Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 11. Исчезновение
Передо мной возникло взволнованное лицо Сандры. Руками она вцепилась в мои плечи, взгляд её бегал по моему телу, выискивая малейшие признаки повреждений.
- Ты цела?! Ничего не болит? Они не успели тебя укусить?!
Я слышала её голос, но будто совершенно не понимала смысла слов. Казалось, что голова была заполнена постепенно затвердевающим свинцом.
- Она в порядке, - вмешалась Селена. – Я бы почувствовала, если бы фросты что-нибудь сделали с ней. Она только слегка отбила копчик – спасибо ей большое за это.
Фэй облегчённо вздохнула и выпустила меня из своих рук. В тесной палате госпиталя, куда меня поспешно привели после того, как в окружении стражей я вернулась в Подземный город, воцарилась тишина.
- Они напали на патруль – поэтому никто не знал, насколько близко фросты сумели подобраться к вам, - подал голос Аллан.
Он стоял в углу комнаты, подпирая стену, руки его были сложены на груди, но видно было, как сильно те напряжены.
- Значит, они всё-таки добрались до нас, - подвела итог Фэй. – Не знаю, смогут ли наши барьеры надолго остановить их…
Селена молчала, как и я. Мы глядели друг на друга, будто мысленно переговаривались. Разумеется, между нами не существовало никакой ментальной связи, но я чувствовала, что она знает, о чём я думаю сейчас. Насколько бы ужасно это ни было, я отказывалась воспринимать появившуюся угрозу нападения. Вся сокрушительная важность этой новости терялась, не в силах пройти через глухой барьер из моих собственных мыслей. Думать я сейчас способна была только лишь об одном.
- Сначала мы вернём Дерека, - в горле от долгого молчания пересохло, поэтому мне пришлось шептать.
- Ты что-то сказала? – переспросила Сандра.
- Дерек, - повторила я. – Он остался наверху.
- Не думаю, что это…
Я перебила Лайта немного резче, чем хотелось бы:
- Замолчи…
Всеобщая растерянность зазвенела в воздухе, смешавшись с установившейся тишиной. Фэй и Аллан не решались мне перечить, не тогда, когда я скатывалась до того, чтобы отдавать приказы.
Я снова переглянулась с Селеной, та заинтересованно приподняла бровь.
- Если бы фросты убили его, мы бы об этом знали.
Скай утвердительно кивнула.
- Но пока что он жив. Может, ему удалось отбиться… Мы не можем бросить Флэйма на поверхности.
- Ты хочешь отправиться на его поиски? – спросила Фэй.
- Исключено! Ты больше не поднимешься на поверхность – слишком большой риск, - отрезал Аллан.
Я была не согласна с его словами. Если не считать этого дня, все прошедшие годы фросты не выходили на мой след. Даже сегодня — мне казалось, что чудовищ привлёк именно Дерек, а не я. Но времени на то, чтобы спорить с Лайтом, пока не было, поэтому я не стала обращать внимание на его запреты.
- Я и не говорила, что хочу подняться туда снова, - ответила я. – Это сделаешь ты.
- Что? – Лайт нахмурено взглянул на меня, будто не разобрал слов. Поэтому я чётко повторила ещё раз:
- Ты пройдёшь через портал наружу и будешь искать Дерека. – Голос мой эхом отдавался от стен. – Я приказываю.
Никто ничего больше мне не ответил. Спорить они не могли, а подтверждение их согласия мне было не нужно. Слов больше ни у кого не осталось. Не знаю, были ли они потрясены. Я думала, что многие успели заметить, как сильно мы с Дереком сблизились за последнее время, и то, что я задалась целью спасти его, не должно было стать сюрпризом. По крайней мере, именно в этом я себя убеждала.
Вскоре комната опустела. Видя, что до меня не получится достучаться, друзья поспешили разойтись кто куда. Оставалось только надеяться, что мои слова были услышаны каждым из них. Лишь Селена, выходя, ненадолго задержалась у самой двери. Задумчиво взглянув на меня и, вероятно, колеблясь, стоит ли что-то сказать, в конце концов Скай тихо вздохнула и тоже ушла. Я осталась совсем одна.
Прошло несколько секунд, в течение которых сознание привыкало к повисшему в комнате одиночеству, а затем мои колени подогнулись, и по гладкой стене я сползла прямо на холодный каменный пол. Из горла вырвался жалкий всхлип, лицо исказилось. Грохот мыслей пытался разорвать мою голову. Стены палаты сдавили воздух внутри и меня вместе с ним. Паника захватила сознание, не оставив даже крошечного шанса на то, чтобы сохранить хладнокровие. Наносная суровость и отстранённость слетели будто шелуха, показав, насколько внутри я оказалась разбита. Это явилось потрясением даже для меня.
Дерека похитили. И тот факт, что он всё ещё оставался жив, делал ситуацию легче, но не на много. Ведь всё это случилось из-за меня!
Собственный внутренний голос показался мне шипением мертвеца. Но это... всё это — была правда. Из-за меня Дерек Флэйм попал в лапы фростов, из-за меня его жизнь теперь измерялась в секундах, ведь каждая следующая грозила стать последней!
Почему так случилось? Вопрос, ответа на который я не знала. В ту секунду, когда я увидела чудовищ, карабкающихся к нам вверх по скалам, все картинки из прошлого разом нахлынули, будто волна, для которой не существовало плотин. И наружу вылезло то, что все эти годы преследовало меня словно тень. Страх. Он пригвоздил меня к земле, он заставил меня позабыть обо всём, и яркое ощущение того, что смерть как-никогда близка, сдавило сердце в тисках. Никогда мне не удавалось дать отпор смерти, я слишком привыкла всегда ей уступать и не допускала ни единой мысли, что у меня может получиться противостоять, когда в следующий раз она решит устроить свою жатву.
Я привыкла, что всё вокруг способно убить тебя. Но сама — никогда не убивала. Может, я и вовсе не способна была сделать это? Могла ли я быть настолько слаба? За свою позорную трусость я и не надеялась когда-нибудь получить прощение.
Но одно я всё же пообещала себе — я должна была сделать всё возможное, чтобы Дерек вернулся домой. Пока есть надежда, я не брошу попыток его спасти. Неважно, как назывались чувства, что были между нами, теперь мне было всё равно, и тень Кая не маячила за спиной. Я нуждалась в том, чтобы спасти Флэйма. Он не заслуживал смерти, такую цену за свою оплошность я просто не в состоянии была заплатить! И я отказывалась от этой расплаты, пока не истекут последние сроки. Пока мне твёрдо не скажут, что Дерек...
Мёртв.
Я знала — это слово сильно ударит меня, возможно, даже обрушит стены этой комнаты и погребёт под обломками... Но всё оказалось в разы хуже — будто сверху на эти обломки упал ещё и многотонный купол всей пещеры. И воздуха в груди совсем не осталось, а сердце окружил вакуум.
Нет. Дерек не может умереть. Мы найдём его, вытащим, я вытащу. Голыми руками, если так будет нужно. Без него я не смогу, теперь уже не смогу. Слишком многих мне пришлось потерять: мать, отца, друзей, Кая... Флэйм не может стать следующим, он не должен!
Оттолкнувшись от стены, я поднялась с пола. Нужно было выбираться из госпиталя, подальше от этих ужасных стен и удушающего воздуха. Дверь под моими руками со скрипом отворилась. Стражи, стоящие у входа, с беспокойством посмотрели на меня. Я слабо кивнула им:
- Всё в порядке.
На самом деле моё тело явно поспорило бы с моими словами. Земля уходила из-под ног, и во мне совершенно не было уверенности, что я смогу обойтись без увечий. Поэтому я подошла к краю ступеней у госпиталя и сделала шаг в пустоту.
Из груди вырвался непонятный полу-вздох, полу-всхлип, стоило моим силам, вернувшимся вместе с гиадой, откликнуться. Они были со мной сейчас... почему же предали в самый страшный момент? Я знала, почему... я знала. Никто не предавал меня. Предателем была я сама.
Силы не позволили мне упасть. Я не могла управлять стихиями, как делали это элементари, зато мне была подвластна сама энергия, что пронизывала своими нитями весь этот мир. Именно она наполняла электричеством воздух и молниями пронзала облака, волнами расходилась по воде и заставляла вибрировать землю. Это была сама жизнь.
Мои силы заботливо подхватили ослабевшее тело, и в считанные секунды перенесли его на Лунную площадь. Тихий шорох сопроводил моё приземление на истоптанную землю. В городе было тихо. Элементари способны были ощущать моё состояние, и сейчас все кругом затаились в ожидании. Что я предприму, каким будет мой следующий шаг?
В ту самую первую секунду, когда меня сквозь портал втащили обратно в город, я уже знала ответ. Решения были приняты, а роли расписаны. Но всё же, это было ничем в сравнении с той властью, что фросты имели над всей этой ситуацией. Зачем им нужен был Дерек? Может, для того, чтобы манипулировать мной? Почему же тогда они до сих пор молчат, ничего не требуют взамен? В любом случае они ничего не получат, как бы мне ни был дорог Флэйм, жертвовать остальными было непозволительно. Поэтому нужно было действовать осторожно — только так будет теперь правильно.
По пустующей площади я прошла к корпусу Совета. За время, проведённое в одиночестве, мысли успели немного прийти в равновесие, и рассудок прояснился. Нельзя было больше позволять себе допускать всё новые и новые ошибки. Лимит и так уже оказался превышен.
Высокие двери легко поддались мне, и вскоре я уже входила в зал Совета. Пламя в чаше на полу тут же ярко вспыхнуло. Не сбавляя шага, я приблизилась к нему, а после замерла, смотря на огненные языки кроваво-красного цвета. Бардовые тени от них плясали на отполированном до блеска полу. За спиной послышались шаги, узнать лёгкую походку Фэй мне не составило никакого труда.
- Роза, ты пришла... - пробормотала она. Я обернулась к ней, увидев, как та неуверенно заламывает руки. Сандра была встревожена, и мне правда не хотелось расстраивать её, но выбора не осталось. Я должна была стоять на своём.
- Мы будем искать Дерека, пока не отыщем, - произнесла я. - Или пока Селена не подтвердит, что он мёртв.
- Хорошо, - почти неслышно ответила Сандра, понимая, что спорить со мной не стоит.
- Патрули на поверхности нужно усилить. Я хочу, чтобы все сильфы были задействованы в них, так же, как и все ундины и свободные инкубы.
- А саламандры? - осторожно спросила Фэй.
- Они будут искать Флэйма. Пусть Аллан берёт кого угодно, пусть делает что угодно! Но поиски начнутся сегодня же.
- Роза, не уверена, что это правильно...
- Это моё решение, Фэй! - огрызнулась я. Мой крик стал потрясением даже для меня самой - на мгновение отчаяние прорвалось наружу — но, глубоко вздохнув, я сумела совладать с собой вновь. - Айрис отныне будет курировать всех стражей, пока не вернётся Флэйм. Я тоже буду подниматься на поверхность, заступать в дозоры. Селена поможет тебе здесь, - полностью разъяснила я ей свой план. Судя по её рассеянному виду, мои слова ей не понравились. Я подошла к ней ближе и, вздохнув, заглянула в глаза. - Я не могу, Фэй, - сокрушённо призналась я. - Может, ты и не в состоянии меня понять, но я правда не могу потерять и его тоже.
- Ты можешь ни перед кем не оправдываться, мы всё равно сделаем так, как ты прикажешь. И что бы ты ни думала — Дерек для многих был верным другом. Не ты одна любила его. Не ты одна боишься его потерять. – Сказала она и, когда я думала, что разговор уже окончен, Сандра вдруг сжала моё предплечье, останавливая на месте. – И, что бы ты ни думала: я понимаю тебя.
На этих словах Сандра покинула меня, оставив после себя лишь звенящую тишину. Какое-то время я смотрела на плотно закрытые двери зала Совета, а затем запоздало выдохнула:
- Нет, Фэй, не понимаешь.
***
Заснуть было невозможно. Мысль о том, что Дерек где-то на поверхности, в плену и, скорее всего, подвержен смертельной опасности, душила меня паникой. Судорога сводила руки и ноги, а легкие отказывались пускать в себя кислород, и всхлипы поднимались вверх по горлу, вставая там комом.
Я сидела на широком подоконнике в своей башне и абсолютно невидящим взглядом смотрела на город, в котором всё быстрее погасали огни.
В темном одиночестве страх подступал опасно близко, и от него тело билось в удушающих приступах. Чувства обострились, на коже мелкими каплями выступил холодный пот.
Десятки раз я уже пыталась впустить в сознание всех элементарей в надежде отыскать в гомоне их мыслей единственный голос, который сейчас больше всего желала услышать. Десятки раз я терпела неудачу и отчаянно отталкивала от себя любые предположения о том, что это могло значить.
В пальцах я нервно теребила свою половинку гиады, а сама пыталась снова и снова почувствовать присутствие Флэйма.
И вдруг что-то острое вонзилось в кожу, безжалостно её прорывая в районе шеи. Простонав от неожиданной боли, я зажала горло руками, но никакой раны там не ощутила.
«Селена!» - в ужасе только и успела подумать я, прежде чем такая же боль пронзила теперь уже левое плечо. И в мои вены будто что-то проникло, тьма заволокла всё перед глазами. Холод сковал руки и ноги, уколы боли посыпались ото всюду, и я чувствовала, как моя кожа каждый раз прорывалась под ними, а что-то отравляло вскипевшую кровь. Нигде больше не горели огни, не было ничего — только жалящая тьма. Тело стукнулось о каменный пол, я упала навзничь. И закричала.
***
Очнувшись утром, я первым делом почувствовала, как сильно затекла у меня шея. Осторожно пошевелившись и потерев руками лицо, я открыла глаза и с удивлением обнаружила, что лежу прямо на полу.
Вдруг события вчерашнего дня все разом обрушились на меня, будто кто-то опрокинул мне на голову ведро ледяной воды.
Я вспомнила ужасную, идущую из неоткуда боль, от которой невозможно было ни спрятаться, ни скрыться. «Боже мой, Селена!»
Игнорируя мгновенно вспыхнувшую в мышцах боль, я подскочила на ноги и бросилась на выход из своей башни. Мысли снова заполнил страх, но только теперь он раздвоился, стал сильнее, разросся. И в центре его был не только Флэйм, рядом с ним материализовалась Скай.
Что могло случиться с ней вчера вечером? Почему нам было так больно? Я со всех ног бежала по улицам, почти сшибая собой случайных прохожих. Сердце выпрыгивало из груди. Все мои чувства были направлены на то, чтобы точно определить, где сейчас находится сестра. Я надеялась найти её в госпитале. Я чувствовала, насколько глубокими были её вчерашние раны, и то, что на утро боль ушла, могло значить только то, что ей успели помочь.
Но чутьё почему-то привело меня отнюдь не к берегам подземного ручья, на которых была построена лечебница, а на тренировочную площадку. Я резко затормозила там, непонимающе оглядываясь, выискивая знакомую тёмную фигуру. Она и правда была там. Боролась с Айрис на копьях, будто ничего особенного с ней вчера не приключилось.
- Роза, - кивнула она, как только заметила, что я стою напротив и наблюдаю за ней. Взгляд её сделался настороженным, и она отошла от Айрис, убирая за спину копьё. - Всё в порядке? Я чую твоё беспокойство через всю площадку.
Я в полнейшем непонимании оглядела её с головы до ног: никаких признаков того, что вечером она попала в беду. Может ли подобное быть возможным?
- С тобой ничего странного не происходило вчера? - настороженно спросила я.
- После того, как фросты утащили Дерека? - уточнила она. - Нет... не думаю. А с тобой?
- Чего? - я полностью запуталась. Как она могла не чувствовать вчера того, что случилось со мной? Та боль казалась мне просто невыносимой. Я в буквальном смысле не смогла её вынести, в конечном итоге потеряв сознание. А теперь выходит, что Селена вчера ничего подобного не испытывала.
- Ты меня пугаешь, Роза. Даже больше, чем пугала вчера, - сощурившись, сказала она. Я заломила руки у себя за спиной. - Ты ничего не хочешь мне рассказать? Что-то ещё вчера случилось, так ведь?
Стоило ли мне говорить ей? Что если всё это было лишь плодом моего воображения, галлюцинацией, вызванной страхом и отчаянием от потери Дерека? Могло ли бессилие превратиться в такую чудовищную боль? Мои проблемы теперь были слишком многочисленны, чтобы позволять себе впутывать в них ещё и Селену.
Поэтому я заставила себя растянуть пересохшие губы в слабой улыбке и, отмахнувшись, ответила:
- Нет, всё нормально, правда. Просто не могу перестать думать о Дереке. Ты до сих пор...?
- Нет,- покачала она головой. - Пока никто из наших ещё не умер.
- Хорошо, - выдохнула я. - Тогда продолжайте тренировку. После завтрака я собираю Совет, не опаздывай.
Селена кивнула.
- Буду в срок.
Ничего ей больше не сказав, я отвернулась и зашагала подальше от площадки, стараясь, чтобы мои движения не выглядели слишком поспешными. Нельзя было показывать, насколько сильно во мне возрос уровень паники.
В памяти вспыхнули отголоски вчерашних приступов боли. Я с силой сжала руки в кулаках, впиваясь ногтями в кожу, чтобы суметь удержать себя в чувствах. Воспоминания будто утягивали меня за собой, заставляя снова и снова проживать те убийственные секунды.
Могла ли я сама причинить себе эту боль? Возможно ли, что это моё наказание за трусость и слабость? Если эта боль никак не была связана с Селеной, не может ли она полностью исходить от меня?
Мысли не давали мне покоя. Я всё глубже погружалась в них, отчасти даже радуясь этому, потому что в душе желала скорейшего наказания за все мои многочисленные проступки. Это я, я всему виной. Но справиться в одиночку мне не по силам. Друзья должны будут мне помочь, и я буду умолять их сделать это, но если мои просьбы не помогут, если мои мольбы не будут услышаны.... что ж, мне придётся сделать то, о чём я, возможно, в ту же секунду пожалею и устыжусь — мне придётся отдать приказ. Но это будет стоить того. Потому что я была готова сделать всё, чтобы Дерек вернулся домой.
Я не смогла заставить себя пойти на завтрак, хоть и не ела со вчерашнего обеда. Желудок скручивало при малейшей мысли о еде, а тело начинала бить мелкая дрожь. Вместо этого я снова находилась в корпусе Совета. Когда я приходила туда, у меня пропадало ощущение, что время утекает зря. Корпус каким-то образом всегда способен был принести внутрь меня хотя бы небольшую дозу умиротворения. Но, к сожалению, не в этот раз.
Я беспокойно мерила шагами длинный коридор, с двух сторон ограниченный стройными рядами белоснежных колонн, уходящих ввысь под кажущийся хрустальным потолок. Эхо моих шагов разбивалось о стены и осыпалось вниз мелкой крошкой, частое дыхание вырывалось сквозь губы бледными струйками пара. Секунды медленно и с какой-то болезненной тяжестью перетекали одна в другую, и я чувствовала каждую из них, будто они превратились в отражение моего пульса.
Наконец тяжёлые входные двери распахнулись, и перед моими глазами возникли Аллан, Айрис и Фэй. Я рвано вздохнула. Надо же, когда-то давно, при первом моём появлении в Подземном городе, они так же предстали передо мной, тогда у меня и в мыслях не было представлять рядом с этой тройкой ещё кого-то, но сейчас отсутствие Дерека сметало всякие каноны. Так не могло оставаться, мне нужно было что-то предпринять, исправить свою ошибку.
Поэтому, набрав побольше воздуха в грудь, я обратилась к друзьям:
- Добрый день, - сказала я, в ответ услышав нестройный хор знакомых голосов. - Я хочу, чтобы принятые нами сегодня решения воплотились в жизнь как можно скорее. Давайте поторопимся и сразу приступим к обсуждению возникших проблем.
Не дожидаясь, пока кто-то из них мне ответит, я направилась к лестницам, понимая, что все они трое последуют за мной. Аллан нагнал меня уже на самых ступенях.
- Не видел тебя сегодня на тренировке, - кивнул он на мою боевую форму.
- Это со вчерашнего дня, - отмахнулась я. - И вообще, думаю, пора снова отдать предпочтение чему-то более практичному, довольно с меня мишуры.
Лайт ничего не ответил, лишь обернулся назад, вероятно, за тем, чтобы обменяться взглядами с Фэй и Айрис. Но, как бы ужасно это ни оказалось, мне было всё равно, о чём они думают. Может, мне и стоило прислушиваться к их мнению, но в отношении Флэйма следовать здравому смыслу было теперь крайне сложно.
Подумать только: а ведь желаемое практически было у меня в руках! Дерек и я... мы могли бы быть вместе. Может, он даже сумел бы со временем вытеснить из моего сознания навязчивые картинки о прошлом. Возможно, спустя годы испытаний я, пусть и ненадолго, но почувствовала бы себя немного счастливой. Но стоило мне только понять, что Дерек Флэйм дорог мне, как судьба не растерялась и тут же отобрала его у меня. Это было несправедливо, нечестно! И то, что я теперь делала, возможно, было крайне неправильно, но... я просто не могла позволить себе потерять ещё кого-то. Это убьёт меня.
Пламя горело в напольной чаше. Члены Совета сидели на своих местах, только два из которых пустовали: Селены, которая почему-то задерживалась, и Флэйма. Пустующее кресло последнего мозолило мне глаза, и я старалась не смотреть в тот угол комнаты, где оно стояло. Никто не решался взять первое слово, поэтому это пришлось сделать мне. В конце концов, мне нужно было раскрыть свой план Айрис и Аллану. Пока что я рассказывала о нём только Фэй.
Они выслушали меня, ни слова не проронив. Только когда я закончила, Лайт вздохнул и, поднявшись со своего места, подошёл к высокому окну, что выходило на Лунную площадь. Сложив руки за спиной, он какое-то время смотрел на город, а затем произнёс:
- Я знаю — отговаривать тебя от этой больной идеи будет бесполезно, поэтому скажу лишь одно: все мы пожалеем о том, что затеяли. Особенно ты, Роза.
- Я пожалею, если...
- Нет! - перебил меня он, резко обернувшись. - Мне известно, что ты хочешь сказать. Что пожалеешь, если не попытаешься. Но это ошибка! Все твои ожидания, все надежды... неужели ты ещё не поняла: они не оправдаются, не теперь, не в этом грёбаном, проклятом всеми богами мире! Надежда — твой самый опасный враг, она позволяет ненадолго задержать рядом с тобой людей, которых мы теряем, но затем, когда она решает оставить тебя, боль становится в разы сильнее. И она убивает. Всё уже предопределено.
- Аллан... - устало вздохнула я. Его сопротивления я опасалась больше всего, ведь спорить со своим лучшим другом, видеть боль в его глазах мне крайне тяжело давалось. Я не хотела делать выбор между ним и Дереком, однако Лайт раз за разом подталкивал меня к этому, и моё сердце разрывалось.
Взглянув на встревоженные лица Айрис и Фэй, я обратилась к ним:
- Идите к себе. Позже я переговорю с вами с глазу на глаз.
Обе девушки молча поднялись и вышли за дверь. Проводив их взглядом, я тоже встала со своего кресла и приблизилась к Аллану. Тот снова наблюдал за тем, что происходит на площади перед корпусом Совета, или делал вид, что наблюдает. Моя ладонь осторожно легла на горячее плечо друга. Сведённые мышцы под ней слегка расслабились, но всё ещё были достаточно сильно напряжены.
- Поставь себя на моё место, Аллан, - зашептала я. С минуту колеблясь, я добавила ещё кое-что: - Если бы фросты забрали Марису... если бы у тебя ещё был шанс её спасти...
Я услышала, как Лайт втянул воздух сквозь сжатые зубы. Было ясно, что переубедить его у меня не получится, как никогда бы у меня не получилось изменить его отношение к Флэйму, но мне необходимо было заставить друга меня понять.
- Пусть даже ты будешь прав — хорошо, - продолжала я. - Дай мне просто совершить эту ошибку. Может, тогда я смогу принять твою точку зрения. А пока... что ж, надеюсь, ты не будешь держать на меня обиду. Ты знаешь, Аллан: я люблю тебя.
Сжав напоследок его плечо, я тоже пошла к выходу из зала Совета, но когда я уже тянулась к двери, за спиной раздался голос Лайта.
- Роза, - позвал он, и я обернулась, обнаружив, что друг так же стоит лицом к окну.
- Да, Аллан, - откликнулась я.
- Я тоже тебя люблю
Его слова впервые за всё время после нападения фростов вызвали у меня искреннюю, пусть и слабую, улыбку.
Я осторожно закрыла за собой плотные двери, а затем, спустившись, вышла из корпуса Совета на площадь. Обернувшись на здание, что  белоснежным монолитом возвышалось надо мной, я увидела, что Аллан до сих пор стоит у окна и внимательно за мной наблюдает. Робко ему помахав, я продолжила свой путь.
Отсутствие Селены сегодня в Совете удивило меня. Мне хотелось, чтобы в этот раз она была рядом, как никогда прежде, ведь я так сильно нуждалась в чьей-то поддержке. Но она не пришла. Мне хотелось верить, что на это была веская причина.
Отыскать Скай было несложно: нужно было лишь позволить моему чутью вести меня. Я петляла по городским улицам, что со временем постепенно начали заметно сужаться, и довольно быстро поняла, куда именно направляюсь. Мой путь, как до этого и её, лежал в Пещеру памяти.
Кварцевые вкрапления на стенах в небольшом гроте превращали любой, даже очень тихий, звук в перезвон колокольчиков. Эхо гуляло по пещере, а затем тонуло в кристально-чистой студёной воде. Скай сидела на ступенях у самого берега и смотрела перед собой, на сферу, что на золотом шесте возвышалась над озером. Когда я появилась за её спиной, она даже не обернулась. Я подошла ближе и, поравнявшись с сестрой, присела рядом. Наши плечи разделяла лишь пара сантиметров.
- Она позвала меня, - заговорила Скай. - Но теперь почему-то молчит. Не знаю, что она от меня хочет.
- Ты...
- Да, я касалась её, - закатила глаза Селена и затем наконец-то взглянула на меня. - Я же не совсем идиотка, чтобы этого не сделать. Гадкая стекляшка замолчала, как только я вошла в Пещеру.
- Ты же понимаешь, что в этом нет твоей вины, правда? - с нажимом спросила я. Селена недовольно скривила губы.
- Я подумала, может, она хотела видеть не меня? Просто... ошиблась.
- Не думаю, что это так, - мягко пришлось возразить мне. - Скорее всего, Сфера просто решила, что ты ещё не готова к тому, что она собиралась тебе показать.
- Зачем тогда было меня звать? - пробурчала Скай, но было видно, что её угнетённое настроение начало потихоньку отходить.
- Боюсь, мы никогда не узнаем её истинных мотивов. Сфера сама решает, что тебе следует знать... или чувствовать.
- Не думаю, что она позволит мне что-либо узнать, даже если я обращусь к ней с чистыми помыслами, - вдруг сказала Селена, а затем тихо добавила: - я не ты, Роза. Я всего лишь твоё искажённое отражение.
Всё во не взбунтовалось, стоило только услышать её последние слова, и я с силой замотала головой.
- Хватит нести этот бред, ты сама знаешь, что неправа! Мы не противоположности, мы — сёстры. Кому какое дело, кем мы были в прошлой жизни? Селена, в том, что ты делаешь сейчас, как сильно ты мне помогаешь, как думаешь — нет ничего, что выходило бы из темноты. Я чувствую в тебе только свет, и наша связь она... чиста.
Селена ничего мне не ответила, лишь подняла ладонь к шее и коснулась своей половинки гиады подушечками пальцев.
- Мне кажется, что ты, Селена, больше достойна занимать место, которое занимаю я, - в конце-концов пришлось мне признаться. Я смотрела прямо перед собой, но всё равно почувствовала тот момент, когда она резко перевела на меня свой недоумевающий взгляд, и невесело усмехнулась. - Чему ты так удивляешься, Скай? Мне кажется, многие в городе так считают.
Помолчав немного, Селена фыркнула.
- Похоже, сегодняшний день располагает каждого нести всякую чушь.
- Нет, просто... - я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. - Какой из меня элементёр, если я даже не могу защитить тех, кого... тех, кто дорог мне. Разве может элементёр совершать ошибки? Разве Спирит была такой? Посмотри на меня: я оступаюсь дважды на каждом шагу, принимаю неверные решения, отметаю здравые доводы... Куда я в конечном счёте приведу нас всех? На верную смерть?! Боюсь, я не смогу оправдать ничьих ожиданий — мне не хватит сил... Не тех, что дали мне сфера и гиада Спирит, а банального мужества.
Я почувствовала, как Селена сжала моё плечо. На мгновение я позволила нашим взглядам встретиться, но затем снова уставилась на воду — так говорить было легче.
- Не могу перестать всё время думать о том, что могла бы спасти Дерека. Ведь всё случилось по моей вине, понимаешь?! Я попросту забыла чёртову гиаду в портале, это тогда казалось таким неважным… а когда я увидела фростов, как они карабкаются к нам по скалам, как рычат и стонают... моё прошлое как будто всё разом навалилось на плечи. Я способна была чувствовать только страх. Никакого величия, никакой силы — всё это превратилось в прах за доли секунды. Осталась только паника, а я не смогла с ней совладать. Я не тот лидер, которого искали элементари. Насчёт меня они ошиблись — теперь я как никогда это понимаю. Им досталась сломанная игрушка.
После того, как я выговорилась, в Пещере воцарилась тишина. Только с потолка время от времени падала в озеро скопившаяся вода, и тихий плеск долетал до наших ушей. И когда я думала, что больше никаких слов между нами сказано уже не будет, Селена всё же заговорила вновь. Повернувшись ко мне всем корпусом, она уверенно произнесла:
- Мы все — сломанные игрушки, Роуз. - Я невольно поморщилась, услышав эту версию своего имени — слишком болезненно было вспоминать того, кто называл меня так. - Вот видишь, - заметила Селена. - Это боль. Её отпечаток лежит на каждом из нас. Чтобы перешагнуть через неё, требуются силы, и я верю, что когда-нибудь у тебя их будет достаточно. Но не торопи события: попытка у нас у всех — одна-единственная.
- Если ты не заметила — время у нас поджимает, - напомнила я. - Особенно теперь, когда Дерек..! - Всё-таки не сдержавшись, я спрятала лицо в своих ладонях, чувствуя, как слёзы скатываются по щекам. Селена обняла меня, накрывая руками мои трясущиеся плечи.
- Мы найдём его, обязательно найдём, - забормотала она. - У меня такое предчувствие, что Дерек вернётся, правда. Ты правильно делаешь, что не опускаешь рук.. Хочу, чтобы ты знала, Роза: я на твоей стороне.
- Спасибо. - Я обхватила её за талию, спрятав лицо в её волосах, пахнувших пылью и солнечным светом. Мы просидели так ещё долго, пока огни не стали погасать, оповещая всех о том, что приближался вечер, и тогда мне пришлось выпустить Селену из объятий. И она ушла, молча оставив меня в одиночестве, зная, что возвращаться в привычный мир я всё ещё была не готова.
***
Сейчас все в Подземном городе, должно быть, уже собрались в столовой на ужин. Аллан и Фэй должны будут объявить элементарям об изменениях, которые вступят в силу с завтрашнего утра, надеюсь, все они смогут меня понять, ведь, в конце концов, я просто пыталась исправить ошибку, которую совершила.
Кроме стражей, которые дежурили у порталов, никто не заметил, как я поднялась на утёс. И это было хорошо. Конечно, ни у кого не вышло бы запретить мне то, что я собиралась сделать, но мне очень не хотелось, чтобы кто-то узнал о том, куда я ухожу. Это... было неправильно, как бы дороги мне ни были элементари и Совет, впустить их в своё прошлое я всё ещё не могла. И всё потому, что именно оно являлось моей главной слабостью. Вспоминать было больно, и я боялась, что кто-то может увидеть, как я раз за разом разбиваюсь от своей потери. Поэтому я была одна.
Мне нужно было это — последний глоток воздуха перед надвигающейся бурей. Завтра что-то снова поменяется, и мне придётся отречься от своей слабости, забыть про то, насколько хрупкой я являюсь внутри. И всё это ради того, чтобы спасти Дерека Флэйма. Возможно, после его спасения мне удастся обрести долгожданный мир в своей душе... но до этого — придётся бороться.
Порталы. С того дня, как Дерек открыл мне, что за их противоположной стороной иной раз могут таиться не только разрушения, но и всё ещё прекрасные миры, их тайны меня не отпускали. Подземный город был моим домом, но всё же, стены его часто давили, а мне так хотелось вздохнуть полной грудью! И я бежала. Снова. Туда, где над головой простиралось бездонное небо, и в глубине его горели звёзды и плыли облака, похожие на белоснежный дым. Но сегодня я не бежала. Меня звала совсем иная нужда.
Ускользающее лето царило над душным пространством большого города, тонущего в зарождающемся закате. Солнце отражалось в широкой водной глади, что окаймляла его. А по краям бухты на берегах росли маки. Они будто являлись продолжением океана, и ветер колыхал их бутоны подобно волнам. Стёкла безмолвных небоскрёбов отражали собой это буйство кроваво-красного спектра, и город будто взрывался фейерверком, становясь на эти мгновения снова живым.
Как раньше. Как в воспоминаниях одной маленькой девочки. Но я знала — скоро солнце сядет, и город снова поглотит темнота, а матовый сумрак прилипнет к стенам и тротуару, погребая под собой те крохи жизни, что ещё оставались. И наступит ночь.
Но сейчас у меня ещё было время, чтобы задержаться в воспоминаниях хотя бы на несколько минут. Я сидела на склоне холма, крепко прижимая колени к груди, и молча смотрела на до боли знакомый вид. На город, который ещё помнил прежнюю меня. Девочку, у которой была нормальная жизнь, наполненная надеждой и наивным детским счастьем.
Это всё была вина Дерека. Это он приоткрыл дверь, впуская мне навстречу рой непрошеных воспоминаний, это он натравил их на меня и заставил сбить с ног. А позже, там, на поверхности каньона, пришли и другие воспоминания — о смерти и страхе. И я не могла им больше противиться. Поэтому сидела сейчас здесь, скрытая высокой травой, и уже во второй раз наблюдала, как город моего детства проваливается в темноту. Возможно, мне и правда нужно было увидеть это ещё раз. Чтобы поверить в то, что это место теперь пустое.
«Мама, Эдит пришла, можно мы пойдём погулять?»
Я встряхнула головой, пытаясь унять непрошеные видения, но без толку.
«Нет, сначала уроки».
Терпеть не могла учёбу. Если бы не родители, наверное, из школы бы меня выкинули ещё в начальных классах. Хотя, глядя на исход всего, вряд ли бы я сейчас об этом жалела.
«Роза, пойдёшь сегодня на игру? Уверена, команда Питера снова принесёт нам победу!»
«Шерон, ты же знаешь, мне неинтересен бейсбол.»
«А я слышала, младший брат Питера тоже придёт поболеть...»
«Хотя, может, и правда стоит сходить, делать дома особо нечего...»
Мне правда были неинтересны спортивные игры, сама я никогда в них не играла, больше любила комиксы и фильмы про зомби... надо же какая ирония.
Собственные мысли заставили меня усмехнуться. Ветер потревожил траву, и та прогнулась, открыв городскую панораму ещё больше. Вода в заливе темнела с каждой секундой, пока солнце неспешно скрывалось за океаном. Я с лёгкостью могла представить, как в бухту заходят торговые баржи и лёгкие суда под белыми парусами, затем пришвартовываясь у деревянных свай, на которых шумно гнездятся полчища чаек.
В тот, последний день, лодок в бухте не было — их смыло во внезапно обезумевший океан. И земля разверзлась на моих глазах. Я упала, больно стукнувшись коленями и стесав на них кожу. Мимо пронёсся школьный автобус, земля под ним треснула, и тот, резко свернув, врезался в стену соседнего дома. Ни один человек не успел выбраться из него, когда из-за пробоины в баке он сначала вспыхнул, а потом и вовсе взорвался, буквально меня оглушив.
Больше я не чувствовала и не видела ничего, и слава богу, потому что ничего из этого мне не хотелось. В голове стоял гул, будто в уши затекла вода и давила на барабанные перепонки, глаза слезились из-за дыма, и всё передо мной слилось в одно красно-жёлтое пятно, лёгкие горели от копоти.
Мне хотелось плакать и больше ничего. Краем сознания я понимала, что нужно бежать, спасаться, хотя бы подняться на ноги!.. Но я не могла. Такое стремительное знакомство со смертью пригвоздило меня к асфальту, буквально размазало по нему и надавило сверху, чтобы шансов у меня уже не осталось.
«Дай мне руку!»
Не сразу, но я сумела взять в фокус человека, которому принадлежали эти слова. До меня они донеслись как сквозь вату, но он, вероятно, кричал мне их что есть мочи. Я растерянно заморгала, стряхивая с себя оцепенение.
«Ну же, Роуз, руку!»
Кай. Человека, который спас меня, звали Кай.
Солнце село. В очередной свой раз. И я до сих пор имела счастье наблюдать, как оно уходит, чтобы потом снова вернуться, в независимости от того, буду ли я его ждать или уже никогда не смогу увидеть.
На какое-то время я закрыла глаза ладонями, а когда вновь могла видеть, было уже так темно, что стеклянные башни, что ещё остались, оказались почти невидны. Только их тени мерцали на фоне серебристой воды залива. Но я могла представить. Как в окнах домов постепенно загорается свет, как уличные фонари круглыми ярко-жёлтыми пятнами делают переулки вновь узнаваемыми, как мигают рекламные вывески и магазинные витрины... На несколько минут я представила себя саламандрой, несущей свой свет.
На моё плечо мягко опустилась чья-то рука. Прикосновение было горячим, и от этого я мгновенно успокоилась. Человек молча опустился рядом, непослушные пряди чёрных волос свесились вперёд, выпадая из-за ушей; от этого привычного действия у меня на губах появилась грустная улыбка.
- Я никому не говорила, что иду сюда. Как ты меня нашёл?
Юноша тихо рассмеялся, а потом, лукаво улыбаясь, произнёс:
- Когда-то ты отыскала меня, убитого горем, посреди ледяной пустыни, и теперь удивляешься тому, что я здесь, рядом с тобой?
Я хмыкнула, и мы замолчали. Странно было сидеть вот так вдвоём в темноте и думать каждый о своём, но я чувствовала, что Аллану зачем-то это было нужно, и решила не торопить его. И вскоре он заговорил тихо, осторожно подбирая слова:
- Я знаю, зачем ты пришла сюда, Роза, - начал он.
- Знаешь? - я усмехнулась, более нервно, чем хотелось бы, покачав головой.
- Поверь мне, да. - Он вздохнул и на секунду снова задумался. - Пойми, это не принесёт тебе радости или... облегчения. Все эти мысли... мысли о прошлом — лишь держат тебя в мире, которого больше нет. И никогда теперь не будет. Ты понимаешь меня?
- Кажется, да, - ответила я, ведь действительно знала то, что хотел он сказать. Но ещё я понимала, что не готова к тому, о чём он собирается меня попросить.
- Кого бы ты ни оставила там, кого бы ни потеряла, - Лайт протянул руку, указывая на город под нами, - отпусти их. Я знаю, сейчас внутри себя ты не согласна с моими словами, но прошу тебя, поразмысли над ними. Я говорю это лишь потому, что ты мне далеко небезразлична, ты мой друг. Когда-то ты нашла меня среди льда и снега. И заставила вернуться домой. И теперь я прошу тебя — вернись домой, Роза. Там, за твоими плечами, теперь нет ничего, кроме пустоты, там мертво. Но зато впереди... впереди у нас ещё есть шанс, множество шансов. Они помогут восполнить твою потерю, но только если ты позволишь им это.
Я попыталась улыбнуться, но губы дрогнули, превращая лицо в гримасу. В пору было радоваться тому, что Аллан не мог видеть моего лица, хоть и находился очень близко.
- Спасибо, Аллан, - прошептала я, боясь, что голос тоже подведёт. - Я подумаю, обещаю.
- О большем и не прошу.
Он крепко обнял меня, давая спрятать лицо в его волосах и согревая теплом, которое постоянно исходило от саламандр.
- Пошли домой. Фросты могут появиться где угодно, особенно там, где меньше всего ждёшь. Думаю, теперь ты как никогда это понимаешь.
Аллан открыл портал в Подземный город и шагнул первый, давая мне ещё немного времени наедине с собой. Я была благодарна ему за всё, что он сделал для меня, и конечно за его слова, сказанные в этом месте, но всё же не могла позволить себе поверить в них. Я понимала, насколько важные вещи Лайт пытался донести до меня, но упрямо не подпускала к себе их смысла. И всё только потому, что отказывалась верить. Я ещё не до конца приняла тот факт, что прошлая жизнь для меня потеряна навсегда.
Аллан проводил меня до башни элементёра и, на прощание в шутку растрепав мои волосы, зашагал к себе. Я смотрела ему вслед, пока его тёмная фигура не скрылась за сталактитовыми скалами, а затем поднялась в свою комнату. Нельзя было сказать, что тревога за судьбу Дерека хотя бы на тысячную долю во мне притупилась, но некая растерянность всё же прошла. Теперь я хотя бы знала, что делать, и наметившийся в голове план позволял держать себя в руках. Мне предстояло ещё многое довести до ума и через многое пройти, но силы на это у меня теперь имелись. Оставалось надеяться, что расставленные мною приоритеты в дальнейшем не принесут никому вреда, и всё обойдётся.
Наконец-то скинув с себя грязную форму, что до этого я носила все два дня, и вымывшись, я, завёрнутая в полотенце, подошла к зеркалу. С того дня, как я впервые увидела своё отражение в том зеркале, что стояло у источников под корпусом Совета, минуло уже несколько месяцев. И за это время многое во мне изменилось. Дело было не в том, как сильно побледнела моя кожа или насколько крепче стало тело, нет... Дело было в другом. Может, всё это мне казалось, но мой взгляд теперь не походил на тот, что был прежде. Он будто стал более... живым. В нём поселилось то, чего так опасался Аллан — надежда. Я знала — надежда и вера во что-то для Лайта были разными вещами. Он мог верить в меня или в нашу важную миссию, но не позволял глупым мечтам заполнять голову. Обжёгшийся раз, Аллан не желал повторять ошибок, рискуя снова испытать прежнюю боль. Но я так не могла. Для меня вера и надежда были единым целым, как солнце и небо — без одного не бывает другого. И я верила, что мои надежды оправдаются, пусть даже потом расплата за моё упрямство и глупость окажется непомерно высока.
Мои бирюзовые глаза. Говорящие о том, насколько особенная моя душа, и о том, что я никогда не буду одинока. Вот что изменилось во мне, одновременно оставаясь вечно неизменным.
Я уже почти отвернулась от зеркала, как вдруг неожиданно осознала — прежние ощущения с прошлого вечера снова захватили меня. На этот раз кожа рвалась на обоих запястьях.
Лицо девушки в отражении перекосилось, и та рухнула следом за мной на колени. Снова эта невыносимая боль сковала тело, а слепота стала неумолимо быстро наступать. Сцепив зубы, я скорчилась в агонии, не в состоянии оторвать глаз от своего отражения, пока зрение могло хоть что-то различить. Но тёмные кляксы уже расползались повсюду. Они затмили бирюзу в моих глазах, затем сердце... а следом и рассудок.
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Глава 12. Поиски
Комментарии