Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 6. Вернуть утраченное
На этот раз во сне я больше не падала. Вместо этого мне снилось широкое поле, сплошь заросшее ярко-зелёной травой, что доставала до колен. Солнце светило высоко в зените, ветра не было, и только тишина сквозила вокруг напряжённой струной.
Вдруг в самой середине поля появилось зеркало. Оно буквально выросло из земли и теперь блестело в лучах золочёной рамой.
Я подошла к этому зеркалу. Передо мной предстало моё отражение – рыжеволосая молодая девушка с веснушками на чуть вздёрнутом носу. Но внезапно картинка в зеркале затряслась и сменилась. Теперь из золотой рамы на меня смотрел не кто иной, как Аллан. Спустя секунду на его месте появилась Сандра, потом Айрис, а следом – Мариса. Глаза последней казались печальными, пшеничные волосы были подвязаны чёрной лентой.
Её изображение уже стало подрагивать, когда губы девушки зашевелились, и ровным голосом она произнесла:
- Вспомни.
Картинка сменилась. Теперь это был Дерек. Его короткие тёмные волосы на концах полыхали огнём, а глаза вспыхивали алыми искрами. Обнажённые руки покрывала чёрная вязь татуировок.
- Вернись, - тихо прошептал он с таким видом, будто и сам не верил, что такое может произойти.
А затем изображение в очередной раз изменилось. Теперь я как и в первый раз смотрела на своё отражение. Из груди вырвался облегчённый вздох. Наконец больше никаких посторонних в этом зеркале. Я машинально подняла руку, коснувшись кожи на лице, и в замешательстве замерла. Моё отражение осталось неподвижным. Девушка из зеркала посмотрела на меня взглядом, полным ненависти, с силой сжимая руки в кулаках.
- Умри, - прошипела она сиплым голосом фроста, которого мне «посчастливилось» встретить полтора месяца назад.
Её кожа начала бледнеть, а на руках выросли длинные когти, лицо исказилось в оскале.
- Ум-риии! – вновь прорычала она.
Я не выдержала и закричала. Зеркало передо мной разбилось, осколки скользнули по коже, полоснув пламенной болью. Сон дрогнул, и я очнулась в своей постели. Спустя мгновение в комнате зажглись огни.
***
Я проснулась как и всегда – быстро, резко распахнув глаза, которые тут же заболели от яркого света.
- Чёрт! – прошипела я, закрыв их руками.
- Прости, надо было приглушить огонь. Я как-то не подумал.
Я приподнялась на локте, всё ещё с непривычки жмурясь. Аллан сидел на краю кровати, с беспокойством смотря в моё лицо. При взгляде на него всё беспокойство от ночного кошмара сразу исчезло, сменившись огромной дозой спокойствия.
- Ты здесь, - прошептала я, слабо улыбаясь.
Он выглядел виновато, сжимая руки в замок у себя на коленях.
- Прости, что сбежал. Я ужасно поступил, бросил тебя здесь…
- У меня была Фэй, да и все остальные тоже, - возразила я.
- Это не оправдание. Я привёл тебя сюда и должен был оставаться рядом до самого конца, должен был… - покачав головой, Аллан поджал свои и так искусанные губы, его пальцы взлохматили длинные чёрные волосы, превращая те в воронье гнездо. – Снова я повторяюсь, не могу следовать верному курсу и оступаюсь на пути малейшего соблазна… Я всё ещё так ужасно слаб!
Он зажмурился и вздохнул. Мне не хотелось, чтобы Аллан чувствовал вину, с него хватало и боли из-за смерти Марисы, с которой он ещё не справился, хоть и умело это скрывал. Поэтому я привстала и сжала его плечо, с сочувствием заглядывая в глаза.
- Я давно уже тебя простила. Просто очень скучала – мне нужен был мой лучший друг.
- А мне – ты, Роза. Я думал, что лучше справлюсь один… но ошибался. Там – в одиночестве – меня ждало не облегчение, а, скорее, самоуничтожение.
Чуть помедлив, я всё же решилась спросить:
- Мариса умерла из-за меня?
- Нет, - тут же с уверенностью отозвался Аллан. – Она умерла за тебя. Это не одно и то же.
- Жаль, что я никогда не смогу её встретить.
- Ты её ещё узнаешь – вспомнишь, - пообещал Аллан. – Я помогу тебе.
- И как же? – спросила я, грустно улыбаясь. В его слова мне несильно верилось. Моя память до сих пор оставалась нема, и я не надеялась, что это когда-то всё-таки может измениться. Но Лайт, кажется, был уверен в обратном.
- Вот, - он сунул руку в один из карманов на поясе и извлёк оттуда кристалл на золотой цепочке. По форме он был плоским и круглым, расколотым на две половины, скреплённые между собой золотой пластиной. Одна его часть была сделана из перламутра, другая – кажется, из тёмного аметиста. – Это гиада. Ты знаешь - у каждого элементаря она своя. Мы носим их постоянно, и внутри этих кристаллов концентрируется наша сила. Гиада является продолжением элементаря, она впитывает эмоции и переживания, направляет силы в то русло, какое требуется.
- Когда я прикоснулась к гиаде Марисы…
- Она тебя узнала. То же самое случилось, когда ты прикоснулась к моей, помнишь? Когда элементари связаны сильными узами, их гиады способны узнавать близких. Гиада Марисы, как и любого другого подданного Спирит элементаря, знает тебя, поэтому и помогла меня найти. А вот это: - Аллан за цепочку приподнял расколотый медальон, - принадлежит тебе.
- Это гиада Спирит? – спросила я.
- Да, - осторожно ответил Аллан, с задумчивым видом вертя медальон в своих длинных пальцах. - На земле есть люди, которым известно о нас. Они что-то типа… экстрасенсов, только эти - не фальшивка. Их называют пиромантами. Они рождены от связи элеменаря и человека. Обычно мы оставляем своих детей жить нормальной жизнью в человеческом мире. У них нет наших талантов и бессмертия, зато есть наша память, им известно всё об элементарях с самых малых лет, и эти знания потом передаются через гены из поколения в поколение, как правило, их всегда наследует первенец. И пироманты чувствуют, если такие, как мы, где-то поблизости, а также, когда кто-то из нас умирает. Они находят гиады и приносят сюда, ведь сохранить их в целости очень важно. Когда исчезла Спирит, её гиаду обнаружили расколотой надвое. Одна её часть почернела. Некоторые посчитали это за знак, что ты умерла, но я не верил…
Я протянула руку, чтобы взять у Лайта кристалл, но тот убрал его в сторону.
- Я не знаю, что случится, когда ты коснёшься её, - объяснил Аллан. – Гиада может вернуть тебе воспоминания или силы, а может не вернуть ничего. Лучше сделай это, когда будешь готова, ты не обязана предпринимать что-то прямо сейчас.
Элементарь поднялся с кровати и подошёл к окну. Взглянув на город, он глубоко вздохнул. Снаружи один за другим гасли огоньки – все засыпали, наступала ночь. Лайт оставил кулон на хрустальном ободе подоконника и повернулся обратно ко мне.
- Я тебя оставлю ненадолго. Фэй снова жаждет моей крови.
- Хорошо, - я тихо рассмеялась.
Улыбнувшись мне, Аллан вышел за дверь.
После его ухода я поднялась с кровати и перебралась на подоконник. Город почти весь уже спал. Огни горели только на Лунной площади и в окнах корпуса Совета – наверняка Сандра ещё там, разбирается в делах. Оставалось только надеяться, что она несильно злится на Аллана за то, что он так неожиданно снова пропал.
Я перевела взгляд на гиаду Спирит. Она лежала всего в нескольких сантиметрах от меня.
- Я готова, - подумала я вслух и за цепочку подняла кулон на уровень глаз. Камень заблестел, подставляя огню гладкие бока.
Глубоко вздохнув, я подалась вперёд и крепко сжала его в ладони.
На этот раз всё было иначе. Моя гиада не испускала тепло, не светилась как кристалл Аллана и не пронзала электричеством, как было с гиадой Марисы. Вместо этого всего за секунду все мои чувства, казалось, усилились в несколько раз, мир сузился, а в следующее мгновение разверзся. И я была в каждой его клетке, ощущала всё в нём. Моё сердце стучало медленно и тяжело, его удары эхом разносились по телу, доходя вибрацией до кончиков пальцев на ногах. И внезапно я услышала их. Всех. Твёрдую землю, свежую воду, обжигающий огонь и свободный ветер.
Воздух ворвался в мои лёгкие, и одновременно ветер за окном поднял вверх золотые огненные искры. Сверкающей стаей они добрались до каменного свода, а потом начали одна за другой падать вниз, превращаясь в капли дождя. Их тихий шорох заполнил пропасть перед моими глазами.
В окнах загорались огни, ничего не понимающие элементари выходили на улицы, с удивлением ловя капли подставленными ладонями. Постепенно их взгляды сосредотачивались на мне. И я чувствовала, как их сердца наполняются трепетной верой.
Я не смогла сдержать счастливой улыбки, нервно смеясь. А капли воды в воздухе застыли, зависнув над землёй. Всего одной мысли мне хватило, чтобы превратить их в пар, растаявший в темноте серебристой пудрой.
Повисло секундное молчание, а затем Подземный город взорвался восторженными голосами, хлопками ладоней и смехом. Элементари ликовали, не отрывая от меня своих бирюзовых взглядов. А я смотрела на них, на своих сестёр и братьев.
И вдруг среди толпы мне попался особенный взгляд, мгновенно притянувший к себе внимание. Он принадлежал Дереку Флэйму. Юноша стоял, ногой опираясь об одну из каменных колонн. Бесстрастное лицо застыло под нечитаемой маской, и только глаза, словно два маленьких холодных огонька, таинственно блестели, почти невидные под низко свисающим капюшоном. Видимо, Флэйм собрался на разведку, раз был в защитной одежде. Он наблюдал за мной, анализировал, будто пытался предугадать, каким будет мой следующий шаг. Мои руки осторожно подхватили золотую цепочку, и гиада приятно легла в ямочку между ключицами. Несколько секунд мы с Дереком молча сверлили друг друга глазами, но затем он всё же сдался и, скупо кивнув, запетлял в толпе, направляясь к порталам.
Мой взгляд снова обратился к элементарям, заскользив по разномастной ликующей толпе. И в это мгновение весь мой страх, наконец, отступил, освободив место для чего-то светлого и живого. Впервые я и правда почувствовала рядом чьё-то незримое присутствие. Это была Спирит – женщина, которая была до меня, человек, которым, возможно, я стану.
***
Этот город был не просто убежищем под землёй, но ещё и местом, где всё объединилось. Противоположности слились и крепко переплелись здесь. Фэй была не совсем права, когда считала, что вся их сила заключалась в Спирит – сам Подземный город сплотил элементарей, превратил стихии в единый механизм. Благодаря этому все мы и смогли выжить.
Да, среди элементарей были определённые разграничения: у каждой стихии существовали свои обязанности, но это шло лишь во благо. Каждый занимался тем, что получалось у него лучше всего.
Одна я до сих пор сомневалась, что занимаю своё место. Я бы с радостью отдала его Фэй – у той гораздо лучше получалось со всем справляться. Когда её изящная фигурка, облачённая в летящий шёлк, появлялась утром на ступенях Совета, моё сердце каждый раз замирало. Платье на ней мерцало в призрачном свете пещеры, платиновые волосы обрамляли красивое юное лицо, глаза светились мудростью и невозмутимым спокойствием… если бы мне дали право выбирать, оставить силы Спирит себе или передать их кому-то другому, я бы ни секунды не колебалась – Сандра достойна была править этим городом. Она, а не я.
Но общее мнение по этому поводу сильно разнилось с моим. Это сводило меня с ума – то желание, с которым все элементари стремились служить мне. Ими будто двигали какие-то первобытные инстинкты, заставляющие слушаться того, кто сильнее остальных. Пока я не до конца раскрыла свои способности, поэтому Фэй до сих пор соглашалась занимать центральное место в Совете. Но время шло, оно утекало сквозь мои пальцы, как бы отчаянно я не пыталась его удержать. Моё обучение подходило к концу, силы с каждым днём возрастали, элементари смотрели на меня с всё большей надеждой в глазах… и я понимала – час, когда Фэй передаст свои полномочия мне, как никогда близок.
Это пугало меня. Никогда в своей жизни я не стремилась к власти. Всем, чего я желала и ради чего боролась каждый день, была жизнь – ничего больше. Я не хотела быть элементёром, не хотела быть Спирит, но понимала: это будет правильно. Да, я совершенно не умела управлять Подземным городом, но, быть может, надежды элементарей хватит и на меня?
Аллан окончательно вернулся в Совет. Теперь на утренних собраниях мы присутствовали все впятером: Лайт, Сандра, Айрис, я и Дерек. Последний член Совета до сих пор заставлял меня чувствовать непередаваемое раздражение и всё время держаться настороже, стоило только ему переступить порог зала, где проходили совещания. Всё в нём: взгляды, слова, жесты и сама манера держаться – по отношению ко мне становились донельзя снисходительными, напрямую выражая скептицизм и молчаливое недоверие. Флэйм будто всем своим видом говорил мне: ты недостойна быть нашим лидером, ты – не она. И больше всего меня злило то, что в какой-то степени я была с ним согласна… в отличие от Аллана.
Кажется, двум саламандрам в одном Совете было никак не ужиться. Оба кидались в спор друг с другом при малейшем удобном случае. Аллан ненавидел Дерека, но почему - я пока не знала. Всё опять скрывало прошлое, до которого мне было не добраться.
Тренировки для меня изменились. С тех пор, как Лайт вернул мне гиаду, мы стали сражаться на настоящем оружии элементарей. Оно представляло собой рукоятки без лезвий, в специальное отверстие в которые вставлялась гиада, и из неё получался клинок стихии. Аллан любил небольшие лёгкие клинки, а я – копья. Мой выбор оружия нисколько не удивлял его – Спирит тоже когда-то сражалась с помощью копья - сейчас его рукоять висела на стене в корпусе Совета. Золотое древко было расколото ровно посередине, блестя острыми краями-иглами. Когда-нибудь мне предстояло соединить его. В тайне даже для себя самой я страстно ждала этого момента, мечтала, что в будущем всё же смогу покончить с хаосом, и земля снова станет наполнена жизнью. Тогда люди смогут улыбаться не только под землёй, за надёжными каменными стенами. Но даже для мыслей об этом было ещё слишком рано.
А пока недели сменяли собой друг друга. Я старательно пыталась обуздать свою силу, научиться чувствовать каждого элементаря сердцем и душой, чтобы снова стать той силой, что свяжет всех их, поведёт за собой и не позволит сойти с правильного пути.
Узы дружбы между мной, Алланом и Фэй становились всё крепче, а мои стычки с Дереком – всё ожесточённее. Иногда мы сходились на тренировочной площадке, но только с деревянным оружием или в рукопашном бою – мои эмоции рядом с ним становились просто неконтролируемыми, а копьё с лезвием стихий тут же чутко откликалось. Мне не стоило большого труда покалечить его с помощью моих новых сил, ведь тех оказалось больше, чем у любого из элементарей, поэтому мы тренировались по-старинке, и мне приходилось терпеть его грубые толчки и резкие удары, с силой стискивая зубы. Когда-нибудь – пообещала я себе – я доберусь до него. Найду его главную слабость и заставлю заплатить. Одиночество научило меня быть терпеливой.
В том, что я не дотягиваю до его идеалов, нет моей вины. Я не заслужила его, такого ярого, недоверия. Кажется, от этого мне становилось не просто не по себе… мне было больно…
***
Он держал меня очень крепко. Так, что мои отчаянные попытки вырваться казались просто ребячеством. Руки Дерека были подобны стальным тискам и, не щадя, сдавливали тело. Кажется, я уже знаю, где на этот раз появятся новые синяки.
Я раздражённо вскрикнула, последний раз пробуя освободиться из захвата.
- Ты слишком эмоциональна, когда дерёшься, - заметил Дерек. – Пламя здесь я, а не ты, остынь.
- Злость помогает сосредоточиться на враге, - ответила я, уже даже не пытаясь как-то отдалить от себя Флэйма.
- Злость… - протянул он, будто пробуя это слово на вкус. – Она не помогает тебе сосредоточиться, а только затмевает собой всё остальное. И за ней ты порой не замечаешь очень важные вещи. Например, то, что ты никогда не сможешь победить взрослого обученного мужчину с помощью одной только грубой силы.
- Приму к сведению, - пробурчала я. – Может, уже отпустишь?
Я с плохо скрываемой враждебностью взглянула на него и тут же смешалась: слишком неожиданно его глаза оказались так близко! Мысли заполнила странная растерянность, и во рту пересохло от того, что меня застали врасплох. Горло сдавило судорогой, и я чуть не поперхнулась.
На губах Дерека играла улыбка, но, заметив моё смущение, он тут же сжал их в тонкую линию. В моей голове было непривычно пусто, я была в полном непонимании, что происходит. Как с нами, с теми, между кем существует столько недоверия и злости, вообще может сложиться такая пикантная ситуация?!
А затем Флэйм окончательно поверг меня в шоковое состояние, хмурясь, придвинув своё лицо ещё ближе к моему. Он замер на пару секунд, и после я почувствовала, как он целует мои губы. Это было быстро, но я чётко смогла ощутить, как огонь пролился на них, отпрянув так же стремительно, как и настиг.
Больше я не смотрела ему в глаза. Дерек разжал руки и порывисто отступил на два шага. Я всё ещё понятия не имела, что следует после этого сделать. Я чувствовала только сковывающий тело ступор.
- Не делай так больше, - в итоге только и сказала я. Флэйм согласно кивнул, даже не смотря в мою сторону.
- Хорошо. – Снова его губы плотно сжались.
- Думаю, хватит на сегодня.
Он снова кивнул.
Кажется, ему тоже нечего было мне сказать. Оно и к лучшему.
Я развернулась и поспешила уйти с площадки. Дерек так и остался стоять там, растерянно глядя на опавшие кленовые листья. Кажется, этот поцелуй стал неожиданностью и для него самого.
Я быстро шагала по улице, к щекам прилила кровь, и теперь они отчаянно пылали. «Да что на него нашло?! Люди не делают так, не целуют врагов!.. Но враг ли он мне?» Я сбилась с шага и остановилась посреди дороги. Проходившие мимо элементари обводили меня заинтересованными взглядами.
Неужели мы с ним успели стать врагами? Подходит ли нам вообще слово «враги»? Дерек же элементарь, как и я, он мой брат, моя саламандра…
Взгляд поплыл кругом, пока не остановился на белом здании Совета. Фэй. Она должна помочь мне разобраться с этим.
На одном из этажей главного корпуса располагались пять комнат: по одной на каждого члена Совета. Фэй часто проводила время в своей комнате. Та вся была обделана коричневым с белыми прожилками камнем, на полу лежал ковёр изумрудного мха, а со стен свисал плющ, усыпанный крупными цветками.
Сандра сидела на плетёной кушетке с белыми подушками и читала старую книгу в синем переплёте. Подол её лилового платья, вышитого белыми соцветиями ромашек, запутался в травинках. Когда я постучалась и затем вошла в её комнату, девушка подняла на меня взгляд и, улыбнувшись, отложила книгу.
- Роза! – воскликнула она. – Не думала, что увижу тебя раньше ужина. Разве ты сейчас не должна быть на тренировке?
- Я решила, что на сегодня с меня хватит, - пробормотала я, смотря в пол. – Если честно, мне нужно кое о чём с тобой поговорить. Это касается Дерека. Меня волнует несколько связанных с ним... моментов.
Фэй закусила губу, но выглядела она скорее задумчиво, чем удивлённо.
- И чем же тебе на этот раз не угодил Флэйм?
Я решила не рассказывать Сандре про нашу с ним сегодняшнюю тренировку и ограничиться лишь частью своих переживаний:
- Мне кажется, он ненавидит меня за что-то.
Фэй грустно улыбнулась.
- И ты хочешь узнать, за что, так ведь?
- Да… было бы неплохо.
Девушка вздохнула. Поднявшись с кушетки, она подошла ко мне. Фэй была немного ниже меня, но невысокий рост не помешал ей посмотреть в мои глаза с покровительством и родительской заботой.
- Дерек… он не такой, как все. Для Спирит, да и для всех остальных тоже, он был особенным элементарем.
- В каком смысле - особенным?
Фэй пожала плечами, виновато улыбаясь. Я готова была завыть от раздражения – снова эти их тайны!
- Неужели так сложно просто сказать мне?! – воскликнула я, всплескивая руками и хватаясь за голову.
Она переплела пальцы на руках, качая головой.
- Элементари хранят слишком много чужих тайн, рассказывать которые вправе только их обладатели. Эта тайна не моя, но я помогу тебе. Будем считать, что это наша с тобой тренировка, не только Аллану есть, чему тебя научить.
- И чему же ты хочешь меня научить? – спросила я.
Фэй улыбнулась и подмигнула мне.
- Увидишь.
***
Я чувствовала, как медленно бьётся пульс под тонкой кожей Фэй. Её руки были холодными, а дыхание - ровным и глубоким.
- Сосредоточься, - шепнула она. – Помни – всё, что нужно, уже есть внутри тебя.
Она была права, я знала, но как пробудить свою память, понятия не имела.
- Я помогу, - сказала Сандра, и её вторая рука накрыла наши сцепленные ладони.
- Ох!
Внезапно недоступные мне до этого чувства проникли в разум. Они не были знакомыми, потому что принадлежали совсем не мне: то были чувства Фэй.
- Это… ты, Фэй? – спросила я, и будто услышала собственный ответ.
- Я.
Я дышала вместе с ней, видела её глазами и одновременно своими собственными. Где-то в отдалённости я могла уловить чужую нить туманных воспоминаний. Какие-то лица, сменяющие собой друг друга. Два из них часто повторялись: молодой мужчина и младенец, мирно спящий в своей колыбели. Тоска, охватившая меня при виде их, пронзила сердце с такой силой, что я задохнулась от боли. Казалось, что моя душа разделилась надвое, и одна её половина проникла в тело девушки, завладевая им. Я чувствовала, как кровь течёт по чужим венам, как не мои лёгкие наполняются воздухом, слышала, как неспешно где-то очень близко плывут посторонние мысли, со временем превращаясь в размытые изображения.
Я дышала, и Фэй дышала вместе со мной. Своими глазами я видела её, неподвижную и покорную, а её глазами – себя, похожую на хищницу. Радужка моих глаз почернела, слившись со зрачками, челюсти были плотно сжаты, руки пальцами вонзились в хрупкую бледную кожу Сандры – от этого я даже смогла почувствовать слабую боль!
В клубке из наших мыслей я отыскала её страх передо мной. Это отрезвило меня, заставило отстраниться и разжать захват.
После потери физического контакта я ощутила, что снова одна, со своим сознанием – связь пропала.
Фэй пошатнулась, но смогла устоять на ногах.
- Ты в порядке? – спросила я.
- Да, - отмахнулась она. – Просто давненько этого не делала. Обычно Спирит практиковала такую связь с Алланом… иногда с Айрис.
- Почему именно с ними?
- Для защиты – они-то воины, их действия Спирит были куда полезней, чем мои потуги. Боец из меня, по правде сказать, никакой.
- Зато во многом другом ты их сильнее, - попыталась я её ободрить. Сандра благодарно мне улыбнулась.
- Спасибо, что думаешь так, я очень рада быть полезной. Теперь ты знаешь, что делать: ты элементёр, и в твоей власти узнать всё, что пожелаешь.
- Ты права, - согласилась я. – И я желаю знать.
***
На следующее утро я нетерпеливо наворачивала круги перед корпусом Совета. Было ещё слишком рано для собрания, но ночью мне снова не спалось, хоть сна я на этот раз и не запомнила. Кожа моих ботинок скрипела при каждом шаге, привлекая ко мне ненужное внимание, но я не могла удержать себя на месте.
Спустя несколько долгих минут на площади показались Аллан и Фэй, а чуть в стороне от них – Дерек. При взгляде на него к горлу подступила тошнота. Неизвестно почему, но я очень волновалась.
Сандра сегодня была особенно прекрасна. В своём белом платье, расшитом бледно-зелёными цветами из бисера, и со струящимися по спине длинными воздушными лентами она была похожа на сошедшего с небес ангела. Аллан с Дереком же, как и я сама, были облачены в удобную чёрную кожу. Мне определённо нравился стиль саламандр, не стесняющий движений и хоть немного согревающий от пещерных сквозняков. Айрис видно не было – сегодня её смена в карауле наверху. Она заступала туда наравне с другими разведчиками, по очереди с Алланом и Дереком.
- Доброе утро, Роза, - поздоровалась Фэй. – Ты сегодня рано.
Я улыбнулась ей и приняла приветственные объятия Аллана. Вчетвером мы вошли в корпус Совета, но когда дверь за нами закрылась, я не спешила идти дальше.
- Роза? – позвал Лайт. – Ты идёшь?
- Мне нужно поговорить с Дереком, - сказала я. – Идите, мы скоро поднимемся.
Фэй понимающе приподняла брови. Взяв сомневающегося Аллана под руку, она повела его за собой к лестнице, заводя с другом непринуждённый разговор. Я повернулась к Флэйму, тот казался недовольным, оставшись наедине со мной.
- Если хочешь поговорить о том, что произошло вчера на тренировке, то мне нечего тебе сказать, - буркнул он, упрямо не смотря в мою сторону. Это было мне только на руку.
Я безразлично пожала плечами:
- Мне неинтересно, чего ты хочешь или не хочешь. Я просто устала от своих же тайн.
Больше ничего не говоря, я сделала резкий шаг в его сторону и сжала руку Флэйма в своих ладонях.
Всё ещё с непривычки, я задохнулась от чужих чувств, смешавшихся в одно мгновение с моими собственными. Осторожно в гомоне ощущений и взбудораженных эмоций я отыскала биение не своего сердца, а затем нащупала цепочку посторонних мыслей, испуганно убегающих куда-то в пустоту. Но мне нужно было другое – то, что скрывалось значительно глубже, в уютной темноте уголков сознания. Его воспоминания. Они были подёрнуты туманом, но я уверенно рассеяла дымку и потянулась навстречу к ним.
Картинки менялись с такой скоростью, что я не могла зацепиться за что-то определённое. Пришлось приложить усилия и сосредоточиться сильнее, я зажмурилась и всем своим сердцем произнесла: «Спирит». Его память откликнулась мгновенно, показывая картинку. Перед моими глазами стояла она. В узком платье со шлейфом, расшитом золотом, и перламутровой гиадой на шее. Кончики её длинных белых волос касались хрупких запястий, заключенных в золотые браслеты. Вся она была в ореоле мягкого света, излучала мудрость и… теплоту.
«Спирит», - то были чужие мысли, не мои. Это Дерек не смог удержаться и беспомощно взмолился в своём сознании. «Ты – всё, что у меня осталось. Куда же ты делать, куда ушла? За что бросила меня?..»
В его воспоминаниях Спирит стояла на каменном пляже, совсем рядом берег омывали серые морские волны. Серебристая луна пряталась за низкими тучами.
«Запомни: твоё имя отныне и навсегда – Дерек Флэйм. Ты больше не тот, кем раньше считал себя. Теперь ты принадлежишь мне, только мне…»
Спирит улыбнулась, ладонью нежно погладила его по щеке. Картинка расплылась как беспокойная водная гладь, но я больше не цеплялась за неё – всё стало до абсурда понятно.
- Ты любил её, – выдохнула я, как только мы вернулись каждый в собственное сознание.
Дерек тут же отшатнулся от меня, будто от ядовитой змеи. Секунду он колебался, в его взгляде смешались ненависть и страх, а потом он резко распахнул двери и выскочил на площадь, оставляя меня одну в пустом коридоре, всё ещё хранящем эхо произнесённых мной слов.
Находясь в сильнейшем смятении, я поднялась в Зал Совета. Пламя в чаше сегодня излучало нежный персиковый свет, как небо во время заката. Это немного растопило моё сердце, хоть и добавило капельку грусти – я скучала по солнцу.
Аллан и Сандра сидели рядом, сдвинув свои кресла, и тихо посмеивались над чем-то. Лайт, улыбаясь, склонился к подруге и что-то тихо ей прошептал, та залилась смехом, закрывая ладонями лицо.
- Что вас двоих так развеселило? – спросила я, сама не удержавшись и растягивая губы в улыбке.
Но подойти к ним мне было не суждено. Внезапно я почувствовала, как внутри будто лопнул пузырёк. Что-то пошло не так…
Фэй продолжала заливисто смеяться, но звук её смеха я слышала как сквозь вату. В голове мысли пошли кругом, спутались так, что не разобрать, будто снова не мои. Перед глазами в один миг всё померкло. Ноги подкосились, я чувствовала, что падаю, но достичь пола почему-то не могла.
Вдруг я снова получила возможность видеть, но передо мной оказался не зал Совета; почему-то я смотрела на небо. Яркая голубая лазурь наполовину с оранжевой землёй сливались на горизонте в выжженную солнцем бесконечность. Я ощущала, как ветер треплет волосы, обволакивает тело и не даёт дышать – я падала. А потом, спустя мгновение, всё пропало. И моё тело затопила боль.
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Глава 7. Искажённое отражение
Комментарии