наконец-то легко поддавалось моей воле, будто давно уже знало, как обращаться с оружием и действовать в бою. У меня были некоторые надежды, что это память пробуждается во мне, или же я просто оказалась неплохим учеником…
Тем временем настала пора обеда. Я отложила копьё и, сменив одежду, поспешила в общую столовую. Мне довольно давно не доводилось бывать там – утренние заседания Совета с Фэй почти всегда затягивались слишком надолго – Фросты на поверхности всё чаще подходили слишком близко к границам, и приходилось решать, какие меры предпринимать, чтобы устранить угрозу с наименьшими потерями. Тогда еду нам приносили прямо в корпус. Но сегодня с меня было достаточно совещаний, и, если честно, я немного соскучилась по той уютной атмосфере, царящей в маленьком саду.
Я не учла лишь одного: обедать мне пришлось в полном одиночестве. Дерек ещё вчера вечером, после того, как передал моё решение стражам, поднялся на поверхность, чтобы лично проверить границы и некоторые порталы. Он частенько так делал, но на этот раз что-то подсказывало мне, что Флэйм просто-напросто сбежал от намечавшейся заварухи. И покинул тонущий корабль как раз вовремя, если учесть, что творилось этой ночью в Совете. Но и шороху же я навела! На рассвете на поверхность поднялся и Аллан. Думаю, ему просто понадобилось выпустить пар. Пока что я старалась не думать о том, насколько он на меня зол… так же как и Фэй – расстроена. Мнения Айрис по поводу освобождения девушки мне узнать так и не удалось, впрочем, я была несильно этим озабочена. В конце концов, мне пришлось смириться с её вечным молчанием и настороженными взглядами, чаще всего скрывающими по отношению ко мне некую враждебность.
Стол совета пустовал. Я присела за него и внезапно почувствовала, как сильно, оказывается, устала.
Со стороны арсенала в столовую вошли несколько стражей. Все облачённые в защитную форму, с оружием на поясах. Их было четверо, но сзади я, к своему удивлению, заметила ещё и Айрис. Та шла за ними тихим осторожным шагом, в руках её был стиснут светящийся кнут. Я заинтересованно проследила за тем, как они подошли к одному из столов в самом углу зала. Двое стражей и Айрис остались там, а двое остальных отправились за едой. Тут-то мне и стало ясно, по какой причине собралась их компания – в окружении элементарей, притихнув, стояла та самая девушка. Это заставило меня вмиг позабыть о еде. Я согласилась на то, чтобы за девушкой присматривали… но не меняли ей одно заключение на другое!
Айрис поймала на себе мой взгляд и упрямо вскинула подбородок. Это стало для меня последней каплей. Резким движением я поднялась из-за стола.
Заметив, что я приближаюсь к ним, стражи настороженно переглянулись. Девушка же не обращала на меня внимания, предпочитая всему вокруг деревянную поверхность обеденного стола. Я подошла и по очереди заглянула в глаза им обоим, элементари склонили головы в знак уважения.
- Я хочу поговорить с ней, - твёрдо сказала я. – Ваша помощь больше не нужна, вы все можете быть свободны.
Рот одного из стражей в замешательстве приоткрылся. Он неуверенно оглянулся на Айрис.
- Вы свободны, - с нажимом повторила я.
Оба стража отступили, повторно склонив головы, они поспешили удалиться, по пути захватив тех двоих, что отправились за съестным. До этого злополучного дня никогда ещё я не прибегала к использованию своей власти над элементарями… как никогда я не шла наперекор Аллану и Фэй. Вероятно, всё когда-то бывает впервые.
Я заметила, что Айрис осталась стоять там же, где и стояла. Её взгляд был холоден и наполнен чуть ли ни неприязнью.
- Я сказала: все могут быть свободны, - с вызовом произнесла я. – Спасибо, Айрис.
Она ещё несколько секунд пронзала меня своим взглядом, вероятно, взвешивая что-то у себя в голове, но потом всё же развернулась и вышла из столовой, оставив меня наедине с девчонкой.
Наконец я перевела на неё взгляд. Девушка заинтересованно смотрела на меня снизу вверх, постукивая по столу пальцами.
- Кажется, ты здесь – важная шишка, - заметила она.
- Вероятно, - скривив губы, согласилась я.
- Тогда, может, хотя бы ты объяснишь мне, наконец, что это за место и как я в нём оказалась? Те ребята были не особо разговорчивыми.
Я окинула её взглядом с головы до ног. Хрупкая, худая, под глазами – хорошо знакомые мне синяки, подаренные бессонницей. Но взгляд стойкий, упрямый. И странно знакомый.
Я опустилась на соседний стул и облокотилась о столешницу.
- Отвечу на любой твой вопрос, если ты будешь отвечать на мои.
- По рукам, - согласилась она, и я кивнула.
- Твои имя, возраст и место, где ты находилась последние два года. – Я решила не тянуть и сразу перейти к делу.
Девушка усмехнулась, её позабавила моя прямолинейность, но всё же, она решила мне подыграть:
- Меня зовут Селена. Точно не могу сказать, сколько мне сейчас, кажется, девятнадцать или двадцать – давно, знаешь ли, не заглядывала в календарь. – Она замолчала ненадолго, обдумывая, что ещё сказать. – Если честно, я не очень хорошо помню последние годы своей жизни, какое-то время назад у меня начались провалы в памяти… Помню, что родилась в Вашингтоне, а потом с первыми катаклизмами переехала в глубь континента. Не помню ни родителей, ни детства, ни друзей. Только… - Она запнулась и на этом, кажется, решила замолчать.
- Что «только»? – переспросила я.
- Только… каньон, - ответила она, её большие голубые глаза широко распахнулись. – Каньон, в котором каким-то образом оказалась.
- Ты помнишь, что делала там?
Она посмотрела мне в глаза.
- Нет, - услышала я её отрицательный ответ, но почему-то всё во мне кричало об обратном. – Теперь ты, - заявила Селена. – Кто ты такая и почему меня силой держат в этом месте?
Её вопрос был очевидным. Я решила, что вполне могу ответить правду… в разумном количестве.
- Меня зовут Роза. Я… - я задумалась, подбирая правильное слово. Вряд ли «элементёр» или «Спирит» устроило бы её. – Я здесь как бы сильнее всех.
- Сильнее? – она скептично взглянула на меня.
- В каком-то смысле. Не физически, конечно. Сумеешь со временем всё понять, я тоже не сразу привыкла.
- Так ты, как и я, здесь недавно?
Я кивнула.
- Пару месяцев.
- И уже отдаёшь всем приказы направо и налево, словно королева?
- Я же говорю – это просто не объяснишь…
- А ты объясни сложно.
Я вздохнула и оглянулась по сторонам, а потом, вновь взглянув на девушку, произнесла:
- Взгляни кругом.
Девушка оторвала свой взгляд от моего лица и огляделась, в то же мгновение я позволила своей силе вырваться за пределы тела, распространиться повсюду, подчиняя пространство моей воле. Шумная столовая затихла, вечный сквозняк, что всегда гулял по улицам Подземного города, будто испарился. Огонь больше не полыхал в фитилях свечей, листья не шелестели, элементари тоже затихли, чувствуя над собой мою волю. Огни, что горели в переплетении сетей над нашими головами, подобно дождю стали спускаться вниз. Соприкасаясь с землёй, они разбивались на золотистые брызги, которые затем превращались в пар и, поднимаясь обратно наверх, снова замирали на своих законных местах. Всё это продолжалось какое-то время, пока я не подумала, что пора отвлечься.
- Что тут скажешь, весьма неплохие спец-эффекты! – усмехнулась девчонка. – Выглядит очень… впечатляюще.
- Я же сказала: в какой-то степени я сильнее, - пробормотала я, поведя бровью.
- А все остальные умеют так?
- Не так… но кое-что умеют.
- Ладно, - девушка заторможено кивнула головой. – Но что насчёт меня?
Подумав немного, я ответила:
- Тебя нашли на дне каньона. Ты должна была разбиться насмерть, упав с такой высоты, но на тебе не было ни царапины… Не хочешь ничего об этом рассказать?
- Думаю, нет.
- Хорошо… Но самое интересное – не то, что ты оказалась невредима, когда тебя нашли, а то, что случилось тогда со мной. Несколько дней назад я ни с того, ни с сего чуть не умерла по той причине, что всё моё тело расплющило, будто при падении с большой высоты. Но, знаешь, я ничего такого не делала.
- Хочешь сказать, что ты чуть не умерла вместо меня? - спросила она. Взгляд её выражал недоверие, но то, как нервно девушка кусала губы, говорило мне о том, что та начинала колебаться в правильности своих представлений об этой жизни. Ничего, когда-то это пришлось пережить и мне тоже.
Я решила продолжить свои объяснения, чтобы помочь ей вникнуть:
- Не совсем. Я хочу сказать, что я чуть не умерла вместе с тобой.
- Как это?
- Моим друзьям удалось исцелить меня – люди, которых ты здесь видишь, тоже очень сильны. Меня буквально вытащили с того света… а потом мы нашли тебя, тоже живую и невредимую. Мои люди видели, как ты спрыгнула со скалы. Понимаешь? Мы знаем, что ты должна была умереть.
- И вместе со мной… - она не решилась продолжить свою мысль — лишь беспомощно махнула рукой в мою сторону, поджав губы.
- … Умерла бы и я, - пришлось закончить мне. – Знаю, звучит как полный бред. Но так было: меня исцелили, и ты исцелилась вместе со мной.
- В первую нашу встречу ты при мне порезала запястье! - вспомнила она, и в её глазах впервые за всё время нашего разговора появилось что-то похожее на понимание. В поддержку ей я улыбнулась и кивнула.
- Я сделала это, чтобы проверить, связаны ли мы.
Девушка коснулась повязки на своей руке и покосилась на мою забинтованную в том же месте, что и у неё, руку.
- А теперь, думаю, моя очередь задавать вопрос, - заметила я и, сделав небольшую паузу, спросила, не особо уже, правда, надеясь на успех: - Скажи, что тебе известно о фростах?
Селена знала не больше, чем я несколько месяцев назад. Наши истории были схожи – обе в начале катаклизмов потеряли родителей, обе каким-то образом смогли выжить и избежать встречи с фростами. О совпадении речи даже не шло – этому должно было быть объяснение. И оно у меня имелось. Но легче от этого, ясное дело, не стало.
Если Селена и правда когда-то была фростом, в своё время добравшимся до Спирит, неизвестно, насколько тесно могли переплестись наши судьбы. Мои и её силы, наши воспоминания, желания, сущности… Вдруг когда-нибудь всё это всплывёт, раскроется? Я боялась, что Спирит завладеет мной, погубив моё собственное «я»… но теперь страх преобразился – что, если ото сна пробудится не Спирит, а фрост? Что будет тогда? Оставалось надеяться, что мы с Селеной сумели сохранить при себе самое главное: она осталась фростом, ну а я – элементёром, каким прежде и была.
Мы ещё долго продолжали нашу беседу. Я рассказала ей всё, что знала сама, умолчав разве что только о своих предположениях насчёт её прошлой жизни. Для этого пока было не время. Может быть, позже, когда всё уляжется, и когда мне можно будет ей полностью доверять, я могла бы рассказать остальное, но сейчас у меня и без этого хватало проблем.
Селена сказала, что ей выделили одну из пустующих комнат в кварцевом секторе – та когда-то принадлежала элементарю, которому никогда уже не предстояло вернуться в Подземный город вновь. И приставили охрану. Я мысленно поставила себе галочку разобраться с постоянным надзором над ней. Опека – хорошо, круглосуточный контроль – плохо. Мы договорились встретиться за ужином. До этого момента я предложила ей изучить Подземный город, обратившись к кому-нибудь из элементарей. Каждый из них охотно исполнит её просьбу, услышав упоминание моего имени. Вновь я пользовалась своим положением… ещё немного, и это обещало войти в привычку. Но я чувствовала, что нужно поступать именно так и никак иначе… желание сделать что-то для этой странной девчонки было таким мощным, что противостоять ему казалось невозможным. И я покорялась.
Помимо этого, у меня сегодня было ещё множество важных дел – нужно было уладить дела с Фэй, извиниться перед ней и Алланом, если тот уже успел вернуться. Надо ли говорить, что я лучше бы посвятила день прогулке по тихим городским улицам, нежели спорам со своим Советом? Но если уж я положила чему-то начало, нужно было идти до конца.
Поэтому после обеда я вышла из столовой с чётким намерением отправиться к Фэй в корпус Совета и… свернула ровно в противоположенную сторону.
Пока я не могла это сделать, как ни пыталась себя заставить. Разговор временно откладывался до тех пор, пока я не в состоянии буду наскрести для него хотя бы немного мужества.
Я шла в сторону тренировочной площадки в надежде на время спрятаться ото всех там, но случайно налетела на кого-то. Видимо, удача на сегодняшний день решила покинуть меня, потому что, отлепив наконец глаза от пола, я увидела перед собой Дерека. Он, кажется, хотел мне что-то сказать – в своей манере высмеять мою неуклюжесть, но, заметив мою растерянность, нахмурился.
- Что-то случилось, Роза? – спросил он, даже не потрудившись скрыть сквозящее в голосе беспокойство. Я смущённо потупила взгляд. Придумывать ответ не хотелось.
Он смотрел на меня какое-то время, а затем его нахмуренные брови мгновенно разгладились, позволяя лёгкому недоумению вылезти наружу.
- Ты говорила с ней, не так ли?
- Так, - резко ответила я, готовая обороняться. – И не собираюсь оправдываться, тем более перед тобой.
Он кивнул, закатив глаза, как будто именно такого ответа от меня и ждал, и опустился на скамейку, что стояла у дороги.
- И… что ты думаешь об этой девчонке?
Я пожала плечами.
- Ещё не решила. Выглядит она как обычный элементарь. Может… может, конечно, у меня слишком мало опыта во всём этом, чтобы судить…
- Если бы что-то было не так, Айрис не дала бы ей и шагу ступить, уж я-то знаю. Девушка не опасна, по крайней мере, пока.
- Её зовут Селена… Селена Скай.
Флэйм усмехнулся.
- Дала ей наше имя?
- Аллан когда-то сказал, что это прерогатива принадлежит элементёру, так что...
- Конечно, - хмыкнул Дерек. - Лайту свойственно говорить умные вещи.
Я устало присела на лавку рядом с Дереком, наши плечи соприкоснулись, и он порывисто отодвинулся, но я сделала вид, что не заметила. Из ножен я достала рукоять клинка стихии, она была гладкой и холодной на ощупь. Матовый эфес удобно лежал в руке.
- Иногда мне кажется, что я занимаю чьё-то место, будто не имею на него права. Но потом в какой-то момент понимаю, что всё правильно, и по-другому просто быть не может.
- Знаешь, по правде сказать, я чувствую то же самое по отношению к тебе, - рассмеялся Дерек. – В один момент всё во мне кричит, что ты самозванка, но проходит время, и я начинаю видеть перед собой прежнюю Спирит. Не её точную копию, но… в тебе определённо есть что-то – то, что побуждает идти за тобой.
Повинуясь какому-то странному порыву, я заглянула в его глаза, не зная наверняка, что именно хочу в них найти. Бирюзовые радужки сверкали подобно драгоценным камням.
- Внутри меня как будто живут два разных человека.
- Может, так оно и есть? - спокойно произнёс Флэйм. - В тебе борются две сущности. Одна из них – девчонка, которой ты была все эти девятнадцать лет, другая – элементёр, который пытается пробудиться и взять верх.
- Но я не хочу, чтобы он брал надо мной верх, - прошептала я. – Не хочу забывать ту девчонку.
Дерек рядом со мной вздохнул. Пальцами он растрепал свои волосы, а потом посмотрел на меня грустным взглядом и скупо улыбнулся.
- И это одна из самых главных наших проблем, не так ли?
Да. Дерек Флэйм, как никто другой, был прав.
Время шло очень быстро. Слишком быстро для меня. Я не могла за ним поспеть, не могла угнаться. Скоро у всех них закончится терпение, а я чувствовала, что всё ещё не полностью готова. Чёрт, да я даже не знала, к чему именно мне стоит готовиться! Пусть мои силы и вернулись, душа всё ещё молчала.
Я ошибалась – надежда других не помогла мне, а лишь отяготила. Невозможно было смотреть в глаза Аллана и Фэй… но труднее всего было выносить присутствие Дерека.
Он всё ещё ждал. Ждал её, Спирит, искал её во мне, но не находил. В отличие от всех остальных, Флэйм не закрывал глаза на мои недостатки, а наоборот цепко выискивал каждый и лелеял будто сокровище. Он желал лишь Спирит, та стала его наваждением. Интересно, любила ли она его так же сильно… любила ли его прежняя я…
Моё же сердце продолжало упрямо молчать, и иногда я даже ловила себя на мысли, что злюсь на себя за это. Может, я должна любить Дерека? Может, стоит попытаться чувствовать всё так, как чувствовала она? Но я не могла принять данную мысль, всячески ей сопротивляясь, по многим причинам.
- Прости, но мне нужно идти, я хотела потренироваться перед ужином. – Я встала, намереваясь уйти.
- Позаниматься с тобой? – предложил Флэйм, тоже поднимаясь. Я покачала головой.
- Нет. Не сегодня. Извини, но мне нужно побыть одной.
Он понимающе кивнул.
- Значит, ещё увидимся.
- Увидимся. - Я кивнула и, отвернувшись, поспешила сбежать от него как можно быстрее.
Я не могла больше выносить присутствие Дерека, и впервые дело было не в его поведении, не в нём самом. Дело было во мне.
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Комментарии