Пролог
Глава 1. Отшельник
Глава 2. Огненная Саламандра
Глава 3. Город Стихий
Глава 4. Старые друзья
Глава 5. Моя чужая жизнь
Глава 6. Вернуть утраченное
Глава 7. Искажённое отражение
Глава 8. Что скрывалось в темноте
Глава 9. Возвращение элементёра
Глава 10. Умершие и живые
Глава 11. Исчезновение
Глава 12. Поиски
Глава 13. Спасение
Глава 14. Призрак из прошлого
Глава 15. Выбор
Глава 16. Разрушение
Глава 17. За ценой молчания
Эпилог
Глава 10. Умершие и живые
- В смысле…в одну из твоих жизней? – уточнила я. – Ты не хочешь забывать её, поэтому сюда приходишь?
- Ты не поняла, - замотал он головой. – Я хочу сказать, что родился в этом месте и жил в этом месте. В мою первую жизнь. До того, как стал элементарем.
Я нахмурилась, не в силах его понять. Что значат его слова? Никто из элементарей не помнил, откуда взялся. Дерек не мог знать, где впервые, ещё человеком, появился на свет.
- Объясни… объясни всё сам, пока я саму себя не запутала.
Он рассмеялся, искренне и беззаботно как мальчишка, а потом указал куда-то мне за спину. Я обернулась: за мной возвышался скалистый утёс, подпираемый деревьями с изумрудной хвоей.
- Это скорее образы, очень мутные и непонятные, я бы даже сказал, они на грани ощущений. Кажется, наш дом стоял на том утёсе. У нас была большая семья, кроме меня у отца с матерью было ещё трое детей: два моих старших брата и младшая сестра. Сестру звали Кида… имён братьев, сколько я ни пытался, вспомнить уже не удаётся. Элементари забывают многое, просто не замечают этого, если не хотят. Думаю, поэтому никто уже не в состоянии сказать, откуда на самом деле пришёл.
- Говоришь так, будто ты к элементарям не относишься.
- В каком-то роде так и есть, - усмехнулся Дерек. – Я родился человеком, мои братья и сёстры были людьми, как и родители. Я научился плавать вот на этом самом месте, раньше, чем сделал первый шаг. В десять я уже прыгал в океан с нашего утёса. Я любил свою жизнь, я ничего не боялся.
- Пока..?
Он улыбнулся мне, взгляд его снова заскользил по воде.
- Люди считают, что впервые фросты появились после землетрясений и цунами, элементари – в тот день, когда умерла Спирит. Но я увидел их раньше… фрост смотрел на меня из моего собственного отражения. Я был им.
- Был фростом?! – воскликнула я. – Такого случиться не может! Как же ты тогда…
- Спирит, - произнёс он легко, будто всё и так было ясно. – Не знаю, как я стал монстром – это от меня память скрыла. Помню лишь, что стою на берегу и смотрю на воду передо мной, а на небе – там, где должна сиять луна – чернота, и кажется, я жду чего-то… И с каждой секундой моего ожидания отчаяние накатывает, словно волны напротив. Я чувствовал себя таким непостижимо одиноким! А потом меня нашла она. И подарила иную жизнь, шанс встать на сторону света.
Не знаю, каким образом, но Спирит ведь и правда могла всё, что угодно… по крайней мере, раньше мне именно так и казалось. Моё отражение в тёмной воде – с бледной кожей и чёрными глазами, с дымом, клубящимся, будто дьявольские крылья, у меня за спиной… Но следующим, что я вижу – это как появляется она, величественная и сияющая словно солнце. Она протянула ко мне руки, и я всем телом ощутил, как тьма во мне возмущённо кипит, боясь света. Я не мог сопротивляться, устремился прямо в её объятия, такие желанные, обещающие долгожданный покой. Я посчитал её ангелом, пришедшим, чтобы забрать мою душу на небеса. А потом она поцеловала меня, и сквозь этот поцелуй я наполнился энергией света, та загорелась во мне подобно огню, прогнав тьму и исцелив моё тело от скверны. И я почувствовал, что горю, увидел языки пламени, льнувшие к коже.
Спирит спросила меня, как моё имя, и я хотел ей ответить, но уже не помнил. Кажется… - он нахмурился на минутку, - кажется, оно начиналось на «Л», но тогда, при взгляде на неё, это казалось уже неважным. Спирит улыбнулась мне. «Тот человек умер сегодня», - сказала она: - «Твоё имя теперь – Дерек Флэйм – яростное пламя».
С того дня я стал элементарем огня. Спирит создала его из моих прежних души и тела. Не знаю, с какой целью ей это было нужно, но… она это сделала.
- Каким образом? – сипло прошептала я. Сказанное не укладывалось у меня в голове.
- Спирит и раньше делала элементарями обычных людей. Не знаю, какими принципами она руководствовалась, но изредка…
- Сделать элементаря из человека – это одно, но чтобы провернуть такое с фростом… - не зная, что ещё сказать, я промолчала. Он и так, думаю, был в курсе того, о чём я сейчас думаю.
Дерек развёл руками.
- Но вот я здесь, сижу перед тобой.
- И всё… как обычно?
Флэйм снова рассмеялся.
- Можешь не сомневаться, во мне нет никакой скрытой тёмной стороны. Хотя если бы она и была, не думаю, что тебя бы это оттолкнуло.
- Это точно, - пробормотала я, на миг вспомнив о Селене, но потом не удержалась и съязвила: - Хотя в начале нашего знакомства мне хватило бы и намного меньшего. Недолюбливать тебя казалось привычкой.
Он усмехнулся.
- Я тоже недолюбливал тебя. Спирит… в тебе её нет. В смысле она, насколько я успел узнать её, была хладнокровной, но неуловимо-мягкой – всегда стояла на страже того, что было ей дорого, не шла на поводу у своих слабостей и желаний, казалась мне идеальной! А потом появилась ты, тогда, когда боль от потери сделала её образ для меня чуть ли не святым! Ты, такая… растрёпанная, вспыльчивая и импульсивная – совсем другая. Ты не была на неё похожа, ты не была Спирит и даже не пыталась ей стать. Я боролся с желанием возненавидеть тебя…
- Ты любил её, - сказала я, пожав плечами.
Помолчав немного, Дерек продолжил:
- После исчезновения Спирит я не знал, что делать дальше, никто не знал. Среди нас только Аллан не терял надежды. Я считал, что он помешался, что чувство вины раздавило его. Лайт был единственным элементарем, который поднимался на поверхность так часто и проводил там так много времени.
Я улыбнулась. В этом был весь мой лучший друг – верящий в свои цели до последнего вздоха.
Дерек хмыкнул. Я перевела на него взгляд – юноша смотрел на горизонт, его чёрные волосы трепал ветер, а на коже, покрытой татуировками, каплями блестела вода. Впервые я задумалась, с какой целью он нанёс их на своё тело. Не для того ли, чтобы сохранить память о тех шрамах, что я видела на его коже в другой, прошлой жизни?
- Что было, то было, - сказала я.
- Что было, того не вернёшь, - услышала я его тихий ответ.
***
Сон снова казался мне ярче, чем реальность. Мои чувства, ощущения – всё оживало, надвигаясь на беззащитное сознание глухой стеной, грозившей раздавить меня под собой.
Было темно. Темнота извивалась вокруг меня в тесном пространстве с низким потолком. Дышать было трудно – вместе с воздухом внутрь меня попадали частицы тьмы. Они оседали в горле, проникали сквозь ткани… завладевали мной. И я поддавалась, не особо сопротивляясь. Я будто была частью этой черноты, и двигаться в ней, существовать становилось всё легче с каждым новым вдохом.
«Как твоё имя, Роза?» - спросил меня кто-то. Какой странный вопрос.
Рассудок помутился, я больше не ощущала себя собой. Чернота. Она вытесняла весь свет, что ещё был во мне, она пыталась не просто завладеть телом – она пыталась сковать мою душу.
Сопротивляться ей не было сил. На трясущихся ногах, почти не чувствуя себя, я прислонилась к стене. Её скользкая мокрая поверхность – словно тающий лёд – немного меня отрезвила. Нужно было выбираться, пока силы ещё оставались, иначе темнота грозила полностью воплотиться внутри меня. Пробиваясь к моему сознанию, она уже кричала, кричала мне не сопротивляться.
Мышцы сводило от усталости – тьма не хотела отпускать, стремилась удержать меня внутри себя, растворить в глубине… Как же холодно… дыхание вырывалось неровными кусочками пара, пальцы на руках покрылись бледно-голубым инеем. Нет… Кончики пальцев начали болеть, их будто резали лезвиями, медленно и не останавливаясь – это на них вырастали длинные полу-прозрачные когти.
Страх от увиденного придал мне сил. Я задвигалась, с силой оттолкнувшись от стены, и стала с отчаянием прорываться на свободу. Впереди маячило бледное пятно света, и я устремилась к нему, прилагая все оставшиеся усилия. Когда я, наконец, добралась до выхода из пещеры, ноги уже не могли меня нести. Я рухнула на колени, с трудом удержавшись на выставленных руках, уперевшихся в каменистую землю.
Яркий свет ослепил меня, в голову ударила резкая боль. Я ещё не скоро смогла прийти в себя, а когда всё-таки пришла, осторожно осмотрелась по сторонам.
Неподалёку от меня шумело море, беспокойные птицы парили над ним, пытаясь справиться со шквалистым ветром. У берега волны разбивались на сотни брызг о крупные округлые валуны. Хвойный лес изумрудной канвой огибал берег из светло-серой гальки, а вдалеке, под самыми облаками, темнел высокий горный утёс.
«В десять я уже прыгал в океан с нашего утёса», - прошептал голос Дерека, вырываясь из прояснившейся памяти.
«В этом месте был мой дом... здесь я когда-то родился …»
Голос Флэйма так и преследовал меня, пока я окончательно не проснулась, и в комнате не загорелся свет.
После очередного кошмара мне как всегда не спалось. В Подземном городе ещё стояла глубокая ночь, и когда я, уже одетая, спустилась из своей башни, улицы оказались непривычно пустынными, наполненные тенями, тишиной и отголосками сновидений моих спящих братьев и сестёр.
Мне не хотелось призраком блуждать между сталактитами, но и в своей спальне находиться особого желания не было. Сон до сих пор не хотел так просто отпускать моё сознание. Сердце ещё не успело успокоиться и вернуть себе привычной ровный ритм. Оно то и дело сбивалось, набирало темп, а потом испуганно замирало, будто что-то почувствовав. Внутри себя я металась, не могла найти места. Ноги были напряжены, и я поняла, что если полностью отдамся своим ощущениям, они сами приведут меня туда, где мне полагается сейчас быть.
***
В корпусе Совета было пусто. Под высокими мраморными потолками гуляло эхо, редкий звон капель воды падал с высоты вдоль стройных колонн, поблёскивающих в серебристой тени изумрудными переливами.
В здании было темно и тихо, как во всём городе вокруг. Только краешком своего сознания я могла чувствовать, как бодрствуют те, кто нёс дозор у порталов и на поверхности, сторожа наши границы, улавливая отголоски их мыслей и пульсацию сердец – от этого становилось спокойнее. Безопасность каждого элементаря была для меня очень важна. Они готовы были сделать что угодно, чтобы защитить меня, отдать раз и навсегда свои жизни… и я должна была быть готова сделать для них то же самое. Могла ли я быть уверенной, что смогу пойти на такое? Да, безусловно, да. Как странно… многое успело измениться с тех пор, как я впервые переступила границы портала, чтобы войти в город Стихий.
Задумавшись об этом, я отвлеклась от своего занятия. Уже около часа я провела в библиотеке корпуса. Она располагалась на первом и втором этажах и занимала поистине огромное помещение, заставленное стеллажами с множеством самых разных книг. Стеллажи расходились к стенам от центра, где находился большой круглый стол, как лучи прочь от солнечного диска. Иногда я приходила сюда с Фэй, и она рассказывала истории из прошлого элементарей. Со временем они, конечно, слегка искажались, ведь память у элементарей была человеческая и не могла удержать всего, особенно спустя такое количество времени, поэтому истории превратились, скорее, в сказки. Но в каждой из них была доля истины, по крайней мере, мне очень хотелось в это верить.
Мне очень нравилась та, что объясняла, как Спирит создала членов Совета. Сначала на земле, конечно же, появились люди, но Спирит было слишком одиноко среди тех, кого приходилось отпускать после смерти. Поэтому она решила поделиться своими силами с теми, кто был этого, на её взгляд, достоин.
Сначала она создала свою первую саламандру, отдав ей способность повелевать огненной стихией. Так Аллан Лайт стал первым элементарем на земле. Потом таким же образом появились Айрис Сайленс и Сандра Фэй – каждой из них Спирит тоже подарила по одной своей силе. От них троих брали своё начало все остальные саламандры, инкубы и сильфы – история утверждала, что люди, чистые сердцем и желающие послужить Спирит, проходили испытание Сферой, а та уже решала, достойны ли они такого великого дара и великой ответственности – той самой бирюзы, искрящейся во взгляде каждого элементаря.
Ещё одна история рассказывала, как в Совете появилась ещё одна, последняя стихия – вода. Она нашла своё воплощение в ундине по имени Мариса. Я прочла о ней в одной из древних книг с голубым потёртым корешком, которую отыскала на самых дальних полках.
Марису, в отличие от остальных членов Совета, Спирит не выбирала. Её выбрала любовь.
Связь элементаря и человека всегда пресекалась, считалась чем-то подобным греху. Элементари вообще не знали ни о какой другой любви, кроме как любви в своей семье, к собратьям, таким же, как и они сами. И, конечно же, любви к Спирит, что дала им эту жизнь. Но иногда исключения, всё же, случались. Одним из них стал Аллан.
Однажды, очень-очень давно, он повстречал человеческую девушку, и имя её было Мариса. Обычно, если подобная связь случалась, элементарям позволено было провести рядом с любимым человеком остаток одной жизни, но в следующей – они должны были вернуться в Подземный город и продолжить то, что диктовало предназначение – заботу о земле. Но Аллану этого было мало, и он молил Спирит не разлучать его с любимой. И та уступила, ведь Лайт, как-никак, был и всегда оставался её любимым первенцем, и ей была ненавистна сама мысль о том, чтобы причинить ему боль. Таким образом Мариса стала ундиной, воплотившей в себе последнюю – четвёртую – стихию. А потом пришла долгая-долгая ночь, извергшая из себя безжалостное иго чудовищ.
Я захлопнула книгу, начиная листать страницу за страницей с самого начала по новому кругу. Та была совсем новой – кто-то недавно поставил её на ещё полупустую полку. Чёрный корешок, золотисто-красные узоры на обложке. История последнего из членов Совета.
Мои пальцы осторожно провели по изящно выведенным каллиграфическим подчерком буквам: «Дерек Флэйм». Это были единственные слова, написанные в книге – остальные страницы занимали картинки. Разглядывая их, я невольно погружалась в историю, рассказанную Дереком сегодня.
Первая страница – молодой юноша с белоснежной кожей и черными волосами обращён к художнику спиной. Он стоит по колено в воде и смотрит на небо, на котором робкой персиковой полоской проглядывает рассвет. Луны не видно – только звёзды разбросаны по тёмному холсту беспорядочными белыми пятнами.
Следующая картинка – вокруг уже светло. Юношу, без сознания лежащего на берегу, находит Спирит: я сразу же узнаю её длинные серебряные волосы и прямую царственную осанку, ощущаю величие, передающееся даже через бумагу.
Третья страница – перевоплощение Дерека и рождение саламандры. Смена тьмы светом. Отречение от прошлого, каким бы оно ни было, и принятие новой судьбы. Спирит подарила ему всё, что можно было желать, и Дерек полюбил её за это, сделав своим личным идеалом. Но… ведь наверняка было и что-то, что она отняла взамен своих даров. То, что скрывалось там, на первой картинке, в ночи перед молодой луной. Я знала, что хотела бы это знать, всё внутри меня кричало об этом и подталкивало к действиям, но я всё равно была в растерянности, не понимая, что делать, с чего начать? Беспомощность ощущалась чем-то инородным и была теперь в новинку. Но я правда была беспомощна. Прошлое – самая большая моя слабость.
Пальцы снова задвигались – на этот раз очерчивая контур тоскливо замершей черноволосой фигуры. Дерек. Здесь он был фростом, но, как ни странно, я не ощущала ненависти или отвращения. Лишь сильную тоску.
Вдруг я почувствовала вибрацию воздуха – кто-то приближался, но находился ещё в самом начале коридора, ведущем сюда. Довольно скоро я узнала того, кого мне удалось почувствовать, и расслабилась – это всего лишь Фэй.
Она слегка удивилась, застав меня сидящей за столом под одиноко горящей в огромном тёмном зале лампой.
- Не думала, что встречу кого-то здесь, - заметила она, подходя ближе.
- Я тоже, - на моём лице появилась улыбка. – Не спится?
Фэй кивнула.
- Как и тебе, полагаю.
Я повторила жест подруги и снова обратила внимание на книгу в своих руках.
- Ого, - протянула Сандра, ближе склоняясь над ней, чтобы рассмотреть. – Это что-то новенькое. Неужели кто-то принёс? Я думала, пиромантов среди людей уже не осталось.
- О чём ты, Фэй?
- Некроманты – дети, рождённые от союза элементарей с людьми. Они возвращают в город наши гиады, а ещё – хранят много-много историй, которые мы, к несчастью, помнить уже не можем.
- Это они пишут книги? – удивилась я.
- Вся библиотека, каждая книга здесь – это история, рассказанная детьми… ну, или детьми их детей. Некроманты способны передавать воспоминания потомкам.
- Удивительно.
- И правда, - Фэй вздохнула, и её взгляд погрустнел. – Но это также и очень жестоко. Элементари переживают собственных детей и вынуждены дальше продолжать существование со знанием, что их семьи умерли. Наверное, это правильно – что Спирит никогда не одобряла подобные связи…
- Разве может быть что-то плохое в любви? – нахмурилась я упрямо.
- В любви – нет, - согласилась Фэй. – Но вот в расставании… Неужели сама не знаешь?
Я знала. Поэтому, услышав её слова, невольно поморщилась.
- Я тебя поняла, - я закусила губы. – Эм, Сандра…
- Да, Роза, - тут же участливо откликнулась она, открыто взглянув на меня.
- А у тебя… были дети?
- Нет, - ответила она, ничуть при этом не изменившись в лице. – У меня нет детей. – А затем отвернулась, отойдя от меня к книжным стеллажам. – Не все члены Совета настолько беспечны, чтобы позволить себе упиваться собственным счастьем, позабыв об обязанностях, возложенных Спирит. Я никогда не отрекусь от элементарей. Даже на время. Я верю, что за легкомыслием следует жестокая расплата.
- Не все члены Совета? Ты хочешь сказать, что у кого-то из вас были д…
- Это неважно, - пробормотала она, устало вздохнув. – Роза, это уже в прошлом. Не стоит тревожить мертвецов.
- Наверное, ты права, - ответила я, чувствуя, что немного запуталась во всём этом. Мой взгляд снова возвратился к книге. – Но оживших мертвецов, думаю, можно?
Фэй снова приблизилась и, согнувшись над столом, пролистала страницы книги. Её лицо приняло задумчивое, а затем и вовсе подозрительное выражение.
- Странно, кто же мог принести её сюда? Сомневаюсь, что кому-то из некромантов суждено помнить эту историю… очень странно. Однако, она правдива, и в ней много загадок, Роза.
- Зачем Спирит сделала это с ним? – пробормотала я. – Хотела помочь? Спасти? Или, может, хотела, чтобы Дерек сменил сторону?
- Или ей снова стало одиноко, - предположила Фэй. – В то время в нашем кругу не всё было так гладко. А Дерек… он был потерян и, как ей, наверно, казалось, болен. Солнце причиняло ему вред, и он испытывал ужасную боль, прекратить которую мы были не в силах. И всё время повторял что-то про тьму, что она ждёт его, что он должен вернуться. Поэтому Спирит приняла решение и сделала его одним из нас. Это потребовало от неё огромных усилий, и в конце она очень ослабла, но Дерек всё же стал нашим братом. А потом… ты и так знаешь.
- Так вот за что его так ненавидит Аллан! – воскликнула я, в возбуждении поднимая на Сандру свой взгляд. – Лайт винит его в том, что Спирит стала слишком слаба?
- На долю Аллана выпало много потерь. Мариса, а следом и та, что подарила ему всю эту жизнь… Лайт импульсивен, ему всегда нужно на чём-то фокусировать злость. Думаю, сильнее, чем Дерека, он ненавидит только себя.
- Но он не виноват, - покачала я головой, устало прикрывая глаза. – Никто не виноват.
Закрыв, наконец, книгу, я встала, чтобы поставить ту на место.
- Я не думаю, что она любила его, - вдруг обронила Сандра. Наши взгляды в очередной раз столкнулись, и, кажется, Фэй уловила растерянность, проскользнувшую в моём. – И Дерек тоже её не любил. Ему просто требовался якорь. Для того, чтобы жить жизнью, лишённой прежнего смысла. А Спирит… что ж, возможно, ей правда стало слишком одиноко.
Я прислушалась к ощущениям, чтобы удостовериться, то элементари всё ещё здесь, со мной. Теперь я могла чувствовать их незримое присутствие постоянно.
- Не понимаю, как она могла чувствовать одиночество, будучи элементёром? – изумилась я. Фэй грустно улыбнулась.
- У Спирит тайн было намного больше, чем у любого из нас. Но вся история её существования наполнена невыносимым одиночеством… сначала люди, затем все мы… она искала что-то, искала кого-то. Стремилась заполнить пустоту в своём сердце, но безрезультатно. И Дерек был просто очередной попыткой…
- Пожалуйста, не говори так, - попросила я, неожиданно почувствовав странную боль от мысли, что Дерек мог быть лишь неудачным экспериментом.
Фэй приподняла бровь, но тактично постаралась сдержать снисходительную улыбку.
- Я лишь хочу сказать то, что чувства, которые ты испытываешь – только твои. Спирит в них нет и никогда не было. Можешь не бояться.
- Только мои? – повторила я глупо.
Фэй всё же улыбнулась. Подойдя ко мне вплотную, она осторожно забрала книгу, что я до сих пор сжимала своими онемевшими не пойми от чего пальцами.
- Не бойся, Роза, - напоследок сказала Сандра. – Просто попытайся не сопротивляться этой мысли. И открой своё сердце, по крайней мере, для самой себя. Это будет неплохим началом.
***
В пещере было прохладно. Вода то и дело капала с потолка в озеро у моих ног.
Было такое чувство, будто мне не следовало приходить сюда, будто я собираюсь сделать что-то незаконное… Странно, особенно после того, как вчера элементари признали моё главенство над ними.
Гладкая переливающаяся сфера притягивала меня к себе. Возможно, мне это просто казалось из-за овладевшего мной ещё в библиотеке любопытства. Первая страница той книги, рассказывающей историю Флэйма, всё никак не хотела выходить у меня из головы. Я надеялась, что Сфера поможет мне выяснить, что скрывало наше с ним прошлое.
Глубоко вздохнув, я шагнула на первую ступень, ведущую к Сфере памяти. Моя поступь в тяжёлых ботинках на толстой подошве казалась чересчур громкой. Шаг за шагом, ступень за ступенью я приближалась к своей цели, и сердце моё всё быстрее стучало в груди. Вот и он, гладкий шар, скрывающий тайны моих сестёр, братьев, да и мои собственные. Кажется, настало время узнать ещё немного.
Не раздумывая больше ни секунды, я приложила ладони к Сфере. И снова холод её проник через кожу и разнёсся по всему телу, сковывая меня. На мгновение я ослепла, а затем перед глазами возникла картинка.
Что это? Начало всё той же битвы, засада, при которой девятнадцать лет назад меня убили. Вот только я почему-то больше не смотрела на неё глазами Спирит, то был другой взгляд. Вокруг, рыча и шипя, затаились фросты. И голос, холодный, словно лёд, приказал:
- Вперёд.
Чёрная армия перешла в наступление. Ужас охватил меня, когда я, наконец, поняла, чьими глазами смотрела на это уже знакомое мне действо.
Фрост. Их предводительница.
Это существо передвигалось быстро, впереди остальных монстров. Оно было их главарём, их лидером, будто тёмный элементёр. Но вот вдали уже замаячили смутные очертания всадников, скачущих на белоснежных лошадях.
Как же сильно хотелось мне изменить ход событий!.. Но я была абсолютно бессильна. Всё, что мне оставалось – это послушно смотреть. Смотреть и помнить, чтобы впредь такого не повторилось.
Аллан уже заметил надвигающуюся угрозу. Вот он кричит Спирит убегать, а сам спрыгивает с лошади. Мариса остаётся с ним, а остальные продолжают скакать вперёд. «Но слишком медленно, мы быстрее».
Я приближаюсь к ним и смотрю, как Аллан вызывает своё пламя, оно ослепительным столбом взмывает к самым облакам. Но фростам будто всё равно – они продолжают с безумной скоростью нагонять элементарей. Мариса обнажает оружие, они с Алланом переглядываются, девушка что-то ему говорит, на что Лайт яростно мотает головой, но она будто этого не видит. Она делает шаг вперёд…
- Мариса, пожалуйста, не надо!
Слова растворяются в оглушительном шуме воды. Она начинает бить из-под земли гигантскими фонтанами: прямо там, где в этот момент бегут фросты. И тёмная армия на глазах мельчает. Водная стихия забирает чудовищ сотнями сразу, утаскивая их с собой под землю. Существо, чьими глазами я наблюдаю за всем этим, оглядывается по сторонам, ярость вырывается из его груди вместе с оглушительным рычанием:
- Им всё мало?! Они хотят отнять у меня всех до единого?! Не выйдет!
Оно начинает бежать ещё быстрее, обходя водные преграды. Фросты остались далеко позади, я теперь одна – смотрю в широко-распахнутые бирюзовые глаза Марисы Блум. Ундина глядит на меня с вызовом, и злость во мне сжигает последние предохранители, рождая желание убивать. Я настигаю девушку так быстро, что Аллан сначала даже не в состоянии разглядеть мой размытый силуэт. Но вот я замираю, клыки находят тонкую кожу на хрупкой шее, и челюсти смыкаются – лишь на мгновение, но этого достаточно, чтобы выпустить яд. Тело Марисы беспомощно трепыхается в моих руках, и я отпускаю его, позволяя скользнуть на землю у моих ног.
И Аллан в отчаянии кричит, громче, чем какое-либо из чудовищ. Его крик полон боли, он и есть сама боль. Его колени дрожат, но Лайту удаётся удержаться на ногах. Он смотрит прямо на меня. И в глазах его тоже голод, чудовищно похожий на тот, что видела я когда-то в глазах фроста. Он жаждет моей смерти, жаждет мести.
- Оставьте его – он уже мёртв, - шиплю я устами чудовища. – Она может уйти.
Я вновь срываюсь с места ровно в тот момент, когда тьма окружает Аллана плотным кольцом. Он пронзает её своим пламенем. Фросты снова гибнут, пожираемые праведным огнём, но я уже далеко. А Спирит всё ближе. И моя цель всё ближе…
С шумным вдохом я возвратилась в своё сознание. Снова перед глазами оказалась Пещера памяти. Сфера погасла и больше не мерцала – видимо, её миссия теперь была полностью выполнена. Я убрала руки с её прохладных боков и закрыла ими лицо. Холод слегка успокоил кожу.
- А подглядывать нехорошо, - вдруг раздался голос у меня за спиной. Я резко обернулась.
У берега озера стояла Селена. Видимо, только что с тренировки, она была одета в чёрный боевой костюм. На шее у неё виднелся тёмно-бордовый синяк. Уже зная, что почувствую в следующий момент, я прикоснулась к своей шее и поморщилась от боли.
- Пропустила удар Дерека из-за твоих видений, - объяснила Скай. – Ты бы хоть предупреждала.
Я виновато поджала губы.
- Прости, мне просто нужно было вернуться сюда. И вообще — не слишком ли рано для тренировок?
- Рано? Шутишь, что ли? Уже скоро обед!
- Оу.
Мы замолчали. Мне хотелось поговорить с ней о том, что мы обе видели, но смелости не хватало. Но Селена как всегда всё решила сама:
- Мне жаль, правда, - сказала она, посерьёзнев. – Я не хотела смерти Марисы… не в этой жизни. Я всего этого не хотела!
Слабо улыбнувшись, я кивнула и ответила ей:
- Я знаю.
Мы снова замолчали. Вдруг мне в голову пришла одна идея. Широко улыбнувшись, я взглянула на сестру, та с подозрением прищурилась, почуяв смену у меня настроения.
- Ты сильно хочешь на обед? - спросила я.
- Не особо... а у тебя есть предложение получше? - Я усмехнулась.
- Думаю, что да. Как насчёт идеи испытать новые силы?
***
Мы бежали наперегонки, веселясь, словно дети. Элементари удивлённо смотрели нам вслед, стоило только оставить кого-то из них позади себя. Порталы были уже совсем близко! Я была быстрее Селены, и та уступала мне уже приличное расстояние, но впереди ещё было самое сложное — небесные лестницы, вырастающие из камня, словно виноградные лозы. Пока я взбиралась по одной из них, развеселившийся не на шутку ветер свистел у меня в ушах, поднимал волосы в воздух и развевал полы одежды. Я чувствовала его прикосновения разгорячённой от бега кожей, и эти ощущения взрывались в сознании мощными вспышками радости.
Я первой добралась до выступа над городом, добежала до центрального портала и коснулась гиадой неприступной на вид скалы. Та мгновенно расщепилась на мельчайшие частицы, пространство внутри неё заискрилось, ослепило меня роем золотых искр, а затем поглотило, давая возможность вынырнуть по ту сторону завесы, на поверхность. Удивительно.
Я крайне редко позволяла себе покидать город элементарей. Хоть фросты и обходили меня стороной все года, проведённые мной в скитаниях, страх нарваться на кого-то из них не проходил. Но теперь, ощущая прилив новых, совершенно ещё не изведанных мною сил, я чувствовала бесстрашие и неуязвимость.
Передо мной под тяжёлыми предрассветными небесами раскинулась степь. Редкая трава на ней уже пожухла, а с одиноких деревьев всё падали и падали полусухие листья. Их шелест долетал до моих ушей, и обострённые чувства заставляли меня трепетать.
Ноги сами понесли вперёд, всё дальше от сверкающего, так и не закрытого для Селены, портала. Несколько секунд я бежала вперёд, следя за тем, чтобы ноги не запутались в траве и не запнулись о невысокие холмики, но потом всё же обернулась, чтобы узнать, как далеко от меня отстала Скай. Та только прошла через портал и теперь, на ходу озираясь по сторонам, пыталась догнать меня.
- Быстрее! - выкрикнула я, не заботясь о том, чтобы сдержать переливчатый смех. - Беги, Скай!
Сама я снова устремилась вперёд — вниз по пригорку, стараясь совершать длинные прыжки. Я расставила руки в стороны, чтобы удержать равновесие, и плотная стена тёплого воздуха приятно обволокла их.
Спустившись, я остановилась. Сестра быстро нагнала меня, и пришлось снова к ней обернуться. Теперь, задыхаясь от бега, мы смотрели друг на друга в предвкушении того, что должно было произойти.
Я заглянула в её глаза — редко когда можно было застать в них выражение такой беззащитной радости. В сердце защемило при мысли о том, как, должно быть, Скай доверилась мне, раз не побоялась показывать такие эмоции.
- Я не хочу больше ждать, - нетерпеливо произнесла она. - Давай же — пробуй!
Я рассмеялась, немного занервничав, и отступила на шаг от неё, прицениваясь. Новые силы ощущались очень ярко, пульсировали на кончиках пальцев. Я глубоко вобрала в себя воздух…
И мир вокруг нас вдруг задышал. Ветер срывал листья с веток заснувших деревьев, поднимал ввысь пыль и лепестки диких цветов, и те рассыпались на фоне светлеющего с каждой секундой неба словно праздничные хлопушки. Я обернулась кругом, не опуская взгляда, а небеса оставались неподвижны, нависая высоко над нами. Мне тут же захотелось сделаться к ним ближе, почувствовать их глубже, познать, каково это — быть частью них... Я подняла к небу руки и вдруг почувствовала, как ноги перестают касаться земли...
- Роза... - услышала я голос Селены — тот будто раздавался издалека, но в то же время чувствовался самым центром моего сердца. Это было удивительное ощущение её присутствия внутри меня. В этот момент я как никогда ощутила, насколько сильно́ наше с ней единство.
- Не бойся, дай руку, - выдохнула я, и Скай сжала в своей ладони мои похолодевшие пальцы. Я ощутила силу, пульсирующую у неё под кожей и просачивающуюся сквозь неё в этот мир — подобная была и у меня.
Я снова взглянула на неё. Селена следила за моим взглядом, её дыхание было прерывистым. Я знала — сейчас она чувствует то же, что и я. И не только физически...
- Отпусти это, - сказала я. - Ну же, Селена, отпусти.
И, не сговариваясь, мы с ней задержали дыхание, и, пройдя сквозь наши тела, энергия вырвалась наружу. Степь задышала подаренным нами воздухом, пространство содрогнулось, и невесомое эхо распространилось на мили вокруг нас. Наши тела не дышали, но души, слившись со всем — с солнечным светом, облаками, землёй и травой — могли сделать это за них. Мы жили в каждой клетке Земли, в каждой частичке живого. Потому что были с этим едины.
- Немыслимо... - услышала я голос Скай и была полностью с ней согласна: осмыслить это было нереально, но вот почувствовать...
- Теперь это — наша суть, - прошептала я. - Вся наша суть. Спирит не только во мне – она и в тебе тоже.
***
Но новые силы оказались далеко не всем, что в последнее время стало частью моей жизни.
С церемонии в Пещере прошла неделя. Удивительно, но за всё это время я умудрилась не совершить ни единой ошибки. Обязанности элементёра были многочисленны, но благодаря моему Совету мне удавалось справляться.
Фэй занималась всем, что хоть как-то было связано с жизнью элементарей в Подземном городе. Она следила, чтобы саламандры вовремя зажигали огни днём и погашали бо́льшую часть из них ночью, чтобы инкубы поставляли достаточно еды, а сильфы пускали к нам свежий воздух. На её хрупких плечах лежала огромная ответственность, но и та была не больше, чем у остальных: Аллан, Дерек и Айрис – все трое – курировали стражей. Каждый из них отвечал за охрану периметра, за разведку и безопасность в самом городе, но также они выполняли работу, характерную для каждого в отдельности. Айрис предпочитала разведку на открытом воздухе из-за своей способности летать; Аллан – ночные обходы, он был до абсурда отчаянным. Дерек же теперь больше всего времени проводил в арсенале или же на тренировочной площадке, обучая элементарей сражаться.
Теперь, когда у него исчезла необходимость подниматься на поверхность в поисках остающихся там братьев и сестёр, он занял своё полноправное место в Совете как Аллан, Айрис, Селена и Фэй. Флэйм отныне и навсегда встал рядом со мной. Наши отношения до сих пор во многом оставляли желать лучшего, но в глубине души я чувствовала, что лёд между нами стал медленно таять. Не знаю, сколько времени должно было пройти, чтобы этот огромный ледник отчужденности исчез, но была уверена — когда-нибудь это произойдёт, и при виде меня Дерек не будет больше испытывать боль или же мучиться неопределённостью и терзаниями своей совести.
Но как бы важны ни были задачи членов Совета стихий, окончательные решения абсолютно во всех вопросах оставались только за мной. В итоге я наконец-то с уверенностью могла сказать, что полностью влилась в ряды элементарей, встав во главе Подземного города. Больше меня не преследовало навязчивое чувство того, что я лишняя в этом месте, больше я не ощущала себя чужаком. Обретя, наконец, свои истинные силы и некоторые воспоминания, свидетельствующие о том, что я на самом деле Спирит, я позволила уверенности завладеть своей сущностью, а ощущение укоренившейся власти эту уверенность укрепило.
Из башни Марисы я перебралась в башню элементёра, пещера в ней была обделана ещё богаче, и мебель там была намного роскошнее, отдельную комнату занимал гардероб с кучей всевозможных нарядов, которые теперь мне, как элементёру, всё-таки приходилось время от времени носить. Но один наряд среди множества остальных привлекал моё особое внимание – боевое облачение Спирит. Кожа, из которой его пошили, оказалась не чёрной, а белой с золотистым отливом. Костюм состоял из узких брюк и высоких, до середины бедра, ботфортов на шнуровке по всей их длине начиная от щиколоток; плотной жилетки, тесно прилегающей к телу, и длинных перчаток без пальцев, защищающих кожу рук до самых плеч. Золотые портупеи надевались сверху, к ним крепилось различное оружие: по два кинжала на боках, поясе, с внешней стороны бёдер и голенищ. Но главное оружие – копьё элементёра – должно было находиться за спиной в специальных ножнах.
Я часто ловила себя на том, что стою и подолгу смотрю на это боевое облачение. Где-то глубоко внутри я знала, что уже совсем скоро мне придётся надеть его, чтобы повести элементарей в бой против фростов. Но были ли мы к этому готовы? Была ли готова к этому я?
Мой день состоял теперь только из заседаний в корпусе Совета и тренировок… и ещё – встреч с Дереком, о которых, как я надеялась, никто пока больше не знал.
Это началось с того дня, когда состоялась церемония в Пещере памяти. Тогда Флэйм во второй раз провёл меня через портал, чтобы показать одно из тех мест, которое было по-своему ему дорого. Я сидела там, на холодном сером валуне в окружении пенящейся морской воды, ощущая, как сотни брызг подобно острым иглам вонзаются в неприкрытую кожу, а парень рядом со мной рассказывал свою историю. Подлинную историю своей жизни, наполненную искренней тоской, болью и чувством неоправданной вины. И я ощущала, что в тот момент Дерек смог приоткрыть для меня дверь, по другую сторону которой скрывался он настоящий. Не доблестный защитник Подземного города, не бесстрашный ищейка, не безрассудная саламандра и не преданный слуга, а человек, который жил в каждом из нас — та сущность, про которую многие из нас забывали... но Дерек помнил. И почему-то хотел, чтобы и я помнила человека, которым он был и, я уверена, всегда будет. Никогда прежде я не встречала элементаря, так сильно цепляющегося за свою человечность. Это восхитило меня в тот день и продолжало восхищать до сих пор.
И теперь почти каждый вечер, после того, как заканчивался ужин, я ускользала из-под надзора друзей и стражей и поднималась к порталам, зная, что на самой вершине небесных лестниц меня будет ждать Дерек Флэйм.
Мы умудрялись оставлять все наши недомолвки в городе и, пройдя через в очередной раз открывшийся портал, становились совершенно другими людьми, почти что друзьями. Думаю, Флэйм давно уже нуждался в ком-то, с кем мог бы разделить мгновения своего покоя, показать те удивительные места, что получалось у него открыть во время поисков элементарей. А мне было интересно увидеть землю такой, какой я раньше её никогда не видела. Благодаря нашим походам я возвращала себе хрупкую уверенность в том, что у этого мира всё ещё есть шанс, ведь планета до сих пор каким-то невероятным образом оставалась жива. И даже без людей – она была прекрасна.
- Куда мы отправимся сегодня? – улыбнувшись, спросила я.
Дерек усмехнулся, хитро на меня взглянув. Он никогда не отвечал на этот вопрос, предпочитая увлекать меня за собой в портал, а позже наблюдать за реакцией.
Мы уже много где успели побывать, Флэйм знал столько удивительных мест, что я поражалась, как много их, оказывается, ещё осталось на земле. Однажды, заставив меня потеплее одеться, он вывел нас в глухой хвойный лес. Снег там укрывал толстым слоем заснувшую под ним землю, лежал на широких лапах столетних елей с такими огромными стволами, что обхватить их смогли бы только несколько человек, взявшись за руки. Мы долго-долго бродили по заснеженной чаще, прокладывая путь сквозь чарующую изумрудную дымку, в которой смешивались тишина и хруст снега под нашими ногами.
Ещё раз со снегом нам пришлось столкнуться на Европейском континенте, где в горах мы наблюдали, как в космической темноте ночи ярко сияет миллиардами звёзд Млечный путь. Стоя там, затаив дыхание, я смотрела на небо и неожиданно почувствовала, как горячая ладонь Дерека сжала мою руку, уже холодную от мороза. Я перевела взгляд на юношу рядом с собой и так и осталась. Он явно ощущал на себе мой взгляд, но голову так и не повернул, предпочитая и дальше рассматривать прекрасное небо. В ночи, при свете звёзд, его глаза казались синими, отражая в себе небосвод. Отдельной звёздочкой сияла в его левом ухе маленькая серёжка-гвоздик.
И снова что-то ощутимо кольнуло меня изнутри. Опомнившись, я прислушалась к своему сердцу, настолько взбудораженная, что осталась совершенно обнажённая перед нахлынувшими неизвестно откуда чувствами. Неужели это Спирит заговорила во мне? Неужели это странная эмоция, чем-то похожая на любовь – её рук дело? Я определённо помнила это чувство… и то странным образом граничило с грустью, было печальным, таким печальным, что сердце начало ныть от тоски! Ох, как же тяжело мне было… С какой нежностью я позволила себе взглянуть на юношу рядом со собой... лишь на долю секунды!.. Но всё же позволила… А потом всё исчезло. И Дерек вновь был Дереком, я а вновь была Розой. Но наши руки всё ещё оставались сцеплены, и я чувствовала, как через это прикосновение пробивается пульс.
Это было нашим путешествием, которое начиналось в конце дня и грозилось никогда не закончиться. Мы бывали всюду, останавливались в самых разных уголках Земли, заполняя пространство своим живым присутствием, таким чуждым теперь этой мёртвой планете. Мы наблюдали за солнечным затмением с морского берега, на который ежесекундно набегали мягкие волны, стремясь дотянуться до нас, а затем в бессилии уползая обратно, потерпев неудачу. Мы сидели в салоне опустевшего поезда, замершего на мосту, что пересекал широкую реку, и смотрели в большое окно, представляя, как стучали бы железные колёса под нами, а пейзаж за этим окном незаметно бы менялся. Мы гуляли по широкому полю, заросшему невысокой ярко-зелёной травой, убегая от наступающего тумана, и громко хохотали, спотыкаясь в мягкой, сырой после дождя, земле.
Портал в очередной раз открылся перед нами, вспыхнув огнём саламандры. Я уже занесла ногу, чтобы пройти сквозь него: любопытство всегда подталкивало меня к спешке. Но Дерек крепко сжал моё плечо, удерживая на месте.
- Постой, - шепнул он. – Хочу сделать сюрприз.
- Ты и так их делаешь. Постоянно. – Я приподняла бровь, и он улыбнулся шире, но уступать не собирался, как и всегда.
- Закрой глаза, - приказал он.
- Указываешь своему элементёру?
Флэйм рассмеялся и сам накрыл ладонями мои глаза, не оставляя никаких шансов подглядеть. Спустя секунду я почувствовала у уха его дыхание, обжигающее кожу.
- Ты же знаешь: я отчаянный парень. Могу пойти и на такое.
Он подтолкнул меня вперёд, и я шагнула, в очередной раз доверившись ему, что уже входило у меня в привычку. Кожей я почувствовала, как светящиеся границы портала пропустили меня сквозь себя, и спустя мгновение встретила лёгкий ветерок, скользнувший по лицу и разметавший мои волосы. У этого места был яркий цветочный аромат, нёсший в себе частичку солнечного света. Мягкие лучи солнца пробирались сквозь ладони Дерека, заставляя меня прищуриваться. До меня доносился чуть слышный шелест травы.
- Готова? – голос Флэйма звучал приглушённо, сдерживая нетерпение. Услышав его, я заулыбалась и кивнула.
Его руки опустились и легли на мои плечи, я затаила дыхание и распахнула глаза.
- Ах…
Мы стояли посреди поля. Большие ярко-красные маковые бутоны на нём пригибались под ветром, делая поле похожим на кровавое море, в котором проступали стройные зелёные стебли, чудом державшие тяжёлые цветочные головки. Один только этот вид мог с лёгкостью заставить моё сердце пропустить пару ударов, но было здесь и кое-что ещё. Бабочки, они кружили над цветами десятками, сотнями… будто облака опустились с небес и украли у маков немного их краски. Они парили стайками или по отдельности, припадая к цветкам, а затем снова устремляясь ввысь, будто танцуя. Одна из них приблизилась ко мне и опустилась на предплечье, сложив крылья.
- Думает, что ты – цветок, - рассмеялся Флэйм. И правда, я в своём платье с васильковой вышивкой отлично гармонировала с этим сказочным местом.
- Но это ещё не всё, - сказал он, и я смогла уловить в его голосе странное волнение. – Обернись.
Я развернулась, мимолётно скользнув по юноше взглядом и встретив его, слегка взволнованный, а затем увидела то, что было у нас за спиной.
Знакомые высотки, далёкий блеск залива, набегающая с него морская свежесть… Дышать стало тяжело, когда я поняла, где очутилась. Захотелось одновременно сбежать и упасть на колени, чтобы навечно прирасти к этому месту. К месту, где раньше был мой дом.
- С возвращением, - тихо произнёс Дерек.
Я всё-таки опустилась на землю, и маковое поле погребло меня, пряча в своей глубине.
- Роза? – снова подал голос Флэйм. Он присел передо мной, склонив голову и обратив взгляд на свои руки. – Наверно, ты никогда и не думала о том, чтобы вернуться сюда… Я понимаю, как сложно тебе сейчас, но знаю также, как важно суметь в правильный момент отпустить прошлое. То, что так давит на тебя изнутри с каждым днём… ты обязана отпустить это. Я не говорю тебе забыть себя прежнюю, просто постарайся… наконец принять действительность… и свои потери тоже.
- Принять? – бесцветно повторила я за ним и затем заглянула в его глаза, наполненные участием и искренним состраданием.
- Да, принять. Поверь тому, кто так долго цеплялся за своё прошлое, так долго отталкивал сложившуюся реальность, что и не заметил, как спасение само шло в руки… просто пряталось за маской, хоть всё это время и оставалось на виду. Такое живительное… и такая… красивая.
Всё больше впадая в замешательство, я не отрывала от него своего взгляда. Дерек смотрел на меня в ответ, слегка прикрыв веки, и в его бирюзовых глазах вдруг возникла сразившая меня нежность. Моё сердце забилось быстрее, взволнованно и нетерпеливо, но чего оно ожидало? Я почувствовала себя безвольной куклой, не способной к каким-либо самостоятельным действиям и просто ожидающей, что произойдёт в следующее мгновение.
- Знаешь, это даже смешно, мы, элементари, сменяем за свою жизнь столько разных лиц, что вопрос внешности перестаёт иметь какое-либо значение, но, вероятно, я ещё не до конца к этому привык, - задумчиво забормотал он и закусил губу на мгновение, прежде чем добавить: - Ты знаешь, что ты очень красивая, Роза? Я долго не мог этого понять, ноза прошедшую неделю осознал, насколько ты красива… вся, понимаешь? Полностью. И ты… перестала казаться мне чужой, теперь я уверен, что знаю тебя. И я хочу знать, правда, хочу знать тебя.
Дерек наклонился, в его взгляде зажглась робкая надежда. Его рука поднялась, и он, мимолётно погладив мою раскрасневшуюся щёку, заправил мне за ухо пару свешивающихся к земле прядей моих ярко-рыжих волос.
Я всё так же наблюдала. Мысли в голове куда-то подевались, да и отыскать их я пыталась несильно, вернее, совсем не пыталась. «Я тоже знаю тебя, Дерек!» - воскликнул кто-то с отчаянием внутри моей головы, и в тот момент мне действительно показалось, что это кричу я сама.
Рука Флэйма задержалась на верху, лаская мою шею. Он наклонился ближе. Я опустила взгляд на его медленно приближающиеся губы. И закрыла глаза.
Но вдруг на меня будто опрокинули таз с холодной водой. Внутренний голос затих. Сердце успело один раз сократиться в груди, прежде чем я отчётливо представила картинку: поле, красное, как и это, но не в маках, а залитое кровью, что уже начинает подсыхать; на нём – распростёртое тело, мужское, ещё совсем юное… но уже неживое. Короткие светлые волосы все свалялись, лицо чем-то заляпано, губы, задетые тонким вертикальным шрамом, приоткрыты, будто юноша всё пытается вдохнуть, вернуться, выжить… в каре-зелёных глазах, подёрнутых пеленой, отражаются небо и бегущие по нему облака. Так смотрит смерть. Кай!.. Нет, что же ты делаешь, Роза?! Это не ты!
- Дерек, - мои глаза распахнулись, ладонь твёрдо легла на его грудь, оставляя на расстоянии. – Нет.
Взгляд его тут же стал чётким, Дерек до этого будто каждую секунду ждал, что я его остановлю. Но был готов к моему отказу. Но легче мне от этого не стало. Я сумела почувствовать его боль так ярко, будто она принадлежала мне самой.
- Всё в порядке, правда, - вдруг сказала я, стремясь загладить свой поступок, скрыть от нас обоих мои же такие явные шипы. Дерек Флэйм был достоин большего, того, чего моя избитая душа неспособна была ему подарить. – Дерек… я…
- Ничего, - быстро сказал он. – Прости, если расстроил. Все, правда, хорошо. Так и останется.
Он отстранился.
- Да… ты прав, - согласилась я на автомате. – Так и останется.
Позже мы лежали на траве, смотрели на темнеющее с каждой секундой вечернее небо и пушистые серебристые облака. Головой я опиралась на его грудь, чувствуя, как мне в макушку упирается его подбородок. На душе было спокойно, но в голову всё равно закралась назойливая мысль: «Почему..?» Впервые я позволила себе думать о таком будущем. Сама его возможность повергла меня в шок одним лишь своим существованием, но я не могла перестать рассуждать всё дальше и дальше. Мы могли бы быть вместе, могли бы быть счастливы. Возможно, я даже сейчас уже любила его, просто скрывала свои чувства даже от самой себя… как и всегда.
Омрачали всё только тени. Они стояли за спинами нас обоих, и смотреть мы были способны лишь на них. И имена их были Кай и Спирит. И хоть Дерек попытался больше не смотреть на «свою» тень, я знала – в конце концов, она бы победила, любовь к ней превзошла бы всякие чувства ко мне. Флэйм ошибался – прошлое невозможно было отпустить, как бы мы этого ни хотели, как бы мы ни пытались.
В Подземный город я вернулась с двойственным чувством. Дерек замялся у лестниц, не зная, что теперь ему стоит сделать. Я подошла ближе и взяла его за руку.
- Всё в порядке, - напомнила ему я.
Он повернулся ко мне и резко наклонился. На секунду мне показалось, что Флэйм снова попытается меня поцеловать. Сердце сжалось – то ли от страха, то ли от нетерпения. Но он просто обнял меня, осторожно сжав руками мою талию. Мои руки скользнули ему на плечи, и тело расслабилось.
- Всё хорошо.
***
Следующим утром я пребывала в весьма приподнятом настроении. Ночью мне, на удивление, удалось неплохо выспаться, поэтому чувствовала я себя отдохнувшей и полной сил. Думать о том, могло ли это быть связано с моим вчерашним путешествием с Флэймом, не хотелось. Пускаться в глубокие размышления насчёт наших с ним взаимоотношений сейчас было не время… и я, по правде сказать, даже не представляла, когда такое время появится.
Да, я не бралась отрицать, что мы успели сильно сблизиться за последние несколько дней. Но мне было так хорошо с Дереком… Мы говорили нечасто, ничего друг другу особо не рассказывали, если не считать той истории из прошлого Флэйма, которую он поведал мне в день моей коронации. Наша связь была другой, особенной – она проникала глубже, туда, где слова были не нужны. Дерек открывал передо мной не просто нашу изменившуюся планету с новой, менее ужасающей стороны- он делился со мной своими собственными ощущениями и эмоциями. И баланс между тем, кем мы были друг другу, и тем, кем могли бы стать, становился с каждой нашей последующей встречей всё более хрупким. Это побуждало меня соблюдать некую осторожность. Но Дерек, кажется, об этом даже не думал. Он просто собирался плыть по течению и принимать те чувства, что расцветали внутри него. Он пытался отпустить прошлое, хоть я и не очень понимала причину таких серьёзных перемен в нём.
На завтрак сегодня была яичница. Бездумно крутя на пальце цепочку, на которой болталась гиада, я не спеша опустошала свою тарелку. Утро ещё только наступило, и в столовой было всего несколько элементарей. Я должна была появиться в Совете только где-то через час, поэтому с удобством откинулась на спинку стула и просто позволила себе расслабиться.
Постепенно народу за столиками заметно прибавилось, стало громче.
- Ты сегодня рано, - знакомый голос привлёк моё внимание, на губах тут же растянулась улыбка.
- И тебе привет, Дерек.
Он тоже улыбнулся в ответ, присаживаясь рядом со мной, прямо на место Аллана. Если бы Лайт это увидел… фуф, даже представить страшно. К счастью, этим утром он ещё был в дозоре на поверхности, поэтому Флэйму не грозила опасность.
Некоторое время мы просидели в тишине. Я краем глаза наблюдала, как юноша поглощает еду со своего подноса и думала – насколько же сильно изменилось моё отношение к нему за эти несколько месяцев. От обиды, ненависти, сочувствия и вины до тепла, согревающей сейчас моё сердце. Я уже не пребывала в напряжении, находясь рядом с ним, я наоборот – успокаивалась.
Мы случайно пересеклись взглядами, Дерек поднял уголок губ, и я улыбнулась ему. Я боялась, что после вчерашнего между нами будет сквозить некая неловкость, но, к счастью, ничего подобного не ощущала. Всё было как обычно.
Рядом со мной на стул опустилась Селена. Весело толкнув меня плечом в качестве приветствия, она спросила, как у меня дела, и я ответила, что весьма неплохо.
- Чем занималась вчера? Я заходила к тебе после ужина, но у тебя было заперто.
Мы с Дереком переглянулись словно пара заговорщиков. С удивлением я заметила, как его щёки слегка порозовели. Не то что бы Скай была не в курсе наших с ним путешествий, просто рассказывать о вчерашнем, когда рядом сидит Флэйм, было…
- Ничего особенного, - я пожала плечами. – Прогулялась немного.
- И что… одна?
- Ну да, - я снова пожала плечами, стараясь избежать встречи с её взглядом. – Нужно было проветрить мысли.
- И как, проветрилась?
Дерек не сдержался и испустил короткий смешок. Я сердито глянула на него.
- Типа того. А ты чем занимался, Дерек?
Была моя очередь забавляться.
- Любовался закатом, - тут же ответил он, честно смотря мне в глаза. – Он вчера был весьма… захватывающим.
У меня задёргалось веко. Будь он проклят.
Скай хмыкнула.
- Нужно будет как-нибудь тоже подняться, а то я редко это делаю, не то, что вы двое.
Я с подозрением взглянула на сестру, и та ухмыльнулась мне, ясно давая понять, что ей известно больше, чем мне бы хотелось, чтобы она знала. Будь прокляты они оба.
После завтрака мы провели очередное заседание Совета. Без Аллана оно прошло как-то пресно, и толком никаких решений нам принять так и не удалось. К тому же, мыслями я была далеко от Подземного города – где-то среди красных маковых бутонов и стаи бабочек, окружённая странным умиротворением.
Лайт вернулся в город ближе к обеду. Он должен был передать очередь Дереку, и Флэйм следующим поднимется, чтобы патрулировать границы, но до этого было ещё несколько часов.
Я встретила друга, уставшего после долгих суток, у порталов.
- Всё в порядке?
-Долгая выдалась ночка, - пробормотал он, разминая шею.
Мы направились к корпусу Совета, там Аллан должен был отметить на наших картах места, где были замечены в его смену фросты, если встречи с ними имели место быть. И раз мы всё же шли туда, значит, так и случилось.
- Мне тоже следует заступать в дозор, - предложила я. Аллан фыркнул.
- Тебе следует находиться под защитой и постоянным присмотром.
Я не удержалась и закатила глаза, едва улыбаясь лучшему другу.
- Если бы была твоя воля, ты бы запер меня в этом городе и никуда бы не выпускал.
- Если бы была моя воля, - поправил он, - я не выпустил бы тебя даже за пределы своей комнаты.
Я нервно хихикнула, очень надеясь, что он всё-таки не серьёзно.
В корпусе мы сразу зашли в комнату с картами. Аллан подошёл ближе к объёмной картинке и пальцем коснулся её в пяти разных местах по периметру Каньона, под которым и лежал весь наш город.
- Прощупывают, насколько далеко могут зайти, - голос Аллана был холоден и серьёзен. – Их количество возрастает с большой скоростью.
- Насколько большой? – спросила я. Аллан взглянул на меня, отвлекаясь от карты.
– В прошлом месяце мы встречали одного-двух фростов за всю неделю. Сейчас же  их количество доходит иногда до дюжины на одну смену. За эту я насчитал восемь.
Я испуганно выпучила глаза. Так много!
- Боюсь, к зиме мы уже не сможем удерживать границы.
- Ты же знаешь, что нужно рассказать всем об этом? – сказала я. – Элементари должны знать.
- Не только это нужно сделать, Роуз, - заметил Аллан. – Я давно хотел поговорить с тобой об одной вещи, но боялся, что  ты испугаешься, я и сейчас сомневаюсь, что ты…
- Готова к войне? – пробормотала я и, заметив, как в удивлении у него приподнялись брови, грустно усмехнулась. – Я не ребёнок, Аллан, и не живу в сказке. Мне известна та же правда, что и тебе: война близится.
Наконец взяв себя в руки, Лайт пару раз кивнул. Его взгляд рассредоточился, давая понять, что мыслями Аллан ушёл куда-то в другое место… или даже время.
- Война близится, - в конце концов, откликнулся он.
Его ладонь опустилась на моё плечо, словно ища поддержки, и я сделала шаг, чтобы приблизиться к другу и стать ему опорой.
- Мы всё сделаем, Аллан. Сделаем, что сможем.
- Но вдруг этого будет недостаточно? – спросил он. Я вздохнула. Что ж, это было вполне возможно.
- Какая разница, - я заглянула ему в глаза. – Разве мы сможем спокойно сидеть, сложа руки? Наша кровь, наша совесть… они не позволят. Всё, что мы можем – сделать последний рывок и надеяться…
- Я надеюсь, - заверил меня Аллан и, наконец, обнял меня, растирая ладонями мою спину. – Я надеюсь, Роза. Я надеюсь.
***
После того, как я проводила Аллана набираться сил после дежурства, мой путь лежал на тренировочную площадку. На ней, к удивлению, меня поджидала Селена.
- Привет, - протянула я, слегка удивлённая её компанией в это время. – Что случилось? Где Флэйм?
- Он не в духе, - непринуждённо пожала она плечами. – Не против побыть сегодня моим соперником?
Разумеется, я была не против, и после того, как переоделась в форму для тренировок, мы приступили к бою, выбрав оружием два одинаковых двусторонних копья.
После того, как я подарила Скай часть своей гиады, ей стало подвластно оружие стихий, и мы смогли сражаться на равных с помощью настоящих клинков элементарей.
Драться с Селеной оказалось очень захватывающе – наконец-то мои силы с противником были равны! Мне не приходилось постоянно сдерживать свой напор или контролировать эмоции, я полностью отдала себя сражению.
- Ну так, - прокряхтела Скай, отражая мой удар и нанося ответный. Мне с трудом удалось увернуться: Флэйм оказался для неё учителем не хуже, чем в своё время для меня Аллан. – Что у вас двоих случилось?
- У кого что случилось? – переспросила я, не особенно вникая в разговор.
- У вас с Дереком.
От неожиданности я забылась и пропустила её подсечку. Встреча с землёй оказалась стремительной и весьма болезненной. Сверху надо мной зависла Селена. Поморщившись, она сказала:
- Нет, драться с тобой не практично – я не могу уделать тебя, не причинив себе вред. А это уже попахивает мазохизмом.
Я приняла её руку и поднялась на ноги, отряхивая брюки от пыли.
- А что не так у нас с Дереком? – осторожно спросила я.
- Роза, легче ответить, что у вас с ним в порядке, - усмехнулась сестра.
- Но у нас на самом деле всё хорошо, - развела я руками. Разумеется, Селена мне не поверила и выразительно закатила глаза.
- Так хорошо, что всё сегодняшнее утро вы старательно отводили друг от друга глаза, так хорошо, что он всё время сбегает куда-то на поверхность, так замечательно, что даже я чувствую твоё нарастающее смятение! Честное слово, наша связь иногда так сильно раздражает!
Я молча уставилась на неё, беспомощно сжимая в руках рукоять копья. Лезвие в нём давно исчезло – я слишком отвлеклась на собственные мысли и слова Скай.
- Прости, - в конечном итоге выдавила я. – Постараюсь впредь контролировать свои мысли… и эмоции.
- О, ну нет, только не это, - протянула она. – Лучше уж наоборот.
- Боюсь, я тебя не совсем понимаю. – Я нахмурилась, и Скай снова закатила глаза.
- Я лишь хочу сказать, почему бы вам с Дереком не попробовать? Всего лишь немного надежды на двоих…
Я вздохнула, внезапно почувствовав себя усталой.
- Не думаю, что это хорошая идея, Селена. Давай не будем больше разговаривать об этом. Может, хочешь ещё потренироваться? Если нет, то я, пожалуй, пойду…
- Почему нет? – не унималась она. – Я же вижу, как он смотрит на тебя, пытается всё в себе скрыть и мучается, а ты… будто его отражение… Вы были вместе всю прошлую неделю, разве ты была этому ничуточки не рада? Ты каждый день так сильно ждала вечера — так сильно, что даже не могла это от меня скрыть, хоть и пыталась. Что-то есть между вами, и я не уверена, что тебе стоит пресекать это.
- Это всё очень сложно, - открестилась я. – Между нами слишком много препятствий.
- Между вами слишком много людей, - заявила она. – Которые, смею подметить, уже умерли. И довольно давно. Не проще ли будет их отпустить?
Я невесело усмехнулась.
- Странно, но Флэйм сказал мне почти то же самое.
- Конечно, - рассмеялась Селена. – Или ты считаешь, что я удержалась от того, чтобы промыть мозги и ему тоже?
Я удивлённо вытаращилась на сестру. Сердце в груди болезненно заныло, неготовое к таким эмоциональным перегрузкам. Возможно ли отбросить то, что было, полностью отдаться тому, что всего лишь возможно, открыться простой надежде, нечем ещё не подкреплённой, даже осознанием собственных чувств?!
Не в состоянии даже разобраться в гудящем рое своих мыслей, я резко выдохнула:
- Куда мне идти?
Скай довольно ухмыльнулась, будто именно таких слов от меня и ожидала. Неужели она настолько хорошо знала меня? Насколько глубоко связь уже проникла в наши сущности, где кончались её корни и начинались мы по раздельности?
- Он у порталов, - ответила она. – Скоро поднимется на поверхность, чтобы проверить там стражей – от них что-то давно не слышно вестей.
Большего мне было не надо. Бегом я пустилась к небесным лестницам, мысленно радуясь тому, что всё ещё находилась в боевой форме стражей. Пусть грязная и пропитанная потом, но зато она не стесняла движений и облегала словно вторая кожа. А Дерек… Дерек видел меня и в худшем состоянии… причиной которого он, как правило, всегда сам и являлся.
Задыхаясь от спешки, я преодолела последние ступени и оказалась на выступе утёса, но было поздно – портал, напоследок ярко вспыхнув, закрылся прямо у меня на глазах.
Но мне нужно было увидеть Дерека, нужно было разобраться со всем прямо сейчас, пока я не передумала, не позволила сомнениям и отчужденности взять над собой верх. Стащив с шеи гиаду, я вставила её в отверстие портала и подумала о Дереке. О человеке, рядом с которым хотела бы сейчас оказаться. Проход, засияв, открылся. Затаив дыхание, я прошла внутрь.
С той стороны завесы солнце на небосводе уже садилось. Его всё сильнее уменьшающиеся границы теснили подступающие холодные тёмно-лиловые облака, выплывающие, как мне казалось, из-за красно-коричневых скал каньона. Большой Каньон. Скрывающий от посторонних глаз весь Подземный город. Мои волосы растрепал ветер. Я выбежала на самый край плато и, не сдержавшись, выкрикнула:
- Дерек!
Эхо послушно пронесло над высотой отголоски его имени, сорвавшегося с моих губ.
И вдруг я почувствовала это – легчайшее прикосновение тепла к своему телу, совсем незаметное, но такое до боли знакомое. Так я ощущала его присутствие. Флэйм был рядом. Ближе, чем когда-либо прежде, если подумать.
Он подошёл ко мне со спины, очень тихо. Всё, что я успела почувствовать – это горячее дыхание на открытых плечах. Я знала, что Дерек тоже хочет мне что-то сказать, поэтому молчаливо смотрела вдаль, ожидая, когда он решится.
- Вчера на тренировке, перед встречей с тобой, Селена кое-что рассказала мне, - начал он. – Это касалось тебя. Только не злись на неё, ладно? Злись лучше на меня, это тебе, по крайней мере, будет привычнее.
Я улыбнулась. Его слова меня позабавили.
- Я не злюсь. Сегодня можешь испытывать мои нервы сколько угодно.
Он хмыкнул. Сделав шаг, Дерек поравнялся со мной, теперь мы оба смотрели на солнце, я щурилась, а он смотрел вдаль широко открытыми глазами, как и стоило это делать истинной саламандре.
- Скай рассказала мне историю о твоём прошлом. О Ванкувере, родителях, о тебе и…
- Кае, – закончила я за него. Он кивнул.
- Не знаю, имею ли я право говорить с тобой об этом. Наверное, нет.
- Какая разница? Мы уже разговариваем.
Флэйм нервничал. Я видела, как в руке он вертел свою обсидиановую гиаду, то и дело зажимая камень в кулаке.
- Как… как это произошло? – наконец задал он мне свой второй вопрос.
Я пожала плечами.
- Фросты, как же ещё.
- Понятно.
Разговор клеился с трудом. Я знала, что отчасти это была и моя вина, потому что своими односложными ответами не помогала ни себе, ни ему. Но… что мне сказать? Правду? Мы оба чувствовали, как сильно нас тянет друг к другу, и оба понимали, что препятствий между нами слишком много, чтобы игнорировать их…
- Чёрт возьми, - тихо вырвалось у меня.
- Что прости?
- Я сказала: чёрт возьми.
Дерек усмехнулся.
- И такое бывает.
Он взглянул на меня, я ответила на его взгляд, гадая, видит ли он сейчас перед собой меня или же свою давно почившую любовь.
- Ты не она, - сказал он, будто услышав мои мысли. – Ты кто угодно, только не она.
- И это плохо?
- Не знаю.
- Спирит мертва.
- И Кай тоже. Но ты до сих пор любишь его.
- А ты до сих пор любишь Спирит.
- В нашем разговоре не должно быть никакого смысла.
- Однако…
- … он есть.
Я повернулась к нему лицом. Между нами последние солнечные лучи на прощание протягивали по воздуху свои лапы.
Что же такое происходит с нами? Разве в этом разрушенном мире, среди монстров и пыли, ещё возможны какие-либо чувства? Я думала, теперь они рождаются заведомо мёртвыми, но что-то сейчас внутри меня упрямо кричало об обратном.
- Я не Спирит и ты - не Кай, - прошептала я, осторожно беря его за руку. Он дёрнулся, но отстраниться не посмел. – Я Роза, а ты - Дерек Флэйм. Наши близкие умерли, но мы… мы живы.
Он выдохнул, шумно и рвано. Его рука сильнее стиснула мою и стала заметно горячее.
- Я поверю в это, - сказал он, - если поверишь ты.
Закат окрасил всё вокруг нас своими кровавыми цветами. Дерек улыбнулся. Я набрала в грудь воздуха, чтобы ответить ему, уже распахнула губы, как вдруг…
Произнести хоть слово мне не дал жуткий вопль, больше походящий на визг или лай бешеной собаки. Я испуганно заозиралась. Флэйм потянулся за висевшим на поясе кинжалом и поспешно вставил в его рукоять гиаду. Моя рука тоже дёрнулась, силясь повторить движения саламандры, но вдруг на шее я почувствовала пустоту. И вспомнила – я оставила гиаду внутри портала! Я беззащитна. Осталась без своих сил.
Мороз прокладывал путь вниз, сковывая позвоночник, пока я ищуще водила взглядом по отвесным скалам, молясь не заметить того, что ищу, кого ищу. Но это всё-таки случилось. Они карабкались к нам наверх, впиваясь корявыми пальцами в грубую породу. Их тела чем-то походили на человеческие – возможно, когда-то эти существа и правда являлись людьми – но были слишком бледными. На коже их проступали чёрные пятна гнили, а волос на голове совсем не осталось. Я посмотрела на Дерека. Внезапно всё, чему меня обучали в Подземном городе, словно исчезло из памяти. Я снова оказалась растерянной девчонкой, не способной ни помочь другим, ни спастись самой. Страх сковал тело, я забыла, как дышать.
- Дерек, - еле слышно выдохнула я, чувствуя, как волосы шевелятся на затылке.
Он не ответил. Быстро загородив меня собой, Флэйм приготовился обороняться. Я с ужасом осознала, что он оказался совершенно один против стаи чудовищ.
- Дай мне оружие, хоть что-нибудь! - задыхаясь, выговорила я.
Дерек обернулся, всего на мгновение встречаясь со мной взглядом. Его руки вложили в мои стальной клинок с коротким острым лезвием и стиснули пальцы, которые обожгло от горячего прикосновения элементаря. Затем он снова встал ко мне спиной, не давая выйти из-под защиты. Я почувствовала отчаяние.
- Не лезь в драку,- отрезал он, стараясь не выдавать напряжения, всё равно скользившего в его голосе. – Это заражённые, но пусть они ещё не закончили своё превращение – фросты есть фросты. Один укус может тебя убить, Роза, убить по-настоящему! Понимаешь меня?!
Я нервно закивала, поздно поняв, что вряд ли он сможет это увидеть, но Флэйм будто и не ждал ответа, и затем спокойно сказал:
- Как только они набросятся на меня – беги.
Когда смысл его слов дошёл до меня, оцепенение сковало тело сильнее страха. «Беги», - повторял его голос в моей голове, непоколебимо, словно приговор. Чудовища были близко – ни  добежать до всё ещё открытого мной портала, ни спрятаться мы не могли. Оставалось лишь принять бой.
- Ты так и не ответила, - вдруг сказал он.
- Что не ответила?
- Так и не ответила: веришь ли ты.
Я почувствовала, как он улыбается, стоя ко мне спиной, и нервно рассмеялась.
- Если мы вернёмся в Подземный город, то я поверю во что угодно, обещаю!
- Отлично, - ответил он. – Только сначала закончим здесь.
Они уже забрались на плато, где мы стояли. Их было около десяти. Против одного. Пасти неестественно широко раскрыты, чёрные глаза хищно смотрят исподлобья, будто в самую душу, вытаскивая на поверхность все твои страхи.
- Увидимся в Подземном городе, Роза, - прошептал Дерек. – Только прошу, дождись…
И тут тело его загорелось, а волосы вспыхнули ослепительным заревом. Подобное я видела только однажды, когда Аллан сражался с фростом в Вегасе.
- Чего ждёте, уроды?! Вот он я! – прокричал он, и голос его устремился навстречу догорающему закату.
Я завороженно наблюдала за стремительно разворачивающимся сражением. Сердце металось по грудной клетке, но я оставалась неподвижной. Словно пташка, попавшая под чары змеи. Дерек скользил в плотном месиве из бледных тел словно вспышка, языки пламени мелькали то тут, то там, отгоняя фростов прочь. Но их было так много на него одного…
- Беги, Роза! – услышала я его отчаянный крик, и пламя вдруг потухло.
Сердце пропустило удар. В сумерках больше нельзя было разглядеть огня саламандры. Я вглядывалась вперёд, лихорадочно шаря взглядом по полю битвы, и не могла поверить, что им удалось победить его. Но всё указывало именно на это.
И в тот же миг, как я подумала об этом, внутри стало пусто и глухо. Я даже больше не обращала внимание на фростов, стремительно сокращающих дистанцию между мной и собой. Смерть перестала пугать меня.
Взгляд всё же отыскал на земле неподвижно лежащее тело и приковался к нему.
- Поднимайся, Флэйм, ну же, - шептала я.
И наконец передо мной возникла уродливая пасть фроста. Он раскрыл её и издал тот же дикий вопль, брызжа на меня слюной. Его кривые руки повалили меня на землю. Спина онемела от тупой боли, но это будто происходило не со мной, сознание до сих пор оставалось с Флэймом, не веря, что самое страшное случилось.
Я смотрела в его пустые, затуманенные голодом глаза и чувствовала подступающий холод. Чудовище оскалилось шире, я зажмурилась, чтобы не видеть больше его уродливое лицо. Два чувства боролись во мне в этот момент: вина за то, что вместе со своей отдам жизнь Селены тоже, и пустота, которая появилась с мыслью о том, что Дерека больше нет. Из-за меня, из-за моей дурацкой неосмотрительности и из-за моего детского страха он больше никогда не очнётся.
- Мне так жаль, - прошептала я одними губами, чувствуя вес монстра на своём теле и готовая уже встретить свою смерть.
Но внезапно сквозь шипение и вой послышался человеческий крик, и в следующее мгновение фрост отлетел от меня. Кожей я почувствовала мимолётное дуновение тепла. Надежда зажглась во мне неукротимым пламенем. Неужели Дерек всё же выжил?!
Я в нетерпении распахнула глаза. И правда – снова темноволосая саламандра неистово сражалась с врагом… вот только другая, не та…
- Аллан, - прохрипела я нешевелящимися губами.
- Не стойте столбами, уведите её под землю! – рявкнул он кому-то, и в следующим миг обзор мне заслонили три тёмные фигуры – стражи, к нам подоспела подмога.
Двое из них подняли меня и, помогая устоять на негнущихся ногах, попытались увести с плато. Вниз.
- Нет, - отмахнулась я, а потом беспомощно добавила: - Дерек…
Я нашла глазами его, лежащего в пыли. «Пожалуйста, будь живым… просто будь живым». Фросты отступали под натиском стражей, он Флэйм оставался отрезанным от нас этими чудовищами. Они, будто внезапно вспомнив о нём, впились в юношу своими когтями, планируя уволочь за собой.
- НЕТ!!! – закричала я словно раненный зверь, начиная вырываться из рук своих братьев. – Помогите ему, не оставляйте его!
Но было поздно – не догнать.
- Дерек!
И вдруг глаза юноши распахнулись. Он посмотрел на меня, а в следующий миг фросты утащили его вниз по скалам туда, откуда ранее появились.
- Дерек… ты же обещал…
© Алиса Хилл,
книга «Сокрытое в бирюзе».
Глава 11. Исчезновение
Комментарии