Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 17. За ценой молчания
Рано утром, как только солнце на поверхности протянуло из-под горизонта свои первые лучи, все элементари собрались на Лунной площади. Теперь сложно было определить, стоит перед тобой саламандра, инкуб или ундина – абсолютна каждый был облачён в чёрную кожаную форму с закреплённым на поясных ремнях оружием. Из всей толпы выделялась только я в своём белом облачении с чёрными полосками ремней и золотым копьём за спиной. Золотое оружие имелось у каждого члена «старого» Совета – у Аллана, Айрис и Фэй. Дерек предпочитал обходиться своей катаной с рукоятью из аметиста, а Селена, когда я предложила ей взять рукоять Марисы, отказалась, аргументируя это тем, что предпочитает работать копьём, тогда как у Марисы был лёгкий клинок, чем-то напоминающий клинок Аллана.
Мы разместились в несколько колец. Самое крайнее состояло из инкубов, второе, идущее сразу за ним – из сильф, третье составляли саламандры и последнее четвёртое – ундины. В центре колец находился Совет Стихий со мною во главе.
Я обводила взглядом городские улицы, которые могла увидеть со своего места, и старалась до конца принять тот факт, что никогда больше не увижу Подземный город вновь. Место, которое спасло меня, место, которое подарило мне семью... Я пыталась воспроизвести в памяти как можно больше моментов, мною здесь прожитых. Я вспомнила, как в первый день прошла вслед за Алланом через портал и увидела раскинувшийся под нами город. Вспомнила элементарей и Фэй с Айрис, ожидающих нас на ступенях корпуса Совета. Бесконечные тренировки и синяки, Дерека… Больше не будет красных клёнов и бесшумно опадающих золотистых листьев. Я вспомнила, как благодаря гиаде вернула силу элементёра, как обрела здесь сестру и отыскала наши с ней потерянные воспоминания, как затем, наконец, приняла то, кем являюсь... Так я пыталась попрощаться, стоя здесь, в месте, куда меня привела моя судьба.
Наши с Селеной взгляды встретились, та независимо вздёрнула подбородок и повела бровью. Что ж, раз Скай не боится, значит, и я тоже.
Аллан, заметив, что мы переглядываемся, подошёл ближе.
- Мы готовы, - тихо произнёс он. – Все ждут твоего приказа.
Я улыбнулась ему и на мгновение сжала его руку, после сразу же отпустив. В последний раз я позволила себе оглядеться и спустя пару секунд, в течение которых город погрузился в полнейшую тишину, выдохнула:
- Поднимайте.
Послышался сильный грохот – инкубы из внешнего кольца опустились на колени и приложили ладони к земле. Они поднимали площадь вверх. Каменный пол под нашими ногами застонал, но не раскололся – инкубы крепко держали его. Я увидела, как улицы, выходящие к площади, начинает затоплять вода, она проникала под площадь, заполняя пустое пространство и подталкивая пласт земли. Город затоплялся, его заваливали сыплющиеся сверху сталактиты, которые откалывались от потолка. Мы уничтожали свой дом, чтобы, если умрём, он ни за что не достался врагу. Инкубы поднимали площадь всё выше и выше, купол пещеры неумолимо приближался, грозясь раздавить нас. Но тут в дело вступили саламандры и сильфы. Первые ударили по каменному своду языками пламени, пролившимися из их раскрытых ладоней, камень обуглился, а затем и вовсе стал плавиться и крошиться у нас над головами. Сильфы же не давали огню и породе добраться до низа, закручивая их в сильнейшем смерче и выбрасывая наружу через всё больше расширяющееся отверстие в потолке.
Я разглядела вверху тёмно-серое небо, с которого неспешно вниз падал мелкий колючий снег. Ещё немного, десять метров, пять… Лунная площадь запечатала собой проделанный разлом, грохот наконец-то прекратился, наступила гулкая тишина, такая знакомая мне с юности.
В лицо ударил неприветливый ветер, принося с собой ледяные осколки. Было темно – облака скрывали свет под плотной завесой. Кроме нас на равнине, где мы оказались, была только сумеречная пустота.
Кругом я видела застывших в напряжённом ожидании элементарей. Многие из них ни разу не поднимались на поверхность с тех самых пор, как вернулись в Подземный город, и теперь боролись с подступившей растерянностью. Что делать дальше? Этот мир был им неизвестен и, наверное, в какой-то степени пугал каждого. Первый из оцепенения вышел Аллан, он обернулся кругом, привлекая к себе внимание.
- Расчистите небо, - прокричал Лайт сильфам. – Уймите этот чёртов ветер, нужно больше тепла и света!
И вдруг по его команде всё ожило. Ветер поднялся вверх и унёс с собой облака, открывая моему взору голубую небесную лазурь, и мгновенно стало теплее. Я осмотрелась: мы поднялись на широкое горное плато Великого Каньона. Впереди посреди безжизненной долины мирно утекала за горизонт тонкая полоска реки, разрезая на части тёмно-коричневую землю, создав когда-то тем самым высокие неприступные скалы. Солнце полностью поднялось из-под земли и зависло над долиной.
- Знакомая картина, - усмехнулась Селена, взглянув на меня слегка виновато. Я тепло ей улыбнулась, говоря тем самым, что она давно уже прощена.
Аллан вновь приблизился к нам.
- Уверен, фросты уже знают о нашем появлении: они чувствуют элементарей как акулы - кровь.
- Как думаешь, насколько быстро они появятся здесь? – спросила я.
- Думаю, это случится не сегодня, - ответил он. – Нас слишком много. Фросты не так глупы, они поняли, что мы объявили им войну. Им понадобится какое-то время, чтобы собрать все свои силы. Потом они направят их против нас.
- Они, и правда, не придут сегодня, - вклинился в разговор Флэйм, неожиданно вырастая рядом со мной. – Думаю, их следует ждать завтра… может быть, на рассвете.
- С чего такая уверенность? – придирчиво взъелся Лайт, мне тоже было интересно это узнать, так что я не спешила осаживать друга, как делала это обычно.
- Не знаю, - ответил Дерек. – Просто… предчувствие.
Аллан смерил его полным презрения взглядом.
- Лучше оставь свои предположения при себе. Когда ты молчишь, я даже иногда перестаю жалеть о том, что спас тебя.
Я уже стала набирать воздух в лёгкие, чтобы сказать Аллану заткнуться, но тот сам переключил внимание с Дерека на меня.
- Пойду, распоряжусь, чтобы все разбили лагерь, - бросил он и поспешил отойти от нас.
Оставшись с Дереком один на один, я тоже собралась как можно быстрее куда-нибудь деться, но Флэйм не дал мне уйти, неожиданно возникнув прямо там, куда я повернулась, и тем самым преградив мне путь.
- Пожалуйста, Роза, подожди, - тихо попросил он, стараясь, чтобы нас не услышали. – Давай поговорим где-нибудь, мне нужно перед тобой объясниться.
Я устало потёрла глаза.
- Ненависть не предполагает угрызений совестью и уж тем более объяснений, - ответила я. – И я не хочу с тобой говорить. Ни сейчас, ни когда-либо потом.
- Но что, если «потом» у нас уже не будет?! Пожалуйста, выслушай!
- Зачем? – огрызнулась я. – Чтобы ты снова в какой-то момент случайно «очнулся» и растоптал меня?! Мне это не нужно… и ты мне больше не нужен.
Я отвернулась от него, собравшись уйти, но он схватил меня за предплечье. Я смерила его холодным взглядом.
- Мы оба знаем, что я могу сделать с тобой, - процедила я. – Так что убери руку, пока я даю возможность, и мы разойдёмся мирно.
- Только посмотри на неё, прошу! – воскликнул он. – Мои вены чёрные, видишь?! Это яд, фросты накачивали меня им три месяца день ото дня.
- Что ты хочешь этим сказать? – насторожилась я. – Ты же не…
- Я – элементарь, - пресёк он мои догадки. – Клянусь, я всё ещё саламандра! Но моё сознание время от времени искажается, я делаю то, чего не хочу, говорю то, что никогда бы ни за что не с казал добровольно! То, что произошло на берегу…
- Довольно! – воскликнула я, чувствуя, что совсем скоро уже не смогу сдерживать прорывающуюся к сердцу боль. – Довольно…
Я вырвала свою руку из его хватки и отступила на несколько шагов.
- Просто… не нужно, ладно? – попросила я. – Обещаю: мы обязательно поможем тебе излечиться. Но то, что было между нами, то, что могло бы быть… забудь. Это слишком для меня… слишком больно. – На этих словах я попятилась, а потом и вовсе перешла на бег, стремясь затеряться где-нибудь, слиться с толпой, забыться… Только бы не думать больше о Дереке и не чувствовать эту чёртову надежду, что пробудили во мне сказанные им слова.
К счастью, у нас было много забот. И много мыслей, о которых стоило подумать. Это смогло занять меня на весь день.
***
Кровавые языки пламени пропадали, как только свет от копья элементёра добирался до них. Мой клинок раз за разом сходился с клинком Аллана, пока очередной мой удар не поверг того, и пламя вконец не угасло.
Лайт, улыбнувшись, убрал своё оружие за пояс и потёр уставшие руки.
- Твои силы возросли в несколько раз, не помню, видел ли я когда-нибудь, чтобы кто-то проходил обучение настолько быстро. Ты молодец, правда.
Я улыбнулась.
- Спасибо.
Я подошла ближе к другу, заглядывая в его глаза, похожие на тлеющие холодные звёзды. Внезапно слова будто все иссякли. Мы стояли друг напротив друга и молча улыбались. Сзади слышались далёкий смех и звуки одинокой мелодии – видимо, кто-то из элементарей решил напоследок сыграть на любимом инструменте.
Аллан всё продолжал смотреть на меня, по привычке склонив голову набок.
- Что? - не выдержала я.
- Только сейчас понял, насколько вы с ней не похожи.
- С кем не похожи? – зачем-то спросила я, конечно же, уже зная ответ.
- Со Спирит, - подтвердил мои догадки Лайт. – С самого первого дня, как понял, кто ты, я только и делал, что пытался убедить себя в том, что ты – её точная копия. Но всё не так. Ты – это ты, Роза. Спирит живёт где-то внутри тебя, но снаружи – не она, а ты. Всё это время я искал своего элементёра, а нашёл друга.
Мы одновременно потянулись друг к другу и, наконец, обнялись. Я обхватила его за пояс, а он по привычке кольцом своих рук накрыл мои плечи, спрятав лицо в волосах. Неожиданно ко мне пришло такое чувство, будто я наконец-то дома.
- Аллан, - тихо позвала я и после того, как он спросил: «Что?», ответила: - Я тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю, Роза.
Мы стояли так долго, понимая, что это, возможно, наш последний шанс провести время только вдвоём. Я не знала, что ждёт нас завтра. При мысли о предстоящем дне на ум приходили только серая пустота и неизвестность, а потом голова начинала болеть. Поэтому я предпочитала вообще не думать, решив просто жить, позволить себе эту роскошь хотя бы однажды.
Я ещё сильнее прижалась к Аллану, стараясь не размышлять о том, что, по всей видимости, сейчас с ним прощаюсь.
- Я всегда буду стражем своего элементёра, - выдохнул Лайт. Тепло его дыхания затерялось в моих спутанных кудрях. – Я всегда буду им для Спирит… но для тебя, Роза, я навечно останусь другом.
- Как и я для тебя, Аллан, - в ответ пообещала я. – Как и я для тебя.
***
Под вечер саламандры разожгли большой костёр, и все стянулись к нему, стремясь держаться ближе друг к другу. Мы с Алланом и Фэй сидели вместе. Сандра нежно перебирала мои волосы, стараясь превратить непослушные спутанные кудри в некое подобие косы. Она давно уже молчала. Я решила, что Фэй не хочет прощаться, она же всегда надеялась на лучший исход. Её спокойствие распространяло вокруг уютное чувство чего-то мирного и лишённого тревоги, поэтому все и стремились к ней. Фэй была элементарям как мать, она заботилась обо всех них и окружала любовью. На секунду я представила, какой бы замечательной матерью она стала. Вообще элементари не могли иметь детей друг с другом, а вот с людьми, почему-то, могли, но очень редко. В таких случаях ребёнок рождался человеком, жил как человек и в своё время умирал, но у него всё же была особенность – он мог чувствовать присутствие элементарей. Именно они – эти дети и впоследствии дети их детей – возвращали гиады в Подземный город. Они хранили тайну о нас по праву своей крови. Могли ли у Фэй когда-то быть дети? Навряд ли, она бы не смогла бросить своё дитя, только не она. Её руки всё ещё перебирали мои волосы, осторожно и нежно разделяя пряди тонкими пальцами.
Кто-то снова заиграл на каком-то струнном инструменте. Селена, сидящая не так далеко и с кем-то до этого переговаривающаяся, усмехнулась и резко поднялась с земли. Отряхнувшись, она прошла к небольшому пустому пространству и остановилась там. Бросив взгляд на сидящих повсюду элементарей, она затем прикрыла глаза, завела руки за голову… и начала танцевать. Я с удивлением наблюдала за тем, как танцует Скай. Она начала с медленных осторожных движений, будто прощупывая почву, а затем, когда ничего страшного не случилось, осмелела, начав двигаться более резко и открыто. Её тело красиво извивалось, она притоптывала ногами и хлопала в ладоши, дополняя музыку собственными звуками. Послышались ещё хлопки – это поддерживали её другие элементари, кто-то и вовсе присоединился к Селене, тоже начиная танцевать.
Я не отрывала своего взгляда от Скай. Она будто отпустила себя. Всегда такая закрытая ото всех, она наконец-то показывала себя настоящую, всем заявляя о том, что жива. И хочет быть живой. Наконец она чувствовала жажду жизни, пусть и с опозданием, но я всё равно была за неё рада. Моя сестра достойна была оставаться такой – живой и настоящей, в первую очередь понятной для самой себя. Улыбаясь, я закрыла глаза, проваливаясь в удобную темноту. В лицо ударил ветер, воздух становился более наэлектризованным. Всё подходило к завершающей ноте. Музыка, в конце концов, должна была скоро оборваться.
***
Грозовые тучи уже начали снова подбираться к нам с горизонта. Гром в них гремел, не переставая, а воздух был таким разрежённым, что искрились и «щёлкали»волосы.
- Фросты собирают силы, - подметила Селена.
После её танца мы стояли бок о бок, глядя с обрыва на речную долину, уходящую вдаль. Где-то там, впереди, нас поджидала бесчисленная армия чудовищ. Но пока они опасались подходить близко, и это давало нам время собрать свои собственные силы.
Селена была взволнована. Не думаю, что она показывала это кому-то ещё, кроме меня. Скай просто знала – я смогу её понять. Поводов для волнения у нас было предостаточно.
- Мы добровольно идём на смерть, - снова подала голос она. Я усмехнулась.
- Ты повторяешься.
Она нервно рассмеялась. Мне вспомнился недавний разговор с Алланом. Хотелось сказать что-то подобное и Селене, но слова подобрать никак не получалось.
- Постарайся, чтобы тебя не убили, - в итоге попросила я.
- И ты постарайся.
- Хорошо.
Я отвернулась от маячившей вдалеке темноты и заглянула в её глаза. Те теперь казались спокойными, даже слегка сонными. Я шагнула вперёд и обняла её. Руки Скай невесомо сомкнулись у меня за спиной.
- Я… всё понимаю, Селена… я правда всё понимаю.
Она крепче стиснула руки.
Какое-то время мы простояли так, обнявшись. Я снова смотрела на горизонт. Изредка далёкие вспышки молний озаряли небо в том месте, где оно почти встречалось с землёй. Над нами солнце продолжало клониться к Западу. Селена сама отстранилась и напоследок придирчиво обвела всю меня взглядом. А затем вздохнула, спрашивая:
- Ты ведь понимаешь, что сегодня, возможно, твой последний шанс?
- Последний шанс для чего? – переспросила я, немного её не понимая. Скай пожала плечами.
- Для всего. Сегодня – последний шанс для всего.
Она посмотрела куда-то за мою спину. Я обернулась. Сердце дрогнуло, когда мне удалось понять, куда именно был направлен её взгляд. Вдали, на небольшом пригорке, в окружении саламандр стоял Дерек Флэйм.
Я покачала головой, грустно улыбнувшись Селене.
- Хочешь совет? – спросила меня она и, не дождавшись ответа, продолжила: - Не думай о его чувствах, подумай лучше о себе. Столько всего успело произойти с тобой, и каков будет итог? Если что-то случится – что очень даже может быть – представь, как сильно ты будешь жалеть, что упустила возможность, пока она у тебя была.
Я вновь промолчала, не найдясь с ответом. Слишком всё это стало сложным.
- Просто подумай об этом. Я не хочу, чтобы потом ты о чём-то жалела.
- Спасибо…
Она отмахнулась, а потом зашагала прочь, видимо, сочтя наш разговор оконченным. Я молча смотрела, как она всё дальше и дальше отходит от меня. И вдруг кое-что пришло мне на ум.
- Селена! – прокричала я. Она обернулась. – А что ты собралась делать – со своим шансом?
Она развела руками.
- Наверное, постараюсь хорошо выспаться напоследок! – прокричала она мне в ответ и рассмеялась.
Я улыбнулась. Мой взгляд случайно зацепился за одинокий пригорок впереди. Там уже никого не было. Но слова сестры угрожали надолго засесть в моей голове. В своём решении насчёт Флэйма я снова колебалась.
***
За ужином мы успели проработать стратегию битвы, мысленно расставив элементарей на плато наилучшим образом. Нас было мало, но в единстве мы были всё ещё достаточно сильны, особенно если учесть, что мы с Селеной всё же нашли способ ментально укрепить связи между каждым представителем стихии. Последний день незаметно подошёл к концу.
Солнце садилось. Проводить его лучи я пришла в отдалённое место, которое ото всех было скрыто скалистой грядой. Хотелось немного побыть с ним наедине, как когда-то раньше. Ветер развевал мои волосы, и они парили над пропастью, словно языки пламени. Я всё пыталась осознать, что этот закат, возможно, последний в моей жизни. Глаза жадно всматривались в горизонт, запоминали нежные краски ранней зимы, безжизненную пустынную пыль и бесконечные скалы далеко внизу. Завтра всё должно закончиться. Понять бы ещё, что именно.
Сзади послышался тихий шорох шагов. Поступь была плавной, но уверенной - словно у крадущейся кошки. Она могла принадлежать только одному человеку.
- Я думала, что няньки мне давно уже не нужны, - ядовито заметила я, оборачиваясь.
Дерек стоял на расстоянии пары шагов от меня. Его руки безвольно висели с двух сторон от тела, а голова наклонилась вниз. Взгляд больших голубых глаз казался печальным, и, заметив это, я смягчилась. Слова Селены оказались будто выжжены с внутренней стороны моих век.
- Как ты меня нашёл?
- Я постоянно за тобой наблюдаю, думал, ты это заметила.
- Давно заметила.
- Понятно.
Молчание между нами всегда было очень неловким. Поэтому я старалась не оставаться с Дереком один на один, но в этот раз он сам, похоже, захотел этого. И я знала почему.
Признаться, я тоже хотела разговора с ним. сестра была права: нужно было расставить все точки над «i», пока не стало слишком поздно. Я не могла до самого конца игнорировать то, что чувствовала к нему, как ни пыталась. Эти эмоции… они пугали, заставляли сердце метаться в груди. Они не были похожи на мою дружескую любовь к Аллану или к Фэй, они не имели ничего общего с моей связью с Селеной. Это была страсть, это был огонь, подобный огню саламандры, только ещё ярче, ещё сильнее. Он обжигал даже на расстоянии, через одежду, сквозь кожу пробирался к сердцу и прорастал там алыми цветами, пускал корни в самую глубь и не давал шанса избавиться от него.
И я знала: на этот раз я не смогу оставить всё просто так. Не позволив себе попытаться, я буду жалеть об этом. Обязательно буду.
Мы стояли и смотрели друг на друга, немые и неподвижные. Я старалась выудить его из своих прежних воспоминаний – вот он, вечная тень, скрывающаяся за силуэтами моей неприступной свиты. Преданный, готовый пожертвовать всем ради той, которую любит. Которую уже потерял однажды.
И теперь я смотрю на него, и в мире будто нет ничего другого. Снова только он. Только Дерек.
Мне неважно, кем он был когда-то. Мне важно только то, кто он сейчас и кем считаю его я, Роза, сирота-отшельник, элементёр из умирающего мира. Мы - два одиночества. В этот момент мы - равны.
И я чувствую, что теперь ничего меня не сковывает. За спиной не маячит надоедливый образ Спирит. Какая разница, если завтра мы с ней обе погибнем? Больше нет смысла притворяться кем-то другим. Я хочу быть собой. Я всегда была собой.
Поэтому когда он делает первый неуверенный шаг мне навстречу, я больше не отстраняюсь и не пытаюсь убежать. Я тоже приближаюсь к нему.
И я снова нахожу его губы, как тогда, в темноте палаты госпиталя. Дерек целует меня, медленно и нежно, будто боится причинить мне боль. Знал бы он, что мне уже больно. И я чувствую эту боль на протяжении многих лет. Она – вся моя жизнь.
Но Дерек заставляет меня забыть о ней. И я понимаю, наконец, что жива… хоть на самой оконечности сознания и знаю, что жива только пока.
Его губы мягкие, осторожные, как и мои. Своими руками я ощущаю силу его рук, чувствую, как под вязью татуировок играют мышцы и как его кожа горит от моих прикосновений. Но всё правильно. Наконец-то я делаю что-то, что правильно. И на этот раз я ни от чего не отказываюсь. Я никогда больше от него не откажусь!
Мы не разговариваем. Для слов сейчас слишком много мыслей. Поэтому мы наконец-то просто любим друг друга.
В его взгляде смешались растерянность и благоговение. Кончиками пальцев он гладил моё лицо, шею и ключицы. Я потянулась и губами прикоснулась к его векам, чувствуя, как меня щекочут его ресницы.
Руки нашли края его футболки и медленно, но решительно потянули вверх.
Дерек не был удивлён. Он был согласен. Мы оба понимали, что это наш последний шанс показать друг другу то, что до этого так долго скрывали порой даже от самих себя. Это был наш последний шанс быть вместе.
Его горячая кожа без одежды, казалось, ещё чуть-чуть – и оставит ожоги на моих ладонях. Но я не смела отстраниться, вместо этого прильнув к сильному телу как можно ближе. Флэйм целовал мои губы и шею, обнимая так крепко, что никто бы сейчас не смог нас разлучить.
Мой взгляд случайно упал на горизонт. Последний солнечный луч на прощание ослепительной вспышкой пронёсся по небу, пронзая облака. А потом мир погрузился в ночные сумерки. Немного отстранившись, я посмотрела в глаза Дерека. Какое-то время я наблюдала, как мирно в них плещется бездонный изумрудно-синий океан. Мои губы растянулись в нежной улыбке, руки заботливо убрали со лба длинную тёмную чёлку. Таким я его и запомню. Таким я и запомню Дерека Флэйма.
Больше мы не позволяли себе промедлений. Мой жилет полетел на землю, вслед за его футболкой, вскоре к этим вещам присоединились и все остальные тоже. Пламя поглотило меня полностью, целиком, и я приняла его, разрешив заключить моё тело в обжигающие объятия.
Я умирала и одновременно оживала, губы скользили по коже, а движения в унисон сливались с волнами болезненного наслаждения, что будоражили сознание и чуть ли не заставляли кричать. Дыхание сбивалось, а сердце рвалось навстречу другому сердцу, бившемуся совсем рядом и тоже уже пустившемуся в галоп.
Я чувствовала над собой его сильное тело, я чувствовала, как он любит меня, отчаянно и пылко. И я была отражением его, крепко обнимая широкие плечи и ногтями впиваясь в чёрные татуировки.
Наше единение отдавало ярким привкусом горечи. Я чувствовала её на наших губах, вдыхала вместе с воздухом. Это была горечь принятия: всё происходящее больше не повторится. Никогда.
Подумав об этом, я плотно закрыла глаза, позволив физическим ощущениям взять верх над рассудком. Для того, чтобы рассуждать о нашей ужасной судьбе, у меня будет время и позже. Сейчас же эти украденные секунды близости казались самой большой драгоценностью, что была в мире.
Я обняла Дерека своими руками, зарываясь пальцами в густые волосы, провела носом по его коже. Только это сейчас имеет значение. Мне обязательно нужно запомнить это, мне нужно сохранить его.
***
Солнце вставало. С места, где мы находились, его было не увидеть, но небо уже окрасилось робкими всполохами рассвета. Только полоса у самого горизонта кишела кромешной темнотой – там под покровом зимы скрывались чудовища, наши враги.
Я давно проснулась, так давно, что ещё успела застать на небосводе последние звёзды. Я стояла у края обрыва, мысли текли плавно и так незаметно, будто были и вовсе не мои. Своим «шестым чувством» я ощущала, как один за другим где-то поблизости просыпались элементари. Этим утром я сбросила свою ментальную броню, планируя остаться без неё в намечающемся сражении. Чем крепче мы все будем связаны, тем сильнее окажемся.
Одной из множества золотистых нитей в этом живом клубке была Селена. Её тихие мысли струились, будто неспешно текущая река в долине перед моим взором. Я не стала подсматривать, лишь убедилась, что сестра в порядке.
Сзади послышался шорох одежды – Дерек. Губы поджались, скрывая робкую, болезненную улыбку на моём лице.
Я подошла к нему и молча опустилась на колени. Его лицо оказалось напротив моего. Так и раньше довольно часто случалось, но теперь всё было по-другому: неопределённость и холодность ушли ещё с прошлым закатом… осталась только боль, перемешанная с отчаянием, а ещё глубокая привязанность и страх потерять. Я испытывала их каждый раз при взгляде на Флэйма. Мне страшно было его лишиться. И тогда, и сейчас.
Наши руки сами собой переплелись. Огонь саламандры прошёл сквозь меня, достигнув самого сердца.
- Уже рассвет, - зачем-то сказала я.
- Уже рассвет, - согласился он.
Нужно было уходить, но мы сидели, не двигаясь, и смотрели в глаза друг другу. И в этот момент я понимала, что с радостью бы провела так всю свою жизнь – лишь бы только Дерек вот так и сидел рядом, смотря на меня тем же взглядом, что и сейчас.
Время шло. Моё сердце стучало всё быстрее из-за навязчивых мыслей о том, что конец близится. Я была ещё не готова, не готова…
- Я не могу лишиться тебя, - призналась я ему. – Это хуже, чем потерять всё остальное вместе взятое.
Флэйм чуть заметно улыбнулся. Его ладонь погладила мою щёку. Я как могла пыталась запомнить каждое его прикосновение, каждую секунду оставшегося времени.
- Не беспокойся за меня. Я выживу, если ты мне прикажешь. Я сделаю всё, что ты захочешь.
Из моей груди будто кто-то разом вышиб весь воздух, и я выдохнула его сквозь с силой стиснутые зубы.
- Тогда приказываю тебе не умирать, что бы ни случилось! Слышишь?! Я тебе приказываю!
В порыве я обхватила руками его шею, пальцами вцепилась в волосы.
- Я люблю тебя, Роза, - выдохнул он.
Вот и оно. Дерек в первый раз сказал, что любит меня. Жаль, что для этого было уже не время. Теперь для любви в этом мире точно не было места, не на поверхности.
- Я хочу услышать это ещё раз. Когда мы победим и снова встретимся, - прошептала я, прежде чем поцеловать его в последний раз.
Мы поднялись с земли. Утреннее солнце слепило глаза и жгло неприкрытую кожу. Прекрасный день для того, чтобы всё закончить.
- Нам пора, - напомнила я.
Дерек кивнул и, пристальным взглядом окинув меня с головы до ног, будто пытался запомнить каждую мою черту, отвернул голову. Мы расцепили руки и зашагали в сторону лагеря. Я знала, что в нём тоже никто уже не спит. Все чувствовали, что фросты не просто приближаются – они уже были здесь.
Битва скоро должна была начаться. Моё сердце отсчитывало секунду за секундой, будто таймер, который никому не остановить.
***
Последняя трапеза была недолгой. Мы всем Советом по привычке сидели в кружке, расположившись прямо на земле. По очереди я обводила взглядом каждого, просто чтобы зацепиться за элементарей как за что-то привычное. За эти несколько месяцев, как правда открылась передо мной, эти люди стали мне домом.
Напротив меня сидела Айрис. Она уже закончила есть, и теперь крутила в руках небольшой клинок с простым металлическим лезвием. Солнечные лучи, отражаясь в нём, слепили глаза.
Айрис… я всегда думала, что её замкнутость распространялась на всех, а не только на меня, ведь тяжело находиться в обществе, с которым ты запрещаешь себе общаться. Но было ли моё представление правильным? Что же такого она увидела в прошлом, если молчала даже сейчас, когда решающий миг был как никогда близок? Что может быть до сих пор настолько важным… и ведь не только для неё – для всех! Насколько же на самом деле велика роль этой девушки в предстоящей буре?
Мои же мысли не на шутку взволновали меня. Что-то подсказывало, что если Айрис до сих пор ведёт свою игру, значит, всё дело в битве. Она знает о чём-то, что повлияет на её исход, и навряд ли это будет что-то хорошее.
Меня несильно толкнули в плечо – Аллан покачал передо мной фляжкой, и я потянулась, чтобы забрать ту из его руки. Лайт наклонился ко мне.
- Не прожги в ней дыру, - тихо шепнул он, и я поджала губы. Что ж, если Аллан до сих пор спокоен и доверяет Сайленс, то и я тоже постараюсь.
- Она знает что-то важное, - поделилась я своими переживаниями с другом.
- Знаю, - ответил он. – Айрис разберётся. Если не веришь в неё, то поверь хотя бы мне. Пожалуйста.
Я шумно втянула воздух через нос. Аллан просил довериться ей, как ему самому. Разве я могла сделать это?.. Хотя, разве у меня на самом деле был выбор? Я могла заставить сильфу всё мне рассказать… но это могло стать ужасной ошибкой. Будущее – не игрушка, именно поэтому судьба доверяет его лишь единицам. Оно в надёжных руках, не так ли?
- Я тебе верю, - пришлось сдаться мне. Друг сжал мою руку, лежащую на земле между нами.
- Спасибо.
Дерек, сидящий рядом с Айрис, с интересом посмотрел на меня, я слабо улыбнулась, мысленно послав ему: «всё в порядке, не переживай».
Флэйм уже был при оружии, как и все остальные. Копьё элементёра приятно холодило кожу на моей спине, и эти ощущения оглушительно кричали мне о том, что время вышло. Совсем, совсем скоро запищит таймер, и уже нечего будет ждать.
Огонь костра в центре нашего импровизированного круга вспыхнул, а затем прижался к земле и растворился там, не оставив после ни одной струйки дыма. Я вновь посмотрела на Аллана. Тот на мгновение прикрыл глаза, а когда распахнул их вновь, твёрдо выговорил:
- Пора.
***
Ветер поднимался. Я чувствовала, что воздух снова наэлектризован, и всё сильнее становилась духота, но, вероятно, это было не просто к дождю. К нам приближалась буря другого рода, и я боялась куда большего, чем простых грома и молний.
Мы все были здесь – замерли в ожидании единым строем среди пустыни. Элементари наконец-то снова объединились, и это объединение должно было вскоре привести к чему-то кровопролитному… но наша надежда была сильнее страха.
На горизонте всё множились тучи. Чернота, крадучись, выползала из своих потайных щелей. Тьма смешивалась с яркой лазурью неба и красным пустынным маревом, а потом побеждала и собой затмевала их обоих, сменяя яркие краски смерти неизвестностью.
- Они идут, - озвучила я то, что все и так давно уже знали.
Их число было нам неизвестно. Разведчики говорили о тысячах… если не десятках тысяч. Нас же было в несколько раз меньше. Но мы были сильнее… ведь теперь мы снова стали едины.
За спиной покорно и тихо замерла моя армия. Я чувствовала на себе взгляды их бирюзовых глаз. «Если люди посчитали бы элементарей богами, то кто для элементарей я?»
Мой взгляд скользнул сначала по правую, затем по левую сторону от меня: там, ближе всех ко мне, стояли члены Совета. Аллан, Фэй, Айрис, Дерек и Селена. Все они были рядом, как и всегда, все они не раз доказали мне свою преданность и навсегда поселились в моём сердце. Тучи уже закрыли собой полнеба. Ветер принёс морозную свежесть, которая при каждом вдохе пронзала лёгкие тысячью невидимых льдинок.
- Всё ближе и ближе… - протянул Лайт.
Не знаю почему, но его слова заставили улыбку заиграть на моих губах. Возможно, это отчаяние подкатило к горлу, но вдруг я почувствовала мощный прилив сил. Всё ещё улыбаясь, я повернулась лицом к своей армии.
- Я не буду надоедать вам долгими речами, вы знаете – у меня плохо получается говорить, - прокричала я, обводя всех элементарей взглядом. – Этот бой – не игра – это всё, что отделяет мир от краха. Просто переживите этот день, просто останьтесь живы – это всё, что я прошу от вас сегодня… это всё, что просит Спирит!
Моя рука с копьём поднялась вверх, гиада в нём загорелась, превратившись в лезвия. Элементари передо мной закричали, захохотали, и оружие их тоже поднялось к пока ещё чистому над нашими головами небу.
- Завтра мы ещё будем живы! – закричала я так, что лёгкие вспыхнули пламенем.
И элементари зашумели ещё громче. Я надеялась, что нас услышали приближающиеся чудовища. Пусть они знают, что мы не собираемся просто так сдаваться.
Я снова повернулась вперёд: фросты были уже близко. Я могла рассмотреть их чёрные тела, мечущиеся в туче из тумана и мёртвой пыли. Оттуда уже слышалось грозное рычание, клокочущее вместо грома в сегодняшней буре.
- Элементари, приготовиться, - скомандовал Аллан.
Сам он стал весь охвачен огнём, рукоять меча поблёскивала в его правой руке. Все саламандры, в том числе и Дерек, вспыхнули вслед за Лайтом. Сильфы поднялись в воздух, вооружившись луками и копьями, ундины и инкубы обнажили клинки, приготовившись сражаться на земле. Я посмотрела на Селену – за неё я опасалась больше всех остальных, ведь смерть каждого элементаря Скай почувствует сегодня на собственной шкуре. Не знаю, выдержала бы я подобное… Но, поймав мой взгляд, она усмехнулась. Копьё плавно покачивалось в её руках.
- Удачи, Фрост, - сказала я.
- Удачи, Спирит, - усмехнувшись, кивнула Селена.
Рычание стало оглушительным. Они были здесь.
Фросты замерли в сотне метрах от нас, ожидая, когда мы сделаем первый шаг. На передовую они выставили огромных боевых чудовищ – такой же напал на Аллана в день нашей первой встречи. За ними шли бесчисленные шеренги человекоподобных существ, нетерпеливо шипящих и от голода клацающих зубами.
На время между нашими армиями повисла напряжённая тишина. Мы смотрели друг на друга, готовясь нападать и обороняться… готовясь убивать. Я чувствовала, как в моей груди обеспокоенно стучит сердце, разгоняя по жилам кровь и энергию. Энергия текла во мне, она сочилась из меня и питала землю. Я была сильнее любой твари, стремящейся перегрызть мне глотку на этом проклятом плато. Мы были сильнее их.
Сделав глубокий вдох, я закрыла глаза. Из своего сознания я выцепила воспоминание: лицо моей мамы, когда она, улыбаясь, смотрела на меня. Его губы раскрылись, и мама прошептала моё имя.
«Рооооза», - пропела она, и давно похороненный голос прозвенел в моей голове серебристыми колокольчиками. – «Пора просыпаться».
Мои глаза распахнулись. Пойманный в ловушку воздух в следующую же секунду прорвался на свободу:
- В бой! – выдохнула я, и порыв ветра разнёс мои слова повсюду.
- В бой! – откликнулся Дерек.
- В боооой! – закричал Аллан.
- Вперёд! – ответила мне Селена.
И я, не оборачиваясь, кинулась вперёд, навстречу ощетинившейся ревущей темноте.
За моей спиной бежали остальные элементари. Аллан с Дереком нагнали меня с двух сторон, намереваясь держать оборону.
Впереди фросты тоже сорвались с места, их тяжёлые лапы когтями вспарывали грунт, поднимая пыль в застоявшийся воздух.
Мы были с каждой секундой всё ближе, ближе, ближе, каждый мой шаг отдавался в пульсирующих висках… и наконец-то армии столкнулись. Пространство заполнили рубящие звуки клинков, врезающихся в плоть. Я старалась не подпускать к себе страх. Моё копьё стремительно пронзило первого фроста. Тот остервенело задёргался, и в следующее мгновение жизнь покинула его чёрные глазницы. Оцепенение на секунду сковало мои руки, но я быстро заставила себя очнуться и резким движением вытащила копьё из тела чудовища. Густая кровь закапала с белоснежного лезвия, будто жидкая копоть. Я отступила от монстра на пару шагов, стараясь избавиться от неожиданно подступавшей к горлу тошноты. Огляделась – элементари, не щадя, кидались на врага, и черные тела, точно такие же, как и то, что рухнуло секундой раньше к моим ногам, одно за другим покрывали землю. Они не колебались, не медлили. Так почему же я позволила себе остановиться? Будто очнувшись, я с раздражением сбросила с себя это оцепенение.
Дальше сражаться стало легче. Я достаточно хорошо отточила своё мастерство, тренируясь в Подземном городе. Моё копьё размытым светлым пятном мелькало в темноте, то и дело пресекая чьё-то существование. Я ловко уворачивалась от острых когтей и зубов, сражаясь отчаянно, как и остальные.
Я видела, как Аллан, объятый огненными языками, яркой вспышкой скользил где-то рядом со мной, постоянно пропадал в темноте из тумана, а затем снова появлялся живой и сравнительно невредимый. Дерек был по другую сторону. Пару раз он отбивал от меня неожиданные атаки. Я знала – элементари взяли меня в кольцо, стараясь защитить. Но в кольце этом оказались и фросты тоже. Выход был один – убить, убить их всех до единого.
Поэтому я продолжала сражаться, пронзая копьём всё новые и новые тела. Это была великая битва. Если мы выживем, никто из нас не сможет забыть этого дня. Никто и никогда.
В какой-то момент среди фростов и элементарей мне удалось выцепить взглядом Селену. Она сражалась с жестокой яростью и гримасой отчаяния на лице. Я знала: ей было больно, и боль эта появлялась не от ссадин и порезов, уже успевших покрыть тело каждого из нас. Элементари гибли, и каждую смерть Селене приходилось проносить сквозь себя.
Иногда она вскрикивала, сдерживая подступающие судороги, а потом с ещё большей злобой кидалась на врагов. Но я боялась, что в какой-то момент она позволит себе совершить мою старую ошибку – разрешит злости отвлечь себя, позабудет о внимательности. Этого не должно было произойти, поэтому я стала пробиваться к ней. Фрост за фростом, метр за метром, Скай была всё ближе ко мне.
Но внезапно что-то снова произошло. Что-то страшное, чего мы не могли увидеть. Селена закричала. Её колени подогнулись, и она упала. В тот же момент фрост, с которым она билась, незамедлительно кинулся в атаку, радостно оскалив пасть.
- НЕТ! – я бросилась вперёд, наплевав на опасность и риски.
Снова передо мной появилось лицо, выуженное из памяти. На этот раз оно принадлежало Каю. Он щурился, смотря на солнце, и у его глаз появлялись морщинки.
«Роуз, ещё не время засыпать».
Я почувствовала, как по моим щекам текут горячие слёзы.
«Нет, вы все ошибаетесь. Пришла пора.»
Вдруг время вокруг нас с сестрой застыло. Селена оказалась единственной, кроме меня, кто не поддался этому странному событию. Её взгляд заметался и нашёл меня, бегущую к ней навстречу. Оттолкнувшись от земли обеими руками, она постаралась удержаться на трясущихся ногах, но боль всё ещё делала её беззащитной.
Поэтому я решилась, и, не думая ни о чём, кроме сестры, закрыла Селену своим собственным телом, становясь барьером между фростом и ней. Каким-то образом я знала – чувствовала – в следующий же миг время продолжит свой ход. Так и случилось.
Я ощутила, как острые клыки, полные яда, вонзаются в моё плечо.
Послышались крики, голоса были полны нескрываемого ужаса. Где-то поблизости остро различим был голос Лайта. Огненный клинок отделил голову ранившего меня фроста от его тела, и перед собой я увидела Аллана.
- Спирит… Роза… - испуганно прошептал он, смотря на страшные раны, покрывшие моё плечо.
«Яд фростов для элементаря – смерть», - возник у меня в памяти его далёкий голос. -«Смерть».
Я чувствовала, как она пробирается от раны к сердцу, чтобы потом с кровью разнестись по всему телу. Жизнь смешивалась с крахом.
«Как жаль…»
А я всё надеялась, что нам удастся выстоять, ведь мы были настолько сильны все вместе… и наша связь в итоге станет погибелью.
Аллан всё стоял и беспомощно смотрел на меня, его руки тянулись ко мне, но никак не решились дотронуться. На его фоне ни на секунду не останавливалось сражение. Селена за моей спиной судорожно дышала. Я надеялась, что от укуса она всё же не умрёт вместе со мной. С ней у элементарей ещё оставался шанс выстоять.
Секунды тянулись каждая – целую вечность. В конце концов, я начала сомневаться, что умираю. Может, яд фростов не столь губителен для элементёра, как для остальных?
- Всё… хорошо, - поспешила я заверить окружающих. – Всё хоро… ай!
Наверное, яд только сейчас добрался до сердца. Аллан не успел подхватить меня, и я упала в объятия Селены, стоящей за моей спиной.
- Нет, нет, мы так не договаривались, - забормотала она, обхватывая меня руками.
- Ты жива! – Воскликнула я, глядя на её такое до боли знакомое лицо, такое родное. Счастье от этого стало настолько сильным, что даже затмило охватившую моё тело боль. - Селена, как я рада, что ты всё ещё жива…
- Заткнись! Заткнись и не смей развивать эту мысль, Спирит, ты будешь жить!
- Прости, Фрост, не в этот раз…
С трудом заставив себя не смотреть больше на Селену, я перевела взгляд на Аллана.
- Помоги ей всё исправить, - слабеющим голосом попросила я друга, ловя его метающийся в бессилии взгляд.
Вот бы ещё суметь увидеть Дерека с Фэй напоследок, но, видимо, это сделать мне уже не суждено… Что ж, великим подарком будет уже то, если она все окажутся живы.
Сердце болело, будто поражённое ядовитым шипом. Холод разливался по телу. У меня болело всё: зубы, кожа, ногти, было такое ощущение, что мне выкалывают глаза… Боль становилась невыносимой. Я закричала, в агонии вырвавшись у Селены из рук. Тело горело ледяным пламенем, кости скручивало и дробило… а потом в одно-единственное мгновение всё закончилось. Стало спокойно и легко.
Я недоверчиво раскрыла веки. Вокруг продолжалась битва, от её гомона и смешения красок кружилась голова. Взгляд остановился на Аллане и Скай, я в непонимании нахмурилась. Вдруг Лайт отшатнулся, взглянув на меня чуть ли ни с отвращением.
- Аллан, - дрожащим голосом обратилась я к нему. – Что происходит?
Селена, будто в ужасе, поднесла руки к губам.
- Скай?
- Твои глаза, Роза… - прошептала она.
- Я ошибся, - выдохнул Аллан, его свободная от оружия рука взметнулась вверх, с силой натягивая чёрные волосы. – Фрост! - Это слово разрезало окружающее пространство. Оно и стало молнией этой бури.
- Фрост?!.. Фрост!.. Фрост! – послышались сотни голосов – это за ним повторяли элементари, устремляя свои взгляды ото всюду точно на меня.
Я вновь взглянула на Аллана, уже трясясь от страха.
- Нет, Аллан, нет, что ты говоришь? Это же я – Роза, твой лучший друг…
Он замотал головой. Из глаз его неожиданно заструились слёзы. И не слушающимися губами он прошептал одно-единственное слово:
- Убить.
После я будто оглохла. И всё разом потеряло своё значение. Элементари накинулись на меня, а фросты – на них, всё смешалось сильнее прежнего. Видимо, смерть сегодня всё же не обойдёт меня стороной. Подумав об этом, я покорно закрыла глаза, приготовившись встретить свою судьбу.
- Прочь, все прочь! – её голос прогремел, словно гром, над мёртвой пустыней.
Всё кругом нас в этот же миг застыло. Элементари и фросты прекратили сражение. Монстры затаились в ожидании, устремив на нас со Скай свои пустые чёрные взгляды. Воины стихий в замешательстве остановились, клинки погасли. Эхом над пространством пронеслась тишина и накрыла всех нас своим удушающим куполом.
Я была в полной растерянности. Копьё элементёра выскользнуло из моих рук и со звоном встретилось с землёй. Мои руки… я с ужасом посмотрела на них, наблюдая, как заблестели в скудных солнечных лучах бледно-голубые когти, а кожа секунда за секундой всё сильнее бледнела.
Селена продолжала стоять ко мне спиной, загораживая меня от всех остальных, но я всё равно смогла разглядеть в разномастной толпе Аллана. В ту же секунду сердце ухнуло куда-то вниз, холод сковал тело, и я, не выдержав того количества боли и отвращения, что было во взгляде моего лучшего друга, отвернулась от Лайта.
Я поняла – у меня никого не осталось. Я снова одна. Будто и не было вовсе последних нескольких месяцев.
Селена медленно обернулась. Я трусливо отказалась встретить её взгляд.
- Роза… - тихо позвала меня… Спирит. Ведь это была правда. Спирит являлась не я, а она. Селена. Полноправный элементёр. А я… я лишь её убийца. И эта тёмная армия, с которой мы до этого так ожесточённо сражались, теряя борцов… она моя.
И я подчинилась, откликнувшись на её зов.
Я ожидала увидеть в её взгляде отражение взгляда, которым одарил меня Аллан, или ещё что, куда страшнее, но… в нём скользило лишь понимание.
- Я с тобой, - произнесла она тихо. – До конца.
Её руки потянулись ко мне, улыбка тронула дрожащие губы. Я протянула свои руки ей навстречу, пытаясь сдержать мешающие слёзы.
- Мне так жаль, Селена, я не знала…
***
Айрис
Выгоревшее под солнцем плато было усеяно телами. Своих и чужих. Кто-то из её братьев и сестёр спустя мгновение ещё откроет глаза, кто-то – уже нет. Она шла медленно, но уверенно. Клинок, тащившись по земле, оставлял после себя ледяную полосу.
Вот и настал этот день. Близок был миг, когда всё закончится раз и навсегда. Когда всё вернётся к исходной точке, и, возможно, зная всё наперёд, они сумеют выбить для этого мира совсем другой исход. А пока её рука не должна дрогнуть.
Ладонь разжалась, выпуская оружие и позволяя тому упасть на землю, бесполезным и пустым.
Это её предназначение, её бремя… Слёзы лились по щекам. Она видела это раньше, в тот самый день. Всю последующую жизнь она прокручивала в голове ужасные минуты, молчала, чтобы ненароком не выдать тайны. Слишком страшен секрет. Слишком тяжко и непростительно преступление. Её руки обагрятся кровью. Кровью дорогого друга и кровью самого заклятого врага. Сегодня она со всем покончит. Сегодня она убьёт Спирит. И позволит ей, наконец, восстать как Фениксу, необременённой тьмой, примешенной к её чистой душе.
Она это сделает. Ради всех людей и элементарей, ради Фэй, Аллана, Дерека… и Марисы.
Сайленс была уже близко. Истинная Спирит стояла, загораживая собой жалкого Фроста, змею, что с лёгкой руки Аллана элементари пригрели у себя на груди.
Копьё элементёра покоилось на земле, словно послушно ожидая, когда им воспользуются.
Айрис взяла его в руки, крепко стиснула пальцами драгоценный металл. Гиада вспыхнула, ледяные лезвия показались с двух противоположных концов.
Осталось только сделать последний шаг.
***
Роза
Её руки потянулись ко мне, улыбка тронула дрожащие губы. Я протянула свои руки ей навстречу, пытаясь сдержать непрошенные слёзы.
- Мне так жаль, Селена, я не знала…
И вот моя ладонь в каких-то сантиметрах от её, я в считанных секундах от своего спасения. Всё сужается для меня, превращаясь в крошечную точку – в расстояние между кончиками наших пальцев.
И внезапно эту точку пронзает ярко-красная молния, и прямо в центре моей груди кровавым цветком распускается боль. Я всё продолжаю смотреть на Селену. Её глаза широко распахнуты в удивлении, губы раскрылись в немом возгласе. А из её груди выходит копьё. Я сразу узнаю золотую рукоятку. С одной стороны его крепко сжимает Айрис… а противоположный его конец насквозь пронзает меня вместе с сестрой.
Селена продолжает тянуть ко мне свои руки, как и я - продолжаю тянуть руки к ней. Но у нас так и не получается коснуться друг друга. Мы валимся с ног. Снова Фрост и Элементёр умирают, забирая с собой и всех остальных, кто связан с ними по крови. Плато в единую секунду погружается в тишину. На нём нет больше ни добра, ни зла – лишь пустота.
Я вижу, как глаза Селены закрываются, и тоже закрываю свои. И в этот момент я понимаю: война окончена. Как и моя жизнь.
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Комментарии